Интервью саксофонистки Ингрид Лауброк: «Мне всегда нравились как импровизация, так и композиция!»

23 октября в Культурном центре «ДОМ» завершается VII фестиваль Гёте-Института «Джаз осенью». Заключительный концерт фестиваля станет мировой премьерой: давно и хорошо знакомые друг с другом немецкая саксофонистка Ингрид Лауброк и нидерландский бас-гитарист Люк Экс впервые выступят дуэтом, который так и называется — Ingrid Laubrock & Luc Ex. В свободной импровизации и композициях Ингрид Лауброк стремится к максимальному разнообразию. Её соло на теноре и альте одновременно лаконичны и наполнены смыслом, а богатое мелодическое измерение, заставляющее вспомнить Ли Коница, помещается в абстрактный контекст европейской интеллектуальной музыки. Нидерландский басист Люк Экс практикует подход «компровизации», заключающийся в сочетании тщательно прописанного материала со свободной импровизацией каждого голоса ансамбля. Экспрессивная манера игры Экса — отголосок панковского бэкграунда музыканта, получившего известность по игре в анархо-панк-группе The Ex.

Перед премьерным выступлением дуэта в Москве обозреватель «Джаз.Ру» Григорий Дурново взял интервью у Ингрид Лауброк.

Григорий Дурново,
обозреватель «Джаз.Ру»
GD

 

 

Ingrid Laubrock
Ingrid Laubrock

Отличается ли ваше взаимодействие с Люком Эксом в дуэте от того, как вы взаимодействуете друг с другом в его группе Assemblée?

— Это будет наше первое выступление дуэтом, вот мы и узнаем! Уверена, что взаимодействовать мы будем по-другому. Во-первых, поскольку инструментальный состав будет другой, во-вторых, потому что концерт будет полностью импровизационным. В Assemblée мы играем пьесы Люка.

Вы часто играете с другими саксофонистами. Ваше взаимодействие с ними отличается от взаимодействия с другими музыкантами?

— Когда играешь с другими саксофонистами, знание особенностей инструмента может быть одновременно источником как удовольствия, так и трудностей. Нужно быть уверенным в собственных идеях, чтобы тебя не сбили с пути. Но благодаря совместной игре и тому, что мы хорошо знаем свои инструменты, происходит и что-то магическое. И, конечно, мы всякий раз чему-то учимся друг у друга.

Вы часто собираете ансамбли с необычным инструментальным составом. Вы изначально сознательно планируете, что у вас будет ансамбль с такими-то и такими-то инструментами, или всё в большей степени зависит самих музыкантов, с которыми вы хотите играть?

— Справедливо и то, и другое. Личности музыкантов для меня очень важны, но и оркестровка тоже. Иногда всё зависит исключительно от личностей, и я экспериментирую, не учитывая конкретные инструменты. В других случаях имеет место специфическая инструментовка, потому что таков был мой замысел. Я как композитор люблю, когда выполняются оба условия. К счастью, в Нью-Йорке, где вокруг столько талантливых музыкантов, так обычно и происходит.

ДАЛЕЕ: продолжение интервью Ингрид Лауброк, билеты, ВИДЕО  Читать далее «Интервью саксофонистки Ингрид Лауброк: «Мне всегда нравились как импровизация, так и композиция!»»

Германский новоджазовый барабанщик Пауль Ловенс: интервью «Джаз.Ру» перед выступлениями в Москве

Григорий Дурново,
обозреватель «Джаз.Ру»
Фото: архив «Джаз.Ру» и Гульнара Хаматова)
GD

Как мы уже сообщали, в Москве стартовал VII фестиваль «Джаз осенью», организованный Гёте-Институтом в культурном центре «Дом». Фестиваль представляет московской публике поисковые, экспериментальные направления европейской музыки, прежде всего — из Германии.

Пожалуй, одним из главных событий фестиваля можно назвать приезд в Москву барабанщика Пауля Ловенса, с 1969 года прочно вошедшего в круг лидеров европейского движения свободной импровизации и выработавшего оригинальный стиль с индивидуальной подборкой перкуссионных инструментов и объектов. На фестивале Ловенс сыграет сразу в двух коллективах — PaPaJo Trio и Schlippenbach Trio.

