Фестиваль Jazzkaar-2010: что играли в Таллинне


C 23 апреля по 2 мая в Таллинне прошёл очередной ежегодный джазовый фестиваль Jazzkaar. С 2006 года «Джаз.Ру» регулярно освещает этот незаурядный джазовый праздник в ближайшей к нам стране Евросоюза (тем более — связанной с нами общей исторической судьбой); не стал исключением и 2010 год.
Авторам представилась возможность увидеть три фестивальных дня — с 28 по 30 апреля; эти дни были самыми насыщенными в программе «Джазовой радуги». Или «Джазовой дуги»?  

Anne Erm
Anne Erm

«Kaar» по-эстонски — арка, дуга; но, как выясняется, название Jazzkaar было выбрано для фестиваля не из-за визуальной символики, а по созвучию: произносится это название по-эстонски «Йаццкаар», а «яскаар» при этом — «деревенский праздник с выпивкой и танцами», как объяснила нам бессменный (с начала 1980-х) продюсер фестиваля Анне Эрм.
Всем джазовым фестивалям в Европе сейчас непросто; последствия финансовых неурядиц ещё дают о себе знать (хотя Эстония находится в сравнительно неплохой ситуации, по сравнению с теми же Грецией или Португалией). Несмотря на рецессию, организаторам фестиваля удалось собрать весьма достойную программу, о которой хочется рассказать поподробнее. 

28 апреля 

 Русский культурный центр Таллинна, большой зал: The Ploctones (Нидерланды)  

 Лидер этого обманчиво традиционно выглядящего квартета с тенор-саксофоном и электрогитарой — гитарист Антон Гаудсмит (Anton Goudsmit). Первые ощущения: джаз-рок, риффовые пунктирные линии, мягкий звук тенора; мощные гитарные соло на лёгком «овердрайве», без визга. Горячее взаимодействие между гитаристом и басистом. Басист Йерун Вирдаг (Jeroen Vierdag) не стремится поразить техникой — соло начинает на пониженной динамике и долго наращивает упругость, не фонтанируя нотами, но убедительно нагнетая ритмическое напряжение.
ДАЛЕЕ: как они это делают? Что это такое было сыграно? Кто все эти музыканты и КАК ИХ СКОРЕЕ ПРИГЛАСИТЬ В РОССИЮ?!..
Читать далее «Фестиваль Jazzkaar-2010: что играли в Таллинне»

Вести с Jazzkaar


Вчера, 27 апреля, американская джазовая певица Дайэнн Ривз впервые показала в Стокгольме свой новый ансамбль, в котором из прежнего состава остался только гитарист Ромеро Лубамбо (новые участники: пианист Питер Мартин, басист Реджиналд Вил и барабанщик Террион Галли). А сегодня, 28-го, она уже выступала с этим ансамблем в Таллинне (Эстония) на фестивале Jazzkaar, показав мощнейшую новую программу — настоящую энциклопедию афроамериканского вокала (мы сознательно не уточняем жанровую  направленность!).

Подробности — в репортаже с «Йаццкаар», который мы опубликуем после окончания фестиваля!

Dianne Reeves live in Tallinn, April 28, 2010
Dianne Reeves live in Tallinn, April 28, 2010

Хэрби Хэнкоку — 70!

Кирилл Мошков CM

12 апреля отмечаем юбилей одного из самых известных в мире джазовых пианистов, музыканта огромного стилистического разнообразия и склонности к экспериментам в самых разных жанрах, от самого что ни на есть джазового мэйнстрима до электронной танцевальной музыки, от джаз-рока до пограничных звучаний между джазом и академической музыкой и практически до поп-музыки.
Это Хэрби Хэнкок, он же Хэрберт Джеффри Хэнкок, пианист из Чикаго, чьи самые первые сольные альбомы середины 60-х гг. стали одними из ярчайших записей всего десятилетия, чья работа в так называемом «втором великом квинтете Майлса Дэйвиса» с 1963 по 68 год стала настощей революцией в искусстве джазовой ритм-секции, кто едва ли не первым из джазовых пианистов не просто попробовал играть на электронных клавишных, но на долгое время перешёл на синтезаторы и электропиано почти полностью и смог добиться на этих инструментах узнаваемого индивидуального звучания, кто сделал множество удивительных гармонических находок, значительно обогативших язык современного джаза, кто, в конце концов, одним из немногих джазовых музыкантов получал знак высшего признания звукозаписывающей индустрии, премию «Грэмми», не только в джазовых номинациях, но и в «главной» категории «Альбом года», причём совсем недавно, всего два года назад. Странно произносить эти слова, но Хэрби Хэнкоку исполняется 70 лет!

