Юбилей. Ветеран самарской и петербургской джазовой сцены Олег Гребенников отмечает 80-летие

Валерий Коннов VK

Шестидесятые года в СССР рискну сравнить с ренессансом в мировой культуре. В эти годы в джазовом движении проявили себя многие представители так называемой технической интеллигенции. Уже было много написано про Георгия Гараняна и Алексея Козлова, Владимира Кулля и Алексея Зубова, Вадима Сакуна и др. Я же хочу рассказать об Олеге Петровиче Гребенникове, которому 6 января 2018 года исполняется 80 лет.

Олег Гребенников
Олег Гребенников (2014)

Кандидат технических наук, выпускник Куйбышевского авиационного института (Куйбышев — ныне Самара. — Ред.), доцент кафедры теоретической механики ИХиБТ (Институт холода и биотехнологий) Ленинграда — Санкт Петербурга… Джазовый саксофонист, кларнетист, до сих пор играющий в трио в одном из джаз-кафе Санкт-Петербурга, писатель, издавший три замечательные книги о себе, о своём мировоззрении и отношении к жизни.

Так получилось, что именно Олег заразил меня благотворным вирусом джаза.

В далеком 1967 году я, студент первого курса Куйбышевского политехнического института, ярый битломан, игравший на ритм-гитаре ещё в школьном ансамбле, случайно попал на репетицию квартета молодых преподавателей и аспирантов, игравших бибоп. Композиция Телониуса Монка «Straight, No Chaser» в исполнении Олега Гребенникова и стала вирусом, который поразил меня на всю оставшуюся жизнь.

Олег оказался на острие «трендов» 60-х благодаря родителям. Вот что он пишет об этом в своей книге:

У моей мамы была мечта — сын, играющий на рояле. Осуществлению её мешал один досадный пробел: сын был, но не было рояля. Не только рояля, но хоть какого-нибудь плохенького пианино, которое можно было бы разместить в нашей двадцатиметровой комнате, где обитали пять человек. И потому, чтобы мечта не угасла совсем, мама решила отдать меня в музыкальную школу хоть на какой-то инструмент. Этим «каким-то инструментом» оказалась ни много, ни мало — виолончель, которую я не без некоторого успеха осваивал в течение трёх лет, а потом заявил, что профессиональным музыкантом становиться не собираюсь. А для общего развития этого достаточно. Логика была довольно убедительная, так что мама, скрепя сердце, согласилась. Уже много позже она говорила мне, что ходила в музыкальную школу советоваться, прежде чем согласиться с моими доводами, и что ей решительно не советовали «идти на поводу у сына». «У вашего мальчика не то чтобы какие-то особые способности, но у него душа музыканта. Он любит и тонко чувствует музыку».

В джаз Олег Гребенников вошел в Куйбышеве в конце 50-х годов, где играл на альт-саксофоне в лучшем тогда в городе биг-бэнде клуба им. Дзержинского. Школу этого оркестра также прошли ветераны куйбышевского джаза пианисты Игорь Вощинин и Владимир Виттих, саксофонист Лев Бекасов, трубач Борис Брюханов и др.

В 62-ом Олег оказался в числе организаторов Куйбышевского джаз-клуба, ставшего третьим по времени возникновения в Советском Союзе.

Вот как он описывает то время:

Четверо технарей-музыкантов, кандидатов технических наук, учёных увлеченно играли джаз. Живший последние годы в Москве и ставший доктором наук Евгений Курочкин играл на рояле. Контрабасист Феликс Медников успешно работал по своей технической специальности в Германии, а барабанщик Лев Евфанов тогда трудился в одном из ведущих НИИ. Некоторое время в квартете играл нынешний москвич, барабанщик Валерий Коннов, который в конце 70-х был президентом Куйбышевского джаз-клуба. Будучи преподавателями ВУЗов, мы на летние отпуска выезжали на «халтуры» в Сочи, где играли в ресторанах, совмещая приятное с полезным. Как-то к нам в Сочи подошел молодой человек и попросил разрешения поиграть вместе. Выяснилось, что это был ставший затем одним из лучших пианистов страны, а ныне преподающий в одной из консерваторий Германии Леонид Чижик…