Paul Lovens (photo © Gulnara Khamatova, 2010)
Paul Lovens (photo © Gulnara Khamatova, 2010)
  • 6 октября, пятница: Paul Hubweber’s PaPaJo Trio: Пауль Хубвебер (Paul Hubweber) — тромбон, голос; Джон Эдвардс (John Edwards) — контрабас; Пауль Ловенс (Paul Lovens) — ударные
  • 7 октября, суббота: Schlippenbach Trio: Александр фон Шлиппенбах (Alexander von Schlippenbach) — фортепиано, Эван Паркер (Evan Parker) — саксофон, Пауль Ловенс (Paul Lovens) — ударные

Это будет второе выступление Ловенса в Москве: в первый раз он играл в российской столице со «Шлиппенбах Трио» в 2010 г. (см. «Полный Джаз 2.0» от 12.09.2010. Schlippenbach Trio в Москве: «пылкий Шлиппенбах» и другие). Перед новым приездом в Москву музыкант ответил на вопросы обозревателя «Джаз.Ру» Григория Дурново.

Что вы можете сказать о ваших партнёрах по триоPaPaJo Trio, Пауле Хубвебере и Джоне Эдвардсе, о работе с ними, о самом трио?

— Изначально на контрабасе в трио играл покойный Петер Ковальд. После его смерти мы с другим Паулем стали искать подходящего контрабасиста. Мы слышали о Джоне и слышали его игру, попросили его присоединиться к нам, и с первого концерта стало ясно, что Джон с его неповторимой способностью привносить в игру мощную энергию и свежесть — это был правильный выбор. Его игра идеально подошла к исследовательскому подходу Хубвебера к игре на тромбоне. Я просто прыгал от радости — и вот уже больше десяти лет мы играем вместе.
ВИДЕО: Paul Hubweber’s PaPaJo

Какие из актуальных проектов с вашим участием вы бы упомянули как наиболее важные? Кто из ваших партнёров более других повлиял на вас, стал для вас источником вдохновения?

— В течение всех этих десятилетий работы над, в и со свободной импровизацией меня много раз приглашали самые разные музыканты, и я много раз выбирал самых разных музыкантов. На сегодняшний день я научился соглашаться на участие только в тех составах, которые гарантируют максимум индивидуальной свободы во имя совместно достигаемого высокого музыкального качества. То есть я играю только в ансамблях, которые достигли такого уровня, или в более молодых проектах, у которых явным образом есть необходимый потенциал и которые явным образом двигаются в таком направлении.

Что касается второй половины вашего вопроса, то это без сомнения один английский саксофонист, с которым я работаю уже пятьдесят лет (Эван Паркер. — Ред.) И я вам скажу, почему он занимает в моей жизни такое место: он научил меня, как слушать, — слушая меня.

Paul Lovens, Evan Parker (pnoto © Gulnara Khamatova, 2010)
Paul Lovens, Evan Parker (pnoto © Gulnara Khamatova, 2010)

ДАЛЕЕ: продолжение интервью Пауля Ловенса  Читать далее «Германский новоджазовый барабанщик Пауль Ловенс: интервью «Джаз.Ру» перед выступлениями в Москве»

В честь 18-летия «ДОМа» в Москве выступит дуэт Matthew Shipp / Ivo Perelman. Интервью Иво Перельмана

22 мая отмечает 18-й день рождения Культурный центр «ДОМ» — центральная московская площадка авангардных направлений музыкального искусства. С первых дней ДОМа, когда им ещё руководил создатель клуба Николай Дмитриев (1955-2004), в его программах важное место занимали экспериментальные направления джазовой музыки. Поэтому естественно, что в день официального празднования 18-летия ДОМа там выступит дуэт ярких представителей авангардного джаза — Matthew Shipp / Ivo Perelman Duo (США — Бразилия), американский пианист Мэтью Шипп и бразильский саксофонист Иво Перельман.

