Интервью «Джаз.Ру». Басист Крисчен Макбрайд: «Надо выполнить работу, чтобы музыка звучала»

28, 29 и 30 марта в Москве и Санкт-Петербурге впервые представит свой новый ансамбль New Jawn Quartet выдающийся американский контрабасист Крисчен Макбрайд (Christian McBride). В преддверии премьерного показа нового проекта в России музыкант дал интервью обозревателю «Джаз.Ру» Григорию Дурново.

Крисчен Макбрайд родился в Филадельфии 31 мая 1972 г. Неудивительно, что он стал басистом: его отец, Ли Смит, играл на бас-гитаре в группах местных филадельфийских соул-звезд (например, The Delfonics), а дядя, Ховард Купер, был басистом в «Аркестре» самого Сан Ра. В девятилетнем возрасте Крисчен уже играл на бас-гитаре, а в 11 взялся за контрабас. Забегая вперёд, скажем, что в настоящее время он — один из немногих басистов, не просто одинаково сильных на обеих разновидностях струнного баса, но и с равным удовольствием и одинаково интересными эстетическими результатами играющих и на контрабасе, и на бас-гитаре. Обучаясь классической музыке, Макбрайд в то же время активно интересовался джазом и в 13 лет уже начал играть с местными ансамблями на клубных сценах. На следующий год Крисчен случайно встретился в музыкальном магазине с трубачом Уинтоном Марсалисом, в это время как раз вошедшим в зенит славы. Уинтон пообещал юному басисту поддержку, которую впоследствии не раз оказывал.

Chrisian McBride (фото © Анна Филипьева, 2012)
Chrisian McBride (фото © Анна Филипьева, 2012)

 

Макбрайд учился в знаменитой филадельфийской школе C.A.P.A, которую также оканчивали участники поп-группы Boyz II Men, органист Джои ДеФранческо, гитарист Курт Розенвинкел и многие другие известные музыканты. Окончив школу в 1989 г., Макбрайд поступил в легендарную Джульярдскую консерваторию в Нью-Йорке. В первый же семестр он уже играл в группе саксофониста Бобби Уотсона, а затем начал работать в клубах Village Gate и Bradley’s, играя с пианистом Кенни Барроном, саксофонистом Гэри Бартцем и другими. Через год Крисчен покинул Джульярд, чтобы поехать в турне с первым ансамблем трубача Роя Харгроува. С 1990 по 1993 г. последовала одновременная работа в ансамбле трубача Фредди Хаббарда и в трио Бенни Грина. Однако место Крисчена Макбрайда на джазовом Олимпе стабилизировали не эти работы, а участие в проекте великого контрабасиста Рэя Брауна Superbass (вместе с еще одним замечательным басистом — Джоном Клэйтоном). В 1993-м его имя стало известно более широкой публике благодаря работе в «Специальном квартете» гитариста Пэта Мэтини вместе с легендарным барабанщиком Билли Хиггинсом и ровесником Крисчена, еще одной растущей звездой тех лет — саксофонистом Джошуа Редманом.

В 1994 г. Макбрайд выпустил свой первый сольный альбом —«Gettin’ To It», получивший отличную прессу и продажи. Съездив на гастроли с пианистом Чиком Кориа, Крисчен пригласил его участвовать в записи своего второго альбома — «Number Two Express» (1996), где партнёром Макбрайда по ритм-секции был великий барабанщик Джек ДеДжоннетт.

Третий альбом Макбрайда, «A Family Affair» (1998), был противоречивым по звучанию: клавишник Джордж Дюк спродюсировал его для Verve в эклектичной электрической манере, следуя за желанием Макбрайда исследовать музыку своего детства — соул и ритм-н-блюз. Вызвав неприятие части джаз-фэнов, этот альбом тем не менее привлек к творчеству Макбрайда совершенно новую молодёжную аудиторию. Четвертая пластинка, «Sci Fi», стала наиболее сбалансированной и успешной в творчестве Крисчена (в ее записи участвовали пианист Хэрби Хэнкок и вокалистка Дайан Ривз). Летом 2001 г. Макбрайд выпустил еще одну любопытную работу —«The Philadelphia Experiment», в которой пробовал соединять джаз и рэп, в чем ему помогал известный клавишник нью-йоркского Даунтауна — Ури Кейн и легендарный гитарист Пат Мартино. Однако самая широкая известность ждала басиста после того, как он поработал с поп-звездой Стингом (альбом 2001 г. «All This Time»).

