Русская звезда американского джаза. Трубач Валерий Пономарёв — два интервью к 75-летию музыканта

20 января 2018 «русская звезда американского джаза», трубач Валерий Пономарёв, отмечает 75-летие.


Кирилл Мошков,
редактор «Джаз.Ру»
(текст, фото)
CM

«Джаз.Ру» много раз писал о самом известном в мире джазмене русского происхождения. Неудивительно: ведь имя Пономарёва известно по всему миру благодаря его участию в одном из величайших ансамблей в истории джаза. После эмиграции из СССР в 1970-х Поно, как называют его американцы, четыре года играл в Jazz Messengers у великого барабанщика Арта Блэйки. Игра Пономарёва звучит на 11 альбомах Jazz Messengers. С 1981 г., когда у Блэйки его сменил юный Уинтон Марсалис, русский джазмен продолжает работать в Нью-Йорке джазовым трубачом — а это, прямо скажем, непростое дело.
С 1985 г. на американских лейблах, прежде всего Reservoir Music, вышло восемь сольных альбомов Валерия Пономарёва. Он работал в Afro Latin Jazz Orchestra Артуро О’Фаррилла в клубе Birdland, в последние годы постоянно выступает в Нью-Йорке с собственным оркестром Our Father Who Art Blakey, который играет аранжированные Пономарёвым для биг-бэнда пьесы из репертуара Jazz Messengers.

Валерий Пономарёв. Москва, лето 2017
Валерий Пономарёв. Москва, лето 2017

Автор этих строк впервые интервьюировал Валерия Пономарёва ещё в далёком сентябре 1996 г., когда музыкант пришёл на прямой эфир радиопрограммы «Джем-клуб» на давно уже ушедшей из эфира радиостанции «РаКурс». Это был первый приезд нью-йоркского трубача на родину после эмиграции в 1973 г., если не считать нескольких дней выступления на Первом московском международном фестивале 1990 г. В 1996-м Пономарёв сыграл в Москве несколько клубных концертов со старыми друзьями — трубачом Виктором «Арзу» Гуссейновым, пианистом Вагифом Садыховым… Затем он приезжал с ещё одним экс-Messenger‘ом, тенор-саксофонистом Бенни Голсоном, в декабре 1997-го — уже с полноценным туром по нескольким российским городам. В конце мая 1998 он приехал уже с другим выпускником «блэйковских университетов» — тромбонистом Кёртисом Фуллером… С тех пор Валерий Пономарёв ездит в Россию выступать регулярно, минимум раз в год, а обычно и чаще.

Задолго до эмиграции: Валерий Пономарёв (слева) и тенор-саксофонист Виталий Клейнот. 1960-е годы
Задолго до эмиграции: Валерий Пономарёв (слева) и тенор-саксофонист Виталий Клейнот. 1960-е годы

Но в день его 75-летия мне хотелось бы начать юбилейный материал с фрагментов тех интервью более чем 20-летней давности, что я взял у музыканта в его первые после более чем 20-летнего отсутствия на родине дни в городе его молодости. Я намеренно почти не редактировал текст. Сейчас-то, после двух десятилетий постоянных приездов в Россию, Валерий Михайлович говорит по-русски как мы с вами — а тогда, после 23 лет отрыва от «живого великорусского языка», русская его речь была ещё совершенно такой, как говорили в Москве в начале 1970-х: современный сленг музыканта ещё практически не затронул. Так что речь Пономарёва того времени — хороший штрих к его портрету… Сам он об этом самокритично говорил так: «Нет у меня возможности часто по-русски говорить, и поэтому язык у меня корявый… Вот мы сейчас наговоримся, и тут я разойдусь и пойму, как надо было сказать, как красиво объяснить — но уже будет поздно…»

«Если человек пришёл с трубой — значит, дело серьёзное…»

О ТРУБЕ

Меня часто спрашивают, почему вы выбрали трубу? Почему вы выбрали джаз? Такого, в общем-то, не бывает. Музыкант не сам выбирает свою профессию. Чувствуешь, будто тебя кто-то выбрал и сказал: будешь играть на трубе. Будешь играть джаз, и всё! Что бы ты потом ни пытался делать, чем бы ни пытался заниматься — единственная твоя настоящая любовь — это труба, её внешний облик, её звучание… и джаз.

