Избранное «Джаз.Ру». Певица Анна Бутурлина: «Это я вам говорю как женщина!»

31 мая российская джазовая певица Анна Бутурлина празднует день рождения. А 1 июня у неё состоится большой концерт в Центральном Доме художника — «Джаз для всей семьи».

Мы, естественно, много раз писали о ведущей вокалистке московской джазовой сцены. Но было в истории «Джаз.Ру» и большое биографическое интервью, которое у Анны взяла в 2010 году ещё одна Анна — заместитель главного редактора нашего издания Анна Филипьева. Тогда портрет Анны Бутурлиной, выполненный фотографом Александром Никитиным, появился и на обложке бумажного «Джаз.Ру»: Анна стала первой «женщиной джаза» на нашей обложке!

Обложка «Джаз.Ру» №30 (5-2010). Фото: Александр Никитин
Обложка «Джаз.Ру» №30 (5-2010). Фото: Александр Никитин

Семь лет спустя мы с удовольствием воспроизводим это интервью в сетевой версии, делая его доступным для широкого круга читателей: хотя с тех пор много чего произошло, интервью это не потеряло значимости и до сих пор.

С днём рождения, Аня!


Анна Филипьева,
редактор «Джаз.Ру»
Фото: Александр Никитин
AF

Анна Бутурлина — одна из самых ярких джазовых певиц на нынешней отечественной сцене. В её творческой биографии есть выступления с большинством именитых российских оркестров, включая биг-бэнд Игоря Бутмана, оркестр Олега Лундстрема и многие другие, но сама она при этом с большим теплом отзывается о своём рабочем ансамбле, возглавляемом пианистом Алексеем Беккером, творческий союз с которым длится уже более десяти лет. Этапы творческого пути Анны зафиксированы в аудиозаписи: её альбомы «Black Coffee» (2002) и «My Favorite Songs» (Evergreen Records, 2006) пользуются особой популярностью у российских любителей джазового вокала, и это понятно, поскольку в представлении Анны настоящее пение — это не демонстрация вокальной техники, а живые человеческие эмоции, идущие от сердца.

В феврале 2009 г. Анна впервые выступила в роли продюсера, на весьма высоком уровне и с большим успехом проведя в Москве I конкурс молодых джазовых вокалистов.

— Становиться вокалисткой я вообще не собиралась. Мысль появилась случайно, наверное, лет в четырнадцать. До того я планировала стать академической пианисткой, и все мои усилия в музыкальной школе были направлены именно на это. Но я смогла, в конце концов, разочаровать своего педагога, сказав, что поступаю в Гнесинское училище на отделение хорового дирижирования, поскольку мне в тот момент показалось, что это обеспечит мне все необходимые знания для того, чтобы научиться и петь, и как-то всё в своей жизни организовать вокруг этого.

А почему решили петь джаз?

— Тоже вышло случайно. Я всегда занималась классикой, и, поступая в музыкальное училище, я вообще-то хотела стать оперной певицей. Ходила на прослушивания к разным педагогам, показывала себя. Но в академическом плане голос у меня, скажем так, не самый интересный: лирико-колоратурное сопрано. И мне сказали, что, вероятнее всего, с моим голосом я смогу пойти только в оперетту. А оперетта казалась мне несерьёзным жанром. Потом я совершенно случайно услышала «Misty» Эрролла Гарнера в исполнении моего друга — он увлекался джазом и просто подбирал её на фортепиано. Мне было лет шестнадцать, наверное. Я была так потрясена красотой мелодии! Говорю: «Боже, что это? Неужели такое бывает! А слова-то есть?» Он говорит: «Конечно, есть. Это ж песня!» В общем, с того и пошло. Потихоньку мы с ним начали подбирать разные песни и исполнять их, где придётся: на вечеринках, на уроках сольфеджио и гармонии… Постепенно я поняла, что это, и только это, может быть моим путём, и ничего больше я не хочу. Все оперы были сразу забыты. И оперетты тоже (смеётся).

Ближе к четвёртому курсу училища я пошла факультативно заниматься к своему будущему педагогу Юрию Олизарову в Гнесинский институт. Раз в неделю ходила к нему на открытые уроки, брала всё, что он предлагал в плане знаний и умений. Практические занятия там были коллективные. Не индивидуальные. Ну и за год я до такой степени сумела освоить всё это, что легко поступила в институт — уже на эстрадно-джазовое отделение. Проблем не было, хотя я очень волновалась, конечно.