Herbie Hancock
Хэрби Хэнкок, Москва, Горбушка, 2004 (фото автора)

Шесть лет назад мне довелось провести три дня рядом с Хэрби Хэнкоком: он приезжал в Москву для выступления на крупном джазовом фестивале, и я работал в качестве его сопровождающего и переводчика (фото справа сделано во время его встречи с поклонниками в одном из магазинов на Горбушке). Поверить, что этому сухопарому, моложавому, очень спокойному человеку уже далеко за 60 было крайне сложно, и судя по фотографиям, Хэрби совершенно не изменился за эти годы, чего я даже сам о себе не могу сказать. Не то чтобы мне очень нравилось то, чем занимается Хэнкок в последние годы, но той музыки, что сделала его имя одним из крупнейших в истории джаза, у него уже в любом случае не отнять, и этой музыки очень много, она очень разнообразна — временами даже трудно поверить, что всё это придумал и сыграл один и тот же человек. Мы уже четырежды обращались к творчеству Хэнкока в рамках подкаста «Слушать здесь»: в 30-м выпуске в апреле 2006 года звучала его акустическая классика начала 60-х, в феврале 2007-го в 126 выпуске Анна Филипьева ставила его электронные изыскания начала 90-х, в мае того же года в выпуске номер 143 сам Хэрби Хэнкок рассказывал об истории создания легендарного фанк-хита группы Head Hunters — «Chameleon», ставшего одним из гимнов джаз-рока 70-х. Сегодня я в честь 70-летия Хэрби Хэнкока предлагаю вновь послушать запись периода работы с Head Hunters из 70-х, правда, менее известную, но, на мой взгляд, даже более глубокую и волнующую. Это фрагмент альбома «Thrust», «Тяга», выпущенного Хэрби Хэнкоком на лейбле Columbia в августе 1974 года. Состав почти тот же, что и на предыдущем альбоме, «Head Hunters», то есть Бенни Моупин на саксофонах и альтовой флейте, Пол Джексон на электрической бас-гитаре и Билл Саммерс на перкуссии, только Харви Мэйсона сменяет за барабанами Майк Кларк, впоследствии — участник ещё одной знаменитой джаз-рок-группы Brand X, где он в конце 70-х делил стульчик барабанщика с самим Филом Коллинзом. Ну, а Хэнкок в этой пьесе играет на целом арсенале электронных инструментов: здесь использованы четыре синтезатора фирмы ARPOdyssey, Soloist, String и 2600, а также Hohner Clavinet и основной инструмент, на котором Хэрби играет хрестоматийное соло — электропиано Fender Rhodes. Пьеса называется «Фактическое доказательство», «Actual Proof».


ДАЛЕЕ: Ещё ЧЕТЫРЕ подкаста о Хэрби Хэнкоке, с текстами и музыкой!
Читать далее «Хэрби Хэнкоку — 70!»

Контрабас+контрабас: поиски взаимопонимания в ДОМе

Анна Филипьева,
редактор «Джаз.Ру»
фото: Кирилл Мошков

25 марта в Культурном центре ДОМ прошёл концерт японского контрабасиста Дзюна Кавасаки в содружестве с его российским коллегой Владимиром Волковым, танцовщицей Алиной Михайловой и молодым трубачом Антоном Силаевым

Концерт вышел неоднозначным. Имели место как действительно мощные эпизоды, так и довольно слабые. 

Кавасаки и Волков
Кавасаки Дзюн и Владимир Волков
Kawasaki Jun
Кавасаки

Самое яркое впечатление, пожалуй, произвёл дуэт контрабасистов. В ходе концерта было два таких продолжительных фрагмента — по одному в каждом отделении. И в обоих случаях процесс взаимодействия Владимира Волкова и Кавасаки Дзюна производил потрясающее впечатление. С одной стороны, привыкший к работе в театре — а значит, и к выходящим за грани традиционной музыки взаимодействиям — Кавасаки Дзюн с большим энтузиазмом подхватывал идеи, подбрасываемые ему Волковым. С другой стороны, Владимир Волков, который, пожалуй, способен держать зал даже исполнением гаммы до-мажор, на эти идеи, как всегда, не скупился. Очень сильный дуэтный фрагмент — взвизгивающие наподобие свиста хлыста контрабасовые глиссандо в верхнем регистре, а затем — нежный дуэт с лирической протяжной темой Волкова и темброво напоминающим арфу арпеджированным аккомпанементом пиццикато на укороченных струнах у Кавасаки. Дальше — нахальный разнузданный марш двух контрабасов, который сменила натуральная контрабасовая перестрелка… а потом вдруг запорхали прозрачные бабочки, превратившиеся в подобие сицилийского танго, если такое возможно.
ДАЛЕЕ: много картинок, кошачий наполнитель, иероглифы, тень Курёхина и «комюникэйсен»