С 2000 Макбрайд возглавлял Christian McBride Band, в котором играли саксофонист Рон Блэйк, клавишник Джефф Кизер и барабанщик Террион Галли. Оба диска этого ансамбля Макбрайда — «Vertical Vision» (2002) и «Live at Tonic» (2006) — заслужили похвалу известного писателя Алана Лидса, который назвал CMB «самым интригующим, самым непредсказуемым ансамблем на сегодняшней сцене». С этим коллективом Крисчен выступал в Москве — в «Ле Клубе» в 2003 и 2012 гг. Он также выходил на московскую сцену осенью 2011, когда принимал участие в концерте в честь 50-летия Игоря Бутмана в Кремлёвском дворце.

2011 год ознаменовался выпуском на лейбле Mack Avenue двух значимых альбомов Крисчена. Первый — это «Conversations with Christian», на котором записались множество джазовых (и неджазовых) звёзд — Чик Кориа, Ди Ди Бриджуотер, Рой Харгроув, Джордж Дюк, Хэнк Джонс, Эдди Палмьери и даже Стинг. Второй — «The Good Feeling», первая запись Крисчена с его новым Christian McBride Big Band, за которую 12 февраля 2012 года музыкант получил премию «Грэмми» в номинации «Лучший альбом большого джазового состава».


Григорий Дурново,
обозреватель «Джаз.Ру»
Фото: Анна Филипьева
GD

Поскольку вы приезжаете в Россию с новым ансамблем,New Jawn Quartet, не могли бы вы сказать о нём несколько слов?

— Основным моим ансамблем в течение последних пяти или шести лет было трио с Крисченом Сэндзом и Джеромом Дженнингзом. Это трио, как мне кажется, было довольно популярным в разных кругах. И когда подошло время собрать новый ансамбль, я понимал, что хочу сделать что-то совершенно иное, чем трио. Я вообще люблю ставить перед собой непростые задачи с музыкальной точки зрения. New Jawn отличается от трио настолько, насколько это вообще возможно. В этом ансамбле нет фортепиано и вообще нет инструмента, на котором можно играть аккордами, — нет ни фортепиано, ни гитары. В нём только труба, саксофон, контрабас и ударные, и я отвечаю за гармоническую и ритмическую поддержку остальных музыкантов в ещё большей степени, чем в трио.
ДАЛЕЕ: продолжение интервью Крисчена Макбрайда  Читать далее «Интервью «Джаз.Ру». Басист Крисчен Макбрайд: «Надо выполнить работу, чтобы музыка звучала»»

Польский саксофонист и композитор Гжех Пиотровски приезжает налаживать творческие связи в России

Дина Нургалеева
фото: архив артиста
DN

interview19 марта в джаз-клубе «Эссе» впервые выступит польский джазовый саксофонист и композитор Гжех Пиотровски (Grzegorz «Grzech» Piotrowski) с джазовым трио и струнным квартетом. В концерте прозвучат авторские композиции из новейших альбомов Пиотровского «Six Seasons» и «One World».

Гжех Пиотровски — композитор, саксофонист, музыкальный продюсер и аранжировщик, создатель известного польского музыкального проекта World Orchestra, владелец лейбла The Alchemist Records, трижды номинант на премию Fryderyk (аналог Grammy в Польше), лауреат премии «Матеуш» (музыкальная премия им. Матеуша Свенцицкого Третьего канала Польского радио). В творчестве Пиотровского можно услышать элементы классической и этнической музыки, но непременный элемент любого его проекта — джазовые гармонии и импровизационные соло.

Grzegorz «Grzech» Piotrowski
Grzegorz «Grzech» Piotrowski

Накануне своего концерта в Москве Гжех Пиотровски дал интервью «Джаз.Ру».

Вы известны в Европе и как исполнитель, и как продюсер. Как вам удается объединить эти две роли?

— Сейчас я почти полностью сосредоточен на World Orchestra. Это уникальный и самый сумасшедший проект в моей жизни, и, я надеюсь, на земле. Мы сотрудничаем более чем двумя сотнями музыкантов со всего мира: обмениваемся опытом, играем новую музыку.

Мой продюсерский опыт, который я приобрел, когда работал с теле- и кинокомпаниями, уже в прошлом. (Пиотровски получил широкую известность в Польше благодаря своим музыкальным работам для кинофильмов и телевизионных постановок для Universal, Sony, NORCD, KKV, TVP, TVN, Polsat. — Ред.) Сейчас я выступаю в качестве продюсера, композитора и солиста World Orchestra.

