Певица Юлиана Рогачёва: два интервью «Джаз.Ру»

12 февраля отмечает день рождения одна из ведущих вокалисток российской джазовой сцены — Юлиана Рогачёва. Ещё девять лет назад наше издание впервые опубликовало интервью с Юлианой — тогда совсем ещё юной, но уже вполне состоявшейся певицей, солисткой джаз-оркестра РАМ им. Гнесиных «Академик-бэнд» п/у Анатолия Кролла. Тогда это интервью вышло только в бумажной версии нашего журнала (№4/5-2009). Редакция «Джаз.Ру» с удовольствием поздравляет Юлиану с круглой датой и в этот день делает достоянием сетевой аудитории интервью певицы, которое взяла у неё заместитель главного редактора «Джаз.Ру» Анна Филипьева.

Юлиана Рогачёва
Юлиана Рогачёва

Конечно, с тех пор прошло много времени, и это интервью осталось любопытным документом раннего периода развития певицы. В нём не освещены её выступления на международных конкурсах, а между тем в 2010 г. «Джаз.Ру» поздравлял Юлиану с тем, что она завоевала приз зрительских симпатий на вокальном конкурсе Shure Montreux Jazz Voice Competition в Монтрё (Швейцария). Поэтому мы дополняем публикацию вторым интервью, посвящённым именно участию в конкурсе Монтрё (из бумажного «Джаз.Ру» №5-2010). Не освещена и история её сотрудничества и сотворчества с пианистом Алексеем Чернаковым — а они много и плодотворно выступают вместе на джазовых фестивалях (запомнилось, например, их выступление в шоукейсе форума Jazz Across Borders в Санкт-Петербурге в ноябре 2017). Кроме того, как раз в №5-2010 мы поздравляли Алексея и Юлиану с бракосочетанием, а сейчас они воспитывают сына Тихона, которому скоро исполнится год.

Юлиана Рогачёва и Алексей Чернаков, свадебное фото, 2010
Юлиана Рогачёва и Алексей Чернаков, свадебное фото, 2010

Надеемся, что ещё более подробные интервью с Юлианой у нас впереди!
ВИДЕО: Юлиана Рогачёва «April» (историю съёмки этого видео см. в репортаже «Джаз.Ру» от 2012 г.)


Анна Филипьева,
редактор «Джаз.Ру»
Фото: архив редакции
AF

Юлиану Рогачёву можно смело отнести к представителям исчезающего племени вундеркиндов. Первых успехов она добилась в совсем юном возрасте. С тех пор она не покладая рук трудится над огранкой своих способностей, и сейчас её можно с полной ответственностью назвать одной из самых серьёзных российских исполнительниц джазового мэйнстрима.

Быть вундеркиндом непросто. «Медные трубы» – испытание, которое дано выдержать не каждому (как вы понимаете, речь идёт вовсе не об оркестровой меди), и оно категорически противопоказано молодым организмам, так как в юности особенно тяжело найти точку равновесия между осознанием собственных успехов и способностью не останавливаться на достигнутом. Эпидемиологам пора бы давно уже бить тревогу, пока звёздная болезнь окончательно не выкосила ряды юных музыкантов. Однако, похоже, Юлиана обладает к этому недугу стойким иммунитетом.

Юлиана Рогачёва (фото © Кирилл Мошков, «Джаз.Ру»)
Юлиана Рогачёва (фото © Кирилл Мошков, «Джаз.Ру»)

С чего всё началось?

— Началось это давно, во Владимире, откуда я родом. Там проходил конкурс «Утренняя звезда». В состав жюри входила музыкальный редактор Кира Веньевна Чен. После конкурса она подошла ко мне и предложила поучаствовать в телевизионном конкурсе «Утренняя звезда», но с условием, что я подберу оригинальную программу. В то время я пела детские песенки, мне было лет девять-десять. Мы с педагогом начали думать, что бы такое выучить, и помогли мне в этом руководитель оркестра МВД Феликс Борисович Арановский и саксофонист Вениамин Вениаминович Мясоедов — руководитель биг-бэнда московского Института военных дирижёров. Они прислали мне аранжировку композиции Чарли Паркера «Now’s the Time», запись, и это было моё первое знакомство с джазом. Потом мама купила мне на день рождения первую кассету Эллы Фицджералд, и вот с этого момента я по-настоящему полюбила джаз и начала потихонечку развиваться в этом направлении.
ДАЛЕЕ: о преподавателях, учёбе в Америке, творчестве в России… и ещё одно интервью Юлианы Рогачёвой!  Читать далее «Певица Юлиана Рогачёва: два интервью «Джаз.Ру»»