ОБ ИСТОРИИ РАБОТЫ В JAZZ MESSENGERS

Надо сказать, что главная причина, по которой я уехал в 73-м — я мечтал играть у Арта Блэйки. Я еще в шестнадцать лет сказал своим друзьям — я буду играть у Арта Блэйки. Никто не поверил, конечно. Когда я попал в Нью-Йорк, я только и думал, как бы увидеть Арта, но это оказалось не очень просто: его в городе не было… Потом он вернулся. В один прекрасный день Арт Блэйки выступал в Нью-Йорке в клубе под названием Five Spot. Я туда пришёл и познакомился с ним. Я тогда первый раз увидел его, я очень хорошо был с ним знаком, но только в плане звука — звучание его оркестра, его инструмента мне было очень хорошо знакомо. Теперь я в первый раз в жизни увидел его живьём. Он стоял передо мной в перерыве между отделениями… приблизительно моего роста, широкоплечий, счастливый, здоровый, очень оптимистичный человек… Я так вот, вылупив глаза, и смотрел на него. Меня уже в Нью-Йорке к тому моменту довольно хорошо знали, хотя я там был, быть может, пару месяцев. И кто-то из публики подошел к нему и говорит: «Арт Блэйки, смотри, тут парень стоит рядом с тобой — Богом клянусь, играет прямо как Клиффорд Браун!» (смеётся) Он мне говорит — ну, давай, представляйся, кто ты такой. Я говорю — я из Москвы, трубач. А он мне: «А где твоя труба?» (у него голос такой низкий был, хриплый)… Я отвечаю — я даже не подумал с собой трубу принести. Он сказал: «Вот принесёшь трубу, тогда будем с тобой разговаривать!..» Ну, конечно, на следующий день — это было во вторник, значит, уже в среду я с трубой там сидел… И у него взгляд был другой. Он понял, что это нешуточное дело. Если человек пришёл на следующий день с трубой — значит, дело серьёзное. И, когда подошел соответствующий момент, он сказал — ОК, можешь подойти и с нами сыграть. Он пригласил играть не только меня, но и замечательного нью-йоркского ударника по имени Джим Лавлэйс. Он совсем не знаменит, но в Нью-Йорке его все знают. И вот я вылез, и этот парень стал играть… Я играл на авансцене, и что творилось позади меня — я не видел. И вдруг я почувствовал, что что-то переменилось. Вдруг я почувствовал себя, как на Малой Бронной, дома, с магнитофоном. Я под магнитофон разучивал свои любимые соло, партии своего любимого оркестра — Jazz Messengers. Я обернулся — так и есть! Арт Блэйки уже заменил Джима, пока я играл, и сел сам играть, его очень это заинтересовало. А то, что происходило дальше, идет уже по словам тогдашнего трубача Art Blakey and the Jazz MessengersБилла Хартмана. Он мне пересказывал эту историю много раз. Он говорил: «Когда ты начал играть, Арт Блэйки выпучил глаза — не верил ни своим ушам, ни глазам и всей публике всем своим поведением показывал, что он абсолютно ошарашен, изумлёен и в восторге. Это продолжалось в течение первой вещи, потом Арт подошел к микрофону и представил меня публике и сказал мне, чтобы я играл ещё вещь. Я сыграл, после этого он сказал мне, чтобы я ещё играл. Мы сыграли «New York Theme Song». После этого я сошёл со сцены, и Арт меня так бесцеремонно обхватил, и так крепко, что я не мог вырваться — а он потный весь, грязный после игры: два часа играл, весь в поту. И все время повторяет: «ты будешь у меня в оркестре играть. Ты будешь у меня в оркестре играть!» Я сначала воспринял это просто как вежливость. А оказалось, он мне всерьёз это говорил. Через два года после этого — больше, чем через два, почти через три года — Билл Хартман ушел из оркестра, и я проработал в оркестре четыре года, объездил весь мир, записал одиннадцать пластинок…

Jazz Messengers в клубе Keystone Korner, Сан-Франциско, 1980. Валерий Пономарёв в центре кадра.
Jazz Messengers в клубе Keystone Korner, Сан-Франциско, 1980. Валерий Пономарёв в центре кадра.