В этом году я уже побывал в Канаде, Норвегии, Чехии, Италии, Германии, далее — Россия, Кабо-Верде, Франция, Литва, Эстония, Болгария — таков план на ближайшие три месяца. Я даю много концептуально разных концертов — как по составу исполнителей, так и музыкально. Я выступаю в качестве солиста, дуэтом, в трио, в квартете. Приглашают меня выступить и в качестве дирижера.
ВИДЕО: Grzech Piotrowski «One World» — трейлер альбома 2014 г.

Кто сильнее всего повлиял на ваше творчество?

— Раньше это были Ян Гарбарек (Jan Garbarek), Бендик Хофсет (Bendik Hofseth), Пат Мэтини (Pat Metheny), но в последние годы я больше увлекся фольклором, классической и этнической музыкой. Самое большое влияние на меня оказал, наверное, Густав Холст и его симфония «Планеты» (симфоническая сюита 1916 г. посвящена планетам Солнечной системы, кроме Земли, про которую композитор писать почему-то не захотел, и Плутона, который открыли позднее. — Ред.).

В 2010 году вы запустили проект World Orchestra с участием музыкантов со всего мира. Расскажите подробнее об оркестре. Как вы выбираете музыкантов?

— Работа с World Orchestra — это постоянное путешествие. Я встречаюсь с разными музыкантами, композиторами, импровизаторами в странах, где я выступаю. Мы общаемся, шутим, выпиваем, они показывают мне самые невероятные места в своих странах — всё это очень вдохновляет на создание новой музыки и сотрудничество с World Orchestra.

Grzech Piotrowski & World Orchestra
Grzech Piotrowski & World Orchestra

Каким был ваш самый интересный исполнительский опыт? Например, самое экзотическое место для концерта…

— Было много прекрасных концертов. Я помню, как получил Гран-при на конкурсе Hoeilaart Jazz Festival (Бельгия) в 1997 году, помню первые концерты World Orchestra, концерт в кратере вулкана в Кабо-Верде… все концерты World Orchestra — это чудо, праздник искусства, жизни. Мы встречаемся на одной сцене с 30-150 талантливыми музыкантами со всего мира. Это действительно очень редкое и уникальное явление в современном мире, где уже сложно кого-то чем-то удивить.

ДАЛЕЕ: продолжение интервью Гжеха Пиотровского, видео, контактная информация, заказ билетов  Читать далее «Польский саксофонист и композитор Гжех Пиотровски приезжает налаживать творческие связи в России»

Артуро Сандоваль: интервью на Зимнем международном фестивале искусств в Сочи

Александр Беляев
фото: Алексей Молчановский
АБ

interview«Самое интересное — это мостики между жанрами», считает Юрий Башмет, альтист с мировым именем, дирижёр, неоднократный номинант на премию Grammy и организатор фестиваля в Сочи. В этом году Зимний международный фестиваль прошёл в 10-й раз. Начавшийся как предвкушение Олимпийских игр в Сочи, фестиваль одно время носил полуофициальное название «Культурная Олимпиада», но по завершении Игр в Сочи 2014 года оказалось, что мероприятие прижилось и пользуется успехом. И безо всяких спортивных аллюзий!

«Джаз — моя неслучившаяся любовь», часто говорит Юрий Башмет, в юности игравший на электрогитаре и заслушивавшийся джаз-роком. Сейчас Юрий Абрамович часто делает всякие кроссовер-проекты: например, его оркестр плюс биг-бэнд Игоря Бутмана. Играл он и с Ларри Кориеллом и Жаном-Люком Понти. На сочинском фестивале всегда есть джазовый участник — причём не абы кто в сопровождении местных, как принято у нас в провинции, а — настоящая звезда-легенда со своим «родным составом». Среди них бывали Жан-Люк Понти, Абдулла Ибрагим, Чучо Вальдес, Swingle Singers. «У нас выступал однажды пианист такой… чернокожий крупный мужчина с Кубы… Чучо Вальдес! — вспоминает Юрий Башмет. — Я его слушал и думал: ну роскошно, звук абсолютно как у Оскара Питерсона. Мастер! Потом выяснилось, что сеньор Вальдес учился на Кубе у людей, которые получили музыкальное образование в Советском Союзе. Это школа, это слышно. И это те мостики, о которых я говорю».

