Саксофонист Тимофей Хазанов и его Blacksax Exclusive: новая марка альт-саксофонов на российском рынке

infraЯркий представитель российской сцены smooth jazz Тимофей Хазанов — выпускник Московского училища эстрадного и джазового искусства на Ордынке и МГУКИ (Университета культуры). В последнее время, помимо сценической карьеры, Тимофей занялся редким для профессионального исполнителя видом деятельности: он производит качественные саксофоны под собственным именем. Альт-саксофон  Tim Hazanov Blacksax Exclusive уже заслужил похвальные отзывы от самых разных исполнителей на альт-саксофоне — от легенды академического саксофона профессора Маргариты Шапошниковой до джазовых саксофонистов Святослава Текучёва, Николая Моисеенко, Анны Королёвой и даже авангардиста Алексея Круглова.

 Тим Хазанов и его Blacksax Exclusive
Тим Хазанов и его Blacksax Exclusive

Об истории Tim Hazanov Blacksax Exclusive рассказывает сам Тимофей Хазанов:

Tim Hazanov Blacksax Exclusive

Несколько лет назад на гастролях меня познакомили с мастером, который раньше работал в компании Selmer, но потом переехал жить в Азию. Мы разговорились, обсудили ситуацию на рынке, и я рассказал о своей давней идее выпускать саксофоны под своим именем. Проговорив с мастером несколько часов, я понял, что моя идея может в ближайшее время стать реальностью — он, как и я, мечтал создать качественный хороший инструмент.

Как появилась эта идея у меня? «Посоветуй, какой саксофон лучше брать?» — с этим вопросом ко мне часто обращаются и приятели, решившие отдать своего ребёнка в музыкальную школу, и просто незнакомые люди — поклонники моего творчества.

На рынке (кстати, не только российском, но и мировом) есть два варианта: приобрести дешёвый инструмент… или очень дорогой. Вспомню себя: тот саксофон, на котором начинал учиться я, скорее мог вызвать ненависть к музыке, чем желание оттачивать мастерство. Саксофон за 500 долларов максимум через год станет мусором и оставит только неприятные впечатления. Но не каждый родитель может позволить себе купить инструмент за 3000 евро — Selmer или Yamaha, например. Да и смысла на самом деле нет: а если ребёнку не понравится играть на саксофоне? Или он поймёт, что ему больше подходит другая марка?

Анализируя такой разброс цен, постоянно общаясь со своими коллегами по всей стране и за её пределами, я понял, что качественный саксофон по адекватной цене сегодня найти очень и очень сложно! Мы взяли лучшее от топовых альт-саксов, прототипом стал Selmer Mark 6, я привнёс некоторые технические и дизайнерские доработки, так и получился Tim Hazanov Blacksax Exclusive. Каждый саксофон этого бренда — моя гордость. Саксофоны стильные, очень выгодно смотрятся на сцене (как живьём, так и на фото и видео). Чёрное матовое покрытие, золотой узор, удобное расположение клапанов, сочный звук — Blacksax Exclusive действительно достойный инструмент по адекватной цене. Мы давали тестировать инструменты многим известным альт-саксфонистам, отзывы всегда положительные. Пока марка только начинает завоёвывать рынок, мы работаем на репутацию, поэтому стараемся не поднимать цену, ведь наша задача — работать в средней ценовой категории. Я каждый раз радуюсь, получая положительные отзывы покупателей, мне всегда очень приятно, когда музыканты выкладывают фото и видео с Blacksax Exclusive. Я уверен, что каждый альт-саксофонист, находящийся в поиске качественного инструмента по хорошей цене, обязательно оценит наш бренд.

Приобрести альт-саксофон Tim Hazanov Blacksax Exclusive в настоящее время можно только через интернет на специальном сайте бренда.

