Олег Лундстрем и синкопы джазовой судьбы. Часть 4. Белые пятна тёмной истории

2 апреля 2018 исполнилось 102 года со дня рождения прославленного джазового бэндлидера Олега Лундстрема (1916-2005). Два года назад, к 100-летию со дня рождения, в Казани состоялась всероссийская научно-практическая конференция «Олег Лундстрем и традиции отечественного джаза». На конференции выступил, в частности, наш постоянный казанский автор Игорь Зисер с докладом «Шанхайский след в Казани: 1947–2009». На основе доклада, прослеживавшего судьбы членов «шанхайского» состава оркестра Олега Лундстрема, переехавшего из Китая в СССР в 1947 г., был написан большой исторический очерк о судьбах участников старейшего в мире джазового биг-бэнда (оркестр им. Олега Лундстрема существует с 1934 — и продолжает работать, сейчас под руководством народного артиста РФ Бориса Фрумкина). «Джаз.Ру» опубликовал этот очерк в 2016 г. в трёх обширных частях: см. часть перваячасть вторая, часть третья. Однако изучение истории прославленного оркестра и его лидера не останавливалось, и вот два года спустя Игорь Зисер представляет читателям «Джаз.Ру» четвёртую часть своего исследования.

Олег Лундстрем в Большом зале Московской консерватории, 1998 (фото © Павел Корбут)
Олег Лундстрем в Большом зале Московской консерватории, 1998 (фото © Павел Корбут)
Игорь Зисер
фото: архив автора
ИН

4.1. Отзвуки первой публикации

Со времени первой публикации, посвященной столетию Олега Лундстрема, много чего произошло: телекомпания НТВ сняла фильм «Жизнь в стиле джаз» (см. нашу публикацию от 21.11.2016 «Джазовое сообщество обсуждает новый документальный фильм НТВ об Олеге Лундстреме». — Ред.), по стране прошла волна памятных концертов (обещаний было больше, чем свершений), в Казани силами консерватории состоялся фестиваль и конференция «Лундстрем-фест 100» (см. наш репортаж «Lundstrem-Fest-100: фестиваль памяти Олега Лундстрема в Казани — история с картинками») и даже появилась улица имени Олега Лундстрема (см., опять-таки, наше сообщение от 01.09.2017). Дополнительные сведения о судьбах «шанхайцев» появились как отклик на публикацию первых трёх частей «Синкоп» на страницах «Джаз.Ру».

Георгий Баранович. Фотография из архива Виктора Деринга.
Георгий Баранович. Фотография из архива Виктора Деринга.

Вот что стало известно о трагическом конце жизни трубача Георгия (Жоры) Барановича по воспоминаниям музыканта из Ставрополя Виталия Игропуло, который откликнулся после первой публикации очерка на портале Джаз.Ру.

— В конце 50-х годов (скорее всего в 1959) я работал в оркестре кинотеатра «Октябрь». Кто-то из музыкантов сказал, что в городе появился отличный джазовый трубач, это был Георгий Баранович. В Ставрополь перебрался потому, что женился на ставропольчанке Л. Роевой — преподавательнице Ставропольского музучилища, закончившей Казанскую консерваторию (познакомились во время совместной учебы). Он играл в составе большого эстрадного оркестра кинотеатра «Родина». Некоторое время был руководителем оркестра, затем — трубачом. Настоящая джазовая манера исполнения, прекрасное звучание его трубы (особенно в среднем диапазоне; напоминал Гарри Джеймса) сильно отличались от игры других трубачей, пришедших на эстраду из духовых оркестров. Любители джаза, которых в Ставрополе было немало, специально приходили, чтобы его послушать. По рассказам музыкантов, поначалу в оркестре у него было всё хорошо. Затем в судьбу вмешалось известное пристрастие музыкантов к спиртному. Преодолеть это пристрастие Георгию не удалось. В начале 60-х ему пришлось уйти из оркестра. Зарабатывал на жизнь аранжировками (очень хорошими!). Его личная жизнь, к сожалению, полностью развалилась. Он вынужден был уйти из дома, ночевал где попало (в ресторанах, в кинотеатрах и т.п.). Последний раз я видел Георгия и разговаривал с ним после какого-то Нового года: 1 января 1963 или 64 года (точнее не помню). Видно было, что он давно не брился и еле-еле отходил после новогодней ночи. Через некоторое время ребята сказали, что Георгий ушёл от нас.

