Синкопы джазовой судьбы. Очерк творческого пути Олега Лундстрема и его оркестра (к 100-летию), ч. 3

story7 апреля в Казани в рамках программы фестиваля «Lundstrem-Fest-100», посвящённого 100-летию со дня рождения прославленного джазового бэндлидера Олега Лундстрема (1916-2005), состоялась всероссийская научно-практическая конференция «Олег Лундстрем и традиции отечественного джаза». На конференции выступил, в частности, наш постоянный казанский автор Игорь Зисер, чей доклад в программе фестиваля был озаглавлен так:

Зисер Игорь Григорьевич. Казанский государственный архитектурно-строительный университет, Институт архитектуры и дизайна, доцент кафедры дизайна, кандидат технических наук; организатор фестиваля «Джазовый перекресток». «Шанхайский след» в Казани: 1947–2009.

На основе доклада, прослеживавшего судьбы членов «шанхайского» состава оркестра Олега Лундстрема, переехавшего из Китая в СССР в 1947 г., был написан большой исторический очерк о судьбах участников старейшего в мире джазового биг-бэнда (существует с 1934). «Джаз.Ру» с гордостью публикует этот очерк в трёх обширных частях. Часть первая была опубликована 19 августа. К отмечавшемуся 1 октября 94-му дню рождения российского джаза мы опубликовали вторую часть очерка. Сегодня — третья, заключительная часть колоссального «лонгрида».


Олег Лундстрем (фото © Павел Корбут, 1999)
Олег Лундстрем (фото © Павел Корбут, 1999)
Игорь Зисер

 

ИЗ

Окончание. Начало см. в выпусках от 19.08.2016 и от 30.09.2016

9. Московский брейк

Слово «брейк» используется джазовыми музыкантами для обозначения короткой сольной вставки одного из участников ансамбля, когда остальные прерывают исполнение. Часто такие брейки играются в конце квадрата или всей пьесы. Мы в нашем очерке приближаемся к такому моменту. Но есть и еще одно значение, среди множества, найденных мною в словаре английского сленга. Брейк — это удар судьбы.

Удару, связанному с проклятым московским квартирным вопросом, предшествовало более предсказуемое событие: в конце 1959 года после трёх сезонов работы от Москонцерта (сейчас сказали бы — на Москонцерт) из оркестра ушли саксофонисты Виктор Деринг и Анатолий Голов, а также пианист Юрий Модин. Сложного по характеру, неуживчивого Модина руководитель оркестра Олег Лундстрем просто заменил на блестящего, очень перспективного молодого пианиста Николая Капустина. Деринг, во-первых, устал от бытовых проблем, ему надо было срочно в Казани решать квартирный вопрос; а во-вторых, когда в 1958 году в оркестре появился молодой, активный и способный саксофонист Георгий Гаранян, ему перешли многие партии, исполняемые Дерингом, и Виктор Эдуардович не стал ждать участи Модина. Что касается Анатолия Голова, то это был человек с особым характером. Как мне рассказывал казанский бэндлидер Анатолий Василевский, хорошо знавший ветеранов «шанхайского» состава, Голову просто надоело мотаться с эстрадными концертами по стране: ведь только за первый год работы оркестранты объехали 82 города СССР. Для оркестра эта потеря в музыкальном плане была особенно ощутимой: Анатолий Голов был выдающимся альт-саксофонистом, с его уходом пропала важная краска в звучании бэнда. Послушайте, как звучит его альт-саксофон в пьесе «Harlem Nocturne», записанной в 1959 году — кстати, эту запись, представляя советский оркестр мировой джазовой аудитории, в 60-е годы «крутил» по «Голосу Америки» прославленный радиоведущий Уиллис Коновер.

Анатолий Голов и Олег Лундстрем на концерте. 1957 год.
Анатолий Голов и Олег Лундстрем на концерте. 1957 год.

СЛУШАЕМ: Анатолий Голов (саксофон) и эстрадный оркестр под управлением Олега Лундстрема (Москва, 1959) — «Гарлемский Ноктюрн» (Эрл Хаген)

ДАЛЕЕ: продолжение финальной части исследования истории участников «шанхайского» состава Оркестра Олега Лундстрема, много ФОТО!  Читать далее «Синкопы джазовой судьбы. Очерк творческого пути Олега Лундстрема и его оркестра (к 100-летию), ч. 3»

Синкопы джазовой судьбы. Очерк творческого пути Олега Лундстрема и его оркестра (к 100-летию), ч. 2

story7 апреля в Казани в рамках программы фестиваля «Lundstrem-Fest-100», посвящённого 100-летию со дня рождения прославленного джазового бэндлидера Олега Лундстрема (1916-2005), состоялась всероссийская научно-практическая конференция «Олег Лундстрем и традиции отечественного джаза». На конференции выступил, в частности, наш постоянный казанский автор Игорь Зисер, чей доклад в программе фестиваля был озаглавлен так:

Зисер Игорь Григорьевич. Казанский государственный архитектурно-строительный университет, Институт архитектуры и дизайна, доцент кафедры дизайна, кандидат технических наук; организатор фестиваля «Джазовый перекресток». «Шанхайский след» в Казани: 1947–2009.