Люди джаза. Джаз-фэн в квадрате: Дэвид Ричардсон, прямая речь

Во многих городах России — Томске, Москве, Санкт-Петербурге — хорошо знают этого человека. Он часто появляется в российских джазовых клубах и на джазовых концертах, явно хорошо знаком со многими российскими джазовыми музыкантами и тщательно собирает их записи на компакт-дисках. Он приезжал на конференцию «Джаз без границ» в Санкт-Петербург и общался с посетителями российского стенда на выставке-ярмарке Jazzahead в Бремене. Вообще говоря, среди граждан США не так уж и много настолько увлечённых специалистов по российскому джазу, как Дэвид Ричардсон. Кто же такой этот человек-загадка?

Найти часть ответов помогает интервью, которое у Дэвида в конце минувшего года взяли Тесса Саутер и Андреа Уолпер для ведущего англоязычного интернет-портала AllAboutJazz.com. «Джаз.Ру» публикует русский перевод с личного разрешения владельца американского портала, Майкла Риччи.
Оригинал: «Meet David Richardson», by Tessa Souter and Andrea Wolper 

David E. Richardson, Jr. (фото © Виталий Демьяновских)
David E. Richardson, Jr. (фото © Виталий Демьяновских)

Куда бы он ни поехал, Дэвид Ричардсон обязательно изучает всё лучшее в области джаза, что можно найти на месте. В Сибири, Москве, Санкт-Петербурге — или в Коста-Рике, Европе и Соединённых Штатах — он встречается с такими же, как он, джаз-фэнами-друзьями по Фейсбуку, следит за выступлениями своих любимых музыкантов и отыскивает новые места, чтобы их слушать. Но его одержимость джазом не исчерпывается потреблением: он создал компанию под названием The Real Jazz Ambassadors («Настоящие послы джаза»), чтобы снимать документальные фильмы о любимых музыкантах. Один из них — тот, чья знаменитая пластинка 1959 года сделала Дэвида, в то время четырёхлетнего, джаз-фэном на всю жизнь. О чём речь? Сейчас узнаете.

— Я рос гарнизонным пацаном. Мы жили в [Западной] Германии, на Аляске, в Форт-Ноксе, а потом в Уиллингборо, Нью-Джерси. В 1975, после школы, я и сам пошёл в армию. Я учился на специалиста по русскому языку, служил в [Западном] Берлине, потом в Карлсруэ (Западная Германия), потом в Форт-Худе (Техас). Там я служил уже офицером Второй бронетанковой дивизии, получив звание после окончания курса Корпуса подготовки офицеров запаса. В 1987 я ушёл в запас, стал работать в компьютерной сфере — я специалист по базам данных Oracle — и продолжал эту работу следующие 30 лет. Но мой интерес к России не исчезал, и в 2002 я переехал в Томск, в Сибирь, где преподавал разговорный английский в двух университетах. В 2002 г. в Томске выступал российский джазовый музыкант Игорь Бутман, и я там с ним познакомился.

На фестивале «Триумф Джаза» в Санкт-Петербурге, 2016
На фестивале «Триумф Джаза» в Санкт-Петербурге, 2016

В Томском политехническом университете меня попросили участвовать в комиссии по оценке их программы преподавания иностранных языков и написать отчёт по результатам. Я был довольно наивен, так что я честно написал там правду, и меня тут же уволили и выдворили из России. На два месяца мне пришлось переселиться в Вильнюс, там я заново получил визу, вернулся в Россию и подал на университет в суд за неправомерное прекращение контракта. Я не только выиграл дело, но через своего адвоката познакомился с моей будущей женой, Анжеликой, которая помогала мне в компьютерном бизнесе. После России мы с Анжеликой несколько лет жили в Коста-Рике, а в 2008-м переехали в Нашуа, штат Нью-Гемпшир, где живём с дочерью, которой сейчас восемь лет.

Ваши самые ранние музыкальные впечатления?

