Интервью «Джаз.Ру». Саксофонист Сергей Головня: «Музыка заключается не в технике»

Полина Юрченко
фото: Анна Веллер и Константин Волков
PY

interview4 мая в московском джаз-клубе «Эссе» состоялась презентация альбома, который саксофонист Сергей Головня выпустил на лейбле Butman Music «Касаясь неба» Touching The Sky») — см. подробности об альбоме в анонсе «Джаз.Ру». Специальным гостем был трубач Виталий Головнёв, который в последние 11 лет живёт в Нью-Йорке. На контрабасе играл Макар Новиков, на фортепиано — Иван Фармаковский, а на ударных — Игнат Кравцов.

Иван Фармаковский, Виталий Головнёв, Сергей Головня, Макар Новиков, Игнат Кравцов
Иван Фармаковский, Виталий Головнёв, Сергей Головня, Макар Новиков, Игнат Кравцов

На сцене — артисты, которые давно знают друг друга и ведут себя очень свободно, как друзья: подбадривают один другого, внимательно следят за движением музыкальной мысли каждого, чтобы уловить малейшее изменение в настроении и сделать звучащую музыку ещё прекраснее.

Музыка Сергея Головни полна воздуха. Когда слушаешь его, хочется вдохнуть красоту, которая исходит со сцены. Он играет осмысленные фразы, не стараясь произвести впечатление или поразить слушателя. Саксофонист будто разговаривает со зрителями посредством музыки: то ускоряет, то замедляет темп, задумчиво затихает, делая паузы, и тут же энергично воспроизводит сложные пассажи. Сергей Головня не только на саксофоне, но и на флейте играет, закрыв глаза и полностью погрузившись в происходящее священнодействие.

Сергей Головня
Сергей Головня

После концерта мне удалось пообщаться с этим необычным музыкантом.

Это успех? Как вам впечатления от концерта?

— Я со сцены не всегда могу понять, насколько всё удалось. Но один мой близкий друг, который очень хорошо меня знает и слушал сегодня весь концерт, сказал: «Ты, когда злишься, становишься самим собой». Для меня было неожиданно услышать от него такие слова. Могу сказать, что это была не злость, а особо сильная концентрация на том, что происходит, и строгость к самому себе. На мое состояние повлияли и возникшие во время концерта технические сложности. Но, несмотря на это, впечатления у меня остались замечательные: состав потрясающий, музыкально тоже всё получилось.

Почему вы решили записывать альбом именно с этими музыкантами?

— Это мои друзья. Нам всем давно хотелось вместе что-то сделать, но раньше это было только на словах. Когда я учился на Ордынке (Государственное музыкальное училище эстрадно-джазового искусства. — Ред.) на последнем курсе и только начинал поигрывать джаз на разных концертах, я стал постепенно знакомиться с музыкантами. В то время Иван Фармаковский был уже достаточно известен, и Виталий Головнёв тоже. Все музыканты, с которыми я играл сегодня — они мегакрутые люди, исполнители очень высокого уровня. Именно благодаря им получается красивая музыка. Что тут говорить, здесь нужно слушать, и лучше с пониманием. Но даже люди, которые не понимают джаз, остаются после наших концертов под впечатлением. Они говорят мне, что их что-то захватывает в нашей музыке. Возможно, это энергия, которая исходит от нас. Скорее всего, на людей влияет нечто сверхъестественное, необъяснимое. Точнее сказать, это Господь касается их душ, потому что Он — это источник, который питает меня. И поэтому в своей музыке я прославляю Его тем даром, который Он мне дал.

