По следам письма Вячеслава Ганелина «Почему Трио больше никогда не будет». Ответ Владимира Тарасова

От редакции. История вопроса

После того, как в феврале участники легендарного советского новоджазового ансамбля, известного в мире как Ganelin Trio, единственный раз после случившегося 30 лет назад распада коллектива (если не считать «реюниона» на одно выступление в 2002) выступили вместе в Вильнюсе, отмечая факт присуждения им Национальной премии Литвы, 14 апреля «Джаз.Ру» опубликовал полемическое письмо, которое написал живущий последние 30 лет в Израиле бывший лидер трио — ветеран советского джазового авангарда Вячеслав Ганелин («Вячеслав Ганелин: «Сказано… (Postludium)». Прямая речь: почему Трио больше никогда не будет»). В редакционном предисловии говорилось:

Как обычно, мы готовы выступать в роли открытой трибуны и сообщили в редакционном предисловии: если те, кому адресует своё выступление Ганелин, захотят ответить — «Джаз.Ру» готов и им предоставить площадку для ответной публикации. […] Редакционных же комментариев к этому тексту не будет. Редакция предпочитает просто предоставить слово музыканту, чтобы он изложил свои воззрения, свою позицию.

Владимир Чекасин, Владимир Тарасов, Вячеслав Ганелин, середина 1970-х (фото © Григорий Талас)
Владимир Чекасин, Владимир Тарасов, Вячеслав Ганелин, середина 1970-х (фото © Григорий Талас)

За три десятилетия, прошедших с тех пор, как легендарное Трио прекратило существование, позиции его участников — и эстетические, и личные — разошлись весьма далеко. Даже в первых строках письма Вячеслава Ганелина чувствовались неприязнь и отторжение позиций его бывших партнёров — барабанщика Владимира Тарасова, которому он адресовал большую часть своей критики, и саксофониста Владимира Чекасина; более того, Тарасова он прямо обвинял в том, что «бывшие коллеги постепенно искажали и затушёвывали [его, т.е. Ганелина. — Ред.] роль в этом трио…»

Письмо Ганелина вызвало некоторое количество комментариев (на момент подготовки этой публикации их было 27), преимущественно от тех, кто поддержал позицию артиста, живущего с 1987 г. в Тель-Авиве. Звучали и голоса тех, кто призывал отнестись к вынесенному в публичное пространство конфликту между артистами как к проявлению некоей уязвлённой «артистической ментальности»: «будем вспоминать,а от нынешнго печального состояния ущемленных артистических эго милосердно отвернемся» (орфография комментатора сохранена).

Затем в редакцию поступил обширный текст ещё одной, четвёртой стороны конфликта — продюсера Лео Фейгина, чья фирма грамзаписи Leo Records в значительной степени ответственна за феномен известности советского новоджазового трио на Западе, по крайней мере — в 1980-е гг.: см. «Лео Фейгин: «Если писать Ge-Te-Che, то получится какой-то крокодил». Отвечая Вячеславу Ганелину». Знать позицию Лео очень важно, поскольку именно некоторые его решения обусловили часть «бомб», на которых через три десятилетия после распада нашумевшего Трио подорвались его участники. При этом именно Лео в начале своего письма в редакцию подчеркнул то, что стало очевидным для большинства читателей с момента начала этой печальной эпопеи:

Эта дискуссия — надгробный камень на могиле блестящего трио современной музыки под управлением Вячеслава Ганелина, единственного советского ансамбля, который оставил глубокий след в европейской музыке конца прошлого века…

В редакционной врезке к письму г-на Фейгина «Джаз.Ру» тогда вновь подчеркнул:

Мы по-прежнему готовы опубликовать ответы и других заинтересованных лиц — если таковые ответы поступят в редакцию.

И они поступили.

Началось всё с письма, подписанного саксофонистом Владимиром Чекасиным. В нём вопрос переводился в деловую плоскость — плоскость конфликта с выпускающим лейблом, т. е. с тем самым Лео Фейгиным, вокруг распределения авторских отчислений. Однако это письмо вызвало в редакции большие сомнения, т. к. в нём нам предлагалось опубликовать фрагменты деловой переписки гг. Чекасина и Тарасова с г-ном Фейгиным и его юристами. Поскольку переписка эта явно изначально не предназначалась для чужих глаз и тем более для публикации, а в УК РФ с некоторых пор есть специальная статья как раз на эту тему, редакция высказала г-ну Чекасину сомнения в возможности публикации письма «как есть», хотя и выражала готовность рискнуть — если это нужно.

Владимир Чекасин (фото © Кирилл Мошков, «Джаз.Ру», 2016)
Владимир Чекасин (фото © Кирилл Мошков, «Джаз.Ру», 2016)

Нужно сразу отметить, что в этой ситуации мы как редакция не поддерживаем ни одну из сторон. Позиция допустимости выноса личных конфликтов между бывшими коллегами на публику, тем более с общедоступным перебором нестираных предметов одежды, нам если и понятна, то, во всяком случае, неприятна: в конце концов, мы — музыкальное издание, а не светская хроника. Однако мы понимаем, что музыка и её история состоят в том числе и из личных отношений между теми, кто создаёт музыку (а это не только музыканты, но и все, кто задействован в музыкальной индустрии и без кого музыка артистов не доберётся до слушателей). Поэтому мы и решились опубликовать письмо Вячеслава Ганелина, с которого началась вся эта полемика. И мы вновь подтверждаем, что готовы предоставлять канал для публичных заявлений артистов и других действующих лиц нашего сектора музыкальной индустрии — просто потому, что если этого не сделает «Джаз.Ру», то это сделает кто-то другой, вовсе не обязательно с добрыми намерениями. Мы не стремимся раздуть скандал — наоборот, в каждом случае с ведома автора перерабатываем изначальный текст, чтобы избежать ошибок, полемических перехлёстов и того самого публичного перетряхивания совсем уж нестираного.