По слухам, которые ходили среди музыкантов Ставрополя, выпускник Казанской консерватории, близкий друг Виктора Деринга весельчак и жизнелюб Георгий Баранович покончил с собой.

Георгий Баранович (первый слева) на свадьбе Виктора Деринга (первый справа). Шанхай, 1946 год.
Георгий Баранович (первый слева) на свадьбе Виктора Деринга (первый справа). Шанхай, 1946 год.

Еще одна тема, которая возникла вслед за первой публикацией — пересечение судеб «шанхайцев» и ярких представителей творческой интеллигенции в период так называемой оттепели. Появление в 1957 году такого яркого пятна, как оркестр Лундстрема, на фоне отечественной музыкальной культуры не осталось незамеченным. Интересная история, связанная с сотрудничеством Олега Лундстрема и выдающегося деятеля русского театра Николая Акимова. Знаменитый режиссер ленинградского Театра Комедии, как и «шанхайцы» подвергшийся гонениям и даже увольнению из театра в конце 40-х годов, встретившись с Лундстремом в Москве, принял участие в оформлении первой программы оркестра в 1957 году.
ДАЛЕЕ: продолжение 4-й части исследования Игоря Зисера  Читать далее «Олег Лундстрем и синкопы джазовой судьбы. Часть 4. Белые пятна тёмной истории»

Из истории российского джаза. 70 лет назад оркестр Олега Лундстрема приехал в СССР из Китая

В ноябре есть несколько памятных дат, связанных с историей российского джаза. Главная — ноябрь 1947: именно в это время вагон с участниками оркестра Олега Лундстрема, репатриировавшимися из Китая, прибыл на вокзал Казани. Точнее, эту дату мы видим на документе репатрианта Олега Лундстрема: пересёк границу на контрольно-пропускном пункте Находка 24 октября 1947, прибыл в Казань 15 ноября 1947. Более трёх недель потребовалось репатриантам, чтобы через всю истощённую войной страну в вагонах-теплушках добраться до столицы Советской Татарии, назначенной им советскими властями для проживания, но музыканты и их семьи перенесли это путешествие со всей стойкостью.

Документ о репатриации Олега Лундстрема, 1947
Документ о репатриации Олега Лундстрема, 1947

Подробнее об истории лундстремовского оркестра, о том, как молодые советские граждане создали его в 1934 г. в Харбине (Китай), как оркестр позднее перебрался в самый космополитичный порт Китая — Шанхай, как в 1947 г. в полном составе с жёнами и детьми отправился на Родину и как Родина встретила русских джазменов-шанхайцев, можно прочитать в трёхчастной публикации «Джаз.Ру» — см. «Синкопы джазовой судьбы. Очерк творческого пути Олега Лундстрема и его оркестра (к 100-летию)»: часть 1, часть 2, часть 3.

Оркестр Олега Лундстрема в Шанхае в 1945
Оркестр Олега Лундстрема в Шанхае в 1945, за два года до репатриации.
Слева направо, первый ряд: Л. Главацкий, В. Деринг, Л. Шерман, И. Лундстрем, Вл. Серебряков — саксофоны, О. Козлов — гитара, О. Лундстрем — дирижёр; второй ряд: А. Миненков, И. Бондарь, В. Осколков, А. Маевский — тромбоны; третий ряд: Г. Баранович, В. Добровольский, Вит. Серебряков, О. Осипов, А. Котяков — трубы, З. Хазанкин — ударные, А. Гравис — контрабас, Ю. Модин — ф-но.

