В Санкт-Петербурге открывается 4-й сезон «Джазовых вечеринок с Владимиром Фейертагом» на Фонтанке

1 октября в Санкт-Петербурге открывается четвёртый сезон цикла акустических концертов «Джазовые вечеринки с Владимиром Фейертагом», которые ведёт старейшина российской джазовой критики, историк джаза Владимир Фейертаг. Первым концертом цикла станет программа «Иоганн Себастьян Бах в ритмах джаза». Музыку великого композитора будут играть дуэтом пианистка Марина Рыбакова и гитарист Гасан Багиров (см. ранее в «Полном Джазе 2.0» от 19 июня 2017: Петербургский гитарист Гасан Багиров: юбилейное интервью для «Джаз.Ру»).

Гасан Багиров
Гасан Багиров

«Джазовые вечеринки» проходят в резиденции «Петербург-концерта» — старинном особняке Дома Кочневой на Фонтанке, рядом с Аничковым дворцом. Обаяние и безусловный авторитет автора проекта привлекают настоящих звёзд современного отечественного джаза. Дружеская атмосфера творческого общения, яркие и ироничные комментарии ведущего, полностью акустический формат исполнения (без звукоусиления) — всё это делает проект уникальным. Все присутствующие могут задавать вопросы исполнителям и выражать свои эмоции во время концерта и после его окончания. Это только приветствуется.

Владимир Борисович Фейертаг
Владимир Борисович Фейертаг

1 октября, 19:00, Дом Кочневой на Фонтанке: наб. реки Фонтанки, 41, м. «Гостиный двор».
Касса: (812)710-4062, с 12:00 до 19:00. Билеты (700 ₽) можно забронировать по телефону или на сайте «Петербург-концерта».

«Их мало кто помнит»: финал серии очерков Владимира Фейертага о полузабытых джазовых талантах

От редакции. Сегодня мы завершаем публикацию серии биографических очерков, которую написал старейшина российской джазовой историографии Владимир Борисович Фейертаг (ранее опубликованы часть I, часть II, часть III и часть IV ). 85-летний музыковед, критик, историк джаза, аранжировщик и (иногда) бэндлидер включил в эту серию рассказы об интересных, но незаслуженно малоизвестных музыкантах из истории джаза, в которых пишет о них со своей точки зрения, «от первого лица»: «…я хотел бы обратить внимание на нескольких музыкантов, которые в своё время были достаточно известны, а теперь их, к сожалению, помнят разве что специалисты-историки…»

Владимир Борисович Фейертаг, август 2017 (фото © Борис Панкин)
Владимир Борисович Фейертаг, август 2017 (фото © Борис Панкин)

Окончание (часть V). См. часть I, часть II, часть III, часть IV

Эдгар Сэмпсон (Edgar Sampson)

В репертуаре моего оркестра были хиты Сэмпсона — «Stompin’ at the Savoy» и «Don’t Be That Way». Эти пьесы легко запоминались, в них не было никаких технических сложностей, да и публике удобно было танцевать. Иногда даже просили их сыграть на бис. В 1962 году приехал оркестр Бенни Гудмана, и ленинградский Зимний стадион на Манежной площади загудел от восторга, когда бэнд заиграл эти номера безо всякого объявления.

Edgar Sampson
Edgar Sampson

Всем известна история успеха Бенни Гудмана, прорыв его «горячей» музыки в Лос-Анджелесе и восхождение на престол «короля свинга». А помогли этому, прежде всего, талантливые аранжировки Флетчера Хендерсона, который одним из первых начал применять переклички инструментальных групп, развивать в оркестровках риффовые приёмы, менять тональность для финального проведения темы. Эти находки уже были реализованы в его собственном оркестре, который играл в Гарлеме с 1922 года, к этому методу аранжировки своим путём подошли и Бенни Картер, и Дон Редман, и Дюк Эллингтон, но именно в оркестре Гудмана, который регулярно звучал в радиопрограммах и завоевал право работать в крупнейших танцзалах страны, сложился тот самый репертуар, который станет классикой эпохи свинга. «Stompin’ at the Savoy» историки джаза назовут гимном свинговой эры, поэтому вклад Сэмпсона не менее значим, чем усилия Хендерсона. «Гудману повезло, что на него работали афроамериканские аранжировщики», отметил историк джаза Гюнтер Шуллер.
СЛУШАЕМ: Benny Goodman and his Orchestra «Stompin’ At The Savoy», 1936