Должны с удовлетворением заметить, что г-н Чекасин внял некоторым из наших доводов и в конце концов дезавуировал своё письмо, сняв предложение о его публикации.

Зато в скором времени в редакцию поступило открытое письмо Вячеславу Ганелину от той стороны полемики, которой г-н Ганелин в начальном тексте этого малоувлекательного «сериала» адресовал наибольшее количество упрёков — то есть от перкуссиониста/барабанщика Владимира Тарасова.

Как и прежде, мы не комментируем содержание его послания — просто публикуем его «как есть», с небольшой правкой, вызванной вышеизложенными соображениями.

От души надеемся, что эта затянувшаяся трагикомедия, для описания которой во внутриредакционных дискуссиях уже давно не хватает цензурной лексики, окончательно выдохнется после этой публикации — ведь все стороны наконец уже высказались? Нам жаль, что уважаемые когда-то артисты скатились до подобной внемузыкальной публичной перепалки, и мы уверены, что аргументы уровня «а чо они» и «а он сам первый начал» от всемирно известных музыкантов, как минимум, не полезны для их публичного образа. Жаль наблюдать, как они своими руками хоронят легенду.

ДАЛЕЕ: открытое письмо перкуссиониста Владимира Петровича Тарасова композитору и пианисту Вячеславу Шевелевичу Ганелину  Читать далее «По следам письма Вячеслава Ганелина «Почему Трио больше никогда не будет». Ответ Владимира Тарасова»

Лео Фейгин: «Если писать Ge-Te-Che, то получится какой-то крокодил». Отвечая Вячеславу Ганелину

letterОт редакции: 14 апреля «Джаз.Ру» опубликовал полемическое письмо, которое написал живущий последние 30 лет в Израиле ветеран советского джазового авангарда Вячеслав Ганелин. Как обычно, мы готовы выступать  в роли открытой трибуны и сообщили в редакционном предисловии: если те, кому адресует своё выступление Ганелин, захотят ответить — «Джаз.Ру» готов и им предоставить площадку для ответной публикации.

Слушатели и коллеги-музыканты уже оставили множество комментариев к письму Ганелина. Но есть ответы, которые выходят за рамки обычного комментария — как по объёму, так и по содержанию. Один из таких ответов мы публикуем отдельным материалом, поскольку написал его тот, с чьей деятельностью было в значительной степени связано продвижение новоджазового ансамбля из Вильнюса на западной сцене в 1970-80-х гг. Мы по-прежнему готовы опубликовать ответы и других заинтересованных лиц — если таковые ответы поступят в редакцию (наши координаты — здесь).


Лео Фейгин
Ньютон-Аббот, Великобритания
LF

Думал ли я когда-нибудь, что на старости лет буду вовлечён в дискуссию, затронутую публикацией Вячеслава Ганелина в журнале «Джаз.Ру»?

Эта дискуссия — надгробный камень на могиле блестящего трио современной музыки под управлением Вячеслава Ганелина, единственного советского ансамбля, который оставил глубокий след в европейской музыке конца прошлого века.

О чем, собственно, идёт речь? О чём сыр-бор? На первый взгляд, речь идёт о том, как называть это трио.

Трио Ганелина?
Ганелин / Тарасов / Чекасин?
ГТЧ?
Ганелин / Чекасин / Тарасов или ГЧТ?
Трио Современной музыки под управлением Вячеслава Ганелина?

«Да какое это имеет значение?» — спросит неискушенный любитель музыки. Кого это интересует? Какая разница, как называть, особенно сейчас, почти 30 лет спустя после того, как трио распалось? За эти 30 с лишним лет выросло новое поколение, а то и два, любителей музыки, которые, увы, уже никогда не увидят живое выступление этих гигантов нового джаза.

Где та граница, за которой разумное, блестящее, выдающееся, гениальное завершается грустным финалом?

Лео Фейгин
Лео Фейгин

При ближайшем рассмотрении, однако, оказывается, что эта, казалось бы, ничтожная проблема привела к концу выдающегося ансамбля, ибо она отчасти отразила внутренние противоречия и проблемы, решение которых оказалось не под силу участникам трио. В результате трио распалось на самом пике творческих возможностей, не исчерпав своего потенциала, о чем может свидетельствовать концерт, сыгранный трио 17 марта 2017 года в Вильнюсе по случаю присуждения участникам трио правительственной награды Литвы за развитие искусства. Музыканты играли так, словно не было многолетнего перерыва. Драйв, энергия, лирика, спонтанно создаваемая сюитная форма — все ингредиенты великого трио были налицо.

COVERСудьба свела меня с участниками трио в 1980 году, и с тех пор я регулярно выпускал их пластинки на Западе — магнитные ленты с записями концертов трио контрабандой вывозились из Советского Союза. Меня не волновал вопрос о том, под каким названием выпускать записи, ибо информация об этом была написана либо на коробке, либо в сопроводительном письме. Я категорически отказывался брать на себя ответственность и давать названия записям трио, ибо музыка была важнее, и если на коробке стояла надпись «Трио Ганелина», я выпускал пластинку с таким же названием. Одной из первых мне была доставлена запись под названием «Ганелин Тарасов Чекасин». Эта запись вышла под названием «Ganelin Tarasov Chekasin — Live in East Germany» (Leo Recirds LR 102, 1980. — Ред.), и я даже не обратил внимания на неправильную последовательность фамилий.