Так случилось, что именно сейчас у нас появилась возможность увидеть уникальный киноматериал, посвященный «шанхайцам». Это документальный фильм, снятый в 1993 году, когда многие из легендарных музыкантов и их друзей были ещё живы.
ДАЛЕЕ: смотрим уникальный документальный фильм о «шанхайцах»  Читать далее «Из истории российского джаза. 70 лет назад оркестр Олега Лундстрема приехал в СССР из Китая»

География джаза в Казани: улица Лундстрема и переезд фестивалей Ольги Скепнер и Валерия Короткова

«Как проехать на Олега Лундстрема?» — «Езжайте по Оренбургскому тракту в сторону озера Шанхай, там свернете на Виктора Деринга, и до Лундстрема рукой подать…»

Надеюсь, что так для джазового туриста у нас лет через 20 будут объяснять дорогу на фестиваль. Все эти топонимы действительно существуют на карте Казани и её пригородов: и улицы имени наших прославленных джазменов, и озеро Шанхай, хотя узнал я все это почти случайно, набрав поисковую строку в интернете. Вот это сообщение:

В коттеджном поселке «Примавера» Приволжского района Казани появится сразу четыре новые улицы и один переулок — Блестящий. Об этом сообщается в постановлении, опубликованном в сборнике документов исполкома Казани.

Одной из улиц присвоили имя советского, английского и французского артиста балета, балетмейстера Рудольфа Нуреева (1938−1993). Улицы также назвали в честь первого казанского полицмейстера из татар-мусульман Шагиахмета Алкина (1812−1879), композитора, эстрадного дирижёра, заслуженного артиста РСФСР Олега Лундстрема (1915−2005), народного артиста РТ, почётного кинематографиста России Виктора Деринга (1921−2009).

казанское издание «Бизнес Online» 

Улицы Олега Лундстрема и Виктора Деринга на карте Казани
Улицы Олега Лундстрема и Виктора Деринга на карте Казани

Лундстрем и Деринг вместе приехали в Казань в составе «шанхайского» джаз-оркестра после репатриации в 1947 г. В конце 50-х Лундстрем с частью оркестра уехал в Москву, а Деринг остался в Казани, долгие годы возглавлял оркестр Казанской городской киносети, игравший в кинотеатрах, а затем ставший оркестром Комитета кинематографии Республики Татарстан — отсюда и звание «почётного кинематографиста».

Тихий праздник пришел на нашу джазовую улицу. Не было цветов и фейерверков, никто не резал ленточку и не срывал полотна с мемориальной доски. Джазовые улицы Лундстрема и Деринга находятся пока, как и сам джаз в местном культурном ландшафте, вдалеке от центра Казани, в уютном и мало обжитом поселке вблизи магистрали, ведущей прочь из города, в аэропорт. Но чудится: пройдут годы, поменяется «вертикаль» на «горизонталь», и центр культурной жизни вполне может сменить адрес и переехать подальше от министерств и ведомств, поближе к Олегу Леонидовичу и Виктору Эдуардовичу…

Вид со стороны Оренбургского тракта: дома вдоль улицы Олега Лундстрема
Вид со стороны Оренбургского тракта: дома вдоль улицы Олега Лундстрема

Смена прописки 1 — из «Усадьбы» в «Кремлевский Двор», а со «Двора» — на Площадь перед Дворцом

Тема смены прописки сегодня звучит актуально и для двух значимых казанских культурных событий. Если коротко — смотри заголовок… Объясняю: в последние годы в нашем городе существуют два продюсерских центра джазовой активности: их возглавляют, соответственно, Ольга Скепнер и Валерий Коротков. Валерий с 2011 г. проводил фестиваль «Kremlin-Live» в казанском Кремле, а Ольга с 2007 продюсировала фестиваль импровизационной музыки «Джаз в Усадьбе Сандецкого». И вот дислокация фестивалей в этом году поменялась: «Kremlin-Live» из Кремля переместился на набережную реки Казанки, на площадь у Дворца Земледелия, где состоялся 20 августа под названием «Kazan — Live» с грандиозной программой и с участием Игоря Бутмана.