На основе доклада, прослеживавшего судьбы членов «шанхайского» состава оркестра Олега Лундстрема, переехавшего из Китая в СССР в 1947 г., был написан большой исторический очерк о судьбах старейшего в мире джазового биг-бэнда (существует с 1934). «Джаз.Ру» с гордостью публикует этот очерк в трёх обширных частях. Часть первая была опубликована 19 августа. Сегодня, к отмечаемому 1 октября 94 дню рождения российского джаза, мы публикуем вторую часть очерка.


Олег Лундстрем (фото © Павел Корбут, 1999)
Олег Лундстрем (фото © Павел Корбут, 1999)
Игорь Зисер

 

ИН

Продолжение. Начало см. в выпуске от 19.08.2016
5. Репатриация 1947

Среди пассажиров теплохода «Гоголь» того октябрьского рейса было много бывших харбинцев, опубликовавших свои воспоминания. Вот отрывок из воспоминаний Олега Штифельмана, с указанием времени отправления из Шанхая и прибытия в Находку, а также с упоминанием оркестра Лундстрема:

Наступило утро 27 октября 1947 года… Я уже стою на палубе теплохода «Гоголь» и смотрю вниз на мать и Олю. Я спускаю вниз верёвочку, и мать привязывает к ней связку банан[ов] (она знала, что я обожаю бананы), а Оля привязывает конверт с прощальным письмом… С нашей группой ехали два оркестра: симфонический оркестр Фидлера и джаз-оркестр Олега Лундстрема. На второй день в море пассажиры упросили Лундстрема дать концерт на палубе, что и было выполнено. Параллельным курсом шли ещё два корабля, так они максимально приблизились, чтобы слышать этот прекрасный джаз. Моряки «Гоголя» просто балдели от восторга… Утром 30 октября мы прибыли в порт Находка».

(Олег Штифельман. «Крошка из Шанхая») 

Теплоход «Гоголь», бывший «Wadal»
Теплоход «Гоголь», бывший «Wadal»

Чтобы представить себе общую картину «исхода», приведу сведения о репатриации из Китая в 1946 -1948 годах.

После окончания Второй мировой войны указами Президиума Верховного Совета СССР определённой части эмигрантов было предоставлено право получения советского гражданства. Его получали лица, состоявшие к 7 ноября 1917 года подданными бывшей Российской империи, а также те, кто утратил советское гражданство, и их дети. Распространялось оно на русских эмигрантов, которые в то время жили не только в Маньчжурии, но и в провинции Синьцзян, в Шанхае, Тяньцзине и других городах Китая. После выхода этих указов началась добровольная репатриация, которая охватила период 1946–1950 годов.

В 1947 году прибывших репатриантов из Китая размещали, главным образом, на Урале — в 38 городах и районах Свердловской области, в городах Златоуст, Магнитогорск, Миасс, двух районах Челябинской области, в шести городах Башкирской АССР, в двух районах в Молотовской (ныне Пермской) области, а в Татарской АССР — в Казани и четырёх районах республики.

В 1946–1948 годах все репатрианты прошли процедуру фильтрации, примерно треть была осуждена по 58-й статье УК РСФСР за коллаборационизм на сроки от 10 до 15 лет.

(Наталья Гребенникова «Дело «харбинцев»», журнал «Словесница искусств», №2(30) 2012)

Уже в Находке Олег Лундстрем проявил свои качества находчивого и умелого организатора. В этот момент надо было найти оптимальное решение главного вопроса: куда ехать? О жизни в СССР участники оркестра знали очень мало. Поэтому надо было найти подход к начальству, ответственному за распределение репатриантов. Лундстрем тут же организует концерт для охранников, производит соответствующее впечатление и получает возможность выбрать город.