Я не помню год, когда Владимир Тарасов спросил меня, почему бы мне не выпускать пластинки под названием ГТЧ. Я был удивлен этим вопросом, потому как название «Трио Ганелина» (The Ganelin Trio) прочно закрепилось как на Западе, так и в Советском Союзе. И хотя каждый музыкант вносил свою важную лепту в общее дело, в группе был бесспорный лидер. Разумно ли менять название группы после того, как ансамбль получил такую известность по обе стороны Железного Занавеса? Одним из самых веских аргументов для меня лично был тот факт, что в Русском музее в Ленинграде висит картина-диптих Эдуарда Гороховского под названием «Мы любим Трио Ганелина, Трио Ганелина любит нас». Я помню, какой головоломкой было переводить на английский интервью с участниками трио, которое Ефим Барбан напечатал в своем журнале «Квадрат» (самиздатовский бюллетень, выходивший в Ленинграде с 1967 по 1984. — Ред.). Там и появилось впервые сокращение ГТЧ. Я не могу сказать, почему Ефим Барбан решил сократить имена участников. В те далекие времена сокращения были в моде, сокращалось всё, что только возможно, а самое зловещее сокращение «КГБ» вызывало у многих из нас эмоциональный паралич.

Попробуйте написать ГТЧ по-английски — GTC; получите нечто непонятное — G-T-C. Тут встает вопрос, как произносить первую букву: то ли как русскую «г», то ли как английскую «джи». А как произносить последнюю? Как «Cи»? А если писать Ge-Te-Che, то вообще получается какой-то крокодил. Я также с удивлением для себя обнаружил, что за всю свою жизнь на Западе я не встретил ни одного человека, который мог бы правильно произнести фамилии участников трио: согласно английским фонетическим законам ударение неизбежно делалось на первый слог и получалось нечто невообразимое: гАнелин/тАрасов/чЕкасин.

Блестящий концерт, сыгранный трио 17 марта в Вильнюсе, оказался скальпелем, который вскрыл гнойник, назревавший многие годы. И тут я должен сделать небольшое отступление.
ДАЛЕЕ: продолжение ответа Лео Фейгина на письмо Вячеслава Ганелина  Читать далее «Лео Фейгин: «Если писать Ge-Te-Che, то получится какой-то крокодил». Отвечая Вячеславу Ганелину»

Вячеслав Ганелин: «Сказано… (Postludium)». Прямая речь: почему Трио больше никогда не будет

letterОт редакции: «Джаз.Ру» не привыкать к публикации полемических материалов, которые вызывают не только поток комментариев в самом материале, но и выход ответных текстов, в которых другие авторы возражают, спорят, аргументируют…

В данном случае российский джазовый журнал тоже, как обычно, выступает в роли открытой трибуны. Если те, кому адресует своё полемическое выступление живущий последние 30 лет в Израиле ветеран советского джазового авангарда Вячеслав Ганелин, захотят ответить — «Джаз.Ру» готов и им предоставить площадку для ответной публикации.

Редакционных же комментариев к этому тексту не будет. Редакция предпочитает просто предоставить слово музыканту, чтобы он изложил свои воззрения, свою позицию.


Вячеслав Ганелин VG

Откровенно говоря, мне очень жаль, что приходиться затрагивать тему, которая, как мне кажется, должна была быть проанализирована критиками. Они так часто писали о нас с открытым сердцем, но, к сожалению, с закрытыми глазами… Вот я и решил больше не откладывать в долгий ящик быстро уходящего времени тему, в которой протекает моя жизнь и моё творчество…

Вячеслав Ганелин (Санкт-Петербург, 2012, фото © «Джаз.Ру»)
Вячеслав Ганелин (Санкт-Петербург, 2012, фото © «Джаз.Ру»)

Приехав в Вильнюс за день до церемонии вручения мне и моим бывшим коллегам национальной премии (см. публикацию «Джаз.Ру» от 20 декабря 2016: «Вячеслав Ганелин, Владимир Тарасов и Владимир Чекасин получили Национальную премию Литвы» — Ред.), я вдруг обнаружил огромное количество напечатанных в разных СМИ Литвы интервью Владимира Тарасова, содержание которых заставило меня сесть за эту статью с желанием подробно напомнить и разъяснить всё, что связанно с организацией музыкальных композиций и названием ансамбля The Ganelin Trio (1972-1987), в котором играли Владимир Чекасин (саксофоны) и Владимир Тарасов (ударные инструменты).

Я слишком долго молчал, наблюдая, как бывшие коллеги постепенно искажали и затушёвывали мою роль в этом трио.

Интересная история приключилась с аббревиатурой трёх начальных букв фамилий участников «Трио Вячеслава Ганелина» — ГТЧ.

Статьи ленинградского джазового критика Ефима Барбана (выходили в советском самиздатовском журнале «Квадрат» в 1970-80-е гг.; с 1984 Барбан живёт в Великобритании. — Ред.) отличались глубиной анализа, но нередко были довольно вычурными. Так, в поисках звучного оригинального названия для ансамбля его любимцев, он окрестил его в своих статьях «Трио ГТЧ», и этим уровнял роли музыкантов, подстригая под одну гребёнку.