Matthew Shipp / Ivo Perelman
Matthew Shipp / Ivo Perelman (photo © Peter Gannushkin, DownTownMusic.Net)

С начала 1990-х гг. Мэтью Шипп остаётся одной из наиболее значительных фигур на мировой сцене джазового авангарда. За это время Шипп, всегда стремившийся к выходу из тесных для него рамок джазового канона, а в идеале — к переписыванию оного, создал солидный каталог записей, многие из которых стали эталоном красоты и изобретательности в так называемой «новой» музыке.

Мировая музыкальная критика поёт Шиппу, живущему с середины 80-х в Нью-Йорке, хвалебные оды за изобретательность, новаторский подход и уникальное сочетание смелости с глубоким лиризмом. За свою долгую карьеру он часто отходил от «свободного» джаза, забредая на такие музыкальные территории, как новая композиторская музыка, электроника и даже хип-хоп. В частности, известны его совместные проекты с гремевшей в начале 2000-х формацией Antipop Consortium, которую он подписал на авангардный лейбл Thirsty Ear сразу же после приглашения курировать там новую музыкальную серию, а также с DJ Spooky. А среди джазовых его соратников — такие громкие имена, как Дэвид С. Уэр, Уильям Паркер (оба — прежде всего в составе легендарного David S. Ware Quartet), Роско Митчелл, Джо Моррис, Дэниел Картер, Мэтт Манери, Майкл Бизио и многие-многие другие.

В одном из интервью Шипп, посещавший Москву с концертами в различных составах как минимум трижды, как-то признался, что лишь с очень немногими музыкантами ему по-настоящему комфортно играть вместе. И именно с ними он при всяком удобном случае старается повторить уже случившийся однажды счастливый опыт абсолютной взаимной телепатии. Хотя Шипп не называет имён, можно с уверенностью утверждать, что саксофонист Иво Перельман во втором десятилетии XXI века уверенно вошёл в число избранных. В этом нет ничего удивительного: обоих интеллектуалов-очкариков роднит одинаковый возраст (Перельман родился на месяц позже Шиппа), некоторая отстранённость (которую некоторые ошибочно принимают за мизантропию) и макабрический, как это ни парадоксально звучит, оптимизм.

Никогда раньше не приезжавший в Россию бразильский виртуоз Иво Перельман покинул родной Сан-Паулу ради учёбы в бостонском музыкальном колледже Бёркли, который бросил (по примеру Майлза Дэйвиса, не высидевшего в Джульярдской консерватории и года?) уже после первого семестра, перебрался в Лос-Анджелес и полностью посвятил себя исполнению экспериментальной музыки. После записи дебютного альбома «Ivo» Перельман уехал в Нью-Йорк, где в июне 1996 г. записал с контрабасистом Уильямом Паркером и барабанщиком Рашидом Али один из своих самых важных альбомов «Sad Life». В нём есть всё: и отголоски неистовой нежности Леандро «Гато» Барбьери, и пронзительная мелодика гимнов и маршей Альберта Айлера, и, самое главное, триумфальное возвращение Джона Колтрейна из «межзвёздного пространства» на грешную землю. Один из музыкальных критиков отметил, что ничего грустного в этом альбоме нет. И это не удивительно, так как Перельман наверняка использовал прилагательное в названии в том же самом смысле, что и язвительный, но добрейший в глубине души Майлз Дэйвис, когда тому в 1964 году в редакции журнала DownBeat ставили записи Эрика Долфи и Сесила Тэйлора.

В том же 1996 г. Перельман стал выступать и записал первые два альбома с Шиппом: «Cama De Terra» и «Bendito of Santa Cruz». Остатки последней сессии позже появились на диске «Brazilian Watercolour». Потом их пути на полтора десятилетия разошлись, потому что, согласно логике Дао, время главных совместных свершений тогда ещё не пришло. Второй этап сотрудничества музыкантов начался, когда обоим перевалило за 50, и произошло это под омофором Лео Фейгина, основателя и бессменного руководителя легендарного британского лейбла Leo Records. Музыка дуэта так полюбилась Лео, что он дал музыкантам карт-бланш на запись стольких альбомов, сколько они пожелают. Итак, в текущем десятилетии Перельман и Шипп уже записали на Leo более дюжины (!) совместных альбомов с участием вышеупомянутых Морриса, Бизио, Манери и Паркера, а также Джералда Кливера и Уита Дики, из них четыре — чисто дуэтных: «The Art of the Duet, Volume One», «Callas», «Complementary Colors» и «Corpo».