— Мы ошеломили их! — говорил Олег Лундстрем. — Представляете, картина: все были одеты в униформу концертную, инструменты блестят, сели — у всех пульты! Такого в СССР не было и в Москве, а тут — Находка! Это была удача, поскольку ребят сразу зауважал начальник по распределению товарищ К.А. Пискун. Он спрашивает: кто куда хочет ехать? Определил нам границу — Уфа-Казань-Киров-Свердловск (любой город по эту черту), дальше — полная разруха! Я осмелел и стал просить его подыскать нам город с консерваторией. Из всех доступных для репатриантов городов консерватории имелись только в Казани и Свердловске. Он говорит: вы пока отдыхайте, я созвонюсь с городами, завтра дам вам ответ! Оказалось, в Свердловске — консерватория старая, и там перепроизводство музыкантов. А в Казани — новая, молодая консерватория (основана в 1945 г.), — там нехватка музыкантов. Я выбрал самый западный город, поближе к центру — Казань…

Никто тогда и не знал, что в 1947-м, то есть накануне нашего возвращения в СССР, посадили Александра Варламова, что разогнали главный биг-бэнд страны под руководством Александра Цфасмана. Другой знаменитый джазист, Эдди Рознер, был тогда уже в местах, гораздо более отдалённых, — в магаданских лагерях. Советский Союз к тому времени уже вовсю боролся с космополитизмом, «стилягами», «низкопоклонничеством» перед Западом. А тут — эти самые с иголочки одетые «стиляги» из Шанхая рвутся домой!

Олег Лундстрем. Как мы возвращались из Шанхая. Из фильма «Дорога домой» (цикл «Осенние портреты», телекомпания Альма Матер, 1998. цит. по: Л.Черникова, указ.соч., см. ч.1)

Дорога холодной осенью через всю истощённую войной страну в вагонах-теплушках становится очень тяжелым испытанием, но музыканты и их семьи переносят его стойко и, наконец, в конце ноября прибывают в Казань. И здесь — новые трудности, и снова Олег Лундстрем применяет испытанный приём «на поражение» местных чиновников: такого они точно еще не видели и не слышали…

В таких теплушках — из Находки в Казань
В таких теплушках — из Находки в Казань

ДАЛЕЕ: продолжение второй части очерка истории Оркестра Олега Лундстрема

Читать далее «Синкопы джазовой судьбы. Очерк творческого пути Олега Лундстрема и его оркестра (к 100-летию), ч. 2»

Синкопы джазовой судьбы. Очерк творческого пути Олега Лундстрема и его оркестра (к 100-летию)

Игорь Зисер ИН

story7 апреля в Казани в рамках программы фестиваля «Lundstrem-Fest-100», посвящённого 100-летию со дня рождения прославленного джазового бэндлидера Олега Лундстрема (1916-2005), состоялась всероссийская научно-практическая конференция «Олег Лундстрем и традиции отечественного джаза». На конференции выступил, в частности, наш постоянный казанский автор Игорь Зисер, чей доклад в программе фестиваля был озаглавлен так:

Зисер Игорь Григорьевич. Казанский государственный архитектурно-строительный университет, Институт архитектуры и дизайна, доцент кафедры дизайна, кандидат технических наук; организатор фестиваля «Джазовый перекресток». «Шанхайский след» в Казани: 1947–2009.

На основе доклада, прослеживавшего судьбы членов «шанхайского» состава оркестра Олега Лундстрема, переехавшего из Китая в СССР в 1947 г., был написан большой исторический очерк о судьбах старейшего в мире джазового биг-бэнда (существует с 1934). «Джаз.Ру» с гордостью открывает публикацию этого очерка в трёх обширных частях.

Олег Лундстрем (фото © Павел Корбут, 1999)
Олег Лундстрем (фото © Павел Корбут, 1999)

В энциклопедическом словаре Гроува синкопирование определяется как «нарушение регулярности ритма путем перемещения акцента на долю такта, обычно не акцентируемую». По существу это не что иное, как нарушение нормальной метрической пульсации посредством подчеркивания слабой доли… Таким образом, синкопирование представляет собой способ ритмической деформации метра и служит средством для создания эффекта неожиданности.

(Уинтроп Сарджент. «Джаз». М., Музыка, 1987, стр.55-56.)

Предисловие

Рассматривая историю Олега Лундстрема и его оркестра, как траекторию в пространстве и времени, можно отметить особые точки, которые связаны с «деформацией» плавного или регулярного развития событий. Используя музыкальную терминологию, уместную в нашем очерке, можно назвать их «синкопами».