Эдгар Мелвин Сэмпсон родился в 1907 году в Нью-Йорке, в шесть лет начал играть на скрипке, в позже самостоятельно освоил альт-саксофон, в 18 лет уже играл в профессиональных оркестрах, в том числе у Дюка Эллингтона (1927), Чарли Джонсона (1928-1930), Флетчера Хендерсона (1931-1932) и Чика Уэбба (1933-36). После 1936 года зарабатывал как аранжировщик-фрилансер и лишь однажды, осенью 1938-го, согласился поиграть на баритон-саксофоне в ансамбле Лайонела Хэмптона. В основном же был занят аранжировками то для Арти Шоу, Рэда Норво, Банни Беригена, то для Томми Дорси, Тэдди Уилсона и латиноамериканских бэндов Тито Пуэнте и Тито Родригеса. Работы хватало. Перечислим хотя бы самые известные композиции Сэмпсона: «Blue Lou», «Lullaby in Rhythm», «If Dreams Come True», «Let’s Get Together», «The Sweetness of You», «Soft and Sweet». Отличные композиции, они вполне могли стать такими же хитами, как «Stompin’ at the Savoy». Обратим внимание, что во многих случаях на старых пластинках частенько указаны три автора — Сэмпсон, Гудман и Миллс. Такова уж была практика того времени: авторство приписывалось исполнителю (Гудману), который как бы «принимал работу», но мог добавить что-то от себя во время исполнения и записи. А третий — Ирвинг Миллс (Исидор Минский, родившийся в Одессе в 1894 году) — был продюсером, менеджером, а иногда и сочинителем текстов. Не только Сэмпсон, но и Эллингтон, с которым также сотрудничал Миллс, в начале тридцатых мирился с таким положением — на некоторых записях даже оказывался вторым или третьим в списке авторов.
ДАЛЕЕ: продолжение финальной серии биографических очерков о полузабытых героях джазовой истории  Читать далее ««Их мало кто помнит»: финал серии очерков Владимира Фейертага о полузабытых джазовых талантах»

4-я серия очерков Владимира Фейертага о полузабытых джазовых талантах «Их мало кто помнит»

От редакции. Продолжаем публикацию серии биографических очерков, которую написал старейшина российской джазовой историографии Владимир Борисович Фейертаг (ранее опубликованы часть I, часть II и часть III). 85-летний музыковед, критик, историк джаза, аранжировщик и (иногда) бэндлидер пишет об интересных, но незаслуженно малоизвестных музыкантах из истории джаза со своей точки зрения, «от первого лица». Сегодня 4-й выпуск серии, которую мы рассчитываем опубликовать в 5 частях.


Продолжение (часть IV). См. часть I, часть II и часть III

Джули Лондон (Julie London)

Julie London
Julie London

Тему «Blue Moon» я знал ещё со школьных времен, когда мы танцевали под пластинки Варламова, но спустя чуть ли не 40 лет я услышал, как её поет Джули Лондон (американцы произносят «Ландн») под аккомпанемент гитары и контрабаса. Меня «задели» провокационный шёпоток в низком регистре, придыхания, прямой и тусклый звук. Словно теплый лёгкий бриз приласкал меня океанским ароматом при лунном свете, обаяние простой мелодии Ричарда Роджерса, не пропетой, а как бы нашёптанной, вызывало у меня, вполне взрослого мужчины, какие-то неведомые романтические иллюзии.
СЛУШАЕМ: Julie London «Blue Moon»

В сети просмотрел несколько роликов с Джули Лондон. Я, наверно, такой её и представлял — либо тёмной шатенкой, либо рыжей, но обязательно высокой, стройной и неулыбчивой. Красивой женщиной-вамп. Поёт она иногда с одним контрабасистом, иногда со струнными группами, иногда с небольшим джаз-бэндом. Считать ли её джазовой исполнительницей? Скорее, нет, но аккомпанемент у неё чаще всего джазовый, и сама она впитала в себя значительное количество вокальных приёмов и от Пегги Ли, и от Джун Кристи, и от Кармен Макрэй. Её хит — «Cry Me a River» (1955 г., продано более миллиона копий).
ВИДЕО: Julie London «Cry Me A River» (съёмка 1964)

