Рецензии «Джаз.Ру». Трио «Второе приближение»: «Rezi Vár», 2017

3 ноября на лейбле Fancymusic вышел новый, одиннадцатый по счёту альбом московского новоджазового трио «Второе Приближение»«Rezi Vár». Альбом выпущен на CD, а также в цифровых форматах FLAC и MP3 320, и доступен также к приобретению в цифровых сетях iTunes, Google Play и Bandcamp (ссылки см. в конце этого текста).

«Второе приближение»: Андрей Разин, Татьяна Комова, Игорь Иванушкин
«Второе приближение»: Андрей Разин, Татьяна Комова, Игорь Иванушкин

«Второе приближение» — это композитор и лидер коллектива Андрей Разин (фортепиано, перкуссия), Татьяна Комова (вокал, перкуссия) и Игорь Иванушкин (контрабас). Музыканты вместе с 1998 года, выступали в концертах и на фестивалях в России, Литве, США, Польше, Германии, Финляндии, Болгарии, Венгрии, Австрии, Норвегии, Израиле и Китайской Народной Республике. Новый альбом был создан в не совсем обычных для этого коллектива условиях. Это студийная запись, но сделанная вживую, в режиме концертного выступления. Трио «Второе Приближение» меняется, оставаясь верным концепции создания цельного произведения на основе импровизационного синтеза разных музыкальных культур. Неизменной остается и свобода выражения, которая в новой работе ощущается особенно выпукло.

Лидер трио Андрей Разин пишет в статье для буклета альбома:

Живописный венгерский посёлок Рези, раскинувшийся на холмах неподалеку от озера Балатон — одно из любимых мест нашего трио, которое уже не один десяток лет путешествует и гастролирует по свету. Здесь мы сбрасываем с себя напряжение большого города, убегая от суеты, репетируем, обсуждаем новые идеи и проекты.

Композиции нового альбома во многом вдохновлены обаянием местных пейзажей, ландшафтов, над которыми царит таинственная крепость Рези Вар, много повидавшая за свою 800-летнюю историю. […]

Слушатель не ощутит в музыке альбома «Rezi Vár» типичных венгерских интонаций, да мы и не собирались играть нечто эдакое, «мадьярское». Для нас важно, что дух этой музыки несомненно рождён одухотворённым местом.

Презентация альбома состоится 15 ноября в Клубе Алексея Козлова (подробности, билеты).

Обозреватель «Джаз.Ру» Григорий Дурново предлагает читателям свою рецензию на только что вышедший альбом.


The Second Approach Trio — «Rezi Vár»
2017, FancyMusic
Andrei Razin (p, perc), Tatiana Komova (vo, perc, vi), Igor Ivanushkin (b)

*****

CD COVER

В последнее время московское трио «Второе приближение» не перестаёт удивлять, хотя, зная разносторонность этого ансамбля, удивиться должно быть трудно. В 2015 году трио представило альбом «A Day For Dave» с неожиданными и по форме, и по характеру, и по звучанию интерпретациями произведений Дейва Брубека. Постоянные слушатели трио привыкли к ярким эскападам, каскаду приёмов и музыкальных острот, галопу со стремительными переходами от техники к технике, от ассоциации к ассоциации, от псевдоцитаты к псевдоцитате. «Брубековская» же программа предстала как деликатный и вместе с тем глубокий и прочувствованный анализ чужого наследия. И одновременно как своего рода интеллектуальная игра в прятки: интересно было найти знакомые с давних пор темы великого пианиста, существенно видоизменённые и переосмысленные его коллегой Андреем Разиным вместе с певицей Татьяной Комовой и контрабасистом Игорем Иванушкиным.

И вот теперь в программе трио — Венгрия. Но наполнение совсем не то, какое можно было бы предположить, зная лишь тему и видя названия пьес. Никаких фольклорных мотивов и, кажется, даже никакого Бартока — и это при том, что и самые разные фольклорные (и псевдофольклорные) мотивы, и даже Барток участниками трио любимы и ранее охотно использовались.

«Второе приближение» рисует Венгрию, точнее — свои ощущения от Венгрии, но без использования стереотипов, не двигаясь по самому очевидному, напрашивающемуся пути. Поводом для записи диска стало многолетнее знакомство музыкантов с этой страной. Название альбом получил от замка XIII века, развалины которого находятся возле одноимённой деревни, где музыканты частенько бывают. Вальс, четвёртый номер диска, назван не столько в честь известного венгерского поэта (и революционера) Шандора Петёфи, сколько в честь улицы его имени в той же деревне Рези. «Betyár Csárda» («Чарда разбойников») в первой пьесе — любимый ресторан музыкантов. «Naplemente» в последней — закат. Наконец, название «Paprika Blues», по признанию музыкантов, возникло отчасти потому, что без слова «паприка» альбом просто не мог обойтись — нельзя было не отразить любовь местного населения к перцу!

Сравнение музыки с кулинарией — приём заезженный и не самый честный. Однако трудно удержаться от разговора об этом самом пресловутом перце. Хочется отметить, что на альбоме довольно много не очень обычной для музыки трио резкости, острых углов, даже агрессии. В наибольшей степени это проявляется в пении Татьяны Комовой — временами, особенно в первой пьесе, она использует экстремальные приёмы, существенно разнообразит голосовую палитру, рвётся вперёд. Певица сама признаётся, что на «Rezi Vár» её доля участия больше, чем на предыдущих альбомах. В этом свете следует отметить также второй номер, «Fairy Tale», где Комова рассказывает историю на неизвестном языке.

Наверное, нет нужды говорить, что в творчестве трио во все времена импровизация соседствовала с сочинённым заранее материалом. Однако в предыдущих программах композиторский замысел Андрея Разина был более определённым и строгим, Татьяна Комова и контрабасист Игорь Иванушкин импровизировали в заданных пределах. Здесь же, по словам Разина, «мы все были в другом состоянии», а «фиксация материала по сравнению с предыдущими нашими работами минимальна». Пьесы не были подробным образом выписаны, трио позволило себе уклон в сторону свободной импровизации. Хотя и не отказавшись полностью от общего образа, намеченной ранее структуры. «Я всё равно никогда, что в студии, что на репетиции, не смогу играть «как пойдёт». У меня всегда работает какой-то центр, я не могу уйти от того, чтобы следить за формой. Это, думаю, происходит подсознательно», — говорит Разин.

Таким образом, стремясь передать собственные впечатления от страны, природы, культуры, с которыми им посчастливилось познакомиться, музыканты при создании материала оказались в несколько более равном положении, чем обычно. «Наше [с Игорем Иванушкиным] участие оказалось более объёмным», — отмечает Татьяна. Кстати, на «Rezi Vár» певица использует не только перкуссию (без неё в трио вообще редко обходятся), но и скрипку, будучи струнницей по первому образованию (попробуйте расслышать инструмент в «Naplemente»!).