Он также не проверил, как и в каком порядке в музыкальном мире пишется распределение инструменталистов. Думаю, ему понравилось само звучание ГТЧ, хотя по правилам, если и оставить лидера группы на первом месте, то должно быть ГЧТ(!), но это как-то не звучно… Самое главное — влюбившись в свою идею, он не слышал мои возражения и настойчиво продолжал употреблять аббревиатуру ГТЧ в своих статьях.

Жаль, что он, имея все наши пластинки фирмы «Мелодия», не обратил внимания на лицевую сторону конверта, на которой было написано всё по правилам — «Ганелин, Чекасин, Тарасов».

Дальше всё покатилось под гору…

Владимир Чекасин, Владимир Тарасов, Вячеслав Ганелин, середина 1970-х (фото © Григорий Талас)
Владимир Чекасин, Владимир Тарасов, Вячеслав Ганелин, середина 1970-х (фото © Григорий Талас)

Из уважения к Барбану я, как видно, не слишком громко выражал свой протест, и мой голос не был услышан в хоре радостных критиков, желающих быть поближе к мэтру.

Но уравниловки в искусстве — НЕТ!

Это может быть только в оркестрах, где высшей оценкой исполнения является исполнение групп максимально на одном дыхании.

Уравняв нас, Барбан уравнял все индивидуальные творческие идеи и композиции, а это также повлияло на психологию коллег, у которых это выражалось в нарушении сольной игры в структуре концерта. Особенно ярко это проявилось в некоторых выступлениях на гастролях по США (1986. — Ред.). Хорошо, что это свободный джаз: всегда можно выйти из положения.

А дальше — больше…
ДАЛЕЕ: продолжение полемического выступления Вячеслава Ганелина  Читать далее «Вячеслав Ганелин: «Сказано… (Postludium)». Прямая речь: почему Трио больше никогда не будет»

Вячеслав Ганелин, Владимир Тарасов и Владимир Чекасин получили Национальную премию Литвы

congratsКомиссия по присуждению Национальной премии в области культуры и искусства Литовской Республики объявила имена лауреатов Национальной премии 2016 года. Ежегодно премия присуждается не более чем шести представителям литовской культуры, однако в списке лауреатов этого года — восемь имён: одна из премий разделена между участниками прославленного Трио Ганелина, которое в советской литературе именовалось также «Трио ГТЧ», по первым буквам фамилий участников: пианист Вячеслав Ганелин, барабанщик Владимир Тарасов, саксофонист Владимир Чекасин.

Владимир Чекасин, Владимир Тарасов, Вячеслав Ганелин, середина 1970-х (фото © Григорий Талас)
Владимир Чекасин, Владимир Тарасов, Вячеслав Ганелин, середина 1970-х (фото © Григорий Талас)

Трио сложилось в Вильнюсе, столице Советской Литвы, в начале 1970-х гг. («Литва — это, пожалуй, единственное место на земле, куда джаз принесли не американцы, а русские», писал обозреватель «Джаз.Ру» Михаил Митропольский). Из трёх музыкантов в Вильнюсе вырос только один, пианист Вячеслав Ганелин — он родился в Подмосковье, но с семилетнего возраста жил с семьёй в Литве, окончил Литовскую консерваторию по композиторскому отделению (1968) и уже с середины 60-х выступал на джазовых фестивалях как пианист. В 1969 родился дуэт Ганелина и переехавшего в Вильнюс из Архангельска барабанщика Владимира Тарасова, а в 1971 к ним присоединился саксофонист Владимир Чекасин, которого они встретили в Свердловске (ныне Екатеринбург). В 70-80-е годы Трио Ганелина, разрабатывавшее сложное направление «композиторской импровизации» (то есть импровизации по подготовленным композиторским моделям, но в стилистике «свободного джаза»), выступало почти на всех советских джазовых фестивалях, затем — на фестивалях в странах просоветского «восточного блока» и, наконец, уже в 80-е годы — в странах Западной Европы. Это стало возможным благодаря тому, что с 1974 г. коллектив имел официальный статус (по документам это был «Ансамбль современной камерной джазовой музыки Государственной филармонии Литовской ССР»). Трио Ганелина стало первым советским новоджазовым коллективом, гастролировавшим по США (1986). Программы Трио (так музыканты называли свои импров-сюиты, которые показывали на фестивалях) были изданы на 43 виниловых пластинках, позже многие из них переизданы и на компакт-дисках. Трио Ганелина было первым ансамблем «нового джаза», чьи записи были выпущены Всесоюзной фирмой грамзаписи «Мелодия» — всего три альбома: «Con Anima» (1976), «Concerto Grosso» (1980) и «Poi Segue» (1982) — плюс несколько треков на фестивальных пластинках, включая «Джаз-78».

Трио Ганелина в Сан-Франциско, 1986: Владимир Тарасов, Вячеслав Ганелин, Владимир Чекасин (фото из архива В. Чекасина)
Трио Ганелина в Сан-Франциско, 1986: Владимир Тарасов, Вячеслав Ганелин, Владимир Чекасин (фото из архива В. Чекасина)

Трио перестало существовать в 1987 г., когда Вячеслав Ганелин переехал в Израиль. Тарасов и Чекасин продолжают жить и работать в Литве. С тех пор музыканты выступили прежним составом всего один раз — в 2002 г. на Франкфуртской книжной ярмарке (запись была издана в 2003 г. британским лейблом Leo Records, который в 1980-2000-е гг. выпустил на виниле и компакт-дисках значительную часть творческого наследия ансамбля). Трио Ганелина оказало огромное воздействие на формирование национальной джазовой школы в Литве — как через последователей (Пятрас Вишняускас, Витаутас Лабутис, Олег Молокоедов, Гедиминас Лауринавичюс, Леонид Шинкаренко), так и через прямых учеников (так, Владимир Чекасин с 1975 по 2002 г. преподавал в Литовской музыкальной академии, где среди его учеников были певица Неда Малунавичюте, саксофонист Людас Моцкунас — в свою очередь, много работавший с другим участником Трио, Владимиром Тарасовым — и другие нынешние звёзды литовской и европейской джазовой сцены).