Евгений Курочкин, Олег Гребенников, Валерий Дворников
Евгений Курочкин, Олег Гребенников, Валерий Дворников

Тогда он со своим ансамблем регулярно выступал на джазовых фестивалях, на концертах. Ансамбль выделялся необычным составом. В нем в качестве мелодического инструмента использовался баритон-саксофон, что было тогда редкостью. На нем играл Юрий Збаранский, а трубачом был один из лучших музыкантов города Борис Акимов. В 1963 г. ансамбль участвовал в легендарном диспуте «Джаз и ты», в котором главным оппонентом был композитор [Дмитрий] Кабалевский. Собственно, в 60-х годах джазовыми лидерами в городе были оркестр Льва Бекасова и ансамбль Олега Гребенникова.

Разными путями он добывал ноты подлинных американских аранжировок или что-то «снимал» с фирменных грампластинок. Сообразно инструментальному составу, предпочтение отдавалось записям выдающегося баритонового саксофониста Джерри Маллигана. Это не было слепым копированием заокеанских мастеров, поскольку наши музыканты тогда уже освоили приемы импровизации. Но любовь Олега к творчеству Маллигана осталась на всю жизнь.

Среди куйбышевских джазовых ветеранов немало тех, кто в разные годы уехал из города и продолжал успешно заниматься музыкой в Москве и в Ленинграде. Саксофонисты Юрий Юренков и Эдуард Серебряков, гитаристы Виталий Туляков и Александр Соколов стали москвичами. В Питере работает пианист и композитор Александр Бердюгин.

В 70-х перебравшийся в Ленинград Олег стал активно приобщаться к джазовой жизни Северной столицы.
ДАЛЕЕ: продолжение очерка об Олеге Гребенникове  Читать далее «Юбилей. Ветеран самарской и петербургской джазовой сцены Олег Гребенников отмечает 80-летие»

In Memoriam. Пианист и учёный Владимир Виттих (1940-2017)

Валерий Коннов VK

В ночь на 18 августа в Самаре скончался учёный и джазовый пианист Владимир Виттих. 9 июля текущего года ему исполнилось 77. Продолжительное время он боролся с тяжёлым заболеванием.

Владимир Андреевич был известным ученым, доктором технических наук, профессором, в последние 20 лет — директором Института проблем управления сложными системами Российской Академии наук (ИПУСС РАН), но он также был джазовым пианистом и сумел оставить яркий след в истории советского джаза.

Владимир Виттих, 2009
Владимир Виттих, 2009

И в моей жизни Володя сыграл очень большую роль.

Нас познакомил в самом начале 70-х трубач Борис Брюханов. Он учился с Виттихом в Куйбышевском Политехе (ныне Самарский государственный технический университет), и там они вместе начинали играть джаз. Какое-то время мы втроём играли у Володи в квартире, где имелся рояль и контрабас, а я приносил «тройник» (малый комплект ударных инструментов. — Ред.). Вспоминаю об этом с удовольствием. Играть с Виттихом было для меня большой школой. Из этих занятий получилась пара передач на Куйбышевском телевидении под названием «Домашнее музицирование».

А в 1974 году Виттих пригласил меня на работу в вычислительную лабораторию кафедры АСУ Куйбышевского авиационного института, где я проработал четыре года, но это предопределило мою профессиональную деятельность на 20 лет вперёд.

В январе 1975 он направил меня в Ленинград, где мы с коллегой три с половиной месяца изучали ЕС ЭВМ, а всё свободное время проводили в джаз-клубе «Квадрат». Это послужило мощным толчком для меня, и я по возвращении в Куйбышев стал активно возрождать деятельность джаз-клуба.

Таким образом, встреча с Володей, Владимиром Андреевичем стала для меня судьбоносной, не побоюсь этого слова.

Безмерно жаль, что уходят такие талантливые люди. Хочу выразить соболезнование родным и близким. Светлая память!

С разрешения авторов предлагаю очерк о Владимире Виттихе из книги Игоря Вощинина и Юрия Хмельницкого «Джаз в Самаре вчера и сегодня», 2013.

Марш энтузиаста Виттиха

Профессор, доктор технических наук, один из руководителей НИИ Академии наук РФ, специалист, активно участвовавший в процессе административной реформы и информатики в правительстве Самарской области, Владимир Виттих занимает в истории джаза губернии особое место, и вот уже более полувека не оставляет музыку.