На начало 2017 главным для музыкантов являлся студийный альбом «Corpo», для обложки которого они сфотографировались без одежды — что символизирует, по-видимому, отказ от всех надуманных условностей, возвращение к истокам и диогеновской абсолютной простоте жизни. Мэтью Шипп сказал о нём так: «Это вершина всего, что Иво и я создали вместе за эти годы. При записи этого диска и при его последующем прослушивании словно звон колоколов раздавался в моей душе, словно знак, что это — космический апофеоз дуэта «Перельман/Шипп». Наш альбом «Callas» стал нашим личным прорывом, ну а «Corpo» — наивысшее его достижение. Когда-то очень давно Иво и я пообещали друг другу достичь совершенства в языке и космосе совместного музицирования… В мире нет ничего даже отдалённо похожего на достигнутый результат. Я надеюсь, что этот диск найдёт свою аудиторию».

А месяц назад Leo Records превзошёл сам себя, выпустив семидисковый (!) бокс совершенно новых записей дуэта под названием «The Art of Perelman — Shipp». В честь этого грандиозного события музыканты отправляются в короткое европейское турне, и Москва наконец-то увидит и услышит этот примечательный дуэт.
Перед выступлением в российской столице саксофонист Иво Перельман дал интервью обозревателю «Джаз.Ру» Григорию Дурново.


Григорий Дурново,
обозреватель «Джаз.Ру»
Фото: Peter Gannushkin (DowntownMusic.Net)
GD

Поскольку вы приезжаете в Москву с Мэтью Шиппом и недавно выпустили семитомное издание совместных с ним записей, не могу не спросить о вашем сотрудничестве. В чём для вас специфика работы с ним? Влияет ли на вас разнообразие его музыкальных вкусов?

— Хотя я люблю играть с разными музыкантами, в наших отношениях с Мэтью Шиппом есть что-то особенное. Я чувствую себя абсолютно свободным и в то же время ощущаю поддержку. Как будто работает одно музыкальное мышление. Мы вместе участвовали в разных проектах и концертах, и всякий раз это завораживает — не важно, дуэт это, трио, или квартет, он всегда изумляет меня. Мэтт — бесконечный источник идей. Дуэт с ним — это настоящий феномен. В отсутствие третьего и четвёртого участника мы способны взаимодействовать напрямую, и наше общение — это очень духовно насыщенное путешествие, похожее на транс.

ДАЛЕЕ: продолжение интервью Иво Перельмана, ВИДЕО, контактные координаты, билеты  Читать далее «В честь 18-летия «ДОМа» в Москве выступит дуэт Matthew Shipp / Ivo Perelman. Интервью Иво Перельмана»

Корейская джазовая певица Юн Сун На (На Йонсун): эксклюзивное интервью для «Джаз.Ру»

interviewКак уже сообщал «Джаз.Ру», 28 марта в Москве (Светлановский зал ММДМ) и 30 марта в Санкт-Петербурге (ДК им. Горького) с Московским джазовым оркестром Игоря Бутмана будет выступать самая известная в мире джазовая певица из Кореи. Её имя обычно транскрибируют через английское написание как Юн Сун На; так её именуют в США и Европе. Однако по правилам русской транскрипции корейских имён, учитывая, что её фамилия — На, а фамилия у корейцев (так же, как у китайцев и японцев) пишется впереди имени, точнее будет именовать певицу На Йонсун (나윤선).