ДАЛЕЕ: продолжение интервью Сергея Головни, фото, ВИДЕО  Читать далее «Интервью «Джаз.Ру». Саксофонист Сергей Головня: «Музыка заключается не в технике»»

Трубач Томас Йоханссон: «Cortex — постоянный бит и общее чувство ритма»

РАНЕЕ В «ПОЛНОМ ДЖАЗЕ 2.0»: Отвязный норвежский джазовый квартет Cortex даст всего один концерт в Москве

Григорий Дурново,
обозреватель «Джаз.Ру»
Фото: Peter Gannushkin (DowntownMusic.Net)
GD

interviewКак мы уже сообщали, 27 маяв культурном центре «ДОМ» играет один из самых ярких коллективов молодой скандинавской джазовой сцены — квартет Cortex (Норвегия): Томас Йоханссон (Thomas Johansson) — труба, Кристоффер Берре Альбертс (Kristoffer Berre Alberts) — саксофоны, Ула Хёйер (Ola Høyer) — контрабас и Гар Нильссен (Gard Nilssen) — ударные, перкуссия. Концерт проходит при поддержке Посольства Норвегии в России, информационные партнеры — «Джаз.Ру» и портал Звуки.Ру.

Перед выступлением в Москве лидер Сortex трубач Томас Йоханссон дал интервью обозревателю «Джаз.Ру» Григорию Дурново.

Thomas Johansson
Thomas Johansson

Стояла ли за созданием Сortex какая-то идея, концепция — касающаяся стиля или ещё чего-либо? Или вы просто хотели поиграть с друзьями?

— Когда мне было 22 или 23 года, я купил запись Дона Черри «Complete Communion». Мне очень понравилась идея квартета из трубы, контрабаса, саксофона и ударных. Это был, наверно, главный толчок к тому, чтобы создать такой квартет самому. Я тогда жил вместе с барабанщиком (Гар Нильссен — Г.Д.), мы с детства дружим. С саксофонистом (Кристоффер Альбертс — Г.Д.) я к тому времени был знаком пару лет, а басиста (Ула Хёйер — Г.Д.) я тогда ещё не очень хорошо знал, но он жил в Тронхейме, когда я туда переехал. Так что начать играть с ними было вполне естественным шагом.

Значит ли это, что у этого ансамбля постоянный состав? Вы хотите играть эту музыку именно с этими людьми?

— В этой группе — да. У нас иногда бывали замены на концертах, когда кто-нибудь оказывался в другом месте. Но в остальном работает первоначальный состав.

Когда говорят о вашей музыке, вспоминают прежде всего Дона Черри и Орнетта Коулмана. Черри вы сами упомянули. Были ли квартеты Коулмана также источником вдохновения для вас?

— Да, конечно.

А какие ещё у вас были примеры, которыми вы вдохновлялись?

— Я слушал также Masada Джона Зорна, но в последнее время не так часто. А ещё квартеты Бобби Брэдфорда с Филипом Уилсоном, они тоже исповедуют свободный подход, но у Бобби Брэдфорда есть очень красивые мелодические линии.

Ваша идея и заключалась в соединении свободной энергии и мелодичности?

— Да, а также постоянный бит, общее чувство ритма, причём необязательно в соответствии с метром.

Thomas Johansson
Thomas Johansson (© Peter Gannushkin (DowntownMusic.Net)

Работаете ли вы сейчас над новой программой?

— Да. Я начал сочинять новые произведения после Рождества, у нас уже есть четыре или пять новых композиций. Надеюсь, к концерту в Москве их будет больше. Цель — исполнять только новую музыку. В марте у нас был концерт в Осло (исполнительский центр Nasjonal Jazzscene), и почти вся программа у нас состояла из новой музыки.

Вы планируете записать после этого выпустить новый альбом?

— Да, у нас хорошие отношения с компанией Clean Feed Records, так что естественно, чтобы мы выпускали альбом на этом лейбле. Но перед этим мы выпустим наш концертный альбом «Live!» на виниле, там будут добавлены версии двух номеров, будет новый сопроводительный текст. А потом, уже после лета, мы будем записывать новый альбом.

Как вам кажется, насколько актуальна музыка, которую играет Cortex — не казалась ли она слегка устаревшей, когда вы только начинали?

— Эта музыка была мне очень интересна, и другие музыканты её слушали. Она казалось новой и свежей, и мне хотелось передать суть звучания шестидесятых, звучание и ощущение акустических инструментов. Это была основная цель.