Arturo Sandoval (photo © Alexei Molchanovsky)
Arturo Sandoval (photo © Alexei Molchanovsky)

Джазовый участник этого года — трубач Артуро Сандоваль. После того, как в его гастрольный маршрут вошёл Сочи, другие промоутеры пригласили в Москву и Санкт-Петербург. На кратком брифинге с сочинскими журналистами маэстро сразу признался, что никакой особенной российской программы не приготовил — играют то, что и во всём гастрольном туре. Собственно, это же самое услышали и столицы пару дней спустя. И, кстати, правильно сделали — потому что программа эта идеально выверена и сбалансирована. Сочинская публика любит латино, любит всякое веселье — и всего этого было в достатке; и не любит заумь. Да, как уже заметили московские и питерские коллеги, сеньор Сандоваль в своём почтенном возрасте уже довольно мало играет на трубе, предпочитая петь, играть на клавишах и рояле и даже барабанить. Но те моменты, в которых он солирует — они дорогого стоят. «Он, наверное, просто поёт в мундштук басом, — недоумевал один из посетителей. — Ну не может труба так низко звучать!» Конечно, не может. И высоко так — не может. Но — звучит, ибо это Сандоваль. У него и один мундштук будет звучать, без инструмента — есть на YouTube ролик в доказательство.

Arturo Sandoval (photo © Alexei Molchanovsky)
Arturo Sandoval (photo © Alexei Molchanovsky)

В полдень перед концертом в Сочи Артуро Сандоваль согласился пообщаться с вашим корреспондентом.

Мы с фотографом приехали в отель «Камелия» — роскошное знание вдали от центра Сочи. Нас проводили на какой-то отдельный этаж, на отдельный балкон с видом на море. И вот он — Артуро Сандоваль, импозантный господин в забавно-стильных очках, пиджаке, с толстой сигарой в зубах. Весёлый, живой. «Вы присаживайтесь, присаживайтесь», пригласил он широким жестом.

Очевидный вопрос: вы нечасто бываете в России…

— Я так не считаю! Мне кажется, я уже раз сто бывал у вас. Несколько лет назад, например, выступил в Санкт-Петербурге, на площади рядом с Эрмитажем. В прошлом году играл на Украине. А вообще впервые я приехал ещё в составе группы Irakere, это был год 1975-76 примерно. Так что я хорошо знаю русскую публику и очень её люблю. Вы — музыкальная публика, чуткая. Играть для вас — одно удовольствие.

Arturo Sandoval (photo © Alexei Molchanovsky)
Arturo Sandoval (photo © Alexei Molchanovsky)

А что вы помните про тот визит с Irakere?

— В тот раз мне удалось в Москве познакомиться с моим кумиром — русским трубачом по имени Тимофей Докшицер. Он играл на трубе в оркестре Большого театра. Мы подружились, он дал мне урок игры на трубе.
ДАЛЕЕ: продолжение интервью Артуро Сандоваля  Читать далее «Артуро Сандоваль: интервью на Зимнем международном фестивале искусств в Сочи»

Ян Гарбарек: «Саксофон отличается от семьи тем, что ездит с тобой и на гастроли тоже!» (к 70-летию)

Кирилл Мошков,
редактор «Джаз.Ру»
(текст, фото)
CM

interview4 марта отметил 70-летний юбилей норвежский композитор и саксофонист Ян Гарбарек (Jan Garbarek) — один из самых известных в мире европейских джазменов. Гарбарек — безусловный творческий лидер первого поколения скандинавского джаза 1970-х гг. Это поколение первым в Северной Европе добилось мировой известности благодаря счастливой случайности — встрече Гарбарека и западногерманского продюсера Манфреда Айхера, чья фирма грамзаписи ECM прославила имена норвежских джазменов, которые, в свою очередь, своей узнаваемой стилистикой 1970-х и особенно 1980-х гг. создали то, что в историю джаза вошло как «стиль И-Си-Эм» или «звук И-Си-Эм». Практически все записи Яна Гарбарека с рубежа 1960-70-х гг. и до настоящего времени вышли именно на ECM.