На альбоме всего пять номеров, и длится он меньше сорока минут, при том что, по признанию музыкантов, в этот раз они записали в студии несколько часов материала. Некоторое время участники трио спорили, включать ли в окончательный вариант диска ещё одну композицию — и в конце концов отказались от неё ради цельности программы в связи с тем, что, в отличие от остальных, эта пьеса как раз имела тот самый «фольклорный» характер (fake folk, по выражению Разина), от которого трио сознательно отошло. Возможно, ей найдётся место в одной из следующих программ.

Альбом на сайте лейбла: предпрослушивание одного трека, приобретение физической копии или цифровых форматов
iTunesGoogle PlayBandcamp




Пианист Агусти Фернандес проведёт в Москве «Резиденцию свободных радикалов»: интервью «Джаз.Ру»

5 и 6 ноября в московском Культурном центре «ДОМ» состоятся два концерта, которые получили общее название Free Radicals Residence. Когда в ансамбле импровизационной музыки собираются трое очень известных музыкантов, каждый из которых — виднейшая фигура европейской новоджазовой сцены, нет ничего удивительного в том, что их гастрольный концерт разрастается в мини-фестиваль — или то, что сейчас принято называть «резиденцией». Именно в таком формате и пройдут два концерта в «ДОМе», созданного в прошлом году интернационального трио с говорящим названием Free Radicals — «Свободные радикалы». И вряд ли название нужно понимать в прямом смысле физико-химического термина: «свободные радикалы», как известно — это активные молекулы, имеющие возможность для присоединения еще одного электрона; частицы (как правило, неустойчивые), содержащие один или несколько неспаренных электронов на внешней электронной оболочке. Нет, конечно же, нам предлагается трактовать название в прямом словарном смысле: все три ключевых участника проекта — живущий в Швейцарии британский контрабасист Барри Гай (Barry Guy), пианист из Испании Агусти Фернандес (Agustí Fernández) и нью-йоркский трубач Питер Эванс (Peter Evans) — исповедуют свободную импровизацию в её радикальном воплощении, а значит — они и есть те самые «Свободные радикалы».

Free Radicals (photo © Esther Cidoncha)
Free Radicals (photo © Esther Cidoncha)

Концерты состоятся при поддержке Швейцарского совета по культуре «Про Гельвеция Москва». Информационные партнёры концерта — журнал «Джаз.Ру» и музыкальная энциклопедия «Звуки.ру».

Многие московские любители так называемого «нового джаза» помнят впечатляющий концерт четырёхлетней давности другого ансамбля — Aurora Trio, который, как и трио Free Radicals, был создан выдающимся испанским пианистом из Барселоны Агусти Фернандесом (см. ранее в «Полном Джазе 2.0»: «Пианист Aurora Trio Агусти Фернандес: судьба импровизатора в Испании», 2013). «Свободные радикалы» и «Аврора» — в каком-то смысле почти антиподы: если для «Авроры» характерно, наряду с импровизацией (подчас довольно дерзкой), также и обращение к мелодизму, традиционным гармониям, лиричности, то Free Radicals — это напор, страсть, крушение, парадокс. Правда, контрабасист обоих трио, ветеран европейской новоджазовой сцены Барри Гай, отмечает, что и у «свободных радикалов» возможны прекрасные лирические моменты, но «о них никто не будет знать заранее». Впрочем, Aurora Trio для Фернандеса вообще довольно нетипичный опыт. Пианист прежде всего исповедует принципы того самого свободного радикализма, который и дал название новому ансамблю, первые концерты которого прошли в прошлом году в Испании — неизменно с огромным успехом.

Британец Барри Гай, живущий в Швейцарии уже много лет, играет с Фернандесом, называющим его своим учителем, и в Aurora, и в Free Radicals. Барри, вокруг которого всегда концентрировалось множество важных начинаний, является одной из ключевых фигур в европейском (да и мировом) движении импровизационной музыки, и это не просто характеристика. Он был одним из тех, кто стоял у истоков того, что слушатели всего мира сейчас знают под кодовым названием European free improv. Еще в конце 60-х Гай участвовал в хрестоматийных Spontaneous Music Ensemble и Iskra 1903 (вместе с ныне покойными легендами — гитаристом Дереком Бэйли, барабанщиком Джоном Стивенсом, тромбонистом Полом Резерфордом); в начале 70-х, будучи одной из главных фигур лейбла Emanem, собрал London Jazz Composers’ Orchestra с Ховардом Райли, Тони Оксли, Кенни Уилером и эпизодическим участием Ирен Швайцер и Петера Брётцманна. Позднее Барри записывался с Сесилом Тейлором, а также с Globe Unity Orchestra Александра фон Шлиппенбаха. Для ценителей импров-сцены все эти имена говорят сами за себя.

ДАЛЕЕ: продолжение рассказа об участниках, программа «Резиденции», интервью Агусти Фернандеса, БИЛЕТЫ  Читать далее «Пианист Агусти Фернандес проведёт в Москве «Резиденцию свободных радикалов»: интервью «Джаз.Ру»»

Интервью саксофонистки Ингрид Лауброк: «Мне всегда нравились как импровизация, так и композиция!»

23 октября в Культурном центре «ДОМ» завершается VII фестиваль Гёте-Института «Джаз осенью». Заключительный концерт фестиваля станет мировой премьерой: давно и хорошо знакомые друг с другом немецкая саксофонистка Ингрид Лауброк и нидерландский бас-гитарист Люк Экс впервые выступят дуэтом, который так и называется — Ingrid Laubrock & Luc Ex. В свободной импровизации и композициях Ингрид Лауброк стремится к максимальному разнообразию. Её соло на теноре и альте одновременно лаконичны и наполнены смыслом, а богатое мелодическое измерение, заставляющее вспомнить Ли Коница, помещается в абстрактный контекст европейской интеллектуальной музыки. Нидерландский басист Люк Экс практикует подход «компровизации», заключающийся в сочетании тщательно прописанного материала со свободной импровизацией каждого голоса ансамбля. Экспрессивная манера игры Экса — отголосок панковского бэкграунда музыканта, получившего известность по игре в анархо-панк-группе The Ex.

Перед премьерным выступлением дуэта в Москве обозреватель «Джаз.Ру» Григорий Дурново взял интервью у Ингрид Лауброк.

Григорий Дурново,
обозреватель «Джаз.Ру»
GD

 

 

Ingrid Laubrock
Ingrid Laubrock

Отличается ли ваше взаимодействие с Люком Эксом в дуэте от того, как вы взаимодействуете друг с другом в его группе Assemblée?

— Это будет наше первое выступление дуэтом, вот мы и узнаем! Уверена, что взаимодействовать мы будем по-другому. Во-первых, поскольку инструментальный состав будет другой, во-вторых, потому что концерт будет полностью импровизационным. В Assemblée мы играем пьесы Люка.