Читать далее «Контрабас+контрабас: поиски взаимопонимания в ДОМе»

Подкаст: джазовые новости, 17.03.10

podcastAnnaЗаместитель главного редактора журнала «Джаз.Ру» Анна Филипьева в выпуске подкаста «Полный джаз. Дайджест» рассказывает о текущих мировых и российских джазовых новостях (на материале готовящегося выпуска нашего электронного приложения «Полный джаз»); слушаем пьесу «That Day» с одноименного альбома вокалистки Дайэнн Ривз (Blue Note, 1997)
ReevesСлушать прямо здесь, без предварительной загрузки:


скачать как mp3 (10,4 Мб) | скачать как wma (2,7 Мб) | остальные 419 джазовых подкастов

Подкаст: джазовые новости

Заместитель главного редактора журнала «Джаз.Ру» Анна Филипьева в выпуске подкаста «Полный джаз. Дайджест» рассказывает о текущих мировых и российских джазовых новостях (на материале свежего выпуска нашего электронного приложения «Полный джаз»); слушаем пьесу «Andywalker» с альбома «Insanology» итальянского вокалиста Бориса Саволделли (BTF, 2007)

Слушать прямо здесь, без предварительной загрузки:


скачать как mp3 (7,73 Мб) | скачать как wma (1,98 Мб) | остальные 414 джазовых подкастов

«Триумф Джаза»: 7 февраля, Дом Музыки


Репортажи со всех дней фестиваля:
07.02, Дом Музыки
06.02, Дом Музыки
05.02, Клуб Игоря Бутмана
04.02, Клуб Игоря Бутмана 

Заключительный день фестиваля «Триумф джаза» в этом году, по выражению бессменного организатора всего этого действа, саксофониста и бэндлидера Игоря Бутмана, можно было бы назвать днём пианистов. Пожалуй, это близко к правде. 

Chihiro Yamanaka Trio
Chihiro Yamanaka Trio (фото: Владимир Коробицын)
Chihiro Yamanaka
Chihiro Yamanaka

Вечер открыла японская пианистка Тихиро Яманака (в Америке её имя произносится «Чихиро») в трио с контрабасистом Макаром Новиковым и барабанщиком Александром Зингером. Маленькая худенькая Тихиро в чёрном мини-платье на одной бретельке визуально едва ли производит впечатление человека, способного вытрясти душу из рояля, что не помешало ей пытаться на протяжении всего сета сделать именно это. Эффект получился неоднозначный. Одному из авторов этих строк выступление понравилось. Другой — откровенно скучал. Тот автор, которому понравилось, отметил для себя мощную технику японки, богатую динамику, любовь к многоэтажным полиаккордам и низкому регистру (а тот, который скучал, отметил — при несомненно богатых данных — не всегда реализуемое умение выстроить драматургически цельное развитие соло, часто превращающегося в нагромождение разнородных элементов).
Было интересно послушать в исполнении Яманака интерпретацию стандарта «Take Five» — практически полностью перегармонизованную и напичканную модуляциями. Во второй части сета к трио присоединились Игорь Бутман на теноре и трубач Александр Беренсон. При этом обычно погружённый в себя Александр в этот раз как будто вдруг заметил в зале публику и заиграл для неё — и в результате сорвал овацию за своё соло в стандарте «All The Things You Are». Игорь Бутман солировал созвучно многословным и динамичным излияниям своей японской гостьи. А Макар Новиков сыграл несколько соло в своей обычной манере бескомпромиссного лирика.
Русско-японский состав сменил квартет Ивана Фармаковского — русско-американский. На сей раз в его состав, помимо Ивана, вошли саксофонист Дмитрий Мосьпан, басист Антон Ревнюк и барабанщик Дональд Эдвардс. Они в основном играли авторский материал Ивана Фармаковского, а также его интерпретацию с детства знакомой «Оранжевой песни», которая по такому случаю вполне закономерно приобрела очертания самбы (чему сильно поспособствовал Дональд Эдвардс). Кстати, Дональд вообще всё выступление весьма ярко проявлял себя и регулярно давал публике поводы для бурного выражения положительных эмоций.
При общем стабильно высоком уровне того, что и как сыграл квартет Ивана Фармаковского, одной из наиболее впечатляющих пьес в его исполнении стала сочинённая Дмитрием Мосьпаном небыстрая «Дорога домой». Даже сложно сказать, чем именно она зацепила сознание автора этих строк. Одним словом, что-то в ней было. 