Как сообщил редакции «Джаз.Ру» барабанщик Владимир Тарасов, вручение премии состоится в резиденции президента Литвы 16 февраля 2017; в настоящее время ведутся переговоры об организации примерно в эти даты совместного выступления всех трёх участников легендарного Трио Ганелина в Вильнюсе.
ВИДЕО: отрывок из выступления Трио Ганелина на Ленинградском джазовом фестивале 1976 г.
фрагмент документального фильма «Город. Осень. Ритм», реж. Вадим Гаузнер, Ленфильм, 1976

ДОПОЛНИТЕЛЬНОЕ ЧТЕНИЕ на «Джаз.Ру»:
интервью Вячеслава Ганелина
интервью Владимира Тарасова

Пианист Вячеслав Ганелин: «Не зря говорят, что музыка объединяет людей». Интервью к приезду в Москву

interview16 октября, Еврейский культурный центр на Никитской им. Ральфа Гольдмана: концерт 10-го сезона джаз-гостиной Михаила Митропольского «Импровизация нового века» в рамках 5-го Leo Records Festival in Russia. Бенефис Славы Ганелина (Израиль): «Импровизация или композиция».

Вячеслав Ганелин (фото © Кирилл Мошков, «Джаз.Ру», 2012)
Вячеслав Ганелин (фото © Кирилл Мошков, «Джаз.Ру», 2012)

Вячеслав Ганелин — один из немногих, кто пришел на джазовую сцену, уже будучи профессиональным композитором. Член Союза композиторов СССР после переезда в Израиль стал членом союза композиторов Израиля (1988 г.). Его композиторская деятельность никогда не останавливалась, и, наряду с многочисленными проектами в импровизационной музыке, им создано много сочинений для камерных ансамблей, хоровых коллективов, отдельных инструментов, а также пьес компьютерной музыки. В последние годы Ганелин регулярно представляет свои проекты на сцене Еврейского культурного центра в Москве и выступает центральной фигурой ежегодного Leo Records Festival in Russia. В этом году «Бенефис Славы Ганелина» является частью этого фестиваля, который пройдёт в Москве 15-17 октября. В московском выступлении будет представлена музыка Славы Ганелина обоих типов — импровизационная и композиторская.

  • Первое отделение: «Композиция свободной импровизации». Слава Ганелин — соло (ф-но, электроника). Трио: Слава Ганелин — Алексей Круглов (саксофон) — Олег Юданов (ударные).
  • Второе отделение: композиция для скрипки соло «Two sketches for V — no Solo». Пьеса для фортепиано «Pages from the notebook» (01-07). Дуэт для скрипки и фортепиано «Unsent letter». Сюита для скрипки, бас-кларнета и фортепиано «Episodes»(01-05). Исполнители: Юлия Иконникова — ф-но, Евдокия Ионина — скрипка, Евгений Бархатов — бас-кларнет.

16 октября, начало в 16:00. Еврейский культурный центр на Никитской им. Ральфа Гольдмана, ул. Б. Никитская, 47, стр. 2 (м. Краснопресненская/Баррикадная), тел. (495)787-4560, (495)787-4567
Цена билета: 750 рублей, для студентов и пенсионеров скидка 50% (билеты онлайн)

Михаил Митропольский,
обозреватель «Джаз.Ру»
Фото: архив редакции
MM

В октябре 2014 г. обозреватель «Джаз.Ру» Михаил Митропольский записал для своей радиопрограммы, существовавшей в то время, обширное интервью с Вячеславом Ганелиным. Его выход в эфир растянулся на три недели, так как интервью перемежалось обширными фрагментами музыкальных номеров. Мы впервые публикуем это интервью в виде текста и сопровождаем его теми же музыкальными номерами (только целиком!).

Кафе «Неринга»

Время уходит в Вильнюсе в дверь кафе,
провожаемо дребезгом блюдец, ножей и вилок,
и пространство, прищурившись, подшофе,
долго смотрит ему в затылок.

Потерявший изнанку пунцовый круг
замирает поверх черепичных кровель,
и кадык заостряется, точно вдруг
от лица остаётся всего лишь профиль.

И веления щучьего слыша речь,
подавальщица в кофточке из батиста
перебирает ногами, снятыми с плеч
местного футболиста.

Иосиф Бродский, из цикла «Литовский дивертисмент» (1971)

ММ: Сегодня у нас в студии гость, причём гость совершенно легендарный — нынче говорят «культовый», и я бы тоже использовал это слово, если бы был в этом уверен. Дело в том, что культовость предполагает всеобщее знание персонажа, которого я хочу представить. Но время накладывает некие ограничения на эти знания. Независимо от времени, от того, кто что знает, сегодня у нас действительно в гостях легендарный человек — это Слава Ганелин, который в советское время назывался Вячеславом Ганелиным. Добрый вечер.

— Добрый вечер. Нет, я не буду уточнять, но здесь как бы идёт разграничение знания моего имени. Потому что имя Вячеслав остаётся. Слава добавилось, потому что так легче говорить многим, в разных народах, поэтому и так и так. И доходило до того, что пишут так: Вячеслав (Слава) Ганелин. Или Слава (Вячеслав). Я уже перестал спорить.