Вы часто играете с другими саксофонистами. Ваше взаимодействие с ними отличается от взаимодействия с другими музыкантами?

— Когда играешь с другими саксофонистами, знание особенностей инструмента может быть одновременно источником как удовольствия, так и трудностей. Нужно быть уверенным в собственных идеях, чтобы тебя не сбили с пути. Но благодаря совместной игре и тому, что мы хорошо знаем свои инструменты, происходит и что-то магическое. И, конечно, мы всякий раз чему-то учимся друг у друга.

Вы часто собираете ансамбли с необычным инструментальным составом. Вы изначально сознательно планируете, что у вас будет ансамбль с такими-то и такими-то инструментами, или всё в большей степени зависит самих музыкантов, с которыми вы хотите играть?

— Справедливо и то, и другое. Личности музыкантов для меня очень важны, но и оркестровка тоже. Иногда всё зависит исключительно от личностей, и я экспериментирую, не учитывая конкретные инструменты. В других случаях имеет место специфическая инструментовка, потому что таков был мой замысел. Я как композитор люблю, когда выполняются оба условия. К счастью, в Нью-Йорке, где вокруг столько талантливых музыкантов, так обычно и происходит.

ДАЛЕЕ: продолжение интервью Ингрид Лауброк, билеты, ВИДЕО  Читать далее «Интервью саксофонистки Ингрид Лауброк: «Мне всегда нравились как импровизация, так и композиция!»»

Германский новоджазовый барабанщик Пауль Ловенс: интервью «Джаз.Ру» перед выступлениями в Москве

Григорий Дурново,
обозреватель «Джаз.Ру»
Фото: архив «Джаз.Ру» и Гульнара Хаматова)
GD

Как мы уже сообщали, в Москве стартовал VII фестиваль «Джаз осенью», организованный Гёте-Институтом в культурном центре «Дом». Фестиваль представляет московской публике поисковые, экспериментальные направления европейской музыки, прежде всего — из Германии.

Пожалуй, одним из главных событий фестиваля можно назвать приезд в Москву барабанщика Пауля Ловенса, с 1969 года прочно вошедшего в круг лидеров европейского движения свободной импровизации и выработавшего оригинальный стиль с индивидуальной подборкой перкуссионных инструментов и объектов. На фестивале Ловенс сыграет сразу в двух коллективах — PaPaJo Trio и Schlippenbach Trio.

Paul Lovens (photo © Gulnara Khamatova, 2010)
Paul Lovens (photo © Gulnara Khamatova, 2010)
  • 6 октября, пятница: Paul Hubweber’s PaPaJo Trio: Пауль Хубвебер (Paul Hubweber) — тромбон, голос; Джон Эдвардс (John Edwards) — контрабас; Пауль Ловенс (Paul Lovens) — ударные
  • 7 октября, суббота: Schlippenbach Trio: Александр фон Шлиппенбах (Alexander von Schlippenbach) — фортепиано, Эван Паркер (Evan Parker) — саксофон, Пауль Ловенс (Paul Lovens) — ударные

Это будет второе выступление Ловенса в Москве: в первый раз он играл в российской столице со «Шлиппенбах Трио» в 2010 г. (см. «Полный Джаз 2.0» от 12.09.2010. Schlippenbach Trio в Москве: «пылкий Шлиппенбах» и другие). Перед новым приездом в Москву музыкант ответил на вопросы обозревателя «Джаз.Ру» Григория Дурново.

Что вы можете сказать о ваших партнёрах по триоPaPaJo Trio, Пауле Хубвебере и Джоне Эдвардсе, о работе с ними, о самом трио?

— Изначально на контрабасе в трио играл покойный Петер Ковальд. После его смерти мы с другим Паулем стали искать подходящего контрабасиста. Мы слышали о Джоне и слышали его игру, попросили его присоединиться к нам, и с первого концерта стало ясно, что Джон с его неповторимой способностью привносить в игру мощную энергию и свежесть — это был правильный выбор. Его игра идеально подошла к исследовательскому подходу Хубвебера к игре на тромбоне. Я просто прыгал от радости — и вот уже больше десяти лет мы играем вместе.
ВИДЕО: Paul Hubweber’s PaPaJo

Какие из актуальных проектов с вашим участием вы бы упомянули как наиболее важные? Кто из ваших партнёров более других повлиял на вас, стал для вас источником вдохновения?

— В течение всех этих десятилетий работы над, в и со свободной импровизацией меня много раз приглашали самые разные музыканты, и я много раз выбирал самых разных музыкантов. На сегодняшний день я научился соглашаться на участие только в тех составах, которые гарантируют максимум индивидуальной свободы во имя совместно достигаемого высокого музыкального качества. То есть я играю только в ансамблях, которые достигли такого уровня, или в более молодых проектах, у которых явным образом есть необходимый потенциал и которые явным образом двигаются в таком направлении.

Что касается второй половины вашего вопроса, то это без сомнения один английский саксофонист, с которым я работаю уже пятьдесят лет (Эван Паркер. — Ред.) И я вам скажу, почему он занимает в моей жизни такое место: он научил меня, как слушать, — слушая меня.

Paul Lovens, Evan Parker (pnoto © Gulnara Khamatova, 2010)
Paul Lovens, Evan Parker (pnoto © Gulnara Khamatova, 2010)

ДАЛЕЕ: продолжение интервью Пауля Ловенса  Читать далее «Германский новоджазовый барабанщик Пауль Ловенс: интервью «Джаз.Ру» перед выступлениями в Москве»

В честь 18-летия «ДОМа» в Москве выступит дуэт Matthew Shipp / Ivo Perelman. Интервью Иво Перельмана

22 мая отмечает 18-й день рождения Культурный центр «ДОМ» — центральная московская площадка авангардных направлений музыкального искусства. С первых дней ДОМа, когда им ещё руководил создатель клуба Николай Дмитриев (1955-2004), в его программах важное место занимали экспериментальные направления джазовой музыки. Поэтому естественно, что в день официального празднования 18-летия ДОМа там выступит дуэт ярких представителей авангардного джаза — Matthew Shipp / Ivo Perelman Duo (США — Бразилия), американский пианист Мэтью Шипп и бразильский саксофонист Иво Перельман.

Matthew Shipp / Ivo Perelman
Matthew Shipp / Ivo Perelman (photo © Peter Gannushkin, DownTownMusic.Net)

С начала 1990-х гг. Мэтью Шипп остаётся одной из наиболее значительных фигур на мировой сцене джазового авангарда. За это время Шипп, всегда стремившийся к выходу из тесных для него рамок джазового канона, а в идеале — к переписыванию оного, создал солидный каталог записей, многие из которых стали эталоном красоты и изобретательности в так называемой «новой» музыке.