Мировое джазовое сообщество инициировало петицию за выпуск почтовой марки, посвящённой радиоведущему Уиллису Коноверу

infraАмериканский джазовый журналист Даг Рэмзи сообщает в своём блоге Rifftides, что в США стартовала международная кампания в поддержку выпуска Почтовой службой США почтовой марки, на которой был бы изображён радиоведущий Уиллис Коновер (1920-1996).

Willis Conover (photo © Voice of America)
Willis Conover (photo © Voice of America)
Doug Ramsey
Rifftides
DR

С середины 1950-х гг. и до самой смерти Коновер был ведущим программы «Music USA» на волнах радиостанции «Голос Америки». При этом он никогда не был правительственным служащим: он работал по трудовому соглашению, что обеспечивало его программе независимость от машины политической пропаганды. Пока лидеры сверхдержав мрачно переглядывались на краю ядерной бездны, Уиллис своим величественным низким баритоном рассказывал слушателям всего мира о джазе и американской популярной музыке. Он прекрасно знал музыку, и его программы передавали аудитории не только его знания, но и его безупречный вкус, достоинство, с которым он говорил… и всё это без малейшего следа политики. Он брал в своей программе интервью практически у всех заметных джазовых музыкантов второй половины прошлого столетия. Множество музыкантов в Восточной Европе говорили, что именно Коновер укрепил и углубил их любовь к джазу. Ирония судьбы заключается в том, что, поскольку «Голос Америки» по закону не может вещать на территории США, он до сих пор остаётся практически неизвестен в собственной стране (его помнили в лучшем случае как ведущего концертов Ньюпортского джаз-фестиваля в знаменитом музыкально-документальном фильме «Джаз летним днём» 1958 года. — Ред.).

Коновер посещал СССР трижды — в 1967, 1969 и 1983 гг. Во второй его приезд (он представлял на Московском кинофестивале короткометражный фильм о праздновании 70-летнего юбилея Дюка Эллингтона) была сделана эта фотография с участниками советского джазового сообщества, ныне хранящаяся в Центре исследования джаза в Ярославле.

Слева направо: музыковед Дмитрий Ухов, гитарист Николай Громин, куратор джазовых кафе от МГК ВЛКСМ Ростислав Винаров, Уиллис Коновер, фотограф Владимир Садковкин
Слева направо: музыковед Дмитрий Ухов, гитарист Николай Громин, куратор джазовых кафе от МГК ВЛКСМ Ростислав Винаров, Уиллис Коновер, фотограф Владимир Садковкин, 1969 (© архив Ростислава Винарова, Центр Исследования Джаза)

Московская аудитория наверняка помнит июль 2001, когда в Центральном Доме кинематографистов прошёл VI Московский международный джаз-фестиваль памяти Уиллиса Коновера — один из последних фестивалей, организованных легендарным неофициальным «министром джаза СССР» композитором Юрием Саульским: тогда в России в первый и последний раз выступал саксофонист Майкл Бреккер со своим квартетом и в дуэте с пианистом Джои Калдераццо.

Петицию за выпуск почтовой марки, посвящённой Уиллису Коноверу, могут подписать не только граждане США, но и жители любой страны мира. Форма для подписи — в правой колонке страницы по ссылке.

СЛУШАТЬ УИЛЛИСА КОНОВЕРА:

Короткий образец фрагмента записи типичного выпуска «Music USA» со средневолнового приёмника:

Уиллис Коновер: программа, посвящённая уходу из жизни Луи Армстронга (1971), запись сделана на бытовой магнитофон с коротковолнового приёмника в Польше. Примерно так слышно было Коновера и в СССР.

ЧИТАТЬ О КОНОВЕРЕ:

Леонид Переверзев. «Джаз на «специальном английском» (I Remember Willis)», «Полный Джаз» от 28 июня 2001 г.

Юрий Вдовин. «Звуки и волны свободы», «Полный Джаз» от 16 октября 2002 г.