ДАЛЕЕ: продолжение, ВАЛЕРИЙ ПОНОМАРЁВ АНАЛИЗИРУЕТ МУЗЫКУ!  Читать далее «Русская звезда американского джаза. Трубач Валерий Пономарёв — два интервью к 75-летию музыканта»

Нью-йоркский трубач Валерий Пономарёв — о сибирском барабанщике Владимире Кирпичёве (1963-2017)

Как мы уже сообщали, 3 декабря в Новосибирске в возрасте 54 лет скоропостижно скончался джазовый барабанщик Владимир Кирпичёв.  Один из самых востребованных барабанщиков сибирского региона, он постоянно выступал с джазовыми гастролёрами и местными коллективами не только в родном Новосибирске, но и в Томске, Красноярске, Иркутске, Новокузнецке и других джазовых центрах Сибири. С 1988 и до последних дней жизни Кирпичёв был штатным барабанщиком ансамбля Новосибирской филармонии «Сибирский диксиленд», работал также с эстрадными и рок-проектами.

Владимир Кирпичёв (1963-2017)
Владимир Кирпичёв (1963-2017)

Откликнувшись на печальную новость, небольшой очерк о сибирском джазмене написал знаменитый «русский трубач американского джаза» Валерий Пономарёв. Он родился в Москве в 1943 г., дебютировал как джазовый трубач на первых московских джаз-фестивалях середины 1960-х, с 1973 г. живёт в Нью-Йорке. В 1977-80 гг. играл в составе легендарного ансамбля Jazz Messengers барабанщика Арта Блэйки, с которым записал 11 альбомов. С 1985 г. на американских лейблах, прежде всего Reservoir Music, вышло восемь сольных альбомов Валерия Пономарёва. Он работал в Afro Latin Jazz Orchestra Артуро О’Фаррилла в клубе Birdland, в последние годы постоянно выступает в Нью-Йорке с собственным оркестром Our Father Who Art Blakey, который играет аранжированные Пономарёвым для биг-бэнда пьесы из репертуара Jazz Messengers. В последние 20 лет Валерий Михайлович регулярно приезжает выступать в Россию.

Валерий Пономарёв (Москва, 2016)
Валерий Пономарёв (Москва, 2016)

Краткая версия. Полностью будет напечатано в третьем издании моей книги «На обратной стороне звука» («On The Flip Side Of Sound») на русском и английском языках. 


Лет десять назад, за день до вылета на гастроли в Россию, я выступал со своим квинтетом в знаменитом нью-йоркском клубе «Страна Птиц» (Birdland). Из-за жутких погодных условий наш основной ударник не смог добраться до клуба, и на барабанах оказался совершенно случайный человек.

Ох, и натерпелись мы от него! Вещь за вещью он нёс несусветный бред, и только профессиональная привычка не подавать вида, что в оркестре дело неладно, сохраняла возможность продолжать концерт.

Перед началом наш случайный барабанщик, урождённый американец африканского происхождения, в твёрдой уверенности заявил, что знает, как играть «Блюз Марш» («Blues March», композиция саксофониста Бенни Голсона 1958 г., входившая в репертуар Jazz Messengers до последних дней жизни Арта Блэйки. — Ред.). Когда дошло до этой темы, началось самое ужасное. Парень за барабанной установкой совершенно растерялся и понёс уже такую чушь, что даже из публики донеслись смешки, грозившие в любую минуту перейти в улюлюканье.

На следующий день лечу в Москву, подальше от этого кошмара. В Шереметьево пересаживаюсь на самолёт в Томск. Сибирь в феврале — дело серьёзное. Клуб, счастливая публика, сибирские музыканты. Концерт идёт своим чередом. Вдруг басист говорит: «Давайте сыграем «Блюз Марш»». Меня как тряхануло! Только что отогнанный кошмар навалился на меня всей своей тупой наглостью.

— Нет, не буду.

— Да ладно тебе, не зазнавайся… — и т.д.

Надо было соглашаться. К тому же я твёрдо знал, что хуже, чем в прошлый раз, уже никак не могло быть, и сказал:

— Давай.

