Саксофонистка Лотте Анкер: «Мощная необузданная энергия»

interviewРанее в «Полном Джазе 2.0»: «Саксофонистка Лотте Анкер с трио ведущих импровизаторов датской сцены выступит в Москве»

Григорий Дурново,
обозреватель «Джаз.Ру»
Фото: Пётр Ганнушкин
GD

Как мы уже сообщали, 24 апреля в Культурном центре «ДОМ» при поддержке Посольства Королевства Дания в России  играет Mokuto — ансамбль новой импровизационной музыки из Копенгагена, в который входят самая известная датская саксофонистка Лотте Анкер (Lotte Anker), а также Петер Фрийс Нильсен (Peter Friis Nielsen, бас-гитара) и Петер Уле Йоргенсен (Peter Ole Jørgensen, ударные, перкуссия).

Перед выступлением в Москве обозреватель «Джаз.Ру» Григорий Дурново побеседовал с Лотте.

Почему вы выбрали именно этих музыкантов в качестве ритм-секции? Что вы можете сказать об ансамбле, с которым приезжаете в Москву?

— Идея этого концерта возникла не так давно. Я согласилась с предложением организатора, что лучше всего будет выступить с музыкантами из Дании. С Петером Фрийсом Нильсеном и Петером Уле Йоргенсеном я знакома и работала много лет, особенно с Петером Нильсеном, басистом. Последнее время мы не так уж часто играли вместе. Но я подумала, что для такого случая было бы неплохо выступить с ними. Петер Фрийс Нильсен — очень необычный басист, он играет на бас-гитаре, но, я бы сказала, очень по-своему. Петер Уле Йоргенсен — один из самых интересных барабанщиков своего поколения.

Lotte Anker (photo © Peter Gannushkin)
Lotte Anker (photo © Peter Gannushkin, DowntownMusic.Net)

Когда вы собираете различные ансамбли, стоят ли за этим какие-то музыкальные идеи — например, один проект посвящён чему-то, в другом вы хотите разработать что-то?

— Многое зависит от музыкантов. Несколько лет назад у меня был проект для фестиваля современной музыки в Хаддерсфилде, и мне показалось правильным привлечь классических музыкантов, которые могли бы импровизировать, а также музыкантов, которые не так уж сильно связаны с джазом. Что касается Петера Фрийса и Петера Уле, они оба работали с Петером Брётцманном, так что это уже не минимализм, скорее это — мощная необузданная энергия!

ДАЛЕЕ: продолжение интервью Лотте Анкер, МУЗЫКА  Читать далее «Саксофонистка Лотте Анкер: «Мощная необузданная энергия»»

Анатолий Кролл: «Пропагандирую понятие российского джаза»

Анна Чистоделова
фото: архив «Джаз.Ру»
AC

interviewРАНЕЕ в «Полном Джазе 2.0» — Международный День Джаза в Доме музыки: IV фестиваль «Все цвета московского джаза»

Международный день джаза — один из самых молодых профессиональных праздников, провозглашенный ЮНЕСКО в 2011 году. А поскольку джазовая музыка — сама по себе праздник, резонно будет предположить, что в означенную дату, а именно 30 апреля, все музыкальные площадки крупных (и не очень) городов, от клубов до вместительных концертных залов чем-нибудь да привлекут искушенного в музыке слушателя. Сюрприз для публики приготовил и мэтр отечественной джазовой сцены — народный артист РФ, композитор, бэндлидер и продюсер Анатолий Кролл, который в этот день проведёт в честь Дня джаза фестиваль «Всё цвета московского джаза». О том, что ждёт зрителя в Светлановском зале Дома Музыки 30 апреля, а также о других своих проектах и о малоизвестных фактах своей биографии, Анатолий Ошерович рассказал в интервью «Джаз.Ру», которое мы публикуем в день рождения музыканта: Кроллу исполняется 72!

Анатолий Кролл
Анатолий Кролл

Совсем недавно — в марте — в том же зале отгремел ваш фестиваль «Очарование джаза». Почему вы обратились именно к вокалу?

