Две рецензии: Randy Klein, Alper Yilmaz

review


Randy Klein/Oleg Kireyev/Chris Washburne «Sunday Morning»
Jazzheads, 2010

CD coverНе так давно я вызвал гнев поклонников саксофониста Олега Киреева небольшим отчётом о его концерте в манхэттенском клубе Iridium, точнее — сетованиями по поводу того, что-де Киреев играет очень хорошо, но мэйнстрим в целом утомил автора. Признаться, я испытывал лёгкое чувство вины перед обиженными, потому что они совсем не должны испытывать ту же усталость, что и я, от какого бы то ни было музыкального жанра. Тем более, когда речь идет о хорошем музыканте. Неожиданно для себя я получил возможность оправдаться перед обиженными : 11 мая компания Jazzheads выпустила альбом пианиста Рэнди Клайна «Sunday Morning» (JH1179), где Клайн играет свои сочинения в дуэтах (поочередно, естественно) с тромбонистом Крисом Уошбёрном и нашим Киреевым! Киреев появился во второй дорожке, и от звука его сакса — вкрадчивого, нежного, грустного — я просто замер. Это был тот случай, когда техника Киреева, о которой говорить не обязательно, поскольку технарей в наши дни — хоть отбавляй, проявилась через чуткий и увлекательный музыкальный диалог с Клайном.

Джазовые дуэты тоже далеко не новость, и их вполне можно вписать в мэйнстрим. Тем не менее, я прослушал «Sunday Morning» не просто с удовольствием, а с тем пристальным вниманием, которое включается автоматически, когда музыка того достойна.

Этим альбомом Клайн — пианист, композитор и президент собственной компании звукозаписи Jazzheads — начал серию записей «Два дуэта». Клайн и Киреев — давние знакомые. Альбом русского саксофониста «Mandala» вышел пару лет назад именно на этом лейбле (в России альбом выходил в 2000 г. — Ред.). В числе тех, кто работал над созданием «Sunday Morning», оказался еще один русский кадр — фотограф Лена Адашева. В буклете альбома — три чёрно-белых снимка, прекрасно, на мой взгляд, передающих состояние работающих музыкантов. Отличная работа!

«Sunday Morning» на сайте Jazzheads

CD coverAlper Yilmaz — «Over the Clouds»
Kayique Records, 2010

Уверен, что это чувство знакомо каждому собирателю джазовых записей: в руки попадает диск, который изо всех чувств в наибольшей степени вызывает раздражение. Вроде бы музыканты играют отлично, отельные фрагменты просто классные, но в целом музыка оставляет желать лучшего. И ты стоишь перед выбором: сохранить — или выбросить, зная, что если и станешь слушать, то с отчасти безосновательной надеждой на то, что на этот раз тебя все же «пробьёт» (может быть, а может быть — нет). Таков альбом «Over the Clouds» (Kayique Records, KR1001) басиста и композитора Алпера Йылмаза — турка, который начал играть джаз на родине в 90-х, а в 2000-м перебрался в США, жил в Калифорнии, а потом в Нью-Йорке, где среди его менторов был контрабасист Джон Патитуччи.

Слушая «Over the Clouds», я постоянно ловил себя на одной и той же реакции: утомительно вторичные темы-вступления вызывают жуткое раздражение, в то время как их развитие моментально приковывает внимание, поскольку именно в этих фрагментах музыканты демонстрируют и мастерство и то взаимопонимание, без которого фри-джаз из плотно сбитого сгустка управляемой энергии превращается в какафонию. Забыл сообщить: то, что играет состав Йылмаза, ближе всего к фри.

Проблема явно в темах-вступлениях, без которых состав Йылмаза словно не может начать разговор и начинает с вежливо-утомительной и ничего не значащей фразы типа: «Ну, как погода?», повторяя ее многократно.

В составе Йылмаза — саксофонист Дэвид Бинни, гитарист Нир Фелдер, ударники Бодек Янке и Волкан Öктэм (записывавшиеся попеременно), вокалист Аслыхан Демирташ и саунд-дизайнер Толга Тюзюн. Надеюсь, что эти имена еще будут всплывать в интересных составах и, вероятно, эта рецензия поможет обратить внимание и на самого Йылмаза, и на гитариста Нира Фелдера, и на ударника Волкана Öктэма, но жизнь артиста непредсказуема. Повезёт — попадёт в хороший состав и будет работать, не повезет — будет играть от случая к случаю, а на жизнь зарабатывать чем придётся. За Йылмаза можно быть спокойным — после приезда в США он получил специальность экономиста.

Томаш Станько в записи и в «Бёрдленде»

Вадим Ярмолинец,
Нью-Йорк
фото автора
VY

Томаш Станько, видимо, не относится к той категории музыкантов, которые представляют аудитории новый альбом его стопроцентным воспроизведением. И поэтому концерту в нью-йоркском клубе Birdland, как мне показалось, не доставало той стилистической и эмоциональной цельности, которой обладает новый альбом квинтета польского трубача — «Dark Eyes» (ECM, 2009). Названием альбом обязан вовсе не главному цыганскому шлягеру, а работе австрийского экспрессиониста Оскара Кокошки, которую Станько увидел в нью-йоркской Neue Galerie — портрету Марты Хёрш. Лучшая, на мой взгляд, композиция альбома так и называется «The Dark Eyes of Martha Hirsch».

CD coverМузыкант говорит, что изобразительное искусство особенно близко ему, и он находит в нём много общего с музыкой: «То, как художник использует краску, то как работает с формой — изображая её реалистически или искажая до абстракции, — отчасти напоминает мне собственный музыкальный язык, то, как я сам придаю форму мелодии».