Джули Лондон — псевдоним. Настоящее имя вокалистки — Гэйл Пек. Родилась она в 1926 году в городе Санта-Роса (Калифорния, 65 км севернее Сан-Франциско). У родителей был собственный театр и, когда они поняли, что девочка талантлива, семья переехала в Лос-Анджелес. Гэйл поступила в Голливудскую профессиональную школу, но в 15 лет бросила учёбу и устроилась на работу лифтёром в одном из офисов Голливуда. Её талант заметили, и с 1944 года она ежегодно получала маленькие роли в неприметных фильмах. Параллельно пела с танцевальным оркестром Мэтти Мальнека. Как актрису её успешно продвигал первый муж, талантливый радиоведущий Джек Уэбб. А второй супруг — популярный шоумен, артист, музыкант и поэт (он сочинил стихи к шлягеру «Route 66») Бобби Трауп — поддерживал её как джазовую исполнительницу. В 1955, 1956 и 1957 гг. журнал Down Beat называл Джули вокалисткой года. За сорок лет счастливого брака с Траупом Джули Лондон записала 32 альбома (преимущественно с джазовым аккомпанементом), воспитала пятерых детей (двое от первого брака, трое от второго) и снималась в каких-то бесконечных голливудских сериалах. Она никогда не знала нужды, ей не хотелось ни гастролировать, ни выступать на фестивалях. Уже в начале шестидесятых её затмили вокалистки нового поколения, но я с удивлением заметил, что в начале нового века у неё появилось много поклонников. Её вокал считают страстным, сексуальным и неповторимым.

Bobby Troup, Julie London
Bobby Troup, Julie London

ДАЛЕЕ: ещё два очерка из IV выпуска мини-портретов серии «Их мало кто помнит»  Читать далее «4-я серия очерков Владимира Фейертага о полузабытых джазовых талантах «Их мало кто помнит»»

Владимир Фейертаг: «Их мало кто помнит». Личный взгляд на историю полузабытых джазовых талантов (ч. 3)

От редакции. Продолжаем публикацию серии биографических очерков, которую написал старейшина российской джазовой историографии Владимир Борисович Фейертаг (ранее опубликованы часть I, часть II). 85-летний музыковед, критик, историк джаза, аранжировщик и (иногда) бэндлидер пишет об интересных, но незаслуженно малоизвестных музыкантах из истории джаза со своей точки зрения, «от первого лица». Сегодня третий выпуск серии, которую мы рассчитываем опубликовать в 5 частях.

Владимир Фейертаг
Владимир Фейертаг

Продолжение (часть III). См. часть I, часть II

Сай Центнер (Si Zentner)

Больше всего я любил биг-бэнды. В моей фонотеке было 15 бобин магнитофонной плёнки с Каунтом Бэйси, не меньше с Эллингтоном, Миллер и Гудмен были на пластинках, 8-9 бобин с Вуди Германом, Фергюсоном, Дорси, Хэмптоном и прочими знаменитостями. Но в конце 60-х меня привели в восторг несколько пластинок оркестра Сая Центнера. Не помню пьес, не помню даже, как сам Центнер (правильное чтение фамилии — Зентнер. — Ред.) играл на тромбоне, но свою радость от «встречи» с этим бэндом не забыл. Что-то притягивало к хорошо отлаженному звучанию этого оркестра. Это был настоящий свинг. Допускаю, что таких оркестров было много, но мне попался Центнер. И я «попался». Объяснить это сегодня не могу.

Сай Центнер. Промо-фотография периода работы в Лас-Вегасе (см. ниже)
Сай Центнер. Промо-фотография периода работы в Лас-Вегасе (см. ниже)

Кто же такой Сай Центнер? В первой энциклопедии Леонарда Фэзера (1966) ему отведено 10 строк. К этому времени Сай Центнер записал 6-7 альбомов, которые нельзя было не заметить. В следующем издании Фэзера (1976) Центнер уже не упоминается. Понимать это следует так: ничего нового за десятилетия не произошло. Европейские энциклопедии, зацикленные на продвижении джаза к новым горизонтам, ещё одного адепта старого свинга вниманием не почтили. Его биографию я нашёл только в Энциклопедии джаза Колина Ларкина, изданной в Лондоне в 1999 году. Ну, и кое-что в Википедии. Родился Саймон Центнер в Бруклине в 1917 году, с четырёх лет играл на скрипке, в 7 лет «схватил» тромбон и в 15 лет получил стипендию фонда Гуггенхайма для обучения классической музыке. Саймон был готов пойти на конкурс в один из симфонических оркестров Нью-Йорка, но его переманил в свой бэнд дирижёр, аранжировщик и популярный шоумен тридцатых годов Андрэ Костеланетц (кстати, родился в Санкт-Петербурге в 1901 г. под именем Абрам Костелянец). Центнер легко перешел в область популярной музыки, а от неё и к джазу. В 1940 году он попал в оркестр Леса Брауна, в 1943-м играл у Гарри Джеймса, в 1944-м у Джимми Дорси, а в 1945-м уехал в Лос-Анджелес, работал как фрилансер со многими бэндами, завоевал репутацию хорошего аранжировщика, и в 1949-м его приняли в штат голливудской компании «Метро-Голдвин-Майер» (MGM). В следующем году Центнер собрал первый собственный оркестр для работы на радио.