— Я всегда был неравнодушен к женскому джазовому пению. Во всех своих коллективах ставил вокальные номера, и поскольку занимаюсь музыкой с давних пор, то практически все известные джазовые исполнители, каждый в своё время, были моими солистами. Началось это в 60-е годы, когда жемчужиной моего оркестра была Валентина Пономарёва, ныне народная артистка России. Потом в Москву приехала Лариса Долина, которая работала с нами шесть с половиной лет, а затем, спустя годы, я создал оркестр «МКС-бэнд» — с ним выступали уже целых девять звёздных джазовых певиц, среди которых Анна Бутурлина, Ирина Родилес, Светлана Панова.

Сегодня многие из них, талантливые и красивые, выходят на сцену фестиваля, оправдывая его название…

— С названием история отдельная. В начале 2000-х годов я вел серию программ в Политехническом музее — каждая с участием нескольких певиц в сопровождении музыкального коллектива пианиста Ивана Фармаковского. «Очарование джаза» — имя, которое я придумал для одной из тех программ. Потом решил развить идею, и одноименный концерт почти фестивального размаха состоялся в Камерном зале Дома музыки. Но и этого оказалось недостаточно, и мы вместе с руководителями ММДМ создали формат, который работает до сих пор. Именно здесь, в Светлановском зале, я каждый год открываю три разных фестиваля: аналогичную по звуку, архитектуре и местоположению площадку найти очень сложно. Теперь на сцене — большой джазовый оркестр, состоящий из молодых музыкантов. А других просто нет: сам вид искусства еще не успел постареть! Плюс самые красивые джазовые голоса России, конечно. Анна Бутурлина, Карина Кожевникова, Ирина Остин, Ольга Синяева, Юлиана Рогачёва. И небольшое вкрапление мужского вокала от Льва Лазарева и Павла Иванова.

Организация фестивалей, да еще таких масштабных, по несколько в год, оставаясь играющим руководителем оркестра — это же очень непросто. Деловая хватка у вас была всегда?

— Сказать, что мне нравится быть начальником, будет некорректно: я шёл к этому долгие годы. Продюсерской деятельностью начал заниматься в начале 2000-х, уже после того, как получил звание сначала заслуженного артиста России, затем — народного, плюс много других наград. Как композитор я был востребован в мире кино — скажем, во всех фильмах Карена Шахназарова звучит моя музыка. Прибавьте к этому многолетнее руководство джазовыми коллективами в России. Вот весь этот опыт, который подарила мне жизнь, и даёт возможность проводить на достаточно высоком уровне все задуманные мероприятия. Сегодня я автор и продюсер четырёх крупных фестивалей, три из которых проходят в ММДМ, а четвертый, родившийся пять лет назад, — в стенах Академии им. Гнесиных: это международный фестиваль-конкурс «Гнесин-джаз».

ДАЛЕЕ: продолжение интервью Анатолия Кролла  Читать далее «Анатолий Кролл: «Пропагандирую понятие российского джаза»»

Саксофонист Петер Брётцманн: «Сыграть что-нибудь вместе, пока мы не слишком стары»

Григорий Дурново,
обозреватель «Джаз.Ру»
Фото: Кирилл Мошков
GD

interviewКак мы уже сообщали, 25 февраля в московском КЦ «ДОМ» ветеран европейского фри-джаза саксофонист Петер Брётцманн представит новый ансамбль Peter Brötzmann / Steve Swell / Paal Nilssen-Love Trio — трёх ведущих представителей радикальной свободной импровизации. Концерт в Москве станет всего четвёртым публичным выступлением трио Брётцманн — Суэлл — Нильссен-Лав.

Перед концертом в Москве Петер Брётцманн ответил на вопросы обозревателя «Джаз.Ру» Григория Дурново.

Peter Brötzmann (2006, Москва)
Peter Brötzmann (2006, Москва)

В прошлый раз вы приезжали с барабанщиком Полом Нильссеном-Лавом и с виолончелистом Фредом Лонбергом-Холмом. На этот раз вы снова с Полом, а также с тромбонистом Стивом Суэллом. Как вы оцениваете Суэлла как музыканта? Почему вы решили работать с ним?