— Моя мать пела и играла на рояле, так что вокруг меня всегда была музыка. В Германии мы постоянно слушали «Радио вооружённых сил» и Уиллиса Коновера на «Голосе Америки». На Аляске в начале 1960-х мы устраивали у нас в подвале представления с участием соседских детей — кривлялись под музыку The Beatles, Herman’s Hermits и других. А когда я вернулся в 1968 г. на континентальную территорию США, я начал учиться играть на кларнете. С того момента и до окончания школы я всегда играл в школьном оркестре. В 1970-м мать подарила мне свой рояль Chickering, который у неё был с детства, и я начал учиться играть на нём — главным образом слушая все пластинки Стиви Уондера, какие мог найти.

Сколько вам было, когда у вас появилась первая пластинка?

— Это был сингл на 45 об/мин — «Take Five» Дейва Брубека, на второй стороне была пьеса «Blue Rondo à la Turk». У меня она появилась в 1961, когда мне было четыре с половиной года. Мне её подарили родители, потому что я обожал музыку с альбома квартета Брубека «Time Out».
ДАЛЕЕ: продолжение интервью Дэвида Ричардсона  Читать далее «Люди джаза. Джаз-фэн в квадрате: Дэвид Ричардсон, прямая речь»

Trzaska-Mazur-Jørgensen Trio едет в Россию: саксофонист Миколай Тшаска даёт интервью «Джаз.Ру»

9 февраля в Культурном центре «ДОМ» (Москва) и 10 февраля в ГЦСИ «Арсенал» (Нижний Новгород) выступит яркий новоджазовый проект из Польши — Trzaska-Mazur-Jørgensen Trio. Музыканты представят материал своего альбома «Jellyspace» (Not Two Records, 2017). В составе трио — два польских музыканта, саксофонист Миколай Тшаска (Mikołaj Trzaska) и исполнитель на акустической бас-гитаре Рафал Мазур (Rafał Mazur), а также барабанщик и перкуссионист из Дании — Петер Оле Йёргенсен (Peter Ole Jørgensen). Концерты проходят при поддержке Польского культурного центра в Москве и посольства Дании в России.  Информационные партнеры — «Джаз.Ру» и портал «Звуки.ру».Трио существует с 2015 г., когда Миколай Тшаска решил пригласить своих давних партнёров по различным проектам Мазура и Йёргенсена, ранее не игравших друг с другом, сформировать ансамбль. Успех в кругах ценителей авангардных направлений импровизационной музыки был столь значительным, что музыканты решили продолжить деятельность трио. Весной прошлого года они дали ещё несколько концертов в Кракове и Будапеште и записали альбом «Jellyspace», вышедший в ноябре 2017 на польском авангардном лейбле Not Two Records.

Mikołaj Trzaska, Peter Ole Jørgensen, Rafał Mazur (photo © Iztok Zupan)
Mikołaj Trzaska, Peter Ole Jørgensen, Rafał Mazur (photo © Iztok Zupan)

По каким-то невероятным причинам Миколай Тшаска никогда ранее не выступал в Москве. Польский саксофонист и композитор давно стал одним из столпов европейской и мировой новоджазовой сцены. Он был основателем группы Miłość, одного из главных столпов польского джазового стиля «ясс», на пике популярности записавшей несколько альбомов с трубачами Лестером Боуи и Томашем Станько. За свою долгую карьеру Миколай был ключевой фигурой и участвовал во всех версиях биг-бэнда Кена Вандермарка Resonance Ensemble, дополнял до квартета состав Trio X (саксофонист/трубач Джо Макфи, басист Доминик Дюваль и барабанщик Джей Розен), был приглашённым участником в последней версии Wild Mans Band Петера Брёцманна, Петера Фрийса Нильсена и Петера Оле Йёргенсена, в котором к трём основателям коллектива в каждой из его инкарнаций всегда добавлялся четвёртый участник.
Рафал Мазур — мастер игры на редком инструменте. Его разновидность акустической бас-гитары в прямом смысле слова «уникальна», потому что существует в единственном в мире экземпляре: её по спецификациям самого Рафала изготовил выдающийся польский лютневый мастер Ежи Высоцки. Изначально обучавшийся игре на виолончели Мазур полностью переключился на акустическую бас-гитару в конце 80-х и с тех пор сумел выработать собственную неортодоксальную манеру игры на этом инструменте. Среди тех, с кем он играл — европейские импровизаторы Агусти Фернандес, Лотте Анкер, Мартин Кюхен и многие другие.