На Йонсун родилась в Сеуле 28 августа 1969 в семье дирижёра-хоровика На Йонсо и актрисы музыкального театра Ким Миджон. В молодости Йонсун пела в корейских мюзиклах; в 1995 она отправилась в Париж, где изучала джаз и французский шансон одновременно в нескольких известных музыкальных учебных заведениях, включая консерваторию им. Лили и Нади Буланже и Джазовый колледж CIM. В этом колледже она на рубеже 2000-х и преподавала, одновременно выступая с собственным ансамблем YSN 5tet. В течение 2001-2004 она выпустила ряд альбомов на французских лейблах, которые сделали ей имя на европейской сцене; в 2008 На Йонсун (она же Юн Сун На) подписала контракт с влиятельным германским лейблом ACT, на котором вышли её лучшие альбомы — «Voyage» (2008), «Same Girl» (2010) и «Lento» (2013). Все эти годы певица активно гастролирует: за один только 2012 год, например, её гастрольные маршруты пролегали через 25 стран. Обычно она выступает либо дуэтом с прославленным шведским джазовым гитаристом Ульфом Вакениусом, либо квартетом (она сама, Вакениус и два французских музыканта — аккордеонист Венсан Пейрани и контрабасист Симон Тальо).

Перед выступлением в Москве у корейской вокалистки взял интервью обозреватель «Джаз.Ру» Григорий Дурново.

Что вы будете петь с Московским джазовым оркестром Игоря Бутмана?

— Мы исполним произведения из моего репертуара, с моих последних альбомов, что-то из репертуара оркестра. Из моего репертуара будет французский шансон, песни моего собственного сочинения, пьеса шведского гитариста Ульфа Вакениуса и что-то ещё.

Прозвучит ли что-то новое, что вы ещё не записывали на альбомах?

— Нет, всё, что я собираюсь петь, будет с моих альбомов. Я всегда исполняла эти произведения с небольшим ансамблем. Я счастлива, что смогу исполнить всё это с оркестром, услышать, как это прозвучит в оркестровой версии! Мне случалось выступать с симфоническим оркестром и с биг-бэндом, но этот репертуар с оркестром прозвучит впервые.
ДАЛЕЕ: продолжение интервью Юн Сун На, ВИДЕО  Читать далее «Корейская джазовая певица Юн Сун На (На Йонсун): эксклюзивное интервью для «Джаз.Ру»»

Саксофонист Крис Поттер: «Мне интересно изучать весь этот цветущий сад музыки со всего мира»

interview26 марта в Ярославле, 28-29 марта в Москве и 30 марта в Санкт-Петербурге впервые представит в России свой новый квартет один из ведущих саксофонистов мирового джаза Крис Поттер (Chris Potter).

«Крис Поттер — попросту говоря, саксофонист экстра-класса», писал «Джаз.Ру» в 2016 г. после блестящего выступления американского саксофониста на фестивале в Таллине. Лауреат Jazz Award в категории «Тенор-саксофонист года» по версии международной Ассоциации джазовых журналистов за 2013 г. и «Саксофонист года» по опросу читателей старейшего в мире джазового журнала DownBeat за 2014 г., он числился среди «молодых» вплоть до середины 2000-х, но в последнее десятилетие оказался в числе тех джазменов, кто уже не только «подаёт надежды» перед лицом старших мастеров, но и сам олицетворяет высший уровень мирового саксофонного искусства.

Chris Potter (фото © Кирилл Мошков, «Джаз.Ру», 2016)
Chris Potter (фото © Кирилл Мошков, «Джаз.Ру», 2016)

Крис Поттер родился в Чикаго 1 января 1971 г., но вырос в городе Коламбия в Южной Каролине. В детстве он учился играть на гитаре и фортепиано, но после того, как 10-летним услышал игру Пола Дезмонда (того самого альт-саксофониста, который написал и сыграл с квартетом пианисте Дейва Брубека мелодию «Take Five») — понял, что именно с саксофоном связано его будущее в музыке. Альт-саксофон и стал его первым духовым инструментом, а в 13 лет он уже впервые выступил на сцене как тенор-саксофонист. После школы Крис поступил на джазовое отделение нью-йоркского Университета Новой Школы, а в 1990 перешёл в Манхэттенскую Школу музыки. Вскоре он стал членом ансамбля трубача Реда Родни, с которым работал до смерти ветерана джазовой трубы в 1994. Последовали работы с барабанщиком Полом Моушном (Мотяном), контрабасистом Дейвом Холландом, трубачом Дейвом Дагласом, выступления с Mingus Big Band, успешные сольные записи на Criss Cross, Concord, Verve и других лейблах — и к середине 2000-х Поттер стал одним из самых авторитетных саксофонистов нью-йоркской сцены.