ММ: Мы встречаемся незадолго до того, как у Славы Ганелина 17 декабря (2014. — Ред.) случится 70-летие. В один и тот же день со Славой родился Бетховен, не то, что бы родился, но крестился. А когда он (Бетховен) родился, никто не знает. Но считается, что 17 декабря заодно ещё и день рождения Людвига ван Бетховена.

А что касается Славы Ганелина, то он родился 17 декабря 1944 года неподалёку от Москвы, в Красково Московской области. И дальнейшая его история в большей степени связана с Литвой, с Вильнюсом, где благодаря ему, а потом ещё и его партнёрам по знаменитому трио Ганелина, сложилась целая литовская школа джаза. Литва — это, пожалуй, единственное место на земле, куда джаз принесли не американцы, а русские. И как раз представитель этих русских, главный представитель трио Ганелина, сегодня у нас в гостях. Напомним слушателям историю и тебя самого как композитора, как пианиста — и трио Ганелина, знаменитого, пикового в истории отечественного джаза.

— Мне будет легче, если ты будешь меня провоцировать, потому что заниматься просто воспоминаниями — это все равно, как когда пожилой человек, которому нечего вспоминать, начинает вспоминать: ах, каким я был. Садится и начинает путать все события, потому что уже не помнит.

Вячеслав Ганелин (фото © Павел Корбут, 2004)
Вячеслав Ганелин (фото © Павел Корбут, 2004)

ДАЛЕЕ: продолжение интервью Вячеслава Ганелина, много АУДИО, фото  Читать далее «Пианист Вячеслав Ганелин: «Не зря говорят, что музыка объединяет людей». Интервью к приезду в Москву»

Записки слушателя. Пианист Вячеслав Ганелин в Москве: как это было

report

Иван Никитин
фото: Александр Забрин
ИН

Я отвык от всевозможных концертных мероприятий, думал автор этих строк, ожидая выхода на сцену Культурного центра «ДОМ» пианиста Вячеслава Ганелина. Было это 26 сентября. Последний концерт, который я посетил, состоялся ровно год назад — тогда выступал Семён Набатов. Тоже, кстати, в «ДОМе».

Концерт Вячеслава Шевелевича Ганелина я никак не мог пропустить. Дело в том, что моё знакомство с советской джазовой сценой началось именно с записей Трио Ганелина, выпущенных в 1970-80-е гг. фирмой «Мелодия».

Нынешний московский концерт состоял из двух отделений. В первом Вячеслав Ганелин отыграл сольную программу. А вот во втором к нему на сцене присоединились Алексей Круглов (саксофоны) и Олег Юданов (ударные).

Вячеслав Ганелин (фото © Александр Забрин)
Вячеслав Ганелин (фото © Александр Забрин)

Перед началом концерта со вступительным словом выступил обозреватель «Джаз.Ру» Михаил Митропольский. Он немного рассказал об истории советского Трио Ганелина (с барабанщиком Владимиром Тарасовым и саксофонистом Владимиром Чекасиным) и о том, как сложился нынешний состав коллектива. Случилось это четыре года назад на первом фестивале артистов лейбла Leo Records в России.

В конце вступительной речи Митропольский сообщил, что второе отделение — выступление Ганелина, Круглова и Юданова — будет презентацией совместного альбома трио «Russian New Music in China», изданного на Leo Records. Это запись с джазового фестиваля, который проходит в городе Шэньчжэнь — небольшом, по китайским меркам (население примерно 10 миллионов).

Первое отделение уже продолжалось минут десять, как я поймал себя на мысли, что у меня нет никакой концепции или просто здравой мысли, как всё происходящее можно описать. В тот момент я просто сидел заворожённый, старался не пропустить ни единой нотки, ни единого звука. Все мое внимание было приковано к Ганелину. Не так часто мне приходилось наблюдать за тем, как один музыкант на сцене мог приковать всё внимание слушателей и держать их в состоянии, подобном коллективному гипнозу. Все вокруг сидели неподвижно и с серьёзными задумчивыми лицами смотрели на сцену. Лично для меня происходящее на сцене вызывало упорную ассоциацию с музыкальным сопровождением советских фильмов. Композиция, а вернее было бы сказать — импровизация, прозвучавшая в первом отделении, не была лишена монументальности. Смена настроения музыки осуществлялась с помощью синтезатора и всевозможных подручных средств. В сознание прокрадывались противоречивые ощущения: страх, тревога — неизменным оставалось лишь внимание, устремлённое на сцену.

Вячеслав Ганелин, Алексей Круглов, Олег Юданов (фото © Александр Забрин)
Вячеслав Ганелин, Алексей Круглов, Олег Юданов (фото © Александр Забрин)

После сорока минут выступление было прервано на затянувшийся перерыв. В силу объективных причин досидеть до конца второго отделения, начавшегося около десяти вечера, автор этих строк не мог. Было печально покидать концерт в самой интересной его части, когда на сцене играло трио. Музыканты не первый раз сотрудничают, и я уверен, что в дальнейшем Ганелин, Круглов и Юданов ещё будут выступать совместно, но это уже будет что-то совершенно другое.

Вячеслав Ганелин, Алексей Круглов, Олег Юданов (фото © Александр Забрин)
Вячеслав Ганелин, Алексей Круглов, Олег Юданов (фото © Александр Забрин)

За то короткое время, что мне удалось послушать трио и понаблюдать за его участниками, я сделал для себя один вывод: насколько эти музыканты — представители разных музыкальных поколений — гармонично смотрятся вместе! Обладая разными стилями, музыканты играли безупречно, сплавляя индивидуальные манеры в единое целое ради общего музыкального дела.