Никаких записей. Только в 1957 появляются четыре альбома. Название первого — «Тромбонист Сай Центнер и его танцевальный оркестр», а четвёртого — «Свинговая лихорадка». Затем в течении следующего десятилетия он выпускает 17 альбомов, тринадцать из которых — это вполне качественный свинг. Можно под эту музыку танцевать, но есть и что послушать. В течение 13 лет журнал Down Beat называл бэнд Центнера «оркестром года», а Playboy в 1964 году признал Сая «тромбонистом года».

В оркестре Центнера не было звезд первой величины, но в нём стартовали достаточно известные музыканты — пианист и аранжировщик Боб Флоренс, барабанщики Фрэнк Капп и Элвин Столлер, трубач Дон Фагерквист. После 1969 года Центнер не выпускал инструментальных джазовых альбомов, он был загружен работой в Лас-Вегасе, аккомпанировал вокалистам (Мелу Тормэ, Нэнси Уилсон и др.) и исполнял танцевальную музыку. Постепенно о нём начали забывать. Умер он в 2000 г. в Лас-Вегасе.

Феномен Центнера — не редкость. Музыкант с академическим образованием не смог пройти мимо поп-музыки и джаза. Поп-музыка — это большие заработки, быстрый успех. А джаз — это влечение, любовь, но уровень признания и финансового успеха пониже. Мне кажется, что краткий взлёт Сая Центнера на джазовом полигоне связан с тем, что он убеждённо и качественно играл свинг (добавлю: танцевальный свинг) в то время, когда мода на него уже прошла. Я записал несколько альбомов и часто их слушал. Вспомнить, как они назывались, не могу. Но помню, что получал удовольствие. В эти же шестидесятые годы восхищался Каунтом Бэйси с аранжировками Фрэнка Уэсса, Куинси Джонса, Тэда Джонса и Фрэнка Фостера. Именно восхищался. А Центнера просто слушал с большим удовольствием. Всегда с улыбкой.
ВИДЕО: Si Zentner & His Orchestra, 1965

ДАЛЕЕ: продолжение III части исторических очерков Владимира Фейертага  Читать далее «Владимир Фейертаг: «Их мало кто помнит». Личный взгляд на историю полузабытых джазовых талантов (ч. 3)»

Владимир Фейертаг: «Их мало кто помнит». Личный взгляд на историю полузабытых джазовых талантов (ч. 2)

От редакции. 16 августа мы начали публикацию серии биографических очерков, которую написал старейшина российской джазовой историографии Владимир Борисович Фейертаг. 85-летний музыковед, критик, историк джаза, аранжировщик и (иногда) бэндлидер пишет об интересных, но незаслуженно малоизвестных музыкантах из истории джаза со своей точки зрения, «от первого лица». Сегодня второй выпуск серии, которую мы рассчитываем опубликовать в 5 частях в течение двух-трёх недель.

Владимир Фейертаг
Владимир Фейертаг

Бадди Греко (Buddy Greco)

Не помню, кто и где поставил пластинку с Бадди Греко. Вокалист мне сразу же понравился, а тему, которую он исполнял, я уже знал — это была песня Ричарда Роджерса «The Lady is a Tramp». Греко — пианист и вокалист, как и Матт Дэннис. Но покруче. Больше темперамента, больше ритмической остроты, больше свободы в интерпретации. Я не стал переписывать диск Греко, мне едва хватало плёнки для записей Эллингтона, Бэйси, Фергюсона, Блэйки, Модерн-джаз-квартета, Брубека и многих других. Вокалистов я особо не жаловал. В моей тогдашней фонотеке было всего две бобины с Эллой [Фицджералд], одна с Сарой Воэн, одна с [Фрэнком] Синатрой. Надо ещё учитывать, что были собственные пластинки. А в начале девяностых в большом гамбургском музыкальном центре на Альстере я купил компакт-диск «Buddy Greco. 16 Most Requested Songs». Нужно вспомнить, подумал я, ведь когда-то мне Греко понравился. Диск начинался с «The Lady is a Tramp».
СЛУШАЕМ: Buddy Greco «The Lady is a Tramp»