ДАЛЕЕ: продолжение интервью Томаса Йоханссона, ВИДЕО, контактная информация  Читать далее «Трубач Томас Йоханссон: «Cortex — постоянный бит и общее чувство ритма»»

Бэндлидер Владимир Толкачёв: интервью к 30-летию лучшего джаз-оркестра Сибири

interview26 мая в Государственном концертном зале им. Арнольда Каца в Новосибирске прославленный Биг-бэнд Владимира Толкачёва даст юбилейный концерт, посвящённый 30-летию оркестра.

Новосибирск называют столицей Сибири, можно даже пояснить почему: Академгородок, метро, оперный театр, симфонический оркестр… И лучший в Сибири, работающий на столичном уровне джазовый оркестр — биг-бэнд Владимира Толкачёва, который в мае отмечает 30-летие со дня создания.

Все отечественные и зарубежные критики, видевшие выступления толкачёвского бэнда, единодушно называли его одним из лучших джаз-оркестров России. Можно утверждать, что в своей области Владимир Толкачёв повторил подвиг Арнольда Каца, ещё в 50-е создавшего в Новосибирске великолепный симфонический оркестр. Точно так же, с нуля, Толкачёв собрал оркестр в 1985 г. и привёл его к вершинам мастерства. Стиль, профессионализм, широта интересов, высочайшая культура — вот качества, определяющие творческое лицо как самого создателя коллектива, так и его биг-бэнда.

Биг-бэнд Владимира Толкачёва
Биг-бэнд Владимира Толкачёва: нажмите на фото, чтобы увидеть его в полный размер

«На юбилейном концерте будут звучать хиты из репертуара лучших джаз-оркестров мира, будут поздравления, будет настоящий праздник, в центре которого — джаз», пишут организаторы. «Джаз.Ру» с удовольствием присоединяется к поздравлениям и в честь юбилея оркестра публикует третье в истории нашего издания интервью Владимира Толкачёва, которое он дал нашему внештатному автору Сергею Корзенникову специально к 30-летию бэнда (два предыдущих интервью выходили в бумажном «Джаз.Ру»: «Непростой человек Владимир Толкачёв: к 60-летию сибирского бэндлидера» Анны Филипьевой в №2-2011 и «Владимир Толкачёв: джазмен — воплощение свободы и экстатичности» Елены Глущенко в №6-2007).

26 мая, ГКЗ им. Арнольда Каца (Красный просп., 18/1, м. Площадь Ленина), начало в 18:30. «30 лет — юбилейный концерт», биг-бэнд Владимира Толкачёва. Ведёт концерт заслуженный деятель искусств России Владимир Калужский.
Подробности и приобретение билетов на сайте Новосибирской филармонии


Сергей Корзенников, Новосибирск IN

Владимир Толкачёв и его биг-бэнд. Открывая четвертый десяток…

За 30 лет из скромного новосибирского студенческого джазового оркестра биг-бэнд Владимира Толкачёва превратился в крупный и значимый джазовый коллектив, известный в музыкальном мире. В его активе — многочисленные гастроли по Европе и Азии, совместные выступления с выдающимися джазовыми музыкантами и певцами, постановки крупных музыкальных проектов: джазовой концертной версии оперы Дж. Гершвина «Порги и Бесс» с американскими певцами, хором и струнным оркестром; первое в России исполнение «Шекспир-сюиты» Дюка Эллингтона и Билли Стрэйхорна; исполнение программы из произведений Александра Глазунова и Игоря Стравинского с участием музыкантов Академического симфонического оркестра; джазовые версии «Вестсайдской истории» со струнным оркестром и Камерным хором и музыки из балета «Щелкунчик» в транскрипции Дюка Эллингтона; Второй духовный концерт Эллингтона; мюзикл «De-Lovely», программа «Песни Фрэнка Синатры» и другие шедевры мировой джазовой культуры.

Владимир Толкачёв (фото автора)
Владимир Толкачёв (фото автора)

Владимир Николаевич, вы и ваш коллектив готовитесь отметить 30-летие движения по великому «джазовому пути». Можно смело отнести вас к долгожителям. Оглядываясь назад, можем ли мы сейчас выделить основные периоды становления биг-бэнда?