Я хотела поступить именно к преподавателю-мужчине, потому что у меня всегда было стремление быть ни на кого не похожей. И я поставила себе цель: педагогом должен быть мужчина, и тот, кто не будет мешать мне заниматься тем, чем я хочу. Чтобы не было тембрального подражания педагогу. У нас такое сплошь и рядом происходит: как поёт педагог — так и ученик, прямо один в один. И это мне ужасно не нравилось.

Кадр из фотосессии к оригинальному выпуску этого интервью в «Джаз.Ру» №30 (5-2010). Фото © Александр Никитин
Кадр из фотосессии к оригинальному выпуску этого интервью в «Джаз.Ру» №30 (5-2010). Фото © Александр Никитин

Какие джазовые альбомы и исполнители тогда, в самом начале, произвели на вас самое сильное впечатление?

— В тот момент я не знала ни одного джазового имени, кроме, наверное, Луи Армстронга, поэтому просто спросила у знающих людей имена, пошла в магазин «Мелодия» — тогда ещё он был на Новом Арбате — и купила сразу много всяких кассет. В основном это был как раз Луи Армстронг, Элла Фитцджералд, Сара Воэн немножко… Сару Воэн, кстати, не рекомендую начинающим певцам: очень сложный голос, не подражайте ей, пока не научились петь! В общем, я начала слушать — и заслушала эти кассеты до дыр. Я знала их наизусть — от и до. И до сих пор это мои любимые альбомы. У Эллы Фитцджеральд это альбом «Clap Нands, Here Comes Charlie», где она просто потрясающе поёт с квартетом. И альбом «Ella Swings Lightly» тоже меня потряс.

Что там такого особенного?

— Вот не знаю… Мягкость голоса и оркестр, который ей аккомпанирует — всё это так органично, замечательно… Прямо хотелось слушать и слушать, не переставая.

А инструменталисты?

— Как ни странно, один из первых инструменталистов, которого я услышала в своей жизни, это Уинтон Марсалис. Его концертный диск… Не помню названия. Он начинается с «Angel Eyes», и вместе с ним играет Арт Блэйки. (Видимо, концертная запись Art Blakey Jazz Messengers 1981 г., никогда не выпускавшаяся легальными лейблами, но то и дело всплывающая на рынке, чаще всего — под названием «Wynton». — Ред.) Что-то меня в нем тоже зацепило… Я, наверное, миллион раз прослушала этот альбом и поняла, что, оказывается, ноты, которые я вижу перед собой, — это только основа джазового исполнения, а мелодию-то можно развернуть, столько всего с ней ещё сделать!

Что слушаете сейчас?

— Очень нравятся Сонни Роллинз, Уэйн Шортер, Ли Моргана люблю, Клиффорда Брауна, Рона Картера… То есть сейчас я больше для себя нахожу в инструментальной музыке, и оттуда тоже, как ни странно, беру вокальные приёмы. Нежелание быть тембрально похожей на кого-то меня останавливает в прослушивании певцов. Хотя, даже если я их слушаю, в основном испытываю разочарование. Мне не хватает чего-то. То есть всеми признанные истинные звёзды, которые создавали джаз, для меня, конечно, являются учителями, и тут уж ничего не скажешь. Но, видимо, масштаб таланта очень важен для меня в исполнителе. Если вокалист просто талантлив — мне мало, я не могу почерпнуть для себя достаточное количество информации. А вот исполнители масштаба Кармен Макрэй не надоедают, и я каждый раз слышу в них что-то новое. Вот, кстати, да! Кармен Макрэй — одна из моих любимых певиц. Она — рассказчик, и я выбрала свой путь в джазовом вокальном исполнительстве благодаря ей в том числе. Она меня научила именно этому.

ДАЛЕЕ: продолжение интервью Анны Бутурлиной  Читать далее «Избранное «Джаз.Ру». Певица Анна Бутурлина: «Это я вам говорю как женщина!»»

В московской «Билингве» пройдёт второй Modern Jazz Fest

anonsФЛАЕР19 мая в московском клубе Bilingua во второй раз состоится фестиваль современной авторской джазовой и фьюжн-музыки Modern Jazz Fest. Целью фестиваля является продвижение современных джазовых композиторов и исполнителей, поэтому программа практически полностью составлена из собственных сочинений участников.