Мировая музыкальная критика поёт Шиппу, живущему с середины 80-х в Нью-Йорке, хвалебные оды за изобретательность, новаторский подход и уникальное сочетание смелости с глубоким лиризмом. За свою долгую карьеру он часто отходил от «свободного» джаза, забредая на такие музыкальные территории, как новая композиторская музыка, электроника и даже хип-хоп. В частности, известны его совместные проекты с гремевшей в начале 2000-х формацией Antipop Consortium, которую он подписал на авангардный лейбл Thirsty Ear сразу же после приглашения курировать там новую музыкальную серию, а также с DJ Spooky. А среди джазовых его соратников — такие громкие имена, как Дэвид С. Уэр, Уильям Паркер (оба — прежде всего в составе легендарного David S. Ware Quartet), Роско Митчелл, Джо Моррис, Дэниел Картер, Мэтт Манери, Майкл Бизио и многие-многие другие.

В одном из интервью Шипп, посещавший Москву с концертами в различных составах как минимум трижды, как-то признался, что лишь с очень немногими музыкантами ему по-настоящему комфортно играть вместе. И именно с ними он при всяком удобном случае старается повторить уже случившийся однажды счастливый опыт абсолютной взаимной телепатии. Хотя Шипп не называет имён, можно с уверенностью утверждать, что саксофонист Иво Перельман во втором десятилетии XXI века уверенно вошёл в число избранных. В этом нет ничего удивительного: обоих интеллектуалов-очкариков роднит одинаковый возраст (Перельман родился на месяц позже Шиппа), некоторая отстранённость (которую некоторые ошибочно принимают за мизантропию) и макабрический, как это ни парадоксально звучит, оптимизм.

Никогда раньше не приезжавший в Россию бразильский виртуоз Иво Перельман покинул родной Сан-Паулу ради учёбы в бостонском музыкальном колледже Бёркли, который бросил (по примеру Майлза Дэйвиса, не высидевшего в Джульярдской консерватории и года?) уже после первого семестра, перебрался в Лос-Анджелес и полностью посвятил себя исполнению экспериментальной музыки. После записи дебютного альбома «Ivo» Перельман уехал в Нью-Йорк, где в июне 1996 г. записал с контрабасистом Уильямом Паркером и барабанщиком Рашидом Али один из своих самых важных альбомов «Sad Life». В нём есть всё: и отголоски неистовой нежности Леандро «Гато» Барбьери, и пронзительная мелодика гимнов и маршей Альберта Айлера, и, самое главное, триумфальное возвращение Джона Колтрейна из «межзвёздного пространства» на грешную землю. Один из музыкальных критиков отметил, что ничего грустного в этом альбоме нет. И это не удивительно, так как Перельман наверняка использовал прилагательное в названии в том же самом смысле, что и язвительный, но добрейший в глубине души Майлз Дэйвис, когда тому в 1964 году в редакции журнала DownBeat ставили записи Эрика Долфи и Сесила Тэйлора.

В том же 1996 г. Перельман стал выступать и записал первые два альбома с Шиппом: «Cama De Terra» и «Bendito of Santa Cruz». Остатки последней сессии позже появились на диске «Brazilian Watercolour». Потом их пути на полтора десятилетия разошлись, потому что, согласно логике Дао, время главных совместных свершений тогда ещё не пришло. Второй этап сотрудничества музыкантов начался, когда обоим перевалило за 50, и произошло это под омофором Лео Фейгина, основателя и бессменного руководителя легендарного британского лейбла Leo Records. Музыка дуэта так полюбилась Лео, что он дал музыкантам карт-бланш на запись стольких альбомов, сколько они пожелают. Итак, в текущем десятилетии Перельман и Шипп уже записали на Leo более дюжины (!) совместных альбомов с участием вышеупомянутых Морриса, Бизио, Манери и Паркера, а также Джералда Кливера и Уита Дики, из них четыре — чисто дуэтных: «The Art of the Duet, Volume One», «Callas», «Complementary Colors» и «Corpo».

На начало 2017 главным для музыкантов являлся студийный альбом «Corpo», для обложки которого они сфотографировались без одежды — что символизирует, по-видимому, отказ от всех надуманных условностей, возвращение к истокам и диогеновской абсолютной простоте жизни. Мэтью Шипп сказал о нём так: «Это вершина всего, что Иво и я создали вместе за эти годы. При записи этого диска и при его последующем прослушивании словно звон колоколов раздавался в моей душе, словно знак, что это — космический апофеоз дуэта «Перельман/Шипп». Наш альбом «Callas» стал нашим личным прорывом, ну а «Corpo» — наивысшее его достижение. Когда-то очень давно Иво и я пообещали друг другу достичь совершенства в языке и космосе совместного музицирования… В мире нет ничего даже отдалённо похожего на достигнутый результат. Я надеюсь, что этот диск найдёт свою аудиторию».

А месяц назад Leo Records превзошёл сам себя, выпустив семидисковый (!) бокс совершенно новых записей дуэта под названием «The Art of Perelman — Shipp». В честь этого грандиозного события музыканты отправляются в короткое европейское турне, и Москва наконец-то увидит и услышит этот примечательный дуэт.
Перед выступлением в российской столице саксофонист Иво Перельман дал интервью обозревателю «Джаз.Ру» Григорию Дурново.


Григорий Дурново,
обозреватель «Джаз.Ру»
Фото: Peter Gannushkin (DowntownMusic.Net)
GD

Поскольку вы приезжаете в Москву с Мэтью Шиппом и недавно выпустили семитомное издание совместных с ним записей, не могу не спросить о вашем сотрудничестве. В чём для вас специфика работы с ним? Влияет ли на вас разнообразие его музыкальных вкусов?

— Хотя я люблю играть с разными музыкантами, в наших отношениях с Мэтью Шиппом есть что-то особенное. Я чувствую себя абсолютно свободным и в то же время ощущаю поддержку. Как будто работает одно музыкальное мышление. Мы вместе участвовали в разных проектах и концертах, и всякий раз это завораживает — не важно, дуэт это, трио, или квартет, он всегда изумляет меня. Мэтт — бесконечный источник идей. Дуэт с ним — это настоящий феномен. В отсутствие третьего и четвёртого участника мы способны взаимодействовать напрямую, и наше общение — это очень духовно насыщенное путешествие, похожее на транс.

ДАЛЕЕ: продолжение интервью Иво Перельмана, ВИДЕО, контактные координаты, билеты  Читать далее «В честь 18-летия «ДОМа» в Москве выступит дуэт Matthew Shipp / Ivo Perelman. Интервью Иво Перельмана»

Корейская джазовая певица Юн Сун На (На Йонсун): эксклюзивное интервью для «Джаз.Ру»

interviewКак уже сообщал «Джаз.Ру», 28 марта в Москве (Светлановский зал ММДМ) и 30 марта в Санкт-Петербурге (ДК им. Горького) с Московским джазовым оркестром Игоря Бутмана будет выступать самая известная в мире джазовая певица из Кореи. Её имя обычно транскрибируют через английское написание как Юн Сун На; так её именуют в США и Европе. Однако по правилам русской транскрипции корейских имён, учитывая, что её фамилия — На, а фамилия у корейцев (так же, как у китайцев и японцев) пишется впереди имени, точнее будет именовать певицу На Йонсун (나윤선).