Так, первый неожиданный поворот («синкопа-1922») в биографии семьи Лундстремов — это переезд из России в китайский город Харбин в 1922 г., связанный с работой главы семьи — Леонида Францевича Лундстрема — на КВЖД (Китайско-восточной железной дороге, построенной Россией. — Ред.). Вторая «синкопа-1934» — это «случайная» встреча Олега Лундстрема в 1934 г. с записью оркестра Дюка Эллингтона, определившая поворот к джазу. Третья «синкопа-1935» — это, по сути, бегство из Харбина в Шанхай, связанное с военно-политической обстановкой в Маньчжурии (северо-восточной территории, отторгнутой от Китая императорской Японией. — Ред.) . Эта «синкопа» привела к выходу джазовой темы в жизни Лундстрема на первый план и последующему становлению его оркестра в Шанхае. Выезд из Шанхая в Советский Союз — это уже не синкопа, это «возвращение-1947» на Родину, решение о котором долго вынашивалось музыкантами… Четвёртая «синкопа» в судьбе оркестра — печально знаменитое постановление ЦК КПСС «Об опере Вано Мурадели «Великая дружба»» 1948 г. («синкопа 1948»), по существу запретившее в СССР западную музыку, в том числе и джаз, и остановившее развитие отечественного джаза на несколько лет. В 1955 г. оркестр Лундстрема получил неожиданную поддержку великого Дмитрия Шостаковича на совещании в редакции журнала «Советская музыка» («синкопа 1955»). Тогда прозвучала известная фраза композитора о пути, которым должна идти так называемая «лёгкая музыка». И следом — случайное появление администратора московского Росгастрольбюро Михаила Цына на казанском концерте оркестра в конце1955 г. (по другим сведениям — в январе 1956) и последующее приглашение и перевод оркестрантов в Москву приказом по Росконцерту в октябре 1956. Завершение «казанского» периода оркестра произошло в 1963 г. («синкопа 1963»), когда вышел приказ о разрешении прописки в Москве 10 членам оркестра Лундстрема, по которому фактически было «прописано» шесть человек из первого, казанского состава. Больше половины «шанхайцев» (девять человек) остались в Казани и внесли свой вклад в развитие музыкальной культуры города.

Такова вкратце внешняя, географическая и временная траектория оркестра на его пути из Харбина в Москву. Но есть и другое измерение этого пути, нематериальное по своей сути — и, как мне представляется, более важное: то, что мы называем «судьбой». В этой судьбе сложно переплелись личные качества, связанные с происхождением и психологическими портретами джазовых музыкантов, истории их семей, и все это на грозном фоне событий ХХ века, перевернувших всю мировую историю.

События «китайского» периода жизни Лундстрема и его товарищей очень подробно освещены в работе Л.П.Черниковой «Джаз-оркестр Олега Лундстрема» (Федеральное агентство по образованию. Башкирский гос.ун-тет, Уфа, 2009 — 300 с., веб-версия доступна на сайте Оркестра Олега Лундстрема), поэтому в нашем очерке сделана попытка выделить черты Олега Леонидовича как джазового музыканта и руководителя оркестра, в чём существуют опредёленные трудности. У нас для этого нет главного — записей оркестра тех лет, поэтому придется опираться на письменные свидетельства музыкантов, на фото того периода, а также на музыкальный и визуальный «фон эпохи», сохранившийся в записях джазовых ансамблей, которые служили образцом для оркестра Лундстрема.

1. Синкопа-1922. Харбинская юность

Китайская история братьев Лундстрем, во многом похожая на истории их друзей, замешана на одних и тех же исторических дрожжах: революция и гражданская война в Забайкалье и Дальнем Востоке, переезд родителей на хорошо оплачиваемую работу в КВЖД и детство в Харбине.

Братья Лундстрем в 1925 г. При разнице в возрасте всего в один год видно, как различны их характеры. Углублённый в себя, серьёзный Олег — и улыбчивый, лёгкий и контактный младший брат Игорь.
Братья Лундстрем в 1925 г. При разнице в возрасте всего в один год видно, как различны их характеры. Углублённый в себя, серьёзный Олег — и улыбчивый, лёгкий и контактный младший брат Игорь.

Фото 1. Братья Лундстрем в 1925 г. При разнице в возрасте всего в один год видно, как различны их характеры. Углублённый в себя, серьёзный Олег — и улыбчивый, лёгкий и контактный младший брат Игорь.

ДАЛЕЕ: продолжение первой (из трёх) частей исследования по истории оркестра Олега Лундстрема  Читать далее «Синкопы джазовой судьбы. Очерк творческого пути Олега Лундстрема и его оркестра (к 100-летию)»

Lundstrem-Fest-100: фестиваль памяти Олега Лундстрема в Казани — история с картинками

Игорь Зисер
фото: Сергей Ермолаев
ИН

reportПредисловие

Рассказать есть о чём, тем более, что события такого масштаба в Казани давно не было. Ведь Олег Лундстрем — это казанский бренд, как любят выражаться наши чиновники. Готовиться автор этих строк начал больше года назад, написал перечень «мероприятий»: концерты фестиваля, подарочное издание альбома «Лундстрем в Казани», историко-музыкальная научно-практическая конференция и народные гуляния в парках и скверах, а в довершение — дом-музей Олега Лундстрема. Понимал, что на дом денег не дадут, но, наученный опытом, знал, что обязательно что-то вычеркнут. Вот на этот случай пусть будет музей, который заменят мемориальной доской.

