Премия Jazz Awards, номинация «Фото года»: опять россияне, понимаешь!

В США обнародованы имена номинантов на премию международной Ассоциации джазовых журналистов Jazz Awards в категории «Фото года» (премия будет вручена 20 июня на церемонии в клубе Blue Note в Нью-Йорке). Наши читатели помнят, что в 2010 г. среди номинантов премии в этой категории были два фотографа из России, и одна из них — Лена Адашева — стала и лауреатом Jazz Awards; но в 2012 году номинантов из России целых три! Особенную пикантность ситуации придаёт тот факт, что номинантов всего пять.

Итак, номинанты-2012:

  • фотограф Майкл Джексон — за снимок «Трубач Вадада Лео Смит»;
  • фотограф Лена Адашева — за снимок «Пианист Виджей Айер»;
  • фотограф Гульнара Хаматова — за снимок «Контрабасистка Эсперанса Сполдинг»;
  • фотограф Патрик Хинли — за снимок «Композитор Карла Блэй»;
  • фотограф Павел Корбут — за снимок «Пианист Чик Кориа».

Мы не можем воспроизвести здесь все работы номинантов, так как права на них зарезервированы Ассоциацией джазовых журналистов, но вы можете ознакомиться с ними в специальном фотосете на сервисе Flickr. Кроме того, мы можем частично воспроизвести здесь номинированную на Jazz Awards работу ветерана российской джазовой фотографии Павла Корбута, поскольку она была основой обложки журнала «Джаз.Ру» №2 за 2011 год!

Обложка Джаз.Ру, в основе которой - номинированная на Jazz Awards работа Павла Корбута
Обложка Джаз.Ру, в основе которой - номинированная на Jazz Awards работа Павла Корбута

Поздравляем номинантов премии — и держим кулаки за наших!

Восьмой «Блюз на веранде»: все оттенки джаза в Вологде

Гульнара Хаматова,
фото автора
GH

С 26 по 29 июля в Вологде прошёл VIII всероссийский фестиваль «Блюз на веранде». Четыре дня подряд вологодские меломаны собирались в летнем дворике ресторана «Белладжио».

Фестивальная площадка
Фестивальная площадка

Трудно понять, как умудряются организаторы фестиваля — президент музыкального клуба «Виктор и Ко» гитарист Виктор Колесов и исполнительный директор фестиваля Екатерина Колесова — восьмой год подряд без поддержки администрации города проводить «Блюз на веранде» на высоком уровне. За восемь лет фестиваль посетило более 10 000 зрителей, приезжали музыканты из разных городов России (Москва, Санкт-Петербург, Ярославль, Рязань, Архангельск…) «Понятно, что в Вологде публика не такая искушённая, как в столице, хочет послушать что-то лёгкое и понятное, — говорит Екатерина, — но и сложные программы были приняты на удивление хорошо! Так что мы стараемся разнообразить музыкальный состав по мере возможности». Что ж, разнообразием порадовать действительно удалось.

День 1. Нам билет на чёрную певицу

Сергей Кузнецов
Сергей Кузнецов

Первый день фестиваля начался с лёгкой, доступной музыки — ярославский диксиленд под управлением саксофониста Сергея Кузнецова выбрал для выступления весьма узнаваемые стандарты, от «All Of Me» и «Hello, Dolly» до «Blue Canary».
ДАЛЕЕ: продолжение фоторепортажа! Читать далее «Восьмой «Блюз на веранде»: все оттенки джаза в Вологде»