На Йонсун родилась в Сеуле 28 августа 1969 в семье дирижёра-хоровика На Йонсо и актрисы музыкального театра Ким Миджон. В молодости Йонсун пела в корейских мюзиклах; в 1995 она отправилась в Париж, где изучала джаз и французский шансон одновременно в нескольких известных музыкальных учебных заведениях, включая консерваторию им. Лили и Нади Буланже и Джазовый колледж CIM. В этом колледже она на рубеже 2000-х и преподавала, одновременно выступая с собственным ансамблем YSN 5tet. В течение 2001-2004 она выпустила ряд альбомов на французских лейблах, которые сделали ей имя на европейской сцене; в 2008 На Йонсун (она же Юн Сун На) подписала контракт с влиятельным германским лейблом ACT, на котором вышли её лучшие альбомы — «Voyage» (2008), «Same Girl» (2010) и «Lento» (2013). Все эти годы певица активно гастролирует: за один только 2012 год, например, её гастрольные маршруты пролегали через 25 стран. Обычно она выступает либо дуэтом с прославленным шведским джазовым гитаристом Ульфом Вакениусом, либо квартетом (она сама, Вакениус и два французских музыканта — аккордеонист Венсан Пейрани и контрабасист Симон Тальо).

Перед выступлением в Москве у корейской вокалистки взял интервью обозреватель «Джаз.Ру» Григорий Дурново.

Что вы будете петь с Московским джазовым оркестром Игоря Бутмана?

— Мы исполним произведения из моего репертуара, с моих последних альбомов, что-то из репертуара оркестра. Из моего репертуара будет французский шансон, песни моего собственного сочинения, пьеса шведского гитариста Ульфа Вакениуса и что-то ещё.

Прозвучит ли что-то новое, что вы ещё не записывали на альбомах?

— Нет, всё, что я собираюсь петь, будет с моих альбомов. Я всегда исполняла эти произведения с небольшим ансамблем. Я счастлива, что смогу исполнить всё это с оркестром, услышать, как это прозвучит в оркестровой версии! Мне случалось выступать с симфоническим оркестром и с биг-бэндом, но этот репертуар с оркестром прозвучит впервые.
ДАЛЕЕ: продолжение интервью Юн Сун На, ВИДЕО  Читать далее «Корейская джазовая певица Юн Сун На (На Йонсун): эксклюзивное интервью для «Джаз.Ру»»

Саксофонист Крис Поттер: «Мне интересно изучать весь этот цветущий сад музыки со всего мира»

interview26 марта в Ярославле, 28-29 марта в Москве и 30 марта в Санкт-Петербурге впервые представит в России свой новый квартет один из ведущих саксофонистов мирового джаза Крис Поттер (Chris Potter).

«Крис Поттер — попросту говоря, саксофонист экстра-класса», писал «Джаз.Ру» в 2016 г. после блестящего выступления американского саксофониста на фестивале в Таллине. Лауреат Jazz Award в категории «Тенор-саксофонист года» по версии международной Ассоциации джазовых журналистов за 2013 г. и «Саксофонист года» по опросу читателей старейшего в мире джазового журнала DownBeat за 2014 г., он числился среди «молодых» вплоть до середины 2000-х, но в последнее десятилетие оказался в числе тех джазменов, кто уже не только «подаёт надежды» перед лицом старших мастеров, но и сам олицетворяет высший уровень мирового саксофонного искусства.

Chris Potter (фото © Кирилл Мошков, «Джаз.Ру», 2016)
Chris Potter (фото © Кирилл Мошков, «Джаз.Ру», 2016)

Крис Поттер родился в Чикаго 1 января 1971 г., но вырос в городе Коламбия в Южной Каролине. В детстве он учился играть на гитаре и фортепиано, но после того, как 10-летним услышал игру Пола Дезмонда (того самого альт-саксофониста, который написал и сыграл с квартетом пианисте Дейва Брубека мелодию «Take Five») — понял, что именно с саксофоном связано его будущее в музыке. Альт-саксофон и стал его первым духовым инструментом, а в 13 лет он уже впервые выступил на сцене как тенор-саксофонист. После школы Крис поступил на джазовое отделение нью-йоркского Университета Новой Школы, а в 1990 перешёл в Манхэттенскую Школу музыки. Вскоре он стал членом ансамбля трубача Реда Родни, с которым работал до смерти ветерана джазовой трубы в 1994. Последовали работы с барабанщиком Полом Моушном (Мотяном), контрабасистом Дейвом Холландом, трубачом Дейвом Дагласом, выступления с Mingus Big Band, успешные сольные записи на Criss Cross, Concord, Verve и других лейблах — и к середине 2000-х Поттер стал одним из самых авторитетных саксофонистов нью-йоркской сцены.

Мало кто знает, что ещё в 90-е Крис Поттер страдал от тяжёлого заболевания органов внутреннего уха — «болезни Меньера», из-за которой он утратил слух с одной стороны головы. Впрочем, это не помешало ему не просто продолжить музыкальную карьеру, но и стать одним из самых известных мастеров по своему инструменту в современном американском мэйнстриме. В 2000 г. 29-летний Поттер стал самым молодым лауреатом престижной европейской премии Jazzpar, и в том же году записался на альбоме-камбэке группы Steely Dan «Two Against Nature», который завоевал «Грэмми». Оба этих события расширили его известность далеко за пределы нью-йоркского джазового сообщества.

Важный шаг Поттер сделал в 2013, перейдя на ведущий европейский джазовый лейбл ECM: его первый альбом для этой компании, «Sirens», декларировал новые творческие направления в развитии артиста, подтверждённые также альбомом 2015 г. «Imaginary Cities», который Крис записал со своим проектом Underground Orchestra.

В преддверии премьерного показа нового состава своего квартета в России музыкант дал интервью обозревателю «Джаз.Ру» Григорию Дурново.


Григорий Дурново,
обозреватель «Джаз.Ру»
Фото: архив редакции
GD

Вы приезжаете в Москву с новым квартетом. Не могли бы вы рассказать поподробнее о его специфике, о музыке, которую вы будете играть?

— Этот состав сформировался в начале прошлого года. До этого мы все работали вместе в разных ситуациях, но когда зашла речь о новой записи для ECM, я решил собрать именно этот состав и написал для него всю музыку. Теперь есть альбом, который, к сожалению, выйдет только через несколько дней после моего приезда в Москву. На нём записана музыка, которую мы, в основном, и будем играть на концерте.