афиша фестиваля
афиша фестиваля

Пошёл с этим списком в министерство местной культуры, к замминистра, милой даме, которая решает финансовые вопросы, поэтому главная, ну и к джазу тоже неравнодушная. Она его взяла, прочитала, воодушевилась, но сказала: сейчас не время, на носу мировое первенство по водным видам спорта, вот как только проплывут, так сразу и возьмёмся. Позвоню, ждите. Прошел спорт, за ним лето, я забеспокоился: а где милая дама? Мне говорят — уплыла вслед за водными видами, а новый зам ещё не вошёл в курс дела. К тому же кризис.

Рубин Абдуллин
Рубин Абдуллин

В конце концов в списке у меня осталась одна книга под названием «Лундстрем. Джаз. Казань» — о «шанхайском следе» в культурной истории города. Знакомясь с документами и литературой, понял, что хотя денег нет, но зато есть много белых пятен в этой во многом трагичной истории джазового оркестра, который вернулся на родину. С проектом письма на имя Высокого начальника пришел в консерваторию, где, как я слышал, в конце 40-х годов учились «шанхайцы» во главе с Олегом Лундстремом. Этот шаг оказался счастливым для всей лундстремовской идеи: ректор Рубин Кабирович Абдуллин сказал — книгу издадим в двух вариантах: как подарочный альбом и как академическое издание, конференцию проведём, и фестиваль со звёздами тоже! Обращусь сначала к мэру, если не поможет — к президенту!

Мы воодушевились. Мы — это как бы оргкомитет фестиваля: за концертную часть отвечает проректор консерватории Елена Хакимова, главный по конференции — проректор Юрий Карпов, и я, который из джазовой общественности и причастен к изданию книги: доцент со стороны. Работаем (Елена подготовила три сметы — от «гуляем на всю катушку!» до «культурно отдыхаем по-скромному») и ждём решения финансовой проблемы, которая одна: дадут или не дадут? Проходит месяц, другой, до рождения Лундстрема осталось три недели. Их ответ: денег нет! Ответ Рубина Абдуллина: а я всё равно проведу!

Так чиновничья Казань сделала вид, что не заметила юбилея своего прославленного джазмена. У них — кризис, проблемы с выборами (пришел новый начальник, кто его знает, а вдруг…), а тут офшоры ещё начали трясти: не до джаза. А вот у нас — праздник, который всегда с нами: на юбилей Фейертаг приехал!

Фейертаг

Последний раз приглашал Владимира Борисовича больше десяти лет назад. Опасался: много времени прошло, как там Фейертаг? В Казани эту нашу джазовую энциклопедию с человеческим лицом любят со времен фестиваля «Джазовый Перекрёсток». В.Б. тоже любит приезжать в Казань, где у него, кроме джазовых интересов, есть ещё и друг детства. Так вот: Фейертаг жив, здоров, весел и энергичен, а начнет говорить о джазе — просто Златоуст, невозможно оторваться, хочется слушать ещё и ещё…

Игорь Зисер и Владимир Фейертаг
Игорь Зисер и Владимир Фейертаг

Я бы сравнил его с Ираклием Андронниковым: видимо, туманная атмосфера питерской интеллектуальной интеллигентности способствует появлению таких гениальных рассказчиков. При этом В.Б., согласно канонам джазовой импровизации, знает меру, и форма его высказываний отличается ясностью и логикой построения. Вот что надо записывать — в назидание потомкам — нашим телевизионным пропагандистам культуры: как насчёт цикла передач «Фейертаг говорит о джазе, и не только»? Так, кстати называлось его выступление 6 апреля. Смотрите: говорит и указывает Фейертаг! Фейертаг считает так!

Владимир Фейертаг

Фрумкин и Анна

В первый день фестиваля, сразу по прибытию в Казань оркестра имени Олега Лундстрема, состоялась пресс-конференция с участием художественного руководителя и главного дирижера Бориса Фрумкина и певицы Анны Бутурлиной. Фрумкин рассказал о том, как в Москве отметили день рождения Лундстрема концертом в Кремлёвском дворце, а затем, отвечая на вопросы журналистов, покритиковал нашу культурную власть за недостаточную заботу о джазе. Что, впрочем, характерно как для советских времен, так и теперешних: только тогда давила идеология, а сейчас — всеобщая коммерциализация. Тем не менее, оркестр существует и явно прогрессирует. Последнее отметил после концерта В.Б., но об этом ниже. Поздравив всех с праздником, Борис Михайлович вместе с Анной отправился на репетицию в Большой концертный зал.
ДАЛЕЕ: продолжение подробного репортажа из Казани, много ФОТО  Читать далее «Lundstrem-Fest-100: фестиваль памяти Олега Лундстрема в Казани — история с картинками»

Бэндлидер Олег Лундстрем (1916-2005): 100 лет со дня рождения

Кирилл Мошков,
редактор «Джаз.Ру»
CM

Текст выходил как часть главы «Шанхайский период русского джаза. Олег Лундстрем и другие» в двухтомнике «Российский джаз» (Планета Музыки, 2013 — под псевдонимом Константин Волков). В «Полном Джазе 2.0» к 100-летию Олега Леонидовича публикуется в актуализированной редакции.