Владимир Виттих
Владимир Виттих

Вообще же Вова Виттих проявил музыкальные способности довольно рано — в шестилетнем возрасте. Началось, как это часто бывает, с игры. Он ставил перед собой вешалку, превращая её в нотный пульт, на котором раскрывал снятую с книжной полки толстую «Историю ВКПб» и, вглядываясь в строчки, старательно колотил пальчиками по столу, при этом что-то напевая. Нечто подобное он видел в доме у тети, где стояло настоящее пианино. Внимательная мама заметила интерес ребенка к музицированию и отвела его в детскую музыкальную школу. На вступительном прослушивании Вова очень старательно и громко спел «Марш энтузиастов», ставший символом его дальнейшего жизненного пути. «Слух и способности у мальчика имеются, — сказали в школе. — А у вас пианино-то дома есть? Нет? Тогда давайте запишем ребенка в класс скрипки». Но мама была категорически против скрипки и пообещала взять инструмент напрокат. Случилось так, что Володя познавал азы музыки, сидя за одной партой с Лёней Вохмяниным, который сегодня — известный композитор, заслуженный деятель искусств России. После окончания музыкальной школы Владимиру настоятельно рекомендовали продолжить музыкальное образование, но он поступил в Индустриальный институт, как позже оказалось, самый джазовый ВУЗ в городе.

ДАЛЕЕ: продолжение биографического очерка о Владимире Виттихе, МУЗЫКА  Читать далее «In Memoriam. Пианист и учёный Владимир Виттих (1940-2017)»

Швейцарское трио Schnellertollermeier отправляется в четвёртый российский тур

anonsС 15 по 23 февраля в по России будет гастролировать швейцарское трио Schnellertollermeier. Стилистическая направленность их музыки практически не поддаётся определению: ключевыми её особенностями являются умение свободно ориентироваться в неровных ритмических размерах и исполнять по памяти материал, гармоническая сложность которого сравнима с самыми радикальными образцами новой академической музыки. Джаз ли это? Безусловно, в том смысле, что большая часть репертуара предполагает импровизацию солиста и что он волен самостоятельно определять длительность своего соло в рамках понятного остальным «квадрата». Вот только «квадрат» в данном случае – это скорее трёхмерное асимметричное тело…

Трио «Шнеллертоллермайер» названо со здоровой иронией по фамилиям участников, трансформированным в наречия в сравнительной степени. Басист Анди Шнелльманн (Andi Schnellmann) добавил в общую формулу корень «schneller» («быстрее»), гитарист Мануэль Троллер (Manuel Troller) – «toller» («выше»), а фамилия барабанщика Давида Майера (David Meier) и вовсе не нуждается в превращениях, если достаточно просто стилизовать её под соответствующую часть речи. Правда, буквального перевода тут уже не получается, поэтому среди русскоязычных поклонников коллектива возникли целых три трактовки названия. Первая – в стиле переводчиков-сочинителей старой школы, которым важнее было найти в нужном языке готовую кальку, а не передать смысл буквально: «Быстрее, выше, сильнее». Вторая – более искушённая, учитывающая этимологию слова «meier», которым издавна называли наместников правителя, обязанных следить за порядком: «Быстрее, выше, организованнее». И третья — бесшабашно-бессмысленная и, как ни странно, лучше всего передающая смысл происходящего: «Быстрее, выше, Майер». Дело тут не в последнюю очередь и в том, что именно феноменальная работа барабанщика в коллективе бросается в глаза в первую очередь.

Schnellertollermeier
Schnellertollermeier (photo © Camillo Paravicini)

Сами музыканты считают, что их творчество – это, цитата, «просто музыка без компромиссов». На момент основания коллектива в 2006-м году каждому из музыкантов едва исполнилось по двадцать, что в современной Европе – почти ученический возраст, если речь идёт о действительно оригинальных, авторских экспериментах. Хорошее тому подтверждение – первый альбом группы, «Holz». Выпущенный в 2008-м году, сегодня он не упоминается (!) в официальной дискографии группы и распространяется только среди по-настоящему упёртых фанатов после долгих и неприятных переговоров – по той простой причине, что сами музыканты считают его ни много ни мало «ошибкой молодости», свидетельством всё ещё продолжающегося поиска и подверженности чужим влияниям.