Что вы можете сказать о ваших партнёрах по этому ансамблю?

— На барабанах со мной в Москве будет играть Дэн Вайсс, это единственный участник ансамбля, который в записи участия не принимал. Мы знакомы много лет. Это очень талантливый музыкант, он начинал прежде всего как мэйнстримовый джазмен, но глубоко погрузился в изучение музыки для индийских ручных барабанов табла, в индустанскую ритмическую систему, которую он внедряет теперь в джазовую игру. На контрабасе играет Джо Мартин, с ним мы тоже много лет знакомы, участвовали в самых разных концертах — от маленьких ресторанов, когда нам было по 22 года, до больших площадок. Мне всегда нравилась его игра, нравится его подход к музыке, и он сам нравится мне как человек. Очень приятно осознавать, что он со мной. Кроме того, он настоящий виртуоз.

Chris Potter, Joe Martin (фото © Кирилл Мошков, «Джаз.Ру», 2016)
Chris Potter, Joe Martin (фото © Кирилл Мошков, «Джаз.Ру», 2016)

На фортепиано играет Давид Вирельес, очень интересный музыкант, родом с Кубы. Он вырос на Кубе, потом переехал в Канаду, а теперь живёт в США. На его игру, конечно, повлияла его связь с кубинской музыкой, но также и многое из истории джаза, и авангарда тоже — и это, как мне кажется, нечто новое: насколько я знаю, среди кубинских музыкантов до сих пор не было таких, которые участвовали в создании более современной, авангардной музыки. И при наличии такого музыкального фундамента он привносит в музыку нечто уникальное.
ДАЛЕЕ: продолжение интервью саксофониста Криса Поттера  Читать далее «Саксофонист Крис Поттер: «Мне интересно изучать весь этот цветущий сад музыки со всего мира»»

Интервью «Джаз.Ру». Басист Крисчен Макбрайд: «Надо выполнить работу, чтобы музыка звучала»

28, 29 и 30 марта в Москве и Санкт-Петербурге впервые представит свой новый ансамбль New Jawn Quartet выдающийся американский контрабасист Крисчен Макбрайд (Christian McBride). В преддверии премьерного показа нового проекта в России музыкант дал интервью обозревателю «Джаз.Ру» Григорию Дурново.

Крисчен Макбрайд родился в Филадельфии 31 мая 1972 г. Неудивительно, что он стал басистом: его отец, Ли Смит, играл на бас-гитаре в группах местных филадельфийских соул-звезд (например, The Delfonics), а дядя, Ховард Купер, был басистом в «Аркестре» самого Сан Ра. В девятилетнем возрасте Крисчен уже играл на бас-гитаре, а в 11 взялся за контрабас. Забегая вперёд, скажем, что в настоящее время он — один из немногих басистов, не просто одинаково сильных на обеих разновидностях струнного баса, но и с равным удовольствием и одинаково интересными эстетическими результатами играющих и на контрабасе, и на бас-гитаре. Обучаясь классической музыке, Макбрайд в то же время активно интересовался джазом и в 13 лет уже начал играть с местными ансамблями на клубных сценах. На следующий год Крисчен случайно встретился в музыкальном магазине с трубачом Уинтоном Марсалисом, в это время как раз вошедшим в зенит славы. Уинтон пообещал юному басисту поддержку, которую впоследствии не раз оказывал.

Chrisian McBride (фото © Анна Филипьева, 2012)
Chrisian McBride (фото © Анна Филипьева, 2012)

 

Макбрайд учился в знаменитой филадельфийской школе C.A.P.A, которую также оканчивали участники поп-группы Boyz II Men, органист Джои ДеФранческо, гитарист Курт Розенвинкел и многие другие известные музыканты. Окончив школу в 1989 г., Макбрайд поступил в легендарную Джульярдскую консерваторию в Нью-Йорке. В первый же семестр он уже играл в группе саксофониста Бобби Уотсона, а затем начал работать в клубах Village Gate и Bradley’s, играя с пианистом Кенни Барроном, саксофонистом Гэри Бартцем и другими. Через год Крисчен покинул Джульярд, чтобы поехать в турне с первым ансамблем трубача Роя Харгроува. С 1990 по 1993 г. последовала одновременная работа в ансамбле трубача Фредди Хаббарда и в трио Бенни Грина. Однако место Крисчена Макбрайда на джазовом Олимпе стабилизировали не эти работы, а участие в проекте великого контрабасиста Рэя Брауна Superbass (вместе с еще одним замечательным басистом — Джоном Клэйтоном). В 1993-м его имя стало известно более широкой публике благодаря работе в «Специальном квартете» гитариста Пэта Мэтини вместе с легендарным барабанщиком Билли Хиггинсом и ровесником Крисчена, еще одной растущей звездой тех лет — саксофонистом Джошуа Редманом.

В 1994 г. Макбрайд выпустил свой первый сольный альбом —«Gettin’ To It», получивший отличную прессу и продажи. Съездив на гастроли с пианистом Чиком Кориа, Крисчен пригласил его участвовать в записи своего второго альбома — «Number Two Express» (1996), где партнёром Макбрайда по ритм-секции был великий барабанщик Джек ДеДжоннетт.

Третий альбом Макбрайда, «A Family Affair» (1998), был противоречивым по звучанию: клавишник Джордж Дюк спродюсировал его для Verve в эклектичной электрической манере, следуя за желанием Макбрайда исследовать музыку своего детства — соул и ритм-н-блюз. Вызвав неприятие части джаз-фэнов, этот альбом тем не менее привлек к творчеству Макбрайда совершенно новую молодёжную аудиторию. Четвертая пластинка, «Sci Fi», стала наиболее сбалансированной и успешной в творчестве Крисчена (в ее записи участвовали пианист Хэрби Хэнкок и вокалистка Дайан Ривз). Летом 2001 г. Макбрайд выпустил еще одну любопытную работу —«The Philadelphia Experiment», в которой пробовал соединять джаз и рэп, в чем ему помогал известный клавишник нью-йоркского Даунтауна — Ури Кейн и легендарный гитарист Пат Мартино. Однако самая широкая известность ждала басиста после того, как он поработал с поп-звездой Стингом (альбом 2001 г. «All This Time»).

С 2000 Макбрайд возглавлял Christian McBride Band, в котором играли саксофонист Рон Блэйк, клавишник Джефф Кизер и барабанщик Террион Галли. Оба диска этого ансамбля Макбрайда — «Vertical Vision» (2002) и «Live at Tonic» (2006) — заслужили похвалу известного писателя Алана Лидса, который назвал CMB «самым интригующим, самым непредсказуемым ансамблем на сегодняшней сцене». С этим коллективом Крисчен выступал в Москве — в «Ле Клубе» в 2003 и 2012 гг. Он также выходил на московскую сцену осенью 2011, когда принимал участие в концерте в честь 50-летия Игоря Бутмана в Кремлёвском дворце.