Общий вид набережной перед дворцом
Общий вид набережной перед дворцом

ДАЛЕЕ: продолжение рассказа о двух летних фестивалях в Казани и других тенденциях казанской джазовой жизни…  Читать далее «География джаза в Казани: улица Лундстрема и переезд фестивалей Ольги Скепнер и Валерия Короткова»

«Казань — фабрика джазменов»: фестивальная грамота 1967 года и судьбы казанских джазовых музыкантов

Игорь Зисер
фото: архив автора
ИН

Сразу замечу, что не я автор лозунга (или, как сейчас, говорят «слогана») «Казань — фабрика джазменов», а один из ведущих советских джазовых музыковедов Аркадий Петров (1936-2007), и всё нижеследующее посвящается тем казанским музыкантам 60-х годов прошлого века, кто дал ему повод для такого утверждения.

Аркадий Петров
Аркадий Петров

Казань по многим причинам потеряла свою былую «джазородную» функцию, хотя и сейчас время от времени, натужась, рождает отменных джазовых музыкантов. Но было, было! В апреле 1967 г. в городе Куйбышеве (ныне Самара) состоялся джазовый фестиваль. Как и всё, что делалось нового и оригинального в том году — запуск гидростанции, выпуск нового фильма или создание нового сорта копченой колбасы — он был посвящён 50-летию советской власти. На почетной фестивальной грамоте, выписанной моему брату Олегу Зисеру, незабвенный джазовый златоуст, добрейший Аркадий Евгеньевич Петров собственноручно начертал и подписал «Казань: фабрика джазменов!»

ГРАМОТА

 

Так как в этом году мы отмечаем 100-летие октябрьского переворота, то уважаемая грамота в этом году тоже отмечает юбилей — ей 50 лет! На фестиваль Олег Зисер был командирован в составе джаз-оркестра Студенческого театра миниатюр (СТЭМ) казанского авиаинститута, как со-руководитель оркестра, вместе с Анатолием Василевским. А грамота эта замечательна, конечно, автографами членов фестивального жюри: Аркадия Петрова и Владимира Фейертага, его подпись выше под коротким: «Ура Казань!».

Истоки этой славы, конечно же, уходят в историю казанского джаза, важнейшая глава которой началась за 20 лет до куйбышевского фестиваля, в 1947 году, когда в городе появился оркестр Олега Лундстрема (об этом подробнее см. часть 2 очерка «Синкопы джазовой судьбы»).

А вот первым «фабричным продуктом», ставшим наследником славных «шанхайцев», был молодой выпускник Казанской консерватории тромбонист Николая Филиппов.

Николай Филиппов
Николай Филиппов

Именно его в 1955 году, по причине нехватки в составе тромбонистов (из «шанхайцев» остались только Григорий Осколков и Александр Маевский), Олег Леонидович пригласил в оркестр. Тогда Николай еще учился в консерватории (окончил в 1957 г.), но в оркестре официально был оформлен с 1956. Работал у Олега Лундстрема до 1960 г., затем осел в Москве, работая в различных симфонических оркестрах, а к джазовой деятельности вернулся в 1982 г. как преподаватель Гнесинского училища. Прославился как исполнитель партии тромбона в «Озорных частушках» Родиона Щедрина.
ДАЛЕЕ: продолжение заметок о казанской джазовой сцене 1960-х  Читать далее ««Казань — фабрика джазменов»: фестивальная грамота 1967 года и судьбы казанских джазовых музыкантов»

Синкопы джазовой судьбы. Очерк творческого пути Олега Лундстрема и его оркестра (к 100-летию), ч. 3

story7 апреля в Казани в рамках программы фестиваля «Lundstrem-Fest-100», посвящённого 100-летию со дня рождения прославленного джазового бэндлидера Олега Лундстрема (1916-2005), состоялась всероссийская научно-практическая конференция «Олег Лундстрем и традиции отечественного джаза». На конференции выступил, в частности, наш постоянный казанский автор Игорь Зисер, чей доклад в программе фестиваля был озаглавлен так:

Зисер Игорь Григорьевич. Казанский государственный архитектурно-строительный университет, Институт архитектуры и дизайна, доцент кафедры дизайна, кандидат технических наук; организатор фестиваля «Джазовый перекресток». «Шанхайский след» в Казани: 1947–2009.