Ян Гарбарек на фестивале Jazzkaar, Таллин, Эстония, 2012 (фото © Кирилл Мошков)
Ян Гарбарек на фестивале Jazzkaar. Таллин, Эстония, 2012 (фото © Кирилл Мошков, «Джаз.Ру»)

Ян Гарбарек родился в городке Мюсен на крайнем юго-востоке Норвегии 4 марта 1947 г. в семье осевшего в скандинавском королевстве польского военнопленного Чеслава Гарбарека и дочери норвежского фермера. Он вырос в Осло, получив норвежское подданство только в семилетнем возрасте (в то время королевство Норвегия не предоставляло своё подданство по факту рождения на территории страны). В 1968 г. он женился; у них с женой Вигдис есть единственная дочь — известная норвежская рок-певица Аня Гарбарек. К концу 60-х Гарбарек, овладев саксофоном в результате самостоятельных занятий, уже дебютировал в грамзаписи. Самой заметной его ранней записью стало участие в альбоме американского джазового композитора Джорджа Расселла «Electronic Sonata for Souls Loved by Nature» (Flying Dutchman Records, 1969). В тот период Гарбарек был убеждённым последователем Джона Колтрейна.
ВИДЕО: Jan Garbarek Quartet, съёмка Норвежской радиокомпании, 1969 «Karin’s Mode»
Ян Гарбарек — тенор-саксофон, Терье Бьёрклунд — фортепиано, Арильд Андерсен — бас, Юн Кристенсен — ударные

Постепенно Гарбарек эволюционировал в сторону более жёсткой манеры саксофонистов, работавших в пост-колтрейновской авангардной стилистике, прежде всего Алберта Айлера, но после 1973 г. отошёл от диссонантного звучания,  сохранив, впрочем, узнаваемый жёсткий, яркий тембр саксофона. В этот период он стал участником «Европейского квартета» прославленного американского пианиста Кита Джарретта, с которым между 1974 и 1979 записал ряд студийных и концертных альбомов, и они сделали его имя известным во всём джазовом мире.
ВИДЕО: «Европейский квартет» Кита Джарретта, на тенор-саксофоне — Ян Гарбарек. Выступление в Ганновере, 1976. «Spiral Dance»

В это же время в своих собственных записях он эволюционировал в сторону протяжных, медленных «амбиентных» звучаний, ставших его фирменной «фишкой» благодаря опять-таки ECM, рекламировавшей этот новый саунд, основанный на тщательно изученном Гарбареком норвежском деревенском фольклоре, как «звук ледяных фьордов».

Ян Гарбарек и Манфред Айхер в студии Talent, Осло (1970-е гг.)
Ян Гарбарек и Манфред Айхер в студии Talent, Осло (1970-е гг.)

Впрочем, джазовая критика впоследствии отмечала, что пресловутый «звук фьордов» разработал в своих студиях, расположенных в Осло — сначала Talent, затем Rainbow — знаменитый звукорежиссёр Ян-Эрик Конгсхауг. Именно он записал для продюсера Айхера значительное большинство альбомов ECM, и в действительности «звук ледяных фьордов» представлял собой звук выкрученных на максимум ревербераторов Lexicon, которые использовал этот звукорежиссёр-новатор.
ВИДЕО: Jan Garbarek Group, Гамбург, 1991 (полный концерт)
Райнер Брюнингхауз — клавишные, фортепиано; Эберхарл Вебер — электроконтрабас; Марилин Мазур — перкуссия; Агнес Буэн Гарнос — вокал

ДАЛЕЕ: продолжение биографии Яна Гарбарека и полный текст его интервью «Джаз.Ру» 2002 г.  Читать далее «Ян Гарбарек: «Саксофон отличается от семьи тем, что ездит с тобой и на гастроли тоже!» (к 70-летию)»

«Шлёпанье одним или двойным языком»: саксофонист-инноватор Дерек Браун впервые в России

NEW: Интервью «Джаз.Ру»: саксофонист-новатор Дерек Браун вновь отправляется в тур по России (ноябрь 2017)

Юрий Льноградский,
зам. главного редактора «Джаз.Ру»
YL

anonsС 8 по 31 марта по двум десяткам городов России пролегает маршрут российского тура, в который впервые отправляется Дерек Браун (Derek Brown) – саксофонист-новатор из Чикаго, чей необычный стиль уже покорил аудиторию многих стран. Российский тур представляет компания «Отдел культуры». Ранее Браун выступал не только в зажиточной Западной Европе, но и в Китае, Малайзии, Бразилии, Латвии, Украине, Сербии.

Derek Brown
Derek Brown

Дерек – один из ключевых участников популярной чикагской фанк-группы Low Spark, однако известен он в первую очередь своим сольным проектом с говорящим названием BEATBoX SAX (именно так сам он пишет это название). Дерек объединяет в своих шоу диаметрально противоположные составляющие — как в содержательной, так и в технической их части. С одной стороны, в его репертуаре – смесь из джазовых стандартов, классических произведений, хитов рок- и поп-музыки и авторских пьес. С другой стороны – он в состоянии, не пользуясь процессорной обработкой звука, совмещать игру на саксофоне, пение и специфический битбокс, который именно использованием саксофона отличает Брауна от множества «обычных» битбоксеров. Многие звуковые эффекты, которые он использует, в принципе невозможны для человеческого горла самого по себе.