2011 год ознаменовался выпуском на лейбле Mack Avenue двух значимых альбомов Крисчена. Первый — это «Conversations with Christian», на котором записались множество джазовых (и неджазовых) звёзд — Чик Кориа, Ди Ди Бриджуотер, Рой Харгроув, Джордж Дюк, Хэнк Джонс, Эдди Палмьери и даже Стинг. Второй — «The Good Feeling», первая запись Крисчена с его новым Christian McBride Big Band, за которую 12 февраля 2012 года музыкант получил премию «Грэмми» в номинации «Лучший альбом большого джазового состава».


Григорий Дурново,
обозреватель «Джаз.Ру»
Фото: Анна Филипьева
GD

Поскольку вы приезжаете в Россию с новым ансамблем,New Jawn Quartet, не могли бы вы сказать о нём несколько слов?

— Основным моим ансамблем в течение последних пяти или шести лет было трио с Крисченом Сэндзом и Джеромом Дженнингзом. Это трио, как мне кажется, было довольно популярным в разных кругах. И когда подошло время собрать новый ансамбль, я понимал, что хочу сделать что-то совершенно иное, чем трио. Я вообще люблю ставить перед собой непростые задачи с музыкальной точки зрения. New Jawn отличается от трио настолько, насколько это вообще возможно. В этом ансамбле нет фортепиано и вообще нет инструмента, на котором можно играть аккордами, — нет ни фортепиано, ни гитары. В нём только труба, саксофон, контрабас и ударные, и я отвечаю за гармоническую и ритмическую поддержку остальных музыкантов в ещё большей степени, чем в трио.
ДАЛЕЕ: продолжение интервью Крисчена Макбрайда  Читать далее «Интервью «Джаз.Ру». Басист Крисчен Макбрайд: «Надо выполнить работу, чтобы музыка звучала»»

Шведский саксофонист Мартин Кюхен: интервью перед выступлением в Москве

interview10 декабря в культурном центре «ДОМ» выступает шведско-британский новоджазовый коллектив Küchen / Berthling / Noble Trio: Мартин Кюхен (Martin Küchen, Швеция) — саксофоны; Юхан Бертлинг (Johan Berthling, Швеция) — контрабас; Стив Ноубл (Steve Noble, Великобритания) — ударные, перкуссия. Концерт проходит при поддержке посольства Швеции в России , информационные партнёры — журнал «Джаз.Ру» и музыкальная энциклопедия «Звуки.ру».

Саксофонист, композитор и импровизатор Мартин Кюхен в разное время пробовал себя в качестве уличного музыканта, путешествовал с цирковой труппой по Европе, участвовал в танцевальных проектах, импровизировал с поэтами, писал музыку для экспериментальных фильмов, театральных и звуковых инсталляций. Его родители хотели, чтобы он играл на флейте, но вместо этого он начал петь в рок-группе и играть на саксофоне, подражая Альберту Айлеру. К началу 90-х Кюхен прочно закрепился на шведской новоджазовой и импровизационной музыкальной сцене, сотрудничая с различными составами — как камерными, так и более крупными, выступал соло и джазовыми оркестрами. Довольно быстро виртуозная и тембрально богатая манера игры Кюхена вкупе с его оригинальным композиторским мышлением привлекла к нему внимание лучших европейских музыкантов. Главный из его проектов — созданный около десяти лет назад коллектив Angels, в котором в разное время выступали практически все музыканты, составляющие цвет шведской авангардно-джазовой сцены. Он играет также в Trespass Trio, выступавшем в КЦ «Дом» несколько лет назад, Fire! Orchestra Матса Густафссона и других коллективов.

Johan Berthling, Martin Küchen, Steve Noble
Johan Berthling, Martin Küchen, Steve Noble

Его партнёры по трио, с которым он приезжает в Москву — басист Юхан Бертлинг, «мотор» прославленного трио Fire! и образованного на его основе Fire! Orchestra Матса Густафссона, и барабанщик Стив Ноубл, важное действущее лицо британской и международной авангардной сцены (он только что выступал в «ДОМе» с Петером Брётцманном).

В прошлом году, после нескольких триумфальных концертов трио Küchen / Bertling / Noble в Скандинавии, вильнюсский лейбл NoBusiness Records выпустил винил с записью его выступления в стокгольмском Glenn Miller Café. А в декабре 2016 австрийский лейбл Trost Records планирует издать и второй альбом трио.

10 декабря, КЦ «ДОМ» (Большой Овчинниковский переулок, 24, строение 4, м. Новокузнецкая), тел. +7(495)953-7236. Начало в 20:00. Стоимость входного билета: в предварительной продаже — 1200 рублей; в день концерта — 1500 рублей.

Martin Küchen (photo © Ziga Koritnik)
Martin Küchen (photo © Ziga Koritnik)

Перед выступлением в Москве саксофонист Мартин Кюхен дал интервью обозревателю «Джаз.Ру» Григорию Дурново.


Григорий Дурново,
обозреватель «Джаз.Ру»
GD

Несколько слов о музыкантах, с которыми приезжаете в Москву: есть ли у этого вашего трио какая-то специфика, что-то, отличающее его от других ваших проектов?

— Есть. С Юханом Бертлингом я знаком давно, но в небольших ансамблях вроде трио мы с ним раньше не играли. Стива Ноубла я слышал на записях, встречался с ним в Лондоне — он приходил на концерт с моим участием, а я на его концерт, слышал его несколько раз живьём. Как-то раз я предложил ему сыграть дуэтом, и мы сыграли, это было примерно три года назад в Осло. А потом мы с Юханом стали думать, кто мог бы войти в наше трио, и предложили Стиву. Тогда Юхан, мне кажется, не был знаком со Стивом. Но такие люди легко знакомятся друг с другом. Наше трио мне кажется хорошим сочетанием, возможностью для разных личностей выразиться в музыке. Так что если у этого трио есть какая-то специфика, то именно в том, как взаимодействуют эти три человека — музыканта, но прежде всего человека. Можно сказать, что всё получается так, как получается, потому что мы с Юханом много работали вместе до этого — но, как я уже сказал, не в небольших ансамблях. Стив старше нас, у него больше опыта, в том числе жизненного, и это тоже влияет положительно.
ДАЛЕЕ: продолжение интервью Мартина Кюхена  Читать далее «Шведский саксофонист Мартин Кюхен: интервью перед выступлением в Москве»

Трубач Аксель Дёрнер: «Я уже не использую слово «традиция», для меня это просто иной взгляд»

interview1 декабря в культурном центре «Дом» состоится завершающий концерт фестиваля «Джаз осенью — Impro»,  организованного Гёте-Институтом в Москве. В концерте участвуют японский гитарист Кадзухиса Учихаши и DDK Trio — трубач Аксель Дёрнер (интервью с ним см. далее), пианист Жак Демьерр и аккордеонист Йонас Кохер.