Фестиваль Jazz in Kiev: обещания выполняются

Григорий Дурново,
обозреватель «Джаз.Ру»
Фото: Гульнара Хаматова
GD

Год назад организатор фестиваля Jazz in Kiev, журналист и продюсер Алексей Коган, пообещал со сцены Международного центра культуры и искусств (Октябрьского дворца), что следующее аналогичное мероприятие состоится в конце октября 2010 — так и произошло. Как и в 2009-м, фестиваль длился три дня в том же Октябрьском. Однако, если в программе прошлого года хоть и преобладали американские музыканты, но были представлены и ансамбли из Европы и собственно Украины, то в этот раз все три дня захватила сплошная Америка. Уточню: под Америкой имеется в виду часть света — лидер проекта, открывавшего программу третьего фестиваля Jazz in Kiev, бандонеонист Дино Салуцци, родом из Аргентины. Все прочие коллективы были из США.
Впрочем, вместе с Салуцци на сцену вышли и украинские музыканты — киевский камерный оркестр New Era Orchestra под управлением Татьяны Калиниченко. В этом совместном проекте присутствовал и единственный на фестивале музыкант из Европы — давний партнёр Салуцци, член немецкого струнного квартета Rosamunde виолончелистка Аня Лехнер. Любопытно, что и Салуцци, и Лехнер оказались по крайней мере частично связаны с украинской музыкой: в репертуаре виолончелистки есть сочинения Валентина Сильвестрова, а бандонеонист совсем недавно принял участие в записи альбома кино- и театральной музыки Гии Канчели (к 75-летию композитора) вместе с Гидоном Кремером и киевским вибрафонистом Андреем Пушкарёвым. Салуцци представил свою последнюю, оркестровую программу «El Encuentro» — на альбоме, выпущенном в конце июля, единственной официальной концертной записи Салуцци, ему аккомпанирует заслуженный нидерландский «Метрополь», известный прежде всего как оркестр, сопровождающий знаменитых поп-певцов и джазовых солистов. Киевский New Era более академичен: в его репертуаре — оркестровая классика в камерном варианте (преимущественно широко известные и лёгкие для восприятия произведения) и новейшие сочинения современных композиторов.

Dino Saluzzi
Dino Saluzzi (фото: Гульнара Хаматова)

Аргентина, танго, темперамент, страсть — все эти штампы лишь изредка, слегка проглядывали сквозь плавную, растянутую во времени и пространстве оркестровую гладь, ровный, почти что неизменчивый печальный пейзаж. 75-летний Дино Салуцци в моменты оркестровой игры, казалось, забывал, где он — смотрел куда-то в потолок, иногда даже раскрыв рот. Но жизнь вскипала в нём, когда вступал его инструмент: здесь он был весь движение, даже ноги как-то смешно подкидывал. Строгая Лехнер лишь внешне казалась его противоположностью: в дуэте бандонеона и виолончели, пожалуй, наиболее глубоком фрагменте всей сюиты, проступало музыкальное сродство аргентинца и немки, одинаково естественных в романтичной страстности и минималистичной холодности, столь свойственной приютившей их обоих звукозаписывающей компании ECM. Третий солист, брат бандонеониста, саксофонист Феликс Салуцци, изредка вносил в совсем не джазовое произведение оттенки джазового настроения. Оркестр справлялся со своей ролью как должно — был ровен и точен в интонациях и оттенял солистов. Встреча (по-испански «el encuentro») состоялась.
ДАЛЕЕ: продолжение репортажа, много фото!
Читать далее «Фестиваль Jazz in Kiev: обещания выполняются»

Чучо Вальдес получил свой Grammy десять лет спустя

Гульнара Хаматова,
фото автора
GH

23 октября в Нью-Йорке в концертном зале Линкольн-Центра Allen Room спустя много лет была наконец вручена заслуженная награда: кубинский пианист Чучо Вальдес (Chucho Valdés) получил из рук джазового босса Линкольн-Центра трубача Уинтона Марсалиса премию «Грэмми».