ВИДЕО: трио Ганелин-Круглов-Юданов в ДОМе, 26.09.2015 (съёмка Taberculat)

Первопроходец советского «нового джаза» пианист Вячеслав Ганелин представит в Москве новый альбом

anons26 сентября в Культурном центре ДОМ выступит пианист Вячеслав Ганелин, первопроходец авангардного импровизационного направления в СССР. Созданное им в Вильнюсе в 1971 г. Трио Ганелина (барабанщик и перкуссионист Владимир Тарасов и саксофонист Владимир Чекасин) было самым известным и авторитетным коллективом «нового джаза» в Советском Союзе вплоть до своего распада в 1986-м и переезда Ганелина в Израиль в 1987-м. Трио активно гастролировало по СССР, выпустило (начиная с 1976) ряд долгоиграющих виниловых пластинок на Всесоюзной фирме грамзаписи «Мелодия» и много выступало за пределами страны; в 1986-м Трио Ганелина стало первым советским джазовым коллективом, официально гастролировавшим по США с выступлениями в 16 городах.

Вячеслав Ганелин (фото: Кирилл Мошков, «Джаз.Ру», 2012)
Вячеслав Ганелин (фото: Кирилл Мошков, «Джаз.Ру», 2012)

Генератором идей трио был Вячеслав Ганелин — профессиональный композитор, который написал много музыки к театральным постановкам и более чем 60 фильмам советского кинематографа (в том числе к лентам «Смок и малыш», «Приключения Калле-сыщика», «Парад планет», «Счастливая, Женька!» и др.). Ганелин создал авторскую композиционную систему, построенную на единстве композиции и импровизации, положив начало целому направлению в этой области в нашей стране.

ВИДЕО: Вячеслав Ганелин — сольное выступление в Москве на фестивале «Ветви джаза» (2011, съёмка «Джаз.Ру»)

В первом отделении Вячеслав Ганелин выступит с сольной программой, во втором — в своём излюбленном формате трио. Вместе с Ганелиным на сцену выйдут барабанщик Олег Юданов и саксофонист Алексей Круглов. Это отделение — презентация альбома, который представляет запись выступления трио Ганелин-Юданов-Круглов на фестивале в городе Шэньчжень (КНР).

ДАЛЕЕ: подробности об участниках и альбоме, ВИДЕО, контактная информация  Читать далее «Первопроходец советского «нового джаза» пианист Вячеслав Ганелин представит в Москве новый альбом»

Пианист Вячеслав Ганелин покажет в российской столице «Лабораторию импровизации»

anons25 октября в рамках концертного цикла Михаила Митропольского «Импровизация нового века» в московском Еврейском культурном центре на Никитской выступит пианист Слава Ганелин (Израиль). Специальный гость — перкуссионист Аркадий Готесман (Литва).

В декабре израильский подданный, легенда советского джаза, композитор и пианист Вячеслав Ганелин будет отмечать 70-летие. Участникам Джаз-гостиной Михаила Митропольского выпадает редкая возможность не только услышать его музыку, но и узнать о тайнах «кухни» процесса импровизации. Поэтому концерт получил название «Лаборатория импровизации. Музыка и размышления».

Slava Ganelin, 2011 (photo © Cyril Moshkow)
Вячеслав Ганелин, 2011

Вячеслав Ганелин в 1968 окончил Литовскую консерваторию по классу композиции, но уже с середины 60-х начал выступать на джазовых фестивалях. В 1969 родился дуэт Ганелина и приехавшего из Архангельска барабанщика Владимира Тарасова, а в 1971-м к ним присоединился саксофонист Владимир Чекасин, вывезенный из Свердловска (Екатеринбург). В 70-80-е годы Трио Ганелина выступало почти на всех отечественных фестивалях, появляясь всякий раз с новыми «программами» (так они называли свои цельные концертные сюиты «Ad Libitum», «Ex Libris», «Con Anima», «Poco A Poco», «Concerto Grosso», «Альбом для юношества», «Каталог» и др.). Прекрасное знание как академического, так и джазового авангарда XX века, свободное художественное мышление позволяло им создавать музыкальные картины, основанные на оригинальном переплетении фри-джаза, фольклора, модального джаза и камерной музыки. Трио Ганелина стало первой советской группой, покорившей Западную Европу музыкой, не подражавшей известным мировым образцам, и первым советским новоджазовым коллективом, гастролировавшим по США (1986). Программы Трио были изданы на 43 виниловых пластинках, позже многие из них переизданы и на компакт-дисках. Вячеслав написал оригинальную музыку для более чем 30 фильмов, он является автором нескольких концертов для отдельных инструментов, более 50 песен, музыки для театра и кино.

В 1987 Ганелин переехал в Израиль. Впоследствии он неоднократно приезжал в Россию с сольными концертами, а также в трио с контрабасистом Виктором Фонарёвым и ударником Микой Марковичем, выступал на европейских фестивалях в дуэте или трио (с саксофонистом Пятрасом Вишняускасом, барабанщиком Аркадием Готесманом, с израильскими музыкантами — певицей Эсти Офри Кенан и с мастером игры на средиземноморской лютне «уд» Гершоном Вайсерфирером). В последние годы он много занимается композицией, активно используя компьютерные средства, преподает в консерватории в Иерусалиме. В 2004 году его ансамбль Ganelin Trio Priority было участником концертов «Европейский джаз. XXI век» в Международном Доме музыки.