За свою долгую и яркую карьеру датский барабанщик Петер Оле Йёргенсен (который часто выступает и записывается под псевдонимом P. O. Jørgens) снискал славу одного из самых необычных и изобретательных новоджазовых перкуссионистов. Московская публика до сих пор вспоминает концерт Mokuto Trio трёхлетней давности: там играл и Петер Оле. Он ещё и продюсер, руководит собственным лейблом Ninth World Music, на котором записываются самые заметные фигуры европейского нового джаза.
ВИДЕО: Trzaska-Mazur-Jørgensen Trio, Будапешт, апрель 2017


Григорий Дурново,
обозреватель «Джаз.Ру»
Фото: Iztok Zupan
GD

Перед приездом в Москву Миколай Тшаска дал интервью обозревателю «Джаз.Ру» Григорию Дурново.

Как возникло ваше трио с Рафалом Мазуром и Петером Оле Йёргенсеном? Стоит ли за ним какая-нибудь идея?

— Первый опыт моего сотрудничества со скандинавскими музыкантами относится к 2005 году, когда я начал работать с двумя, по-моему, замечательными исполнителями из Копенгагена — это были Петер Оле Йёргенсен и Петер Фрийс Нильсен, очень необычный бас-гитарист, я такой игры до этого никогда не слышал. А за пределами Дании его не очень хорошо знают. Он выпустил пару записей на очень интересном лейбле Ninth World Records. Я познакомился с ними на фестивале в Швеции, и менеджер Петера Брётцманна решил собрать нас в одном ансамбле вместе с Брётцманном. Втроём с Йёргенсеном и Нильсеном у нас были турне, мы выпустили два диска. Но потом Нильсен принял решение выступать реже. Вместо него мы в своё трио взяли Рафала Мазура. И поняли, что это уже получается другая группа, с другой структурой, другой концепцией. Мы дали этому трио новое имя, потому что это уже было началом новой истории. Так всегда происходит с импровизаторами: когда меняется один музыкант, меняется всё. В этом нет ничего странного. Но и с Рафалом у нас уже был опыт совместной игры. На мой взгляд, Рафал — очень интересный исполнитель, он играет на акустической бас-гитаре, это не контрабас. У Рафала свой язык, очень необычный. А я ищу именно таких музыкантов. Именно поэтому я играю с Петером Оле Йёргенсеном и Рафалом Мазуром и, наверное, поэтому же они играют со мной! Мне неинтересно играть музыку, которую можно услышать по радио. Мне неинтересен весь этот мэйнстрим, состоящий из клише. Но такая проблема существует и во фри-джазе. В этой музыке тоже очень много клише, и многие играют, используя их.
ДАЛЕЕ: продолжение интервью, контакты, билеты  Читать далее «Trzaska-Mazur-Jørgensen Trio едет в Россию: саксофонист Миколай Тшаска даёт интервью «Джаз.Ру»»

Интервью «Джаз.Ру» — рядом с джазом. Вокалистка Маша Кац: «Не боюсь злоупотребить шоу»

23 января певица, продюсер, автор песен и педагог по вокалу Маша Кац отметила юбилей в столичном клубе «Форте». Гостями и участниками вечера стали лучшие музыканты джазовой сцены и известные вокалисты. Редакция «Джаз.Ру» поздравляет Марию с днем рождения и публикует интервью, в котором наш внештатный автор Анна Чистоделова расспрашивает вокалистку о детстве, непростом творческом пути, о специфике конкурсных побед и, конечно же, о книге «Ваш голос. Секреты вокального мастерства»,  вышедшей осенью из-под пера Маши Кац.

Маша Кац (фото © Маргарита Шол, 2017)
Маша Кац (фото © Маргарита Шол, 2017)

 

Анна Чистоделова
фото: архив «Джаз.Ру»
AC

Маша, поздравляю с юбилеем! Красивая дата, красота на сцене — видимо, поэтому и концерт 1 февраля «только для женщин»?

— Нет, не поэтому (смеётся). Дело в том, что в иудейской традиции мужчина не должен слышать женский голос, пробуждающий желание. А площадка концерта 1 февраля — Московский еврейский общинный центр в Марьиной Роще — обязывает традиции соблюдать. И я решила, что это хорошо: пусть на один вечер зал станет территорией, где мы, девушки, сможем пообщаться друг с другом без оглядки на лиц противоположного пола. Возможно, артистам придётся непросто — всё же это не клуб разжечь, но я не раз выступала перед женщинами, и, думаю, всем понравится.