— Не было никаких особых периодов. С самого начала мы ориентировались на высочайший исполнительский уровень. Это наше кредо, которого мы неукоснительно придерживаемся и по сей день. Все эти годы шла кропотливая работа, происходила постепенная эволюция биг-бэнда, что позволяло шаг за шагом подниматься вверх по исполнительской лестнице. Это процесс непрерывный, он продолжается и поныне. Надо учитывать то обстоятельство, что мы находимся в Сибири. В известной оторванности от ведущих музыкальных центров, на некой окраине музыкальной цивилизации. В этих условиях работать в режиме, соответствующем самым высоким стандартам качества, очень непросто. Не думаю, что открою большой секрет, если скажу, что в большинстве своем люди, с которыми мы «делаем джаз» — средних музыкальных способностей. Однако тем ценнее результат, которого они достигают, поднимаясь над собой на несколько голов буквально каждую репетицию, преодолевая сопротивление музыкального материала… кстати, весьма значительное, поскольку наши эстетические установки ориентированы, в том числе, и на самые виртуозные образцы нашего жанра. В той же Москве проблема с кадрами решается проще, ибо столица исторически всегда была и будет средоточием талантов.

ДАЛЕЕ: продолжение интервью Владимира Толкачёва, фото, много ВИДЕО!  Читать далее «Бэндлидер Владимир Толкачёв: интервью к 30-летию лучшего джаз-оркестра Сибири»

Трубач Виталий Головнёв: «Старое — не старое, новое — не новое!»

Полина Юрченко
текст, фото
PY

interview9 и 10 апреля в московском джаз-клубе «Эссе» выступал русский трубач, который уже более десяти лет живет в Нью-Йорке — Виталий Головнёв, в ансамбле которого играли японская пианистка Мики Хаяма, а также московские коллеги: Игнат Кравцов (ударные), Антон Ревнюк (бас-гитара) и Дмитрий Мосьпан (саксофон).

В концерте звучали произведения из альбомов Мики Хаяма и Виталия Головнёва, а также пьесы в аранжировке Мики, которые ещё не были записаны.

Виталий Головнёв
Виталий Головнёв

Если говорить об исполнительских особенностях Виталия Головнёва — сразу поражает удивительное пиано (исполнение не в полную силу звука, тихо. — Ред.): чистое, чёткое, нежное. Он играет одновременно интеллигентно, аккуратно и крайне технично. В его музыке нет и намека на желание «выстрелить», сразу запомниться за счет громкости и большого количества сложных пассажей, — хотя эти пассажи музыкант, безусловно, исполняет на высоком уровне. Игра пианистки Мики Хаямы техничная, живая, содержит много импровизационных моментов и то звучит контрастно с трубой, то вторит ей. Кажется, будто то, что хочет сказать Виталий в своем выступлении, дополняется игрой Мики. Эта музыка наполнена красотой и смыслом.

Перед выступлением Виталий ответил на несколько вопросов «Джаз.Ру».

Летом 1999 года, когда вы были на втором курсе Академии им. Гнесиных, в интервью нашему журналу вы сказали: в музыке вы консервативный человек. Что изменилось с тех пор?

— Да почти всё изменилось. Наверное, тогда это ещё был юношеский максимализм. Я многого не знал и мыслил какими-то определёнными категориями. Но мне очень хотелось развиваться, и позже, уже когда я оказался в Нью-Йорке, у меня появилась возможность играть и общаться с разными музыкантами и просто слышать много разной музыки. Думаю, что я остался консервативным в одном: независимо от стилей и направлений, в музыке я люблю мастерство.

Тогда же вы мечтали услышать кого-то из «великих» вживую…

— Ну, конечно, всех, кого я хотел услышать — я услышал вживую, а с некоторыми из них мне даже удалось поиграть вместе. Это, в основном, музыканты не старшего, а более молодого поколения. Например, бесценный опыт я получил, когда играл в Mingus Big Band. Я участвовал во многих интересных оркестровых проектах. Два из них мне показались очень и очень важными с точки зрения творчества.