Когда ночью 14 октября 2005 г. в возрасте 89 лет умер бэндлидер Олег Лундстрем, в отечественном джазе закончилась целая эпоха. Лундстрем руководил собственным джазовым оркестром дольше всех в мире — с 1934 г. (Харбин, Маньчжурия) через все перипетии и преграды бурной истории XX века.После Харбина были переезд в Шанхай, возвращение в СССР в 1947 г., жизнь в Казани, триумфальный приезд в Москву в 1957-м — и всё это время, до последних дней жизни, был статус бэндлидера: хотя повседневное руководство Оркестром Олега Лундстрема в последние три года жизни основателя оркестра осуществлял Георгий Гаранян, Олег Леонидович оставался на своем посту и иногда появлялся с оркестром на сцене. Это означает, что Лундстрем был руководителем джазового оркестра более 70 лет.

Олег Лундстрем (фото © Павел Корбут, 1999)
Олег Лундстрем (фото © Павел Корбут, 1999)

Даже самое краткое последовательное перечисление событий жизни Олега Леонидовича Лундстрема рисует очертания одной из самых ярких и необычных биографий в истории отечественного джаза.

2 апреля 1916 года в забайкальском городе Чита в семье преподавателя городской гимназии, обрусевшего шведа Леонида Францевича Лундстрема, и его жены Галины Петровны родился сын Олег, а годом позже — второй сын Игорь.

Грянула революция и гражданская война, в ходе которой забайкальский край был отрезан от Советской России, но вскоре в Забайкалье был установлен просоветский режим — так называемая Дальневосточная Республика (ДВР). В 1921 г. семья Лундстремов по документам ДВР переехала в Харбин, Маньчжурия (ныне — северо-восточный Китай), куда Лундстрема-отца пригласили на работу на КВЖД — Китайскую Восточную железную дорогу, построенную в 1900-е гг. русскими инженерами и находившуюся в концессии у России. Сначала Лундстрем-старший служил преподавателем физики в средней школе, а позже — лектором Харбинского Политехнического института.

Русский Харбин
Русский Харбин (почтовая открытка 1910-х (?) гг.)
Олег Лундстрем, 1934
Олег Лундстрем, 1934

Думали ли в 1898 году инженеры Югович, Игнациус и князь Хилков, начиная строительство Китайской Восточной железной дороги, а инженер-строитель Шидловский — закладывая на берегу реки Сунгари первый дом будущего города Харбин, что они тем самым дают начало целой ветви в истории российской культуры? Конечно, нет. Кто на рубеже XIX и XX веков мог предположить, что бурные исторические события конца 10-х — начала 20-х годов нового столетия отрежут от России многотысячное сообщество работавших на КВЖД русских людей, а гражданская война пополнит их число новыми тысячами — как офицерами и солдатами разбитой Белой армии, так и множеством вынужденных эмигрантов, обладателей «неправильной», с точки зрения победившей красной власти, классовой принадлежности?..

Олег и Игорь Лундстремы принадлежали к числу тех, кто не выбирал эмиграцию сознательно, но был поставлен в условия жизни за пределами родной страны неумолимой логикой истории. В 1932 г. Олег окончил коммерческое училище и поступил в основанный русскими в Харбине Политехнический институт, а параллельно — в «музыкальный техникум», который окончил по классу скрипки в 1935 году.

Начало 30-х годов в европейских «сеттльментах» на Дальнем Востоке было ознаменовано поголовным увлечением новым танцем — фокстротом, и, соответственно, новой музыкой — джазом. Первое время эта веселая ритмичная музыка не привлекала особого внимания Олега, пока он случайно, подбирая в 1933 году пластинки для очередной вечеринки, не наткнулся на пластинку совершенно неизвестного в то время за пределами США и Западной Европы оркестра Дюка Эллингтона. Пьеса эта называлась «Дорогой старый Юг» («Dear Old Southland»).

СЛУШАТЬ: Duke Ellington «Dear Old Southland» (1933)

Пластинка Дюка ошеломила Олега: он сразу понял, что творческая эллингтоновская ветвь джаза — не только музыка для ног, но нечто большее. Такое же впечатление пластинка произвела и на его друзей, молодых музыкантов, начавших уже приобщаться к современной музыке. Таким же образом напали на след Луи Армстронга, и с этого момента началось увлечение подлинным джазом. Понемногу музицировали, начали играть на танцах. А Олег пытливо изучал звучание оркестра и начал по слуху аранжировать и воспроизводить на фортепиано пьесы с пластинок.