Замечание, надо сказать, настолько общее, что применить его можно не только к музыке Станько. Тем не менее, «Dark Eyes» альбом достаточно разноплановый. Динамичные боповые номера с короткими, запоминающимися мелодиями сменяются романтическими, с очень неторопливым развитием композициями, эдакими полубеспредметными музыкальными разговорами с самими собой. Тот самый синтез жёсткой, расписанной по нотам реальности и звуковой абстракции.

В новый квинтет Станько вошли финский пианист Алекси Туомарила, его соотечественники электробасист Андерс Кристенсен и ударник Олави Лоухивуори, а также великолепный датский гитарист Якоб Бро. На альбоме мягким звуком и манерой он иногда напоминает Джона Аберкромби, на сцене — всё иначе: когда Станько уступает Якобу место, из аккуратного студийного музыканта гитарист превращается в мощного лидера. Он играет в основном в нижнем регистре, словно умышленно сужая свою звуковую палитру. Но не проходит минуты, как ты осознаешь, что целиком вовлечен в его игру, с интересом следишь за её развитием.

Tomasz Stanko Quintet
Tomasz Stanko Quintet

У Бро — с полдюжины сольных записей. Последний альбом «Balladeering» выпущен в ноябре прошлого года датской компанией Loveland Records в двух форматах — на CD и на виниле. В записи принимали участие гитарист Билл Фризелл, барабанщик Пол Моушн и саксофонист Ли Кониц.

Рецензии: Эберхард Вебер, Торд Густавсен


reviewХотя свое семидесятилетие замечательный немецкий басист Эберхард Вебер справлял в январе этого года, Манфред Айхер — глава компании ECM, с которой Вебер работал без малого 40 лет — сделал ему подарок авансом: переиздав в ноябре прошлого, 2009 г. в виде тройного альбома записи его группы Colours. За появлением этого названия стоит такая история. Когда Вебер писал музыку для своего первого альбома, его жена-художница Майя заметила, что звук окарины, на которой он играл, напоминает ей звучание имени Хлоя. Когда происходил этот разговор, Майя работала, и перед ней лежал набор из 40 цветных грифелей. Яркий образ и экзотическое имя девушки из античной легенды дали название альбому — «Цвета Хлои» («Colours of Chloe»). Альбом, выпущенный в 1973 году (обложку для него оформила Майя Вебер) принес известность басисту и стал краеугольным камнем представления об «исиэмовской» стилистике. Трудно сказать, было ли это решение продуманным или случайным, но часть названия успешного альбома стала названием квартета Colours, с которым Вебер выступал с перерывами до 1981 года. На счету квартета — три альбома, которые и вошли в новую коробку под общим названием «Colours» (ECM 2133-35). Это «Yellow Fields» (1975), «Silent Feet» (1977) и «Little Movements» (1980). В «цветовой» квартет вошел блестящий пианист Райнер Брюнингхаус, саксофонист Чарли Мариано и ударник Йон Кристенсен, которого во втором и третьем альбомах сменил Джон Маршалл (Кристенесена разрывали на части другие звёзды ECM — Ян Гарбарек и Терье Рипдал).

CD coverВ том, что за свое семилетнее существование квартет записал всего три диска — большой плюс. В эти альбомы вошел отборный материал, а степень взаимодействия и взаимопонимания музыкантов просто бесподобны.

Эберхард Вебер — один из самых поэтичных и мелодичных басистов своего времени. Это порой отдаляет его музыку от джаза на расстояние, достаточное для того, чтобы сказать: «это – не джаз». Вебер — новатор, но время нередко выявляет в новаторстве значительные стилистические огрехи. Однако его записи 20- и 30-летней давности не утратили способности эмоционально вовлекать слушателя, на них по большей части нет стилистической печати того времени, в котором они создавались. Такая музыка могла быть создана и исполнена вчера.

В ноябре прошлого года на Берлинском джазовом фестивале Вебер получил ещё один подарок, и тоже авансом — премию им. Альберта Мангельсдорффа за выдающиеся достижения в джазе.


CD coverАльбом норвежского пианиста Торда Густавсена «Being There» (ECM 2017, 2007 г.) завершил, по его собственным словам, трилогию альбомов, записанную им для компании ECM c басистом Харальдом Йонсеном и ударником Ярле Веспестадом. После чего возник вопрос: что дальше? Ожидание до известной степени было тревожным, поскольку повторенье — мать не только ученья, но и утомленья. Густавсен, выждав добрых три года, выпустил, наконец, новую запись — «Restored, Returned» (ECM 2107). Пианист остался верен своей нордической романтике, но с новым составом (теперь это квинтет) зазвучал совершенно по-новому. Из старого трио Густавсен оставил только ударника, пригласив в студию контрабасиста Матса Эйлертсена, саксофониста Торе Брунборга и хорошо известную в Норвегии вокалистку Кристин Асбьорнсен. В качестве «текстов песен» использованы стихи выдающегося англо-американского поэта Уистена Хью Одена. Надо сказать, что Густавсен не первый музыкант, обратившийся к творчеству Одена. До него это делали Бриттен, Барбер, Стравинский и другие.

Асбьорнсен замечательно интерпретирует Одена, поэта с северными корнями — по отцовской линии он был связан с Исландией, и исландские саги были его любимым детским чтением. В исполнительской манере Асбьорнсон напряжённая страстность органично сочетается с той расслабленной ленностью, которую можно испытать, только лежа под пуховым одеялом и без труда преодолевая позыв посмотреть в окно, за которым подсивстывает метель. Альбом просто замечательный!