Сегодня Schnellertollermeier смешивают импровизацию за пределами стилей, жёсткий джаз в духе Джона Зорна времён Naked City и брутальные формы авант-рока. В том, что получается, достаточно шума, чтобы в определённые моменты называть происходящее нойзом; достаточно энергии, чтобы прибегать к популярному и всё объясняющему термину «power trio»; но достаточно и осмысленности, чтобы слушатель захотел именно слушать эту музыку, а не отрываться под неё на танцполе, черпая в происходящем лишь чистую энергию.

Одна из самых удачных характеристик этого материала сравнивает его с классической литературой: дескать, порой надо перечитать определённую сентенцию несколько раз, чтобы понять её; но наконец-то поняв, понимаешь не только её саму — понимаешь нечто большее. Сами же музыканты трио охотно способствуют такому «перечитыванию», порой повторяя одни и те же внешне простые мелодические ходы по нескольку раз, вбивая свои асимметричные и гнутые гвозди в самую глубину слушательского мозга…

ДАЛЕЕ: подробности, ВИДЕО, контактная информация, билеты  Читать далее «Швейцарское трио Schnellertollermeier отправляется в четвёртый российский тур»

Самарский саксофонист, бэндлидер и организатор фестивалей Лев Бекасов (1933-2016)

Валерий Коннов VK

inmemoriam19 сентября в Самаре ушёл из жизни Лев Бекасов. Среди джазовой общественности Советского Союза, а затем России — и, в особенности, Куйбышева/Самары — Лев Степанович был известен как один из первых организаторов джазовых клубов и фестивалей в Куйбышеве с начала 1960-х гг.

Лев Бекасов (фото: Кирилл Мошков, 2002)
Лев Бекасов (фото: Кирилл Мошков, 2002)

Лев Бекасов родился 16 октября 1933 года в Куйбышеве. Когда учился в ремесленном училище, увлекся джазом — как это часто бывает, услышав на танцах игру хорошего самодеятельного оркестра. Он самостоятельно освоил кларнет и саксофон, постигал теорию музыки и законы гармонии. В 1957 г., отслужив в армии, пришёл в оркестр Куйбышевского клуба имени Дзержинского, где тогда играли отличные музыканты, настоящие джаз-фэны — пианист Игорь Вощинин, саксофонисты Владимир Лебедев, Олег Гребенников и Евгений Варламов, трубачи Геннадий Николаев и Борис Акимов, барабанщик Валерий Варламов и др. По свидетельству друзей, Бекасов очень быстро прогрессировал как саксофонист и на следующий год стал играть партии первого альта.

Лев БекасовВ 1958, будучи студентом Куйбышевского Индустриального института, Бекасов стал руководить студенческим оркестром. Именно с его именем связана вся дальнейшая биография институтского биг-бэнда. В это время в оркестр влились талантливые музыканты, в том числе пианист Владимир Виттих (впоследствии важное действующее лицо новосибирской джазовой сцены, в настоящее время — директор Института проблем управления сложными системами Российской Академии Наук в Самаре. — Ред.) и трубач Борис Брюханов. В оркестре выросли способные инструменталисты и вокалисты, причём для некоторых из них музыка позже стала профессией: Нина Крюкова была принята солисткой знаменитого оркестра Анатолия Кролла, а певица Ольга Шмакова сегодня руководит собственным эстрадным шоу-театром. Среди саксофонистов был воспитанник Бекасова Юрий Юренков, который затем играл в легендарном ансамбле «Каданс» Германа Лукьянова, а Эдуард Серебряков работал в театральных и престижных ресторанных ансамблях Москвы. Эдуард Доманский руководил ансамблем в Гурьевской филармонии, а Вадим Ласалкин был лидером биг-бэнда клуба «Родина» и музыкантом оркестра Самарского цирка. Вообще Лев Бекасов постоянно и упорно, я бы даже сказал, фанатично, занимался поиском молодых самодеятельных талантов, которых истово обращал в свою веру на протяжении всей своей творческой жизни.

