История джаза как история людей джазового сообщества. Памяти переводчицы Надежды Оксюты

Ранним утром 5 апреля 2017 года в Воронеже тихо скончалась Надежда Оксюта. Она умерла после тяжёлой продолжительной болезни на восемьдесят восьмом году жизни.

В памяти нескольких тысяч воронежцев Надежда Алексеевна осталась как талантливый филолог, замечательный педагог, которая блестяще владела английским языком и мастерски преподавала его. И лишь весьма узкий круг лиц знает, что многие годы Надежда Оксюта была активной участницей «Группы исследования джаза» (ГИД СССР), которую в первой половине 1960-х годов создали ростовчанин Игорь Сигов (1931-65) и воронежец Юрий Верменич (1934-2016).

Надежда Алексеевна родилась 6 августа 1929 года в Шанхае (Китай) в семье предпринимателя, владевшего небольшой пекарней. Говоря в современных терминах, отец Надежды успешно занимался малым бизнесом: его хлеб пользовался спросом у русскоязычной части населения китайского мегаполиса. Но самым важным было то, что этот человек, в прошлом офицер Белой Гвардии, был любителем английской литературы и испытывал тяготение к английской культуре вообще. Поэтому Надежда получила своё первое образование в английской миссионерской гимназии, расположенной на территории британского сектора «международного сеттльмента» в Шанхае. Этот факт объясняет то, что Надежда Алексеевна с детства овладела английским как вторым родным языком.

Любовь к джазу настигла Надежду в то время, когда она, ещё будучи школьницей, стала посещать концерты оркестра Олега Лундстрема. Отметим, что шанхайская эпоха бурной концертной деятельности хорошо рассказана самим Олегом Леонидовичем в документальном фильме «Попурри на тему прожитой жизни» (а читателей «Джаз.Ру» отсылаем к первой, из трёх, части подробного исследования Игоря Зисера «Синкопы джазовой судьбы. Очерк творческого пути Олега Лундстрема и его оркестра (к 100-летию)»).

На одном из концертов её среди публики заметил красавец-трубач Жора (Георгий Матвеевич) Баранович. Увидев юную Надежду, Георгий был очарован ею, влюбился и вскоре сделал предложение руки и сердца. Свадьба 17-летней Надежды и 34-летнего Георгия состоялась в Шанхае в 1946 году, а в 1947-м она вместе с мужем и родителями переехала в Советский Союз. Как известно, это произошло в рамках программы послевоенной репатриации советских граждан.

Свадебная фотография Георгия Барановича и Надежды Оксюты. Шанхай, 1946 г. В центре кадра — новобрачные, в середине верхнего ряда — Олег Лундстрем. Снимок из фотоархива Надежды Худенко.
Свадебная фотография Георгия Барановича и Надежды Оксюты. Шанхай, 1946 г. В центре кадра — новобрачные, в середине верхнего ряда — Олег Лундстрем. Снимок из фотоархива Надежды Худенко.

Власти распорядились поселить оркестрантов с семьями в Поволжье, в основном — в Казани. Надежда со всей семьёй была направлена на постоянное жительство в Саратов, где её отец вскоре был арестован. Его белогвардейское прошлое не давало покоя «компетентным органам». Недоверие «органов» к репатриантам усугублялось ещё и тем, что один из музыкантов — саксофонист Лев Главацкий — в 1930-х годах, как выяснилось, по глупости и недомыслию вступил в Харбине во «Всероссийскую фашистскую партию». Эта нелепая история подробно изложена в третьей части исследования Игоря Зисера «Синкопы джазовой судьбы».

Пока отец Надежды находился в заключении, брак с Георгием Барановичем распался. После выхода отца на свободу Надежда Алексеевна с сыном Александром и родителями переехала на постоянное жительство в Воронеж, где нашла работу в местном университете (ВГУ).

Я познакомился с Надеждой Алексеевной в сентябре 1967 г., когда она приступила к работе в воронежской 1-й средней школе с углубленным изучением английского языка, где я в то время пошёл в девятый класс. Н.А. Оксюта пришла в нашу школу на должность завуча по английскому языку и в начале учебного года проводила собеседования с учениками, достигшими высоких показателей в изучении иностранного языка.

ДАЛЕЕ: продолжение биографического очерка  Читать далее «История джаза как история людей джазового сообщества. Памяти переводчицы Надежды Оксюты»

Первопроходец джазового просветительства Юрий Верменич (1934-2016)

Редакция «Джаз.Ру»
фото: архив «Джаз.Ру», Геннадий Шакин, Центр исследования джаза (Ярославль)
LK

inmemoriamУтром 14 декабря в Воронеже на 83 году жизни скончался Юрий Верменич — один из первопроходцев джазовой публицистики и джазового просветительства в России, создатель Воронежского джаз-клуба 1960-70-х гг. Похороны состоятся 16 декабря.