История Дерека напоминает классический путь музыкантов, совершивших революцию в джазе на заре его становления. Он родился и вырос в мичиганском захолустье, где любительские занятия музыкой направлялись запросами и советами не самых искушённых слушателей; первая группа с его участием, Afterthought, исполняла обычную смесь консервативного джаза и кантри на «белый» лад. Однако уже в ней Браун начал не только писать собственную музыку, но и пробовать выйти за рамки жанра, в том числе через новый взгляд на технику игры на инструменте. Дерек вообще не шёл проторенными путями: музыкальное образование, например, он получил в далеко не самом престижном заведении Штатов – в колледже-консерватории Университета Цинциннати. Но, возможно, именно вне образовательного конвейера всемирно известных джазовых школ и должен был зародиться новый стиль. Даже место работы многообещающий выпускник выбрал не там, где положено «нормальному» джазмену: Браун уехал преподавать в Христианский Университет Абилина, расположенный в небольшом техасском городке. Здесь он руководил джазовым отделением и основал джазовый фестиваль, ставший ежегодным. Здесь же и окончательно поставил перед собой амбициозную задачу – изменить формат сольного выступления саксофониста, сделать его полноценным по наполнению и звучанию шоу без применения электроники. Для решения оказалось недостаточно уже известных техник вроде циркулярного дыхания и более или менее очевидных перкуссионных фокусов; Браун разработал и собственные приёмы, получившие названия «slap-tonguing» и «double-tonguing». В буквальном переводе, который только усиливает всю специфику – это «хлопок (щелчок) языком» и «двойная работа языком»; отдельных же русскоязычных энтузиастов, искренне стремящихся передать перевод буквально, эти названия провоцируют на перлы вроде того, что вынесен в название материала.

Найденная формула позволила Брауну реализовать главную мечту любого современного музыканта – стать независимым артистом, который живёт только собственной музыкой и не должен совмещать её с преподаванием, работой в чужих ансамблях и т.п. Перебравшись в Чикаго, Дерек быстро стал одним из самых ярких саксофонистов современной сцены, что хорошо иллюстрируют именные контракты на обеспечение со стороны ведущих производителей инструментов и оборудования (Legere Reeds, JodyJazz, P.Mauriat, BG, AKG). Собственный канал на Youtube принёс Брауну известность, о которой могут только мечтать многие «нормальные» джазмены: сегодня у него десятки тысяч подписчиков и миллионы просмотров, а найденные им решения изучаются и тиражируются студентами.

Шоу Брауна – это действительно шоу. Здесь есть всё. Мало того, что в одной программе звучат джазовые стандарты («I Got Rhythm» Гершвина), фанк (неувядающий «Chameleon» Хэрби Хэнкока), соул («Stand By Me», прославленная Беном Э. Кингом), рок-н-ролл («Can’t Help Falling In Love» из репертуара Элвиса Пресли), классика (виолончельная сюита Иоганна Себастьяна Баха), новая волна («Every Breath You Take» от The Police), эстрада самого разного толка (от Haddaway до ни много ни мало Джастина Бибера). И мало того, что с точки зрения звуковой палитры один молодой американец с саксофоном даст хорошую фору иным полноценным ансамблям. Дело ещё и в естественности и юморе артиста, который не чурается добрых и ярких розыгрышей – например, исполнить свою композицию дуэтом с собственным папой, чей не очень музыкальный голос записан на мобильный телефон.

Дерек Браун, разумеется, вряд ли станет такой же легендой своего инструмента, какой стал Чарли Паркер, Джон Колтрейн или другие мастера высшего эшелона, перевернувшие представления современников о возможностях саксофона. Сейчас другое время. Но именно в это, другое время именно он, Дерек Браун, может воссоздать атмосферу джазового расцвета – когда все вокруг молоды, отчаянны, полны надежд, не боятся экспериментов и не забывают о том, что главное назначение этого искусства – дарить чистую радость, а не побуждать к искусствоведческим изысканиям.

ДАЛЕЕ: интервью Дерека Брауна, видео, полное расписание концертного тура по России в марте 2017 г. Читать далее ««Шлёпанье одним или двойным языком»: саксофонист-инноватор Дерек Браун впервые в России»