Готовя радионовеллу о Бадди Греко, я собрал материал о нём. Интернета ещё не было, поэтому я опирался на сведения, попавшие в Энциклопедию популярной музыки 1989 года («The Penguin Encyclopedia of Popular Music»). Родился он в 1926 году в Филадельфии. Кстати, есть его биография и в первом издании джазовой энциклопедии Леонарда Фэзера (1966). А в последующих джазовых справочниках Греко не упомянут. Вроде, в шестидесятые его джазовость была замечена, а позже, увы, надежд не оправдал, «ударился в попсу». Родился Армандо Джозеф Греко в семье итальянских иммигрантов, рано проявил музыкальные способности, но фортепиано дома не было. Для начала отец — музыкальный критик — купил немую клавиатуру, установил её на кухонном столе и позволял мальчику колдовать на ней, пока семья не разорилась на настоящий инструмент. (Не странно ли, что в доме музыкального критика и учительницы музыки не было инструмента?). В 16 лет Армандо, выбравший себе сценическое имя Бадди, уже выступал с трио в местных клубах. Играл на рояле и пел. В 1944 году во время гастролей в Филадельфии его приметил менеджер Бенни Гудмана — Эллиот Векслер, даже помог юноше выпустить первую пластинку «Oh, Look-a There и Ain’t She Pretty?» Вскоре Греко попал в оркестр Гудмана в качестве пианиста, аранжировщика и вокалиста.

Buddy Greco, 1951
Buddy Greco, 1951

«Бенни понравилось, что у меня абсолютный слух, — рассказывал Бадди Греко, — он покровительствовал мне. Знал, что я из небогатой семьи, поэтому пригласил меня жить в Нью-Йорке в его квартире. Я стал членом его семьи». Впрочем, петь Бадди почти не удавалось, поэтому пребывание пианиста-вокалиста в знаменитом оркестре в течении почти четырёх лет не было замечено ни критиками, ни историками гудмаеновского бэнда. В этот период оркестр почти не записывался, Гудман предпочитал выпускать пластинки с группой приглашенных солистов. А в 1947 году Бадди Греко услышал Нэта Кинга Коула и понял, что его формат — фортепианное трио. Его дальнейшая жизнь — это бесконечные переезды, клубы во всех городах страны, частые полеты в Англию, студийные сессии, популярные радиошоу и огромный успех. Ещё в 1943 году Греко снялся в картинах «Дюбарри была леди» и «Повеса», и в 1948-м — в «Ритмах Бродвея». Кстати, именно он аранжировал всю музыку к фильмам. Известно, что Айра Гершвин, ревниво следивший за наследием Джорджа Гершвина, был доволен тем, как Греко оркестровал «Повесу» («Girl Crazy»).

«The Lady is a Tramp» Бадди записал в 1956 году. Кроме него эту же тему пели Фрэнк Синатра и Элла Фицджеральд, Дайана Росс и Ширли Бэсси, Лина Хорн и Дайана Мартин (дочь Дина Мартина), а в наше время и дуэт Тони Беннетт — Леди Гага. В 1963 году на гребне успеха в интервью Джону Уилсону Греко признался: «Больше всего мне хотелось стать джазовым пианистом, но я понял, что вокалисты быстрее становятся звёздами, чем инструменталисты. Даже великий Оскар Питерсон пока ещё не стал звездой». Однако горевать Бадди не приходилось. Он пел на тех же сценах, что Фрэнк Синатра, Перри Комо или Элла Фицджералд, он покорил Голливуд и Лас-Вегас, ему аплодировали Лондон, Вашингтон, Чикаго, Нью-Йорк и Торонто. Его записи расходились миллионными тиражами. Он был уважаем коллегами и любим публикой. И неутомим. В 2008 году выступил в Лондоне с биг-бэндом Би-Би-Си, дал концерт в клубе Ронни Скотта (программа называлась «Человек из Лас-Вегаса»). Жить предпочитал в Палм-Стрингс, но вряд ли хотел успокоиться. Открыл собственный клуб и выступал раз в неделю до самой кончины 10 января 2017 года.
ВИДЕО: Бадди Греко исполняет «The Lady is a Tramp» живьём на телевидении, февраль 1964

ДАЛЕЕ: ещё две новеллы о незаслуженно полузабытых джазменах  Читать далее «Владимир Фейертаг: «Их мало кто помнит». Личный взгляд на историю полузабытых джазовых талантов (ч. 2)»