Мало кто знает, что ещё в 90-е Крис Поттер страдал от тяжёлого заболевания органов внутреннего уха — «болезни Меньера», из-за которой он утратил слух с одной стороны головы. Впрочем, это не помешало ему не просто продолжить музыкальную карьеру, но и стать одним из самых известных мастеров по своему инструменту в современном американском мэйнстриме. В 2000 г. 29-летний Поттер стал самым молодым лауреатом престижной европейской премии Jazzpar, и в том же году записался на альбоме-камбэке группы Steely Dan «Two Against Nature», который завоевал «Грэмми». Оба этих события расширили его известность далеко за пределы нью-йоркского джазового сообщества.

Важный шаг Поттер сделал в 2013, перейдя на ведущий европейский джазовый лейбл ECM: его первый альбом для этой компании, «Sirens», декларировал новые творческие направления в развитии артиста, подтверждённые также альбомом 2015 г. «Imaginary Cities», который Крис записал со своим проектом Underground Orchestra.

В преддверии премьерного показа нового состава своего квартета в России музыкант дал интервью обозревателю «Джаз.Ру» Григорию Дурново.


Григорий Дурново,
обозреватель «Джаз.Ру»
Фото: архив редакции
GD

Вы приезжаете в Москву с новым квартетом. Не могли бы вы рассказать поподробнее о его специфике, о музыке, которую вы будете играть?

— Этот состав сформировался в начале прошлого года. До этого мы все работали вместе в разных ситуациях, но когда зашла речь о новой записи для ECM, я решил собрать именно этот состав и написал для него всю музыку. Теперь есть альбом, который, к сожалению, выйдет только через несколько дней после моего приезда в Москву. На нём записана музыка, которую мы, в основном, и будем играть на концерте.

Что вы можете сказать о ваших партнёрах по этому ансамблю?

— На барабанах со мной в Москве будет играть Дэн Вайсс, это единственный участник ансамбля, который в записи участия не принимал. Мы знакомы много лет. Это очень талантливый музыкант, он начинал прежде всего как мэйнстримовый джазмен, но глубоко погрузился в изучение музыки для индийских ручных барабанов табла, в индустанскую ритмическую систему, которую он внедряет теперь в джазовую игру. На контрабасе играет Джо Мартин, с ним мы тоже много лет знакомы, участвовали в самых разных концертах — от маленьких ресторанов, когда нам было по 22 года, до больших площадок. Мне всегда нравилась его игра, нравится его подход к музыке, и он сам нравится мне как человек. Очень приятно осознавать, что он со мной. Кроме того, он настоящий виртуоз.

Chris Potter, Joe Martin (фото © Кирилл Мошков, «Джаз.Ру», 2016)
Chris Potter, Joe Martin (фото © Кирилл Мошков, «Джаз.Ру», 2016)

На фортепиано играет Давид Вирельес, очень интересный музыкант, родом с Кубы. Он вырос на Кубе, потом переехал в Канаду, а теперь живёт в США. На его игру, конечно, повлияла его связь с кубинской музыкой, но также и многое из истории джаза, и авангарда тоже — и это, как мне кажется, нечто новое: насколько я знаю, среди кубинских музыкантов до сих пор не было таких, которые участвовали в создании более современной, авангардной музыки. И при наличии такого музыкального фундамента он привносит в музыку нечто уникальное.
ДАЛЕЕ: продолжение интервью саксофониста Криса Поттера  Читать далее «Саксофонист Крис Поттер: «Мне интересно изучать весь этот цветущий сад музыки со всего мира»»