DDK Trio
DDK Trio

Кадзухиса Учихаши играет с отрочества, однако первые десять с лишним лет творческой жизни были отданы преимущественно поп-музыке, рок-н-роллу и — с некоторого момента — джазу. Переломным для Учихаши стал 1983 год, когда гитарист открыл для себя мир свободной импровизации. Он стал исследовать различные приспособления для расширения возможностей электрогитары, изучать звук и шум.

Помимо гитары, Учихаши владеет инструментом под названием даксофон, изобретенным немецким гитаристом Хансом Райхелем. С 1994 по 1997 был участником группы Ground Zero, созданной известным японским экспериментатором Отомо Йошихидэ. Этот ансамбль в качестве исходного материала для своих радикальных импровизаций избирал не только джазовые стандарты, препарируя их самым неожиданным образом, но и фрагменты китайской революционной оперы или корейскую народную мелодию. Среди партнеров Учихаши, бывших и настоящих — многие выдающиеся импровизаторы, в том числе Петер Брётцманн, Фред Фрит, Том Кора, Юджин Чедборн, Шелли Хёрш, а также корейская исполнительница на многострунном щипковом инструменте под названием кайагым Пак Сунн А. Музыкант является также пропагандистом импровизационной музыки в Японии и мире, проводит семинары по импровизации в рамках проекта New Music Action. Некоторое время он организовывал в родном городе Осака фестиваль Beyond Innocence, кроме того, выпускает диски импровизационной музыки на собственных лейблах.

Kazuhisa Uchihashi (photo © Kirill Polonsky)
Kazuhisa Uchihashi (photo © Kirill Polonsky)

Во втором отделении играет DDK Trio — довольно молодой проект немца Акселя Дёрнера и швейцарцев Жака Демьерра и Йонаса Кохера.

Axel Dörner
Axel Dörner

Трубач Аксель Дёрнер описывает суть трио с помощью простой схемы: фортепиано — клавишный инструмент (преимущественно, хотя Жак Демьерр активно пользуется струнами рояля как самостоятельным источником звука), труба — духовой инструмент, аккордеон — одновременно и духовой, и клавишный (точности ради скажем, что Йонас Кохер играет на кнопочном аккордеоне, но сути это не меняет). Нельзя сказать, чтобы музыканты сознательно избегали, условно говоря, общепринятых звуков — напротив, труба Дёрнера нередко звучит как труба, а рояль Демьерра — как рояль. Но конвенциональные звуки рождаются среди неконвенциональных, и то, что можно записать нотами, является в музыке трио событием такого же рода, что и, например, качание мехов аккордеона или рычание Дёрнера в трубу.

Карьера Дёрнера началась в 1990-х годах. Помимо свободной импровизации, он иногда участвует в ансамблях, играющих бибоп, сочиняет произведения для различных составов (чаще всего с участием трубы); однако основным его направлением стала именно свободная импровизация. Некоторые ансамбли, в которых работает Дёрнер, существуют уже много лет — например, квартет Die Enttäuschung, проект Monk’s Casino с участием Александра фон Шлиппенбаха, посвященный наследию Телониуса Монка, духовое трио The Contest of Pleasures с Джоном Бутчером и Ксавье Шарлем, трио Toot с Томасом Леном и Филом Минтоном. Немало у Дёрнера и дуэтов, как это часто бывает у музыкантов, занимающихся свободной импровизацией, — с ударниками, струнниками, духовиками, в том числе трубачами. Не обошлось и без работы в больших оркестрах, каковых было и есть немало на европейской импровизационной сцене: это и Globe Unity Orchestra и Berlin Contemporary Jazz Orchestra фон Шлиппенбаха, и The London Jazz Composers Orchestra, и New Jazz Orchestra японского гитариста Отомо Йосихидэ. Помимо всего вышеперечисленного, важное место в творчестве Дёрнера занимает игра на трубе с использованием компьютерной обработки звука.

Старший в трио, Жак Демьерр, известен и как пианист, и как композитор. Первые его произведения, в том числе для джазового биг-бэнда, относятся к середине 1980-х годов. Среди его работ, которых насчитывается более ста, — сочинения для фортепиано соло и тридцати фортепиано, для скрипки и гитары, для флейты и кларнета, для фисгармонии, для ансамбля акустических инструментов и электроники. Важнейшее место в его творчестве занимают произведения для голоса, причем прежде всего — для декламации. Среди его партнеров по импровизации — ведущие европейские музыканты, некоторые из них выступают в других проектах в рамках нынешнего фестиваля — в том числе виолончелистка Оккён Ли, контрабасисты Барри Гай и Барр Филлипс, певица Сайнхо Намчылак. В отдельных проектах Демьерр играет на спинете — разновидности клавесина.

Сценическая деятельность самого молодого участника трио, аккордеониста Йонаса Кохера, началась в 2000-х годах. Кохер работает преимущественно на стыке различных видов искусства, его интересует соединение музыки — как сочиненной заранее, так и импровизированной — с авангардным театром и художественными инсталляциями. Для осуществления мероприятий, где возможно было все это сочетать, Кохер организовал ассоциацию BRUIT (от французского слова со значением «шум»). Но и чисто звуковые, то есть музыкальные выступления в рамках этой ассоциации тоже случаются — в частности, концерты трио с Демьерром и Дёрнером.

Впрочем, можно сказать, что в игре DDK Trio театр тоже присутствует: звуки и паузы здесь можно воспринимать как сценические события. Концерт-спектакль этих трех разносторонних мастеров станет достойным завершением фестиваля.

1 декабря. Начало в 20:00
Культурный центр «ДОМ»: Большой Овчинниковский переулок, 24, строение 4 (м. Новокузнецкая), тел.: 8(495)953-7236
Стоимость входного билета: в предварительной продаже — 1000 рублей; в день концерта — 1300 рублей.

Перед выступлением в Москве трубач Аксель Дёрнер ответил на вопросы обозревателя «Джаз.Ру» Григория Дурново.


Григорий Дурново,
обозреватель «Джаз.Ру»
GD

В чём специфика вашего трио с Жаком Демьерром и Йонасом Кохером?

— У каждого из них индивидуальный подход к инструменту. Каждый разработал свой уникальный язык. У нашего трио очень интересный инструментальный состав: фортепиано — преимущественно клавишный инструмент, труба — духовой инструмент, а аккордеон — посередине, он и клавишный, и духовой.

ДАЛЕЕ: продолжение интервью Акселя Дёрнера  Читать далее «Трубач Аксель Дёрнер: «Я уже не использую слово «традиция», для меня это просто иной взгляд»»