В основной программе фестиваля выступят разноплановые по музыке и персоналиям ансамбли, весьма активные в творческом отношении. Эти коллективы представляют собой нынешнее лицо отдельных направлений в современном российском джазе, как-то: джаз-рок, джаз-фьюжн, пост-джаз, «третье течение». Среди участников — гитарист Павел Чекмаковский, барабанщики Пётр Ившин и Пётр Талалай, саксофонисты Анатолий Осипов, Юрий Севастьянов и Антон Залетаев, басисты Алексей Заволокин, Роман Гринёв и Юрий Галкин, пианисты Наталья Скворцова и Алексей Рябухин, а также Родион Гоборов на органе.

Первыми на сцену выйдут самые молодые участники фестиваля, воспитанники джазовой студии C-Jam Club — группа All Eyes (Петр Гутынин — скрипка, Роман Голованов — труба, Сергей Жуков — клавишные, Галина Ежова — контрабас, Иван Вакин — барабаны; педагог-наставник — Наталья Скворцова). Название придумала контрабасистка Галина Ежова: фразеологизм all eyes означает удивленный взгляд, «во все глаза». Репертуар ансамбля в основном состоит из авторских композиций в духе современного джаза и стиля «третье течение» (музыки, основанной на смешении джазовой и академической традиций). В составе ансамбля сразу три пишущих автора — Гутынин, Голованов и Жуков. В последнее время группа All Eyes не только с успехом выступает на традиционных отчётных концертах студии C-Jam Club, но и начала появляться на различных клубных площадках Москвы со своей собственной программой.

All Eyes
All Eyes

ДАЛЕЕ: продолжение подробной программы фестиваля Modern Jazz Fest и контактная информация Читать далее «В московской «Билингве» пройдёт второй Modern Jazz Fest»

Москва, «Билингва», Modern Jazz Fest. Блин! Но не комом.

10 марта в московском клубе Bilingua впервые состоялся клубный фестиваль современного авторского джаза Modern Jazz Fest. За один вечер слушатели смогли познакомиться с творчеством шести сравнительно молодых коллективов: «Живые Люди», «Осипов Band», Gavs Brothers, Fusion Trio / Fusion Port, квинтета Алексея Рябухина и ансамбля Натальи Скворцовой и Анатолия Осипова. Всего за четыре с половиной часа на сцене выступили двадцать музыкантов. Главный акцент программы этого фестиваля был сделан на творчестве пианистки и композитора Натальи Скворцовой, задействованной сразу в четырёх из шести составов, принявших участие в концерте.
Основная заявленная цель фестиваля — дать возможность нескольким джазовым композиторам исполнить свои собственные произведения. Но были и другие цели, тоже немаловажные. Например: 1) дать возможность музыкантам, в силу занятости своими проектами нечасто посещающим концерты коллег, пообщаться друг с другом, послушать друг друга; 2) дать возможность слушателям одной группы познакомиться с музыкой остальных участников концерта, то есть обменяться аудиторией; 3) посильно способствовать развитию совместных действий, необходимость и возможность которых постепенно осознаётся всё большим числом музыкантов. Действительно, платный сборный концерт групп, которые по отдельности редко когда играют клубные концерты в присутствии более чем 30-40 слушателей даже при условии свободного входа, здесь смог собрать порядка 170 человек.
У автора этих строк примерно с осени прошлого года зрела идея провести мероприятие крупнее обычного клубного концерта, но при использовании «организации снизу», иначе говоря — минимумом средств. Дело в том, что я работаю с абсолютно некоммерческим, но при этом очень достойным сектором музыкальной индустрии — современной авторской джазовой музыкой. Этот специфический сектор требует к себе особого подхода. Такого рода музыка, как правило, изначально написана без расчёта на потребителя и, как следствие, не приносит прибыли. При этом сил, средств и времени на подготовку авторских программ требуется очень много, в том числе и затрат на продвижение такой музыки. Например, авторская музыка жёстко требует постоянного состава. В отличие от джазовых стандартов, она в подавляющем большинстве случаев неудовлетворительно играется «с листа» даже неплохими музыкантами. Следующий момент — наше образование справедливо нацелено на освоение студентами азов мастерства, для чего используются опять-таки стандарты, но мало поощряет молодёжь к работе над собственными сочинениями. На прошлогоднем фестивале студенческого творчества «Фестос» я за целый день услышал авторскую композицию только от одного студента. Наконец, слушатели на концертах опять-таки предпочитают вокальный джаз, те же стандарты. В общем, засада со всех сторон.
ДАЛЕЕ: как преодолевались засады, где сидел засадный полк, как наши выступили и чем сердце успокоилось, и много ВИДЕО с фестиваля! Читать далее «Москва, «Билингва», Modern Jazz Fest. Блин! Но не комом.»