Репертуар тоже будет национальным?

— Формат встречи — музыкальная гостиная — и программа составлены так, чтобы показать преемственность в музыке. Не разностилевость, а именно преемственность! Для меня это эксперимент в чистом виде: ведь я обычно делаю совсем другое. Мы покажем всё: и современную эстрадную музыку, и джаз, и нежно любимый мною классический русский романс: Чайковский, Даргомыжский, Рахманинов. Жаль, что романсовое творчество почти не популярно сейчас.

Может, потому, что в классическом варианте для современного уха это тяжеловато?

— Вот мы и сыграем их в духе современных баллад, уйдя от тотальной оперной вокальной лексики и дав волю природе времени. Этакий палимпсест, когда несколько временных пластов культуры сочетаются в одном произведении и создают новое видение искусства. Устаревшее становится свежим, но хранит историю.

Смелый замысел!

— Понимаю, что воплотить его не так просто, как кажется, и эксперимент может с треском провалиться. Но если нет, тогда все лавры нам: мне и моему соратнику, который поверил в мою идею. Я искала пианиста, который бы прекрасно разбирался в музыке и виртуозно работал с нотами. И он нашелся — это Александр Прокопович, который согласился сразу, как только озвучила ему идею. Тогда и придумали начать с амфитеатра в МЕОЦ. Надеюсь, у нас всё получится.

Конечно, получится — вам даже книга удалась, фундаментальный труд. Сложно было начать и завершить?

— Заканчивала я действительно долго (смеётся). А вот начало — оно размыто: материалом для этого практического пособия послужили записи из дневника, который я веду долгие годы. Сначала он был рукописным, а потом, году в 1997-м, с появлением в доме компьютера и интернета, я стала собирать всё в отдельные файлы и архивировать записи.

Маша Кац (фото © Дмитрий Тюхтин)
Маша Кац (фото © Дмитрий Тюхтин)

ДАЛЕЕ: продолжение интервью Маши Кац  Читать далее «Интервью «Джаз.Ру» — рядом с джазом. Вокалистка Маша Кац: «Не боюсь злоупотребить шоу»»

Пианист Джон Дэвис снова в туре по России: «Уверен, что джаз сейчас ничуть не хуже, чем был!»

Ким Волошин KV

31 января начинается третий тур по нашей стране российско-американского джазового проекта Jon Davis Trio. До 21 февраля включительно трио Джона Дэвиса даст в 14 городах России и Минске — столице Республики Беларусь — в общей сложности 19 концертов. Планируется также запись альбома в одной из московских студий.

В составе трио — два московских музыканта, контрабасист Григорий Зайцев и барабанщик Игорь Игнатов, а также нью-йоркский пианист Джон Дэвис.

Jon Davis (фото © Чингиз Цидендамбаев)
Jon Davis (фото © Чингиз Цидендамбаев)

Мы уже не раз писали об этом международном составе, история которого началась 19 лет назад: в сезоне 1999-2000 гг. Джон, Григорий и Игорь несколько месяцев вместе работали в Kerem Görsev Jazz Club — джаз-клубе в Стамбуле, где в то время выступало множество джазменов со всего мира. 17 лет спустя, в марте 2016, трио вновь объединилось — на сей раз для тура по России. Выступления оказались настолько успешными, что год спустя Jon Davis Trio повторило гастрольный тур по Российской Федерации. И вот предстоит третий тур, в котором трио впервые выступит не только в России, но и в Белоруссии.

Jon Davis Trio
Jon Davis Trio (фото © Чингиз Цидендамбаев)

Джон Дэвис на джазовой сцене уже более трёх десятилетий. В историю джаза он вошёл прежде всего как участник единственного фортепианного трио, в котором играл великий бас-гитарист Джако Пасториус: в середине 1980-х это трио (Пасториус, Дэвис и барабанщик Брайан Мелвин, кстати — ныне живущий в Эстонии) гастролировало по Европе и под названием Трио Брайана Мелвина выпустило выдержанный в акустическом джазовом звучании альбом «Standards Zone», получивший высокую оценку критики, а также ряд «электрических» записей в стилистике фьюжн. Однако ещё до этого пианист играл в квартете саксофониста Джона Хэнди и ансамблях других джазовых звёзд в Сан-Франциско, куда переехал из своего родного Нью-Йорка в начале 80-х.