Оркестр Олега Лундстрема 1935
Алексей Котяков, Олег Лундстрем, Александр Гравис, Игорь Лундстрем, Илья Уманец. Харбин, 1935

В 1934 году молодые русские музыканты решили собрать в Харбине свой джаз-оркестр и, демократично проголосовав, выбрали руководителем Олега Лундстрема. Оркестр состоял из девяти музыкантов: два альт-саксофона (Александр Онапюк и Владимир Серебряков), один тенор-саксофон (Игорь Лундстрем), две трубы (Виталий Серебряков и Алексей Котяков), один тромбон (Анатолий Миненков), фортепиано (Олег Лундстрем), банджо и контрабас в одном лице (Александр Гравис) и барабаны (Илья Уманец). Таков был первый состав оркестра Олега Лундстрема. Весь следующий год «лундстремовцы» набирали популярность в европейской общине Харбина: оркестр играл на балах, вечерах и выступал по местному радио.

В 1936 году оркестр переехал на юго-восток Китая, в Шанхай — огромный международный портовый центр, где существовала крупнейшая на Дальнем Востоке европейская община. В шанхайском «сеттльменте» Шанхая в тот год жило больше 35000 европейцев и американцев; большинство этой общины (до 25000) составляли русские, но они же представляли собой и самую низкооплачиваемую часть «белого» Шанхая. В отличие от процветавших международных торговцев и многочисленных авантюристов из Западной Европы и США, большинство «русских шанхайцев» оказались в городе как беженцы или вынужденные переселенцы и в массе своей жили в крайне стеснённых условиях. Но именно здесь началась успешная профессиональная деятельность оркестра Олега Лундстрема. Первым местом его работы был отель «Янцзы», затем музыканты работали в популярном в городе боллруме (танцзале) Majestic. В этот период русский оркестр был уже хорошо известен в городе — настолько, что иногда (в 1937 и в 1940) даже выезжал на летний сезон в курортный город Циндао.

ДАЛЕЕ: продолжение биографии Олега Лундстрема, много фото, ВИДЕО, АУДИО!  Читать далее «Бэндлидер Олег Лундстрем (1916-2005): 100 лет со дня рождения»

К 100-летию со дня рождения Олега Лундстрема в Казани состоится «Лундстрем-Fest 100»

anons5-7 апреля в Казани, столице Республики Татарстан, состоится «Лундстрем-Fest 100», посвящённый 100-летию со дня рождения легендарного бэндлидера Олега Лундстрема (02.04.1916 — 13.10.2005). Его представляют министерство культуры Российской Федерации и Казанская государственная консерватория им. Н.Г. Жиганова. В программе фестиваля — два концерта в Государственном Большом концертном зале им. Салиха Сайдашева, научно-практическая конференция «Олег Лундстрем и традиции отечественного джаза» и творческие встречи с музыкантами.

Олег Лундстрем (фото © Павел Корбут, 2000)
Олег Лундстрем (фото © Павел Корбут, 2000)

 

История оркестра Олега Лундстрема, а через него — и вся история отечественного джаза тесно связана с Казанью. Именно столицу тогдашней Татарской АССР назначили советские власти для проживания музыкантов оркестра, который переехал на родину в 1947 г. из китайского Шанхая, где созданный молодыми советскими гражданами — детьми сотрудников Китайской Восточной железной дороги в Харбине в 1934 г. джазовый коллектив работал с 1936. В конце 40-х гг. прошлого века грянула «эпоха разгибания саксофонов», на несколько лет сделавшая невозможным существование джазовых оркестров как таковых. Но джазмены Лундстрема работали в Казани, учились (сам Олег Леонидович Лундстрем окончил Казанскую консерваторию по классам композиции и симфонического дирижирования) и благодаря поддержке руководства Татарской филармонии давали разовые концерты составом «шанхайского» джаз-оркестра. После начала «оттепели», в 1956 г., большая часть «шанхайцев» переехала в Москву, где на базе приехавшего из Китая оркестра был создан концертный эстрадный оркестр п/у Олега Лундстрема — будущий Государственный камерный оркестр джазовой музыки, через который за последующие десятилетия прошла значительная часть лучших сил советского и российского джаза. Но в Казани осталась часть «шанхайцев» — например, альт-саксофонист оркестра Виктор Деринг (1921-2009) возглавил оркестр «Экран» Казанской киносети, впоследствии — Государственный оркестр кинематографии Республики Татарстан.