Chucho Valdés, Wynton Marsalis (фото: Гульнара Хаматова)
Chucho Valdés, Wynton Marsalis (фото: Гульнара Хаматова)

69-летний музыкант уже не первый раз становится лауреатом престижной премии Американской академии звукозаписи: первый раз золотой граммофончик был получен им в 1978 году за альбом «Live in Newport», второй — в 1997. Однако столь долго ждать получения награды ему ещё не приходилось. Дело в том, что последний раз Чучо, живущий в Гаване, был в США ещё до присуждения ему Grammy 2000 года (за альбом «Live at the Village Vanguard»). Впервые после столь долгого отсутствия он приехал со своим новым октетом Afro-Cuban Messengers в рамках раскрутки своего нового альбома «Chucho’s Steps», а заодно получил долгожданную премию.
ДАЛЕЕ: много фотографий, продолжение репортажа!
Читать далее «Чучо Вальдес получил свой Grammy десять лет спустя»

Schlippenbach Trio в Москве: «пылкий Шлиппенбах» и другие


Довлатовский персонаж Юра Шлиппенбах постоянно носил с собой томик Пушкина, заложенный конфетной бумажкой на словах из «Полтавы» — «Сдаётся пылкий Шлиппенбах…»
Александр же Сергеевич, в свою очередь, имел в виду шведского генерала Вольмара Антона фон Шлиппенбаха, трижды разбитого Шереметевым в Северной войне и пленённого под Полтавой князем Меншиковым.
Ни к тому, ни к другому Шлиппенбаху германский гуру гремучего фри-джаза пианист Александер фон Шлиппенбах, надеемся, не имеет непосредственного отношения.

Alexander von Schlippenbach
Alexander von Schlippenbach

Европейский фри-джаз, порождённый и инспирированный первоначально подражанием оригинальному американскому «фри» 60-х, быстро мутировал в нечто совершенно не американское, но истинно европейское. В первоначальном американском свободном джазе был весь спектр генетического родства с предшествовавшими джазовыми стилями — прежде всего свингующая ритмика и блюзовая интонация, идущие от самых корней афроамериканской музыки. В европейской свободной импровизации эти элементы, которым не на что опереться в культурном контексте играющих её музыкантов (не являющихся ни африканцами, ни американцами), отошли на второй план, хотя мало кто из европейских новоджазовых радикалов действительно всерьёз от них отказывался. Просто европейцам органичнее и ближе была опора на европейскую музыкальную классику и на питавший её на протяжении столетий европейский фольклор.

Провозвестники европейского фри-джаза объединились в 1966 в составе Globe Unity Orchestra под предводительством Алекса фон Шлиппенбаха. Через этот состав прошли почти все звёзды «континентальной» ветви свободной импровизации в Европе — басист Петер Ковальд, барабанщик Свен-Оке Йоханссон, саксофонисты Гунтер Хампель и Виллем Брёкер, тубист Вилли Лицманн и другие.

37 лет назад, в 1973-м, фон Шлиппенбах объединил усилия с виднейшим представителем другой, островной ветви европейского «фри» — ультрарадикальным британским саксофонистом Эваном Паркером, обладателем фантастической техники игры и огромного напора. В трио с ещё одним немецким свободным импровизатором, барабанщиком Паулем (Полом) Ловенсом, они тогда забирались в такие выси импровизационного искусства, что и сейчас, почти четыре десятилетия спустя, далеко не каждый слушатель способен вслед за музыкантами невредимым вскарабкаться на эти пугающие вершины, парящие в разреженной стратосфере самых радикальных проявлений «новой импровизационной музыки».

Прошло 37 лет, в течение которых трио регулярно воссоединялось для всё новых выступлений. И вот по инициативе московского агентства Improve и при поддержке Немецкого культурного центра им. Гёте, театра «Школа драматического искусства» и Государственного центра современного искусства это трио впервые оказалось в Москве. Впервые для каждого из его участников: ни фон Шлиппенбах, ни Паркер, ни Ловенс никогда не выступали в российской столице, хотя многие их соратники по европейскому «фри» уже неоднократно посещали самый восточный мегаполис европейского континента, чаще всего — культурный центр ДОМ. Однако ДОМ, как кажется, на 11-м году существования почти окончательно переориентировался на этно, электронику и «авант-рок», а сцена и аудитория для новой импровизационной музыки в Москве, тем не менее, продолжает существовать. Что и доказали два выступления Алекса фон Шлиппенбаха в театре «Школа драматического искусства» на Сретенке 9 и 10 сентября.