Дэвис вернулся в родной город в начале 90-х и был пианистом-резидентом нескольких ведущих нью-йоркских джаз-клубов — Blue Note, Smalls, Sweet Basil, Birdland и Smoke (в последнем — как член Биг-бэнда Билла Мобли, с которым Джон записал в прославленном клубе «живой» альбом). В Нью-Йорке он также преподавал на джазовом отделении Университета Новой Школы.

Григорий Зайцев (фото © Чингиз Цидендамбаев)
Григорий Зайцев (фото © Чингиз Цидендамбаев)

Его коллега по трио Григорий Зайцев — джазовый контрабасист, бас-гитарист, трубач, аранжировщик и бэндлидер. На московской сцене уже два десятилетия, выступал на фестивалях в Бельгии, Китае, США, Польше. Участник ансамблей Анатолия Кролла, Якова Окуня, Олега Бутмана, Сергея Чернышова. Среди тех, с кем Григорий гастролировал и записывался — Стив Турре, Уэйн Эскоффери, Дебора Браун, Стаффорд Хантер, Алекс Сипягин, Михаил Цыганов, Роберт Анчиполовский и многие другие.

Игорь Игнатов (фото © Чингиз Цидендамбаев)
Игорь Игнатов (фото © Чингиз Цидендамбаев)

Игорь Игнатов дебютировал как джазовый барабанщик в родном Иркутске, на московской сцене с конца 90-х. Играл в ансамблях гитариста Алексея Кузнецова, саксофониста Олега Киреева, пианистов Льва Кушнира и Евгения Гречищева, записался с прославленным джазовым аккордеонистом Владимиром Данилиным на его альбоме «Get Happy».

Во всех концертах тура в качестве специальной гостьи будет принимать участие также молодая вокалистка Кристина Ковалёва. Она получила образование в Российской Академии музыки им. Гнесиных, после чего обосновалась в северной столице, где выступала с Jazz Classic Trio Андрея Зимовца, пианистом Алексеем Черемизовым и ансамблем контрабасиста Григория Воскобойника.

Перед началом тура Джон Дэвис ответил на несколько вопросов «Джаз.Ру».

Обычно, когда музыкант из другой страны приезжает в Россию, журналисты первым делом его спрашивают: «как вам наша страна?». Вы едете в Россию уже не в первый раз. Так как вам Россия?

— Ну, начну с того, что я многое видел в России! В прошлом году у нас был тур исполинского масштаб: месяц в России, девятнадцать городов, 23 концерта, иногда по два перелёта в день плюс длинный переезд на машине… в общем, ничего так себе тур! По большей мере всё это было вполне удобно… видите ли, в абсолютно любой стране невозможно путешествовать совсем уж комфортно. Везде есть свои сложности. Очереди в аэропортах, пробки на дорогах… Россия — большая страна, так что по ней можно много-много ездить, и всё это будут длинные перелёты. Мы летали почти до конца Сибири, у нас было несколько шестичасовых перелётов. И потом нас ещё везли на машине. Да, это непросто! Но это хорошо.

И музыка получается хорошая. Ну, я так надеюсь! Я получил много удовольствия. И вот самое… я не стану говорить «удивительное» — самое позитивное, самое стоящее впечатление от поездок в Россию: это насколько открыта, насколько внимательна российская аудитория. Мы ведь играем в основном оригинальную авторскую музыку, а если стандарты — которых мы играем мало — то в каких-то хитрых аранжировках; определённо не очень простой материал для слушания. И публика очень хорошо это принимает. Наши слушатели показывают нам, как ждали встречи с нами, а после окончания выступления стараются донести до нас свои ощущения, сфотографироваться с нами, взять автограф и так далее. Очень тёплая публика! Уже только поэтому наши поездки имеют смысл.
ДАЛЕЕ: продолжение интервью пианиста Джона Дэвиса, ПОЛНОЕ РАСПИСАНИЕ ТУРА по городам, ВИДЕО!  Читать далее «Пианист Джон Дэвис снова в туре по России: «Уверен, что джаз сейчас ничуть не хуже, чем был!»»