На основе доклада, прослеживавшего судьбы членов «шанхайского» состава оркестра Олега Лундстрема, переехавшего из Китая в СССР в 1947 г., был написан большой исторический очерк о судьбах участников старейшего в мире джазового биг-бэнда (существует с 1934). «Джаз.Ру» с гордостью публикует этот очерк в трёх обширных частях. Часть первая была опубликована 19 августа. К отмечавшемуся 1 октября 94-му дню рождения российского джаза мы опубликовали вторую часть очерка. Сегодня — третья, заключительная часть колоссального «лонгрида».


Олег Лундстрем (фото © Павел Корбут, 1999)
Олег Лундстрем (фото © Павел Корбут, 1999)
Игорь Зисер

 

ИЗ

Окончание. Начало см. в выпусках от 19.08.2016 и от 30.09.2016

9. Московский брейк

Слово «брейк» используется джазовыми музыкантами для обозначения короткой сольной вставки одного из участников ансамбля, когда остальные прерывают исполнение. Часто такие брейки играются в конце квадрата или всей пьесы. Мы в нашем очерке приближаемся к такому моменту. Но есть и еще одно значение, среди множества, найденных мною в словаре английского сленга. Брейк — это удар судьбы.

Удару, связанному с проклятым московским квартирным вопросом, предшествовало более предсказуемое событие: в конце 1959 года после трёх сезонов работы от Москонцерта (сейчас сказали бы — на Москонцерт) из оркестра ушли саксофонисты Виктор Деринг и Анатолий Голов, а также пианист Юрий Модин. Сложного по характеру, неуживчивого Модина руководитель оркестра Олег Лундстрем просто заменил на блестящего, очень перспективного молодого пианиста Николая Капустина. Деринг, во-первых, устал от бытовых проблем, ему надо было срочно в Казани решать квартирный вопрос; а во-вторых, когда в 1958 году в оркестре появился молодой, активный и способный саксофонист Георгий Гаранян, ему перешли многие партии, исполняемые Дерингом, и Виктор Эдуардович не стал ждать участи Модина. Что касается Анатолия Голова, то это был человек с особым характером. Как мне рассказывал казанский бэндлидер Анатолий Василевский, хорошо знавший ветеранов «шанхайского» состава, Голову просто надоело мотаться с эстрадными концертами по стране: ведь только за первый год работы оркестранты объехали 82 города СССР. Для оркестра эта потеря в музыкальном плане была особенно ощутимой: Анатолий Голов был выдающимся альт-саксофонистом, с его уходом пропала важная краска в звучании бэнда. Послушайте, как звучит его альт-саксофон в пьесе «Harlem Nocturne», записанной в 1959 году — кстати, эту запись, представляя советский оркестр мировой джазовой аудитории, в 60-е годы «крутил» по «Голосу Америки» прославленный радиоведущий Уиллис Коновер.

Анатолий Голов и Олег Лундстрем на концерте. 1957 год.
Анатолий Голов и Олег Лундстрем на концерте. 1957 год.

СЛУШАЕМ: Анатолий Голов (саксофон) и эстрадный оркестр под управлением Олега Лундстрема (Москва, 1959) — «Гарлемский Ноктюрн» (Эрл Хаген)

ДАЛЕЕ: продолжение финальной части исследования истории участников «шанхайского» состава Оркестра Олега Лундстрема, много ФОТО!  Читать далее «Синкопы джазовой судьбы. Очерк творческого пути Олега Лундстрема и его оркестра (к 100-летию), ч. 3»