Alex von Schlippennbach
Alex von Schlippennbach
Кирилл Мошков
фото: Гульнара Хаматова
CM

9 сентября
Schlippenbach Trio: Алекс фон Шлиппенбах (ф-но), Эван Паркер (тенор-саксофон), Пауль Ловенс (ударные)

Первый концерт, в составе трио, прошёл в большом зале театра ШДИ. Первое впечатление — звуковой опыт достаточно радикального характера: музыканты играют полностью акустическим звуком, без подзвучки и усиления (и это в зале на несколько сотен мест!). Привыкшая к детонирующему металлическому звуку усилительных систем (звук чистый и мягкий в Москве бывает, увы, крайне редко) публика далеко не сразу смогла приспособиться к такому экстремальному, по нынешним временам, переживанию, как прямой живой неискажённый звук. Но в большом, по-театральному гулком зале непросто было и самим музыкантам. Сначала они, казалось, приноравливались к звуку незнакомого помещения, но быстро нащупали естественный баланс таких динамически разных инструментов — рояля, саксофона и барабанов.
ДАЛЕЕ: продолжение рассказа о концерте 9 сентября, много фотографий и рассказ о втором концерте 10 сентября!
Читать далее «Schlippenbach Trio в Москве: «пылкий Шлиппенбах» и другие»

Квартет Орнетта Коулмана в Москве: до сих пор не верится

Николай Шиенок,
фото: Гульнара Хаматова
NS

В нынешнем году 14 июля праздник был не только в столице Франции: раскалённая палящим солнцем необычайно жаркого лета столица России впервые в истории принимала у себя квартет одного из важнейших джазовых гигантов планеты — Орнетта Коулмана. На единственный концерт в Светлановском зале Московского международного Дома музыки пришли люди, которые ждали этого момента многие годы и уже не чаяли, что такое вообще когда-нибудь произойдёт.

Ornette Coleman
Ornette Coleman (фото: Гульнара Хаматова)

Тут, однако, тот самый случай, когда рассказ о концерте лучше всего начать с конца. В финале, на бис, квартет Коулмана исполнил самую известную и прекрасную балладу Орнетта — «Lonely Woman». А теперь перечитайте это предложение ещё раз и представьте: вы сидите в двух шагах от сцены, на которой сам Орнетт Коулман исполняет для вас «Lonely Woman». В Москве, на исходе первого десятилетия XXI века. Разве это не фантастика? Мне до сих пор не верится. А ведь так оно и было!
ДАЛЕЕ: продолжение репортажа, много фотографий

Читать далее «Квартет Орнетта Коулмана в Москве: до сих пор не верится»

Cinema Jazz Awards-2:гениальным может быть тапёр?

Ким Волошин
фото: Гульнара Хаматова
KV

27 мая в Клубе Игоря Бутмана во второй раз прошёл конкурс Cinema Jazz Awards, придуманный зимой прошлого года телеведущим Михаилом Довженко (он же выступал в роли конферансье конкурса — хотя, на придирчивый взгляд, лучше бы этим занимался кто-нибудь разбирающийся в музыке, что позволило бы говорить по делу и избежать бесконечных шуточек на алкогольную тему) и пресс-атташе клуба Романом Христюком. Идея конкурса — в том, что на глазах у публики и жюри несколько музыкальных коллективов должны представить «живое» озвучание немых кинофильмов (или их фрагментов), а жюри оценит, насколько хорошо и оригинально всё было сделано (первая оценка по пятибалльной шкале) и насколько удачно звукоряд взаимодействовал с видеорядом (вторая оценка). Первый конкурс (см. «Полный джаз» #436) прошёл меньше полугода назад и имел довольно значительный резонанс в прессе (как и любой «первый конкурс»); на второй раз шум был чуть поглуше, резонанс, кажется, чуть поуже, но народу в зале было всё равно достаточно много, да и чисто музыкальный уровень конкурса значительно повысился. Кроме того, и это немаловажно, повысился уровень жюри. В жюри первого конкурса было всего одно лицо, имевшее хоть какое-то отношение к джазу (редактор отраслевого журнала, т.е. «Джаз.Ру»), остальные же представляли светско-гламурную тусовку и голосовали наобум Лазаря, на уровне «а мне всё нравится». Но на втором конкурсе жюри было более чем представительное: к редактору «Джаз.Ру» (единственному, кто остался от прошлогоднего состава) добавились три джазовых музыканта — победитель первого конкурса Владимир Нестеренко, выступающий ныне за Нью-Йорк легендарный пианист, композитор и бэндлидер Николай Левиновский и нью-йоркская же вокалистка Кэти Дженкинс, чьё участие обеспечило конкурсу наибольшую динамичность (о чём чуть ниже). Кроме того, в состав жюри вошли директор школы-колледжа им. Гнесиных, дирижёр и пианист Михаил Хохлов, а также единственный «гламурный» персонаж — главный редактор Menu Magazine Азамат Цебоев, который, тем не менее, вполне «в теме», так как (по словам редактора «Джаз.Ру» Кирилла Мошкова) много лет назад успешно выступал в качестве гитариста весьма качественной рок-группы и даже гастролировал с ней в США.