Юрий Верменич (скетч 1970-х гг.)
Юрий Верменич (скетч 1970-х гг.)

«Джаз.Ру» писал о нём:

Юрий Тихонович Верменич (14.08.1934; «Эсквайр» — уважительное прозвище, соответствующее смыслу слова и характеризующее личность; употребляется в кругу очень близких, но не в присутствии обладателя) — инженер-радиофизик, публицист, джазовый критик, переводчик, музыкальный педагог, один из исследователей джаза, член Союза литераторов России, лауреат премии профессионального признания «Лучшие перья России» (1999). Создатель (1966) и бессменный президент Воронежского джазового клуба. Организатор джазовых фестивалей «Воронеж ‘69, ‘70, ‘71». Автор трёх книг («Каждый из нас», «Мои друзья — джазфэны», «И весь этот джаз») и более двухсот статей о джазе.

Мероприятия Воронежского джаз-клуба
Мероприятия Воронежского джаз-клуба отмечены в плане ДК Железнодорожников на июнь 1966 г. галочками (можно рассмотреть слова «Ответственный Верменич»)

С 1964 г. входил в ГИД («Группа изучения джаза в СССР»), перевёл с английского более тридцати книг. Член жюри многочисленных джазовых фестивалей России…

Юрий Верменич (2011)
Юрий Верменич (2011)

Для лучшего понимания нашими читателями роли Юрия Верменича в советском джазовом движении приводим обширный фрагмент ещё одного текста из бумажного «Джаз.Ру» (Джазовые просветители 60-х: Игорь Сигов, Юрий Верменич и «Группа изучения джаза», «Джаз.Ру» №6-2014):

Джазовое просветительство, распространение знаний о джазе, пропаганда джаза в нашей стране шли разными путями, следовавшими прихотливой и извилистой социальной истории XX столетия. Неоценим научный и просветительский подвиг первых серьёзных музыковедов и культурологов, начавших писать о джазе в «официальной» прессе ещё на рубеже 1950-х и 60-х гг. — прежде всего Валентины Конен в музыковедении и Леонида Переверзева в журналистике и культурологии, затем Алексея Баташёва, Аркадия Петрова и других. Но нельзя недооценивать и тех, кто работал в глубоком «андеграунде», стремясь насытить спрос зарождавшегося джазового сообщества на знания о джазе посредством перевода джазовой литературы на русский язык.

Вряд ли нужно объяснять, что в СССР 1950-х — 1960-х гг., да и вплоть до самого конца советского периода отечественной истории, не было и не могло быть частного, неподцензурного книгоиздания: все издательские и типографские мощности в стране монопольно контролировало государство, и контроль был не только организационно-экономическим, но и политическим. С 1922 по 1991 г. в СССР существовал специальный орган государственного управления, Главлит. На рубеже 50-60-х это расшифровывалось как «Главное управление по охране военных и государственных тайн в печати». Единственной задачей Главлита была цензура печати — как средств массовой информации, так и книгоиздания.

Отдельные книги о джазе, впрочем, иногда просачивались сквозь главлитовское сито. Вот только невозможно было предсказать, какие прорвутся, а какие — нет. Были эпохальные публикации, начиная с самой первой — брошюры Владимира Фейертага и Валерия Мысовского «Джаз» (1960). Были «популярные» издания, стремившиеся как-нибудь вписать джазовое искусство в официальную систему координат советской идеологии и сыгравшие важную, хотя и исторически ограниченную роль (как, скажем, «О лёгкой музыке, о джазе, о хорошем вкусе» Александра Чернова и Михаила Бялика, 1965). Были и переводные книги — но крайне мало, и рационально объяснить принцип, по которому к изданию отбирались именно они, достаточно сложно. Так, почему-то любимой джазовой книгой официального советского книгоиздания на долгие годы стала тенденциозная и антиисторичная «История подлинного джаза» французского теоретика и практика джазового ультраконсерватизма Юга Панасье, выдержавшая в СССР несколько весьма многотиражных переизданий.

И тут на сцену выходит джазовый самиздат.

Самиздатовские переводы и сборники материалов, изданные «Группой Исследования Джаза в СССР»
Самиздатовские переводы и сборники материалов, изданные «Группой Исследования Джаза в СССР»

ДАЛЕЕ: продолжение рассказа о советском джазовом самиздате и роли Юрия Верменича в истории советского джазового движения  Читать далее «Первопроходец джазового просветительства Юрий Верменич (1934-2016)»