В настоящее время Государственный оркестр джазовой музыки им. Олега Лундстрема работает под руководством народного артиста РФ, пианиста Бориса Фрумкина. Выступление оркестра откроет «Лундстрем-Fest 100» 5 апреля.

ДАЛЕЕ: расписание фестиваля «Лундстрем-Fest 100», контактная информация

Расписание фестиваля «Лундстрем-Fest 100»:

  • 5 апреля, 18:30, ГБКЗ им. Сайдашева — открытие фестиваля
    Концерт Государственного оркестра джазовой музыки им. Олега Лундстрема. Специальный гость — вокалистка Анна Бутурлина. Художественный руководитель и дирижёр — народный артист России Борис Фрумкин
    Ведущий — Владимир Фейертаг (С.-Петербург)
    Государственный Большой концертный зал имени Салиха Сайдашева
    пл.Свободы (касса: тел. (843)292-1717)
  • 6 апреля, 13:00, Малый зал Казанской консерватории им. Н.Жиганова
    ул. Большая Красная, 38
    Лекция «Разговор о джазе и не только…»: заслуженный деятель искусств России, музыковед Владимир Фейертаг
  • 7 апреля, 10:00, Конференц-зал Казанской консерватории им. Н.Жиганова
    ул. Большая Красная, 38, 3 этаж
    Всероссийская научно-практическая конференция «Олег Лундстрем и традиции отечественного джаза»
    16:30, Малый зал Казанской консерватории
    Б.Красная, 38, вход свободный
    Концерт «Фольклор и джаз» — обработки народных песен в исполнении студентов кафедры композиции. Участвуют: Дмитрий Пахмутов, Алексей Коротков, Миляуша Хайруллина, Елена Шипова, Екатерина Алимова, Мадина Галиева, Инна Хисматуллина, Мердан Бяшимов, Ильдар Камалов, Ильсур Вельгас
    18:30, ГБКЗ им. С. Сайдашева — «Леонид Винцкевич приглашает…»
    Выпускник Казанской консерватории по классу композиции, известный российский пианист, композитор и организатор джазовых фестивалей Леонид Винцкевич собирает на одной площадке выдающихся музыкантов. Среди них: знаменитый российский джазовый гитарист, народный артист России Алексей Кузнецов, участница проекта «Голос» вокалистка Этери Бериашвили, продолжатели династии Винцкевичей — сын Леонида Владиславовича, саксофонист Николай Винцкевич, и внук — исполнитель на губной гармонике и гитаре Леонид Junior, а также барабанщик Вартан Бабаян.
    Ведущий — Владимир Фейертаг (С.-Петербург)
    Государственный Большой концертный зал имени Салиха Сайдашева
    пл.Свободы (касса: тел. (843)292-1717)

В Казани пройдёт конференция к 100-летию со дня рождения легендарного бэндлидера Олега Лундстрема

infraМинистерство культуры Российской Федерации и Казанская государственная консерватория имени Н. Г. Жиганова объявляют о проведении Всероссийской научно-практической конференции «Олег Лундстрем и традиции отечественного джаза», приуроченной к 100-летию со дня рождения бэндлидера Олега Лундстрема (1916-2005). Конференция состоится 7 апреля 2016 г. в Казанской государственной консерватории.

Олег Лундстрем (фото © Павел Корбут, 2000)
Олег Лундстрем (фото © Павел Корбут, 2000)

К участию в конференции приглашаются преподаватели, аспиранты, студенты музыкальных вузов, научные сотрудники НИИ художественного профиля, а также преподаватели средних специальных учебных заведений и детских музыкальных школ.

Основные тематические направления научно-практической конференции:

  • Олег Лундстрем: страницы биографии;
  • Оркестр Олега Лундстрема как школа отечественного джаза;
  • «Шанхайская традиция» в музыкальной жизни Казани;
  • Национальные традиции в российском джазе;
  • Джаз и проблемы массовой музыкальной культуры;
  • Джаз и академическая музыкальная традиция;
  • Проблемы джазового образования, просветительства и менеджмента.

Для участия в конференции необходимо до 20 марта 2016 года направить в адрес оргкомитета заявку в свободной форме с указанием фамилии, имени и отчества участника (полностью), учёной степени и звания, места работы (учёбы), занимаемой должности, адреса (почтового и электронного), телефона/факса, темы доклада, необходимости бронирования гостиницы и технического оборудования для представления доклада. Далее в срок до 1 апреля 2016 года необходимо предоставить текст доклада для публикации в Сборнике статей по материалам конференции (объём до 10 000 знаков).

ДАЛЕЕ: технические требования к оформлению текста доклада, контакты организаторов конференции  Читать далее «В Казани пройдёт конференция к 100-летию со дня рождения легендарного бэндлидера Олега Лундстрема»