Marimba Plus
Marimba Plus, на экране - Бастер Китон

Конкурс открыло выступление группы «Маримба Плюс», которой досталось озвучание фильма 1920 года «Convict 13» («Заключённый номер 13») с никогда не улыбающимся Бастером Китоном в главной роли. Группа маримбафониста Льва Слепнера выступала почему-то не в полном составе, без баса (маримба, ударные, фортепиано и кларнет) и явно без продолжительных репетиций. Как обычно у «Маримбы», фантазия и вкус были на месте (Слепнер играл оригинальную авторскую музыку, а не приспосабливал к изображению знакомые мелодии), а вот целостность замысла и соответствие видеоряду оказались довольно шаткими — видимо, не хватило времени и сил на проработку.

Иван Фармаковский
Иван Фармаковский

Вторым играл квартет пианиста Ивана Фармаковского, который озвучивал ленту Якова Протазанова «Закройщик из Торжка» с молодым Игорем Ильинским в главной роли (1925). На отечественном материале есть где развернуться, но Фармаковский, трубач Пётр Востоков, басист Антон Ревнюк и барабанщик Павел Тимофеев не поддались соблазну «лобовой» иллюстрации узнаваемыми мелодиями: да, некоторые мелодии (тоже отечественного происхождения) опознавались, но на раскрытие видеоряда работали не ассоциации с текстами или названиями соответствующих песен (первый, низший уровень иллюстративности), а эмоциональное наполнение и исполнительская окраска самой музыки. Разговорные интонации импровизационных линий трубы Петра Востокова, сопровождавшие неслышимые экранные диалоги персонажей немой «фильмы», например, сработали великолепно. Да и вообще впечатление оказалось цельным и сильным: ничего не торчало, ничего не мешало, музыка и изображение прекрасно дополняли друг друга.
ДАЛЕЕ: подробности остальных выступлений — и КТО ЖЕ ВЫИГРАЛ КОНКУРС?
Читать далее «Cinema Jazz Awards-2:гениальным может быть тапёр?»

В «Черешневом лесу» показали джазовую «Шехерезаду»

Анна Филипьева, Кирилл Мошков
фото: Гульнара Хаматова

24 мая в Московском международном Доме музыки в рамках Открытого фестиваля искусств «Черешневый лес» Биг-бэнд Игоря Бутмана представил на суд широкой общественности новую программу «Шехерезада XXI век». По сути, программа представляет собой джазовую интерпретацию одноименной симфонической сюиты Н.А.Римского-Корсакова по мотивам сказок «Тысячи и одной ночи» в аранжировке нью-йоркского пианиста и композитора Николая Левиновского, с которым Игорь Бутман в последние несколько лет возобновил активное творческое сотрудничество.