С Бекасовым институтский оркестр стал уже чисто джазовым. Он неоднократно становился лауреатом джазовых фестивалей в Куйбышеве, а также в других городах страны, выступал в Москве, Ленинграде, Риге, Минске, Свердловске и Челябинске.

В 70-е годы Лев Степанович создал джазовый оркестр и в Куйбышевском авиационном институте, а его воспитанник бас-гитарист Вячеслав Клюшин много лет спустя будет руководить оркестром, который выступит в честь своего учителя на его 80-летии.

60-е годы ознаменовались появлением в разных городах страны джазовых клубов и кафе. Вот и в Куйбышеве в 1962 году группой энтузиастов был учрежден Городской молодёжный клуб под эгидой горкома комсомола. Среди активистов Клуба были архитекторы, врачи, инженеры, преподаватели и студенты. Были и музыканты. И у них появилась возможность организовать джаз-клуб, третий после Московского и Ленинградского. Он вначале скромно именовался секцией эстрадной и джазовой музыки и в июне 1962 года впервые в истории города провел джазовый концерт на площади Куйбышева. Среди организаторов клуба был и Лев Бекасов. Первым президентом клуба избрали Игоря Вощинина, также ветерана знаменитого оркестра Дзержинки, а после его отъезда из Куйбышева в 1966 году клубные дела принял Лев Бекасов.

Оркестр Куйбышевского политехнического института на Х Куйбышевском Всесоюзном джазовом фестивале, 1978. Справа - Лев Бекасов.
Оркестр Куйбышевского политехнического института на Х Куйбышевском Всесоюзном джазовом фестивале, 1978. Справа — Лев Бекасов.

ДАЛЕЕ: продолжение биографии Льва Бекасова  Читать далее «Самарский саксофонист, бэндлидер и организатор фестивалей Лев Бекасов (1933-2016)»

The Smithsonian Jazz Masterworks Orchestraпокажет в России аутентичные шедевры джаза

С 19 по 24 мая в России пройдут гастроли The Smithsonian Jazz Masterworks Orchestra («Смитсоновского оркестра джазовых шедевров») — важнейшего «репертуарного» джаз-оркестра американской столицы.

Smithsonian Jazz Masterworks Orchestra
Smithsonian Jazz Masterworks Orchestra
David Baker
David Baker

Смитсоновский оркестр — часть джазовой программы крупнейшего в США музейно-исследовательского комплекса в области культуры, Института им. Смитсона (Smithsonian Institution), названного при своём создании в 1846 г. в честь британского учёного Джеймса Смитсона, завещавшего всё своё огромное состояние (сто тысяч золотых соверенов, или полмиллиона тогдашних полновесных золотых долларов) на организацию в Вашингтоне «общественного заведения для собирания и распространения знаний». В состав Института входит Национальный музей американской истории, при котором в 1990 г. был создан биг-бэнд из 13 музыкантов — The Smithsonian Jazz Masterworks Orchestra. Во главе оркестра с момента его создания стоит выдающийся джазмен, один из создателей американской системы джазового образования, композитор и преподаватель — Дэвид Бейкер; исполнительный продюсер оркестра — Кеннет Кимери, который также участвует в концертах в качестве перкуссиониста.

«Смитсоновский оркестр джазовых шедевров» — это своего рода репертуарный оркестр: пользуясь хранящимися в музее партитурами ведущих биг-бэндов джазовой истории, он готовит целые программы, посвящённые тем или иным периодам или персоналиям в истории джаза, и исполняет их со всей возможной аутентичностью. В составе оркестра — профессиональные джазовые музыканты, живущие в Вашингтоне и его окрестностях: саксофонисты Джей Брэнфорд, Шэннон ЛеКлэр, Рэнди Салман и Чарли Янг, тромбонисты Сэм Бёртис, Билл Холмс и Брент Уоллараб, трубачи Ленни Фой, Джо Уайлдер и Том Уиллиам, гитарист Ройс Кэмпбелл, басист Джеймс Кинг и барабанщик Чак Редд.

Выступления оркестра пройдут в Москве, Казани и Самаре.

ДАЛЕЕ: расписание выступлений Smithsonian Jazz Masterworks Orchestra Читать далее «The Smithsonian Jazz Masterworks Orchestraпокажет в России аутентичные шедевры джаза»