— Это будет первый раз, когда мы сыграем вместе со Стивом. До этого мы встречались пару раз, и мне нравилось, как он обращается с тромбоном. Так что когда я получил от него письмо с вопросом, не сыграть ли нам что-нибудь вместе, пока мы не стали слишком стары (в смысле — МЕРТВЫ), я ответил «да».

Каково играть с тромбоном в таком небольшом ансамбле? Часто ли вы играете с тромбонистами?

— Я всегда очень любил тромбон, это инструмент с большим количеством граней. С ним можно гнать перед собой биг-бэнд, как скот — так делал Джеб Бишоп в ранние годы существования Chicago Tentet. Можно быть выдающимся поэтом, как прекрасный Альберт Мангельсдорф. Можно быть занятым работой над «звуками», как Пол Радерфорд и Винко Глобокар. За всю историю джаза можно найти прекрасных и прогрессивных тромбонистов. Возможно, не ко всем ним привлечено столько внимания, как к трубачам и саксофонистам, но их значение велико.

ДАЛЕЕ: продолжение интервью Петера Брётцманна — чем ему так важны барабанщики, есть ли надежда на возрождение «Тентета», что важного случилось с прошлого приезда в Москву… и многое другое!  Читать далее «Саксофонист Петер Брётцманн: «Сыграть что-нибудь вместе, пока мы не слишком стары»»

Саксофонист Николай Моисеенко о себе и «Лошадиной силе»: «Мы стали жёстче»

Анна Чистоделова
фото: архив артиста
AC

25 февраля в московском клубе «16 тонн» состоится презентация первой пластинки группы Horsepower — так называется новый проект команды саксофониста Николая Моисеенко, лидера Nikolay Moiseenko Project. А несколькими днями ранее музыканты примут участие в фестивале «Триумф джаза» в расширенном составе: вместе с ними на сцену выйдет вокалистка из Эстонии София Рубина-Хантер, ее муж — американский трубач Джейсон Хантер — и известный эстонский джазовый пианист Владимир Высоцкий (Vladimir Võssotski). О том, как родился новый проект, что стоит за его грозным названием (буквально — «Лошадиная сила») и какие впечатления оставил в сердцах музыкантов эстонский концертный тур команды, Николай рассказал «Джаз.Ру».

Николай Моисеенко
Николай Моисеенко (фото с сайта артиста)

Николай, вы только что вернулись из Эстонии, где меньше чем за неделю дали пять концертов. Почему отправились именно туда?

— Если копать глубоко, то приглашением выступить в этой прибалтийской стране мы обязаны знакомству с Софией Рубиной — замечательной джазовой певицей, которая родилась, выросла и ныне живёт в эстонском городе Тарту. Я знаю её очень давно, мы никогда не теряли контакта, а в прошлом году замечательно выступили вместе в московском клубе «Эссе» — Софа тогда участвовала в телепроекте «Голос» на Первом канале. Она рассказала о нас своему коллеге Володе Высоцкому — пианисту, который преподаёт на джазовом отделении Эстонского музыкального колледжа им. Георга Отса. Благодаря его организаторскому таланту, после сотни писем и переговоров родилась идея совместного турне, которая, к счастью, была реализована и полностью себя оправдала.

Нас везде тепло принимали, публика была очень вовлеченная — в Эстонии джазовое искусство хорошо развито, и в джаз-клубах много завсегдатаев — настоящих ценителей хорошей музыки. Кстати, если с Софией мы уже выступали, то с Владимиром у у нас был дебют. Первая и единственная наша репетиция состоялась в день приезда, а вечером мы уже играли в Вильянди. Но мы заранее настроились начать с эксперимента и нарастить обороты к окончанию тура. После Вильянди была Нарва, затем три дня в Таллине и, наконец, Силламяэ — родина Владимира Высоцкого, где в основанном им Voffka Club мы отыграли финальный концерт.