Carmen Lundy
Кармен Ланди (фото: Владимир Коробицын)

Когда уже казалось, что первое отделение подошло к концу, на сцену вместо Дмитрия Мосьпана вдруг вышла вокалистка Кармен Ланди, которая представила публике четыре написанные ею песни. И тут снова настал звёздный час барабанщика Дональда Эдвардса, который хоть и не тянул на себя одеяло, но обращал на себя внимание хорошо осмысленным аккомпанементом, особенно в тех местах, где требовалось подпустить немного «латины». С эмоциональной точки зрения, наверное, лучше всего публика восприняла печальную балладу «Show Me A Sign», которую Кармен посвятила своей матери. А те, кого не захватила чувственная сторона, наверняка оценили длинные вокальные ноты, которые Кармен с большим энтузиазмом раскачивала на пианиссимо (очень тихом звуке). 

Второе отделение началось с экспромта в «синтетическом жанре». По техническим причинам Игорю Бутману пришлось травить байки, пока на заднем плане Иван Фармаковский самоотверженно орудовал ключом для настройки рояля (в чём преуспел). Вообще надо сказать, что атмосфера в Светлановском зале в этот раз была довольно странная — в прямом физическом смысле слова «атмосфера»: явно было очень влажно, что, наверное, тоже внесло свой вклад в «поплывший» строй инструмента. 

McCoy Tyner
McCoy Tyner Quartet (фото: Владимир Коробицын)

Музыкальную же часть второго отделения представлял квартет одного из «последних могикан» уходящей, к нашему величайшему прискорбию, джазовой эпохи — пианиста Маккоя Тайнера. Увы, было видно, что музыкант сильно сдал за те шесть лет, что прошли со времени его предыдущего визита в Москву. Он по-прежнему в неплохой исполнительской форме, но его физическое состояние, увы, трудно назвать идеальным. 

Gary Bartz
Гэри Бартц (фото: Владимир Коробицын)

В составе квартета Маккоя Тайнера играла ещё одна звезда старшего поколения — саксофонист Гэри Бартц. Впрочем, ритм-секция тоже была очень представительна — басист Джералд Кэннон (в Москве он выступал впервые ещё в 2002 г. с Jazz Machine барабанщика Элвина Джонса, тоже, кстати, участника квартета Джона Колтрейна — как и Маккой Тайнер) и барабанщик Эрик Граватт (группа Weather Report, ансамбли Сэма Риверса, Вуди Шоу, Уэйна Шортера и др.).
Выступление квартет начал увесистой хард-боповой пьесой, в которой Маккой Тайнер убедительно продемонстрировал, что его рано списывать со счетов и понятие драйва для него не пустой звук. В общем-то, мастер и далее не терял этого ощущения, хотя, казалось, по временам задумывался, погружался в себя, что сказывалось на его звучании. Гэри Бартц показал себя хорошим мелодистом. Его соло были очень логичны и музыкальны: прямо садись, снимай и анализируй. Контрабасист Джералд Кэннон, кстати, тоже отличался интересными мелодичными соло, но доставил публике удовольствие другого рода — его инструмент, что называется, «прокачивал» ритм.
 

McCoy Tyner
Маккой Тайнер (фото: Владимир Коробицын)

Квартет завершил своё выступление эллингтоновским стандартом «In a Mellow Tone», который подвёл своего рода эстетическую черту под выступлением. Собственно, уже в 2004-м, когда Маккой приезжал в Россию впервые, было ясно, что для него времена участия в самых радикально новаторских проектах 60-х остались позади, что он гораздо сильнее авангардного порыва ценит гармоническую ясность и красиво очерченные мелодические линии. Возраст и явственные проблемы со здоровьем, похоже, сделали последнего остающегося в живых участников великого квартета Джона Колтрейна ещё более консервативным музыкантом — но, конечно, мудрость и опыт Маккоя сказываются в каждой ноте, которую он играет, и способны придать эстетическую весомость каждой его ноте, насколько бы консервативной она ни была.