Кэти Дженкинс, биг-бэнд, солирует Джеймс Бёртон
Кэти Дженкинс, биг-бэнд, солирует Джеймс Бёртон

На презентацию «Шехерезады» Николай Левиновский прилетел не один. С ним прибыла вокалистка Кэти Дженкинс (Kathy Jenkins), исполнившая в сюите партию инструментального вокала. Кроме российского состава биг-бэнда Игоря Бутмана, в реализации работы Николая Левиновского участвовали также и приглашённые в качестве солистов американские джазовые солисты-инструменталисты: гитарист Питер Бернстин (Peter Bernstein), трубач Шон Джонс (Sean Jones) и тромбонист Джеймс Бёртон (James Burton). Однако это не значит, что «штатным» участникам биг-бэнда в этот вечер не досталось соло. Ещё как досталось! Например, есть повод искренне порадоваться в отношении дебютантки оркестра — тромбонистки Алевтины Поляковой. Но об этом — дальше. 
ДАЛЕЕ: продолжение отчёта о концерте, музыка с концерта и фотографии!
Читать далее «В «Черешневом лесу» показали джазовую «Шехерезаду»»

Двое авторов «Джаз.Ру» номинированы на Jazz Awards!

Журнал «Джаз.Ру» поздравляет двух своих постоянных авторов — фотографов Гульнару Хаматову и Лену Адашеву — с выходом их работ в финальную номинацию премии Jazz Awards в категории «Фотография года».
Особенно радует, что из всего пяти номинированных на Jazz Awards фоторабот две принадлежат нашим авторам, при этом работающим преимущественно не в Америке, а в Москве!
Работы Гульнары и Лены были отобраны в ходе предварительного голосования членов международной Ассоциации джазовых журналистов (JJA) из нескольких десятков работ-претендентов.
Премию Jazz Awards Ассоциация вручает ежегодно с 1996 года; она присуждается в сорока категориях, 30 из которых — музыкальные (от «Артиста года», «Дебюта года» и т.п. до «Баритон-саксофониста года»), а 10 предназначены для журналистов, специализирующихся на джазе.
Вручение Jazz Awards-2010 состоится в Нью-Йорке 14 июня 2010 года. Тогда же мы узнаем и имя лауреата премии в категории «Фотография года». Кроме работ Хаматовой и Адашевой, на премию в этой категории номинированы снимки, которые сделали фотографы Драган Тасич, Джон Эбботт и Джон Уотсон.
Персональные сайты: Гульнара Хаматова, Лена Адашева
ДАЛЕЕ: работы Гульнары Хаматовой и Лены Адашевой, номинированные на Jazz Awards!
Читать далее «Двое авторов «Джаз.Ру» номинированы на Jazz Awards!»

Гэри Бартц в Москве: впечатления

Диана Кондрашина,
фото: Гульнара Хаматова
DK

25 апреля, ММДМ, Гэри Бартц и его бэнд
Барни Маколл — рояль, клавишные; Джеймс Кинг — контрабас, Грег Бэнди — ударные, Игорь Бутман — тенор-саксофон

Gary Bartz Band (фото: Гульнара Хаматова)
Gary Bartz Band (фото: Гульнара Хаматова)
Gary Bartz (фото: Гульнара Хаматова)
Gary Bartz (фото: Гульнара Хаматова)