В ответ раздалось знаменитое вступление к шедевру Бенни Голсона, которое я слышал несчётное количество раз до, во время и после работы с «Посланцами Джаза».

С раскрытым ртом я уставился на сибиряка, который нота в ноту играл знаменитое соло моего совсем недавнего босса. Не только темп, ноты, нюансы, акценты, даже барабанная дробь — но и сама установка была точно настроена под звучание установки Арта Блэйки.

К тому времени АБ уже находился в другом измерении от нас и мог из него перемещаться куда угодно и когда угодно. Наверняка в этот момент он находился в томском клубе, за полсвета от Нью-Йорка. Во всяком случае, я-то слышал, как он сказал своё знаменитое «Правда невероятнее выдумки».

— Как тебя зовут? — спросил я сибиряка за ударной установкой.

Владимир Кирпичёв.

Царство тебе Небесное, Володя!

Валерий Пономарёв в гостях у «Арсенала»: российский ветеран американского джаза в программе старейшей фьюжн-группы страны

Иван Никитин
фото: Александр Стернин (ArtBeat)
IN

reportВ середине января в Россию с концертами приезжал нью-йоркский трубач Валерий Пономарёв — самый известный в мире российский «джазовый эмигрант» 1970-х, работавший в легендарном ансамбле Jazz Messengers великого барабанщика Арта Блэйки. Первое выступление Валерия Михайловича состоялось 17 января в Клубе Алексея Козлова, где признанному во всём мире трубачу составили на сцене компанию сам хозяин клуба – Алексей Козлов и его ансамбль «Арсенал»: Юрий Погиба (клавишные), Сергей Слободин (бас-гитара) и Эдуард Петрухин (ударные).

Валерий Пономарёв, Алексей Козлов, 19 января 2014 (фото: Александр Стернин)
Валерий Пономарёв, Алексей Козлов, 19 января 2014 (фото: Александр Стернин)

Выступление началось с исполнения хрестоматийного стандарта «Work Song», написанного Нэтом Эддерли. Исполнение номера было приближено к оригинальной версии — с той лишь разницей, что у наших музыкантов оно получилось тягучим и тяжёлым. Такого саунда во многом удалось добиться благодаря ритм-секции. Большое пространство в импровизационной части было предоставлено гостю из-за океана. Валерий Михайлович наполнил «Рабочую песню» энергичными, резкими хардбоповыми пассажами. Как известно, Валерий Пономарёв — большой поклонник Клиффорда Брауна: на его первом сольном альбоме «Means of Identification», записанном в 1985 году, он даже записал известную балладу Бенни Голсона, посвящённую легендарному трубачу. В его игре чувствуется любовь и желание продолжить традиции, заложенные Брауном, Ли Морганом и Фредди Хаббардом в 50-60-ее годы.

Если кто-то предположил, что весь концерт пройдёт в «классическом» ключе, то это было ошибкой. Алексей Козлов всегда отличался разносторонностью своих музыкальных вкусов, и даже в программе одного концерта это оборачивалось порой неожиданными сюрпризами для слушателей.

ДАЛЕЕ: какие же сюрпризы ждали слушателей на концерте «Арсенала»?  Читать далее «Валерий Пономарёв в гостях у «Арсенала»: российский ветеран американского джаза в программе старейшей фьюжн-группы страны»

Русский «Посланец джаза»: интервью на Южном Урале

Мила Перетрухина,
программа «Джаз-Тайм», радио «Студия 1», Челябинск
VF

«Джаз для меня — источник энергии, оптимизма, уверенности, надежды и счастья», — утверждает трубач, композитор и бэндлидер, участник Jazz Messengers Арта Блэйки, автор книги «На обратной стороне звука» Валерий Пономарёв. 2 июня этот именитый музыкант впервые дал концерт в челябинском Концертном зале имени Сергея Прокофьева. Валерий приехал не один, а с квинтетом «Уфа». Вместе они исполнили произведения джазовой классики и авторские пьесы Валерия Пономарёва, в частности, вошедшие в его альбом «Beyond the Obvious» (Reservoir, 2006). После концерта мне удалось поговорить с Валерием Михайловичем о его самой верной спутнице, секрете его успеха и, конечно же, о джазе.