ДАЛЕЕ: подробности о специальном госте, контактная информация, бронирование билетов, ВИДЕО!  Читать далее «Пианист Вячеслав Ганелин покажет в российской столице «Лабораторию импровизации»»

10-й фестиваль «Джаз-Глобус». Юбилей в Иерусалиме

Владимир Мак,
Иерусалим
Фото: пресс-служба фестиваля
MM

anonsТрудно было представить в 2004 году, при первой попытке создания джазового фестиваля в Иерусалиме, что он станет международным, ежегодным, авторитетным и… доживет до первого юбилея. Однако именно так и случилось. Второй «Джаз-Глобус» уже принял первых зарубежных гостей, которых вдохновил великий город и великий музыкант Слава Ганелин — основатель и бессменный руководитель фестиваля. Начиная с третьего фестиваля уже не стоял вопрос о том, будет ли «Джаз-Глобус» регулярным — израильские джазмены и поклонники джаза не позволили кануть фестивалю в Лету. Главная заслуга в этом руководства зала «Гармония» (ставшего настоящим фестивальным домом) и Комиссии по абсорбции артистов-репатриантов — именно им вместе с Ганелиным принадлежит идея фестиваля, и именно Комиссия и отдел абсорбции Иерусалимского муниципалитета — его главные спонсоры.

Слава Ганелин
Слава Ганелин

Десятый «Джаз-Глобус» состоится с 28 ноября по 6 декабря. В его программе шесть вечерних концертов, на которых выступят 18 ансамблей, и два утренних концерта, на которых покажут свое мастерство юные иерусалимские джазмены (все они пройдут в «Гармонии»), а также традиционный джазовый праздник — джем-сешн в клубе «Бирман», в пешеходной зоне Иерусалима. Там участники фестиваля будут вместе импровизировать на вечнозеленые джазовые темы.

Открывает фестиваль вокалистка Джанин Картер с квартетом Роберта Анчиполовского. Джанин Картер — одна из известных американских исполнительниц госпел, Роберт Анчиполовский — блестящий саксофонист, один из лучших учеников легендарного Фила Вудса. Символично, что фестиваль откроют представители яркого, сочного традиционного джаза. Зато вслед за ними выступит дуэт совсем не традиционный.

ДАЛЕЕ: продолжение программы фестиваля, подробности об артистах  Читать далее «10-й фестиваль «Джаз-Глобус». Юбилей в Иерусалиме»

Продюсер Лео Фейгин: «Я чувствую этот самый русский дух»

Сергей Бондарьков
Фото: архив «Джаз.Ру»
SB

Как мы уже сообщали, с 24 по 29 апреля в московском кинотеатре «Художественный» (Арбатская площадь) состоится VII фестиваль современного интеллектуального искусства Noumen Art’2012, в основу программы которого положена ретроспективная московская премьера документального телесериала «Новая музыка из России» — 10 фильмов, показанных в 1991 году в Великобритании на 4 канале ВВС и посвящённых наиболее ярким представителям экспериментальной и новоджазовой сцены Советского Союза второй половины 80-х годов прошлого века. Представлять сериал будет его создатель — Лео Фейгин, продюсер фирмы грамзаписи Leo Records (известный слушателям Русской службы ВВС как ведущий джазовых программ Алексей Леонидов). ВНИМАНИЕ, в программе фестиваля произошли изменения
В преддверии фестиваля «Джаз.Ру» публикует интервью с Лео Фейгиным, которое наш постоянный автор Сергей Бондарьков сделал во время предыдущего визита маститого британского продюсера в Россию.

Лео Фейгин (фото: Ольга Савельева / Иван Высоких, С.-Петербург)
Лео Фейгин (фото: Ольга Савельева / Иван Высоких, С.-Петербург)

В одном интервью вы как-то сказали, что когда джаз перестает отражать свое время, он становится мёртвой музыкой. Как с этим сейчас? Что за музыка, по-вашему, отражает сегодняшний день?

— Ну, конечно, новая. Скажем, джаз уже не отражает. Мне кажется, он давно превратился в то, что по-русски называется эстрадой. Это означает, что музыкант изо дня в день играет композиции, ограниченные гармонией, ритмом, квадратами всякими. И из этих ограничений ему не выбраться. Их никак не преодолеть. Потому что если это сделать, то музыка станет открытой, она перестанет быть джазом. И потом ведь джаз — это прежде всего мироощущение или образ жизни. А жизнь давно изменилась. Скажем, если вспомнить тридцатые годы, сороковые, революцию бопперов — вот мироощущение! А играть боп сейчас… Я даже не знаю. Эта музыка мёртвая, просто-напросто. Конечно, её интересно слушать, и я её люблю. Но она не порождает мысль, не даёт никакого импульса, никакого толчка. Предположу, что сейчас она нацелена куда-то в область между сердцем и телесным низом. Музыка же, которая интересует меня, — и как раз она-то, мне кажется, и отражает современность — это музыка где-то между сердцем и головой.

Как и написано на ваших пластинках. (Девиз Leo Records — «Music for the Inquiring Mind and the Passionate Heart» — С.Б.) 

— О, да! По-моему, самая ценная музыка — та, что апеллирует к области, смежной между рациональным и иррациональным. Найти эту золотую середину — это самое ценное.

ДАЛЕЕ: продолжение интервью: зашла ли свободная импровизация в тупик, можно ли определить русский дух, что удивляет продюсера Leo Records и многое другое! Читать далее «Продюсер Лео Фейгин: «Я чувствую этот самый русский дух»»