Первый — это проект известного басиста из Голландии, который уже много лет живет в Нью-Йорке, Йорис Теепе (Joris Teepe). С ним мы записали несколько лет назад альбом, который называется «We Take No Prisoners». Мне этот проект был интересен тем, что вся оригинальная музыка была написана самим Йорисом, да и состав был потрясающий: барабанщик Джин Джексон, пианист Джон Дэвис, в группе труб были Майкл Филип Моссман, Джон Эккерт и мой сверстник Джош Эванс. А также тромбонист Эрл Макинтайр, саксофонист Адам Колкер, Дон Брэйдэн и специальный гость, барабанщик (правда, он записал с нами всего пару вещей), легендарный Рашид Али, который играл в поздних составах Джона Колтрейна. Вот это было для меня очень запоминающимся событием. Мы сыграли несколько концертов и сделали запись.

Еще один оркестровый проект, который мне дорог: делал трубач из Германии, Фолькер Гётце. Оркестр у него, Volker Götze Orchestra, был очень хороший. Точно название альбома не помню, потому что оно состоит из цифр и является индексом района «Трайбека», где жил Фолькер NY 10027». — Ред.). Я играл и со многими другими оркестрами. Всех и не перечислить.

Виталий Головнёв, Мики Хаяма
Виталий Головнёв, Мики Хаяма

ДАЛЕЕ: продолжение интервью Виталия Головнёва, ВИДЕО!  Читать далее «Трубач Виталий Головнёв: «Старое — не старое, новое — не новое!»»

Саксофонистка Лотте Анкер: «Мощная необузданная энергия»

interviewРанее в «Полном Джазе 2.0»: «Саксофонистка Лотте Анкер с трио ведущих импровизаторов датской сцены выступит в Москве»

Григорий Дурново,
обозреватель «Джаз.Ру»
Фото: Пётр Ганнушкин
GD

Как мы уже сообщали, 24 апреля в Культурном центре «ДОМ» при поддержке Посольства Королевства Дания в России  играет Mokuto — ансамбль новой импровизационной музыки из Копенгагена, в который входят самая известная датская саксофонистка Лотте Анкер (Lotte Anker), а также Петер Фрийс Нильсен (Peter Friis Nielsen, бас-гитара) и Петер Уле Йоргенсен (Peter Ole Jørgensen, ударные, перкуссия).

Перед выступлением в Москве обозреватель «Джаз.Ру» Григорий Дурново побеседовал с Лотте.

Почему вы выбрали именно этих музыкантов в качестве ритм-секции? Что вы можете сказать об ансамбле, с которым приезжаете в Москву?

— Идея этого концерта возникла не так давно. Я согласилась с предложением организатора, что лучше всего будет выступить с музыкантами из Дании. С Петером Фрийсом Нильсеном и Петером Уле Йоргенсеном я знакома и работала много лет, особенно с Петером Нильсеном, басистом. Последнее время мы не так уж часто играли вместе. Но я подумала, что для такого случая было бы неплохо выступить с ними. Петер Фрийс Нильсен — очень необычный басист, он играет на бас-гитаре, но, я бы сказала, очень по-своему. Петер Уле Йоргенсен — один из самых интересных барабанщиков своего поколения.

Lotte Anker (photo © Peter Gannushkin)
Lotte Anker (photo © Peter Gannushkin, DowntownMusic.Net)

Когда вы собираете различные ансамбли, стоят ли за этим какие-то музыкальные идеи — например, один проект посвящён чему-то, в другом вы хотите разработать что-то?

— Многое зависит от музыкантов. Несколько лет назад у меня был проект для фестиваля современной музыки в Хаддерсфилде, и мне показалось правильным привлечь классических музыкантов, которые могли бы импровизировать, а также музыкантов, которые не так уж сильно связаны с джазом. Что касается Петера Фрийса и Петера Уле, они оба работали с Петером Брётцманном, так что это уже не минимализм, скорее это — мощная необузданная энергия!

ДАЛЕЕ: продолжение интервью Лотте Анкер, МУЗЫКА  Читать далее «Саксофонистка Лотте Анкер: «Мощная необузданная энергия»»