Valery Ponomarev
Валерий Пономарев, июнь 2010

Валерий Михайлович, помните ли вы, как произошло ваше первое знакомство с джазом, и что вы в тот момент почувствовали?

ДАЛЕЕ: полный текст интервью Валерия Пономарёва и ВИДЕОБОНУС
Читать далее «Русский «Посланец джаза»: интервью на Южном Урале»

Биг-бэнд Валерия Пономарёва — «Русские Посланцы джаза»

31 мая и каждый понедельник в июне (7, 14, 21 и 28 июня) в московском клубе «Союз Композиторов» будет играть самый известный в мире русский джазовый трубач — Валерий Пономарёв. Причём будет играть с биг-бэндом, собранным специально для исполнения его программы «Русские Посланцы джаза».

Название программы не случайно. Валерий Пономарёв прославился не тем, что он русский джазовый трубач — мало ли русских джазменов приехало в Нью-Йорк в 1970-е и позже; он прославился тем, что играл в составе «Посланцев джаза», легендарного ансамбля Jazz Messengers, во главе которого с середины 1950-х и до самой своей смерти в 1990 г. стоял великий джазовый барабанщик Арт Блэйки. В истории Art Blakey Jazz Messengers есть и русская страница, которую вписал трубач ансамбля в 1977-1980 гг. — Валерий Пономарёв, которого американские коллеги часто зовут просто Pono.
Подробности этой истории можно прочитать в автобиографической книге Пономарёва  «На обратной стороне звука», которая в 2007 г. была выпущена в России издательством АСТ.

Валерий Пономарёв
Валерий Пономарёв

В 80-е Пономарёв начал успешную сольную карьеру. У него вышло восемь альбомов с авторской музыкой и аранжировками, семь из них — на известном американском независимом лейбле Reservoir Records. Самый недавний, «Beyond The Obvious», в очередной раз принёс своему автору отличную прессу и множество трансляций на американских джазовых радиостанциях. В записи более ранних альбомов Пономарёва участвовали крупные джазовые звёзды — барабанщики Джимми Кобб, Билли Харт и Бен Райли, саксофонисты Боб Берг, Дон Брэйден и Джо Хендерсон и др. Но в последнее время фокус творческого интереса Валерия Пономарёва сместился от игры в малых составах к работе с большим оркестром, что и не удивительно — вкус к оркестровой работе он почувствовал, много лет еженедельно выступая в легендарном клубе Birdland в качестве солиста знаменитого оркестра Chico O’Farrill Afro-Cuban Jazz Orchestra, которым теперь руководит сын покойного Чико О’Фаррилла — Артуро О’Фаррилл.

Пономарёв подготовил обширную программу собственных аранжировок джазовой классики (главным образом репертуара Jazz Messengers) и своих авторских пьес, оркестрованных им для джазового биг-бэнда, и основательно обкатал эту программу с собранным им нью-йоркским биг-бэндом, с которым с 2006 г. регулярно выступает в клубах Нью-Йорка, включая даже Dizzy’s Club Coca Cola в цитадели джазового мэйнстрима — Линкольн-Центре. Программа биг-бэнда называется «Our Father Who Art Blakey» (непереводимая игра слов с именем великого барабанщика, «отца» целого поколения джазовых музыкантов, к которому принадлежит и Пономарёв, и первой строчкой «Отче наш» на английском — нечто вроде «Отец наш, который Арт Блэйки»). В последнее время Valery Ponomarev Big Band можно гарантированно услышать каждый первый вторник месяца в клубе Garage на 7-й авеню Манхэттена (в районе Вест-Вилледж).

 В 2009 г. Валерий Пономарёв впервые показал эту программу во время гастролей в России. Лучшее исполнение прозвучало в Петербурге и, по счастью, оказалось записано и снято телекомпанией 100 ТВ.

А теперь эту программу увидят и москвичи — каждый понедельник с 31 мая по 28 июня в 20:30 в клубе «Союз Композиторов».
Заказ билетов на Concert.Ru или по телефону (495)629-6563.
Адрес клуба: Брюсов пер. 8/10 стр.2 (м. «Пушкинская/Тверская» или «Охотный ряд»).
КАК ПРОЕХАТЬ