Гэри Бартц с лёгкой руки Игоря Бутмана стал регулярным гостем в России: десять лет назад альт- и сопрано-саксофонист впервые играл в «Ле Клубе» с российскими музыкантами, а меньше трёх месяцев назад выступал на фестивале «Триумф Джаза» в том же Московском международном Доме музыки в составе квартета легендарного пианиста Маккоя Тайнера. Бартц вернулся в Москву совсем скоро — и принимали его по меньшей мере как старого знакомого: в Светлановском зале, конечно, были свободные места, но совсем немного. Радушная публика реагировала на каждую шутку обаятельного саксофониста, который обязательно снабжал композиции короткими вводными комментариями. Но стоит сказать ещё одно слово о составе. Бартц приехал со своим американским бэндом: пианист австралийского происхождения Барни Маколл раньше бывал в России только в составе группы Groove Collective, с которой он тоже постоянно играет; барабанщик Грег Бэнди, как и Бартц, застал времена «Ле Клуба», басист же Джеймс Кинг в России впервые. Вообще не очень понятно, почему все эти имена, скажем прямо, не совсем на слуху — за исключением Бэнди, пожалуй. Музыканты играли в одном составе слаженно и чутко — и при этом каждый свободно демонстрировал собственную манеру игры: торопливые, но отточенные пассажи Маколла, гулкий бас Кинга, который время от времени выдавал захватывающие соло, деликатная и в то же время уверенная игра на барабанах Грега Бэнди, необыкновенно мелодичный и солнечный саксофон Бартца — было в каждом из музыкантов что-то, что по-настоящему их сближало. И гость группы (он же хозяин вечера), саксофонист Игорь Бутман, отыгравший с американским коллективом больше половины программы, звучал столь же хорошо — что называется, в струе.

Gary Bartz, Igor Butman
Gary Bartz, Igor Butman (фото: Гульнара Хаматова)

Отдельное слово хочется сказать о программе: здесь Гэри Бартц тоже удивил разнообразием. Начался вечер с композиции «Uranus» пианиста Уолтера Дэвиса-мл., после чего Гэри Бартц исполнил красивейшую вещь Уэйна Шортера «When You Dream», которую не только сыграл, но и спел (!). За ней последовал стандарт «Unforgettable», который, по словам Бартца, как-то раз открылся ему в новом свете, несмотря на то что музыкант слышал эту мелодию бессчётное количество раз. Звучал и Колтрейн, и аранжировки Бартца «под Колтрейна» — как, например, стандарт «I Concentrate On You» Коула Портера, которую Гэри Бартц исполнил на забавном миниатюрном изогнутом сопрано-саксофоне. Совершенно неожиданно музыканты решили сменить жанр, Барни Маккол пересел за стоящие рядом с роялем клавиши Rhodes, и группа Гэри Бартца сыграла песню «I Can’t Help It», написанную Стиви Уандером для Майкла Джексона (при этом Бартц признался, что Джексон для него — кумир: «Среди молодых людей тоже бывают кумиры»).

Gary Bartz, James King
Gary Bartz, James King (фото: Гульнара Хаматова)

Перед очередной композицией Бартц сообщил, что он готовится записать альбом, состоящий из песен женщин-композиторов: одну из этих песен — «Rainbow» из репертуара Эбби Линкольн — музыканты и исполнили, причём Гэри Бартц снова выступил в роли вокалиста. В конце второго отделения Гэри Бартц наконец перешёл на собственные композиции: прозвучали «Uncle Bubba» и «Soulstice» (в ходе которой саксофонист жестом остановил Маккоула с Кингом, и Бутман сыграл вместе с Бэнди дуэтом). Завершение вечера неожиданно оказалось окрашенным в южные тона посредством песни из репертуара Сезарии Эворы.

Gry Bartz, Barney McAll, Igor Butman
Gry Bartz, Barney McAll, Igor Butman (фото: Гульнара Хаматова)

И всё же вряд ли подберутся слова, чтобы описать атмосферу, которая царила в зале в этот вечер. Похоже, даже извечные проблемы акустики в Светлановском зале как-то отступили на второй план: может, причиной тому был огромный занавес за спинами музыкантов, закрывший от зрителей знаменитый орган Дома музыки. Интересно скомпонованная программа постоянно держала в приятном напряжении, и всегда хотелось будто бы опередить события и подглядеть, что же там дальше приготовил нам Бартц. И самое главное: великолепная игра музыкантов, яркая и гармоничная одновременно, поражала без устали, заставляя даже самые очевидные стандарты (к примеру, тот же «Unforgettable») действительно звучать в новом, свежем ключе. Гэри Бартц позволил нам, зрителям, редкую роскошь: просто наслаждаться музыкой, которую мы любим. Ничего больше, но это уже — так много.

Greg Bandy
Greg Bandy (фото: Гульнара Хаматова)