Владимир Тарасов — Алексей Круглов: разговоры многими голосами

Сергей Бондарьков
Фото: Александр Никитин
SB

В клубе «Олимпиада80» в рамках перенесённой на эту площадку концертной серии «Джаз.Ру: Новый звук» состоялась презентация второго совместного альбома саксофониста Алексея Круглова и барабанщика/перкуссиониста Владимира Тарасова «In Tempo». Свой первый альбом — «Dialogos» дуэт представил в ноябре, но тогда музыканты только подразнили публику: играли они всего минут десять-пятнадцать. По тому короткому выступлению было трудно что-то понять, ясно было одно — надо ждать полноценного концерта. И вот дождались.

Владимир Тарасов
Владимир Тарасов

Выше я представил Владимира Тарасова как перкуссиониста — но слово это недостаточное. И даже не потому, что Владимир работает со звуком не только на концертных площадках, но и в галереях современного искусства. Дело скорее в том, что Тарасов не просто великолепный барабанщик и перкуссионист, он именно что художник звука, композитор, мастер. Чтобы объяснить последнее слово, позволю себе немного отклониться от темы и пересказать вам одну историю, расказанную Владимиром на ноябрьской творческой встрече.

В Вильнюсе, где Тарасов живёт с 1968 года (родом он из Архангельска), есть костёл Св. Казимира — единственный в Литве костёл, освящённый Папой Римским. Долгое время храм стоял немой, без колоколов: советская власть переплавила их, как сказал Тарасов, «то ли на танки, то ли на вилки». В самом костёле открыли музей атеизма. В 1997 году к музыканту обратились органист и настоятель костёла — предложили что-нибудь придумать для колокольных башен храма. В результате Владимир установил в обеих башнях по пятнадцатиголосому «колоколу», устроенному по принципу эоловой арфы. «Ветер сам играет, и настрой голосов таков, что всё время звучат колокольные перезвоны. И это всё именно ему — святому Казимиру, а мы можем это услышать, проходя только в непосредственной близости к костёлу» — рассказал Владимир. (Работа эта называется «Колокольчики Святому Казимиру».) И, я думаю, вы понимаете, к чему я это тут вспомнил. Современное искусство современным искусством — сейчас им, кажется, только ленивый не занимается. Но вот это уже что-то совсем другое.

Впрочем, вернёмся к концерту.
ДАЛЕЕ: подробный репортаж с концерта, фото, видео!
Читать далее «Владимир Тарасов — Алексей Круглов: разговоры многими голосами»

World Trioпианиста Евгения Лебедева — победители конкурса Jazz Hoeilaart


23-25 сентября в бельгийском посёлке Йезус-Эйк, спальном пригороде Брюсселя, в помещении общественного центра De Bosuil прошли концерты финальной части ежегодного музыкального конкурса Jazz Hoeilaart International Contest. Музыканты международного трио Евгения Лебедева World Trio — пианист Евгений Лебедев, контрабасист Хаггай Коэн Мило (Haggai Cohen Milo) и барабанщик Ли Фиш (Lee Fish) — с блеском выиграли не только главный, но и все остальные призы конкурса!

World Trio (фото: Jos L.Knaepen)
World Trio (фото: Jos L.Knaepen)

Этот европейский джазовый конкурс для музыкантов не старше 30 лет прошёл уже в 32-й раз (впервые был проведён в 1979 г.). Он был задуман как часть программы местного ежегодного фестиваля винограда и вина. Изначально в нём принимали участие только музыканты из Бельгии и Нидерландов, но впоследствии круг конкурсантов значительно расширился. Сейчас этот конкурс входит в число престижных — в том числе за счёт хороших призов, приглашений на фестивали и оплаты дорожных расходов музыкантов (что среди подобных конкурсов встречается нечасто). За всё время существования конкурса организаторы получили около 1800 заявок от музыкантов из 50 стран, 270 из которых смогли выступить в финальной части. Победителями в разные годы становились представители 18 стран (в том числе и СССР — см. ниже).
ДАЛЕЕ: подробности о конкурсе, рассказ Евгения Лебедева
Читать далее «World Trioпианиста Евгения Лебедева — победители конкурса Jazz Hoeilaart»