Академик-Бэнд
Академик-Бэнд (фото: Владимир Коробицын)

Но это был ещё не конец вечера, хотя шёл уже двенадцатый час ночи. После выступления квартета многие покинули зал: всё-таки в понедельник на работу (в советские времена, помнится, эти не слишком-то вежливые исходы из зала десятков людей в паузах между пьесами носили у музыкантов название «последний трамвай в Мытищи», да простят нас культурные и образованные жители этого подмосковного города). Но примерно половина слушателей всё-таки осталась послушать «Академик-бэнд» под руководством Анатолия Кролла (кстати, тоже пианиста — хотя в качестве лидера биг-бэнда он и не садится за рояль). Помимо того, что выступление большого джазового оркестра само по себе уже приятное дело, выступление «Академик-бэнда» — это всегда ещё и парад будущих звёзд отечественного джаза. И это не возлияние елея, это строгая констатация факта. В этот раз, например, о себе весомо заявили молодой трубач Александр Сахаров (горячий, очень джазовый звук, отличное понимание природы блюзового интонирования), тромбонистка Алевтина Полякова (развитое импровизационное мышление и совсем не «девичий» мощный, интересный звук тромбона) и саксофонист Азат Баязитов (наследник большой школы саксофонистов, которых развитие мелодической линии интересует больше бесконечных аккордовых замен).

Алевтина Полякова
Алевтина Полякова и Анатолий Кролл (фото: Владимир Коробицын)

Полный джаз — аудиоверсия

AFЗаместитель главного редактора журнала «Джаз.Ру» Анна Филипьева в выпуске подкаста «Полный джаз. Дайджест» рассказывает о текущих мировых и российских джазовых новостях (на материале свежего выпуска сетевой версии «Джаз.Ру» — журнала «Полный джаз 1.0»); слушаем пьесу «Tarantella» с альбома ансамбля «Второе Приближение» «37,1» (One Records, 2009) в связи с приближающимся выступлением «ВП» в программе «Джаз.Ру: новый звук»

Слушать подкаст (14:58):


скачать как mp3 (13,7 Мб) | скачать как wma (3,5 Мб) | остальные 408 джазовых подкастов

Ed Thigpen (1930-2010)

 


 

13 января в Копенгагене (Дания) в возрасте 79 лет скончался барабанщик Эдмунд Леонард “Эд” Тигпен (Edmund Leonard “Ed” Thigpen).

Ed Thigpen
Эд Тигпен (фото: SildaJazz)

Эд Тигпен хорошо известен прежде всего как барабанщик трио Оскара Питерсона (1959-1965), а также участник трио Билли Тейлора в 1956-1959 гг.
Тигпен вырос в Лос-Анджелесе (штат Калифорния) и окончил школу им. Томаса Джефферсона (Thomas Jefferson High School), в которой также обучались Арт Фармер, Декстер Гордон и Чико Хэмилтон. Эд был потомственным музыкантом. Его отец в тридцатые-сороковые годы шестнадцать лет играл на барабанах в составе оркестра Энди Кёрка (Andy Kirk).
Свою профессиональную музыкальную карьеру Эд Тигпен начал в Нью-Йорке в оркестре трубача Кути Уильямса (Cootie Williams), где он играл с 1951 по 1952 гг. Поработав с крупными джазовыми звёздами, среди которых были Дина Вашингтон, Оскар Петтифорд, Ленни Тристано, Джонни Ходжес, Бад Пуэлл и др., он в 1959 г. стал участником одной из самых известных замен в истории джаза: в трио Оскара Питерсона, ранее обходившемся без ударных инструментов, барабанщик Тигпен сменил гитариста Херба Эллиса.
В 1961 Тигпен записывался с квинтетом Тедди Эдвардса (Teddy Edwards) и Ховарда Макги (Howard McGhee) вместе с контрабасистом Рэем Брауном.
В 1966 Тигпен ушёл от Питерсона и записал свой собственный альбом “Out of the Storm” на лейбле Verve. Затем пять лет – с 1967 по 1972 гг. – гастролировал с Эллой Фитцджералд, после чего поселился в Европе (первоначально в Амстердаме). Здесь он работал с широким кругом европейских и американских музыкантов.
Эд Тигпен умер в Королевском госпитале в Копенгагене после продолжительной тяжёлой болезни.