Horsepower
Horsepower

Получается, обкатали новую программу, с которой скоро выступите на московских площадках. А почему потребовалось менять название проекта? Публика привыкла к NMP, да и музыканты остались те же…

— А музыка стала немножко другой. Мы очень любим экспериментировать, и вот в прошлом году поиграли-поиграли на разных джемах — и нашли своё новое звучание: оно более жёсткое, чем раньше, больше песен, из гармонических инструментов осталась только гитара. При этом мы любим смешивать стили: вы услышите у нас и фанк, и mash-up, брит-поп, и стадиум-боп, и даже хип-хоп. Что касается состава команды, то я счастлив играть с близкими себе по духу людьми, молодыми и очень востребованными музыкантами: это гитарист Антон Хабибулин, басист Сергей Гейер и барабанщик Пётр Ившин. Каждый из них занят в проектах различных исполнителей и коллективах отечественной и зарубежной сцены.

ДАЛЕЕ: продолжение интервью и АУДИО нового проекта…  Читать далее «Саксофонист Николай Моисеенко о себе и «Лошадиной силе»: «Мы стали жёстче»»

Вокалистка София Рубина-Хантер отправилась в турне с российской группой Horsepower Николая Моисеенко

Анна Чистоделова
фото: архив артиста
AC

interview3 февраля в Эстонии стартовал концертный тур московского коллектива Horsepower при участии известных эстонских музыкантов — певицы Софии Рубиной-Хантер и клавишника Владимира Высоцкого. Гастроли проходят по четырём городам Эстонии с 3 по 8 февраля (в том числе 6 и 7 февраля — в Таллине), а финалом тура станет выступление в Московском Доме музыки в рамках фестиваля «Триумф джаза» 21 февраля. Те, кто знаком с творчеством Николая Моисеенко — саксофониста и лидера Horsepower — от предстоящих выступлений вправе ожидать многого: на сцену выйдут молодые артисты с нетривиальным музыкальным подходом, творчески пластичные и ищущие, а София Рубина-Хантер, одна из самых сильных восточноевропейских джазовых певиц, призвана стать «жемчужиной тура». Сегодня она рассказывает «Джаз.Ру» о своём творческом пути, американской школе джаза, об участии в телешоу «Голос»… и немного о «женском».

Sofia Rubina
Sofia Rubina

— Мне очень приятно, что музыканты такого высокого уровня посетят Эстонию. Я уже успела неоднократно выступить с этой группой в Москве, а познакомилась с Николаем Моисеенко ещё раньше — в 2008 году в рамках тура по Англии со студентами Berklee College of Music, где я тогда училась. Я участвовала в ансамбле Николая под названием Mass Ave Project. С тех пор мне очень нравится творчество Николая Моисеенко, поэтому я с нетерпением жду совместных выступлений на площадках Эстонии и России.

А с клавишником Владимиром Высоцким вас поначалу связывали отношения «преподаватель — ученица»?

— Совершенно верно. Мы встретились году в 2002-м: он вел у меня уроки джазовой гармонии. Вскоре я познакомилась и с его творчеством, а затем творчество стало общим: мы много играли вместе и писали альбомы, состоящие из его и моих произведений. Такое сотрудничество продолжается по сей день, и я безумно этому рада: Владимир очень тонко чувствует музыку, а ещё это пунктуальный и обязательный человек, что крайне важно в любой профессии, и наша — не исключение.

Как готовились к предстоящему туру, учитывая, что находились с другими его участниками в разных городах?

— Моя задача — выучить репертуар и написать слова к некоторым композициям группы. Этим я и занималась, параллельно с работой преподавателя джазового вокала и вокальной импровизации.

Возникает ощущение, что вы родились джазовой певицей. Это семейное?

— Я постоянно импровизировала в детстве, и уже в 15 лет поняла, что люблю джаз. Родители действительно слушали хорошую музыку — недавно нашла у них старые пластинки Ареты Франклин, «Битлз»… Часто в доме звучала классическая и бардовская музыка. Моя мама окончила в детстве музыкальную школу, а папа… Папа просто любит петь! В детстве он прослушал все доступные оперы и до сих пор помнит ключевые арии, которые в любой момент готов воспроизвести. По профессии он физик.

ДАЛЕЕ: продолжение интервью Софии Рубиной  Читать далее «Вокалистка София Рубина-Хантер отправилась в турне с российской группой Horsepower Николая Моисеенко»