Санкт-Петербург. Джаз в музее: первый опыт

Полина Мартюченко
Фото автора
PM

infraМне казалось, что джаз и музей — вещи несовместимые. Вроде бы музы, музей, музыка — родственные корни слов, и о концертах в музеях я давно уже слышала, но как вообразить себе многоликий, подвижный импровизационный джаз в виде целомудренно подмороженного экспоната в традиционном музейном стенде? Этого я представить себе не могла.

Однако я ошибалась. Явно недооценила изобретательность и опыт музейных работников. В Санкт-Петербурге прошла выставка «Джаз в Квадрате» — совместный проект Музея театрального и музыкального искусства и студентов факультета эстрады СПбГУКИ. Музей выделил большой зал на первом этаже дома Ф.И.Шаляпина и составил довольно-таки обширную систему мероприятий. И это оказалось интересно и поучительно.

Мастер-класс Геннадия Гольштейна (справа)
Мастер-класс Геннадия Гольштейна (справа)

Во-первых, регулярно проходили мастер-классы. Геннадий Гольштейн рассказывал о саксофоне, Пётр Корнев и Марина Рыбакова — о фортепиано, Гасан Багиров — о гитаре, Макс Ершов — о басовых инструментах. После каждого мастер-класса выступали приглашённые коллективы студентов и педагогов Университета (квартет саксофониста Кирилла Бубякина, трио трубача Ивана Васильева, ансамбли гитариста Марка Лобанова, пианиста Никиты Арефьева и других). Во-вторых, были показаны специально подготовленные спектакли. В начале марта на маленькой сцене в углу выставочного зала прошла постановка «Музыкальной азбуки» (работа профессора Елеоноры Рыбаковой для дошкольников и младших школьников), которую сопровождали ансамбли Susie-Q, квинтет Бениамина Саруханяна и «Музыкальная шкатулка» Лидии Кружевадской. Любопытным оказался и проект «Танцуем под джаз», соединенный с мастер-классом Марии Пашинской. Перед закрытием выставки состоялась ярмарка джазовой литературы, на которой знаменитый теоретик джаза Ефим Барбан представил новую книгу «Квадрат. Из истории российского джаза».

Гасан Багиров, Максим Ершов, Алексей Шихов на сцене музея
Гасан Багиров, Максим Ершов, Алексей Шихов на сцене музея

ДАЛЕЕ: продолжение рассказа о выставке «Джаз в Квадрате»  Читать далее «Санкт-Петербург. Джаз в музее: первый опыт»

Легендарный продюсер Оррин Кипньюс (1923-2015)

Ким Волошин KV

inmemoriam1 марта в Эль-Серрито (Район Залива Сан-Франциско, Калифорния), не дожив одного дня до своего 92-го дня рождения, умер один из самых влиятельных продюсеров грамзаписи в джазовой истории — Оррин Кипньюс.

Музыканты звали его «милым грубияном», и не без причины — речь Оррина, даже в интервью крупным изданиям, была далека от образцов политкорректности и вежливости. Во многом он оставался образцом острого на язык и непочтительного к авторитетам нью-йоркского хипстера 50-х — каковым, собственно, и был.

Orrin Keepnews, 2004
Orrin Keepnews, 2004

Директор Музея джаза в Гарлеме, саксофонист Лорен Шёнберг, говорит о Кипньюсе:

— Он известен своим гигантским наследием в продюсировании грамзаписей. Огромный каталог Riverside Records, созданный им — лучшее свидетельство его преданности искусству записи звука, позволившей запечатлеть на века столь много великолепной музыки. Но помимо этого, он был прекрасным критиком и журналистом. Задолго до появления лейбла Riverside он писал рецензии и делал интервью, которые отличало высокое писательское мастерство. Возможно, это покажется странным для тех, кто знал его как грубоватого, резкого в суждениях профессионала, но он был также тонким и терпеливым редактором.

Ветеран джазовой журналистики Дан Моргенстерн был главным редактором журнала Down Beat в 1964-1973 гг., а с 1976 по 2012 возглавлял Институт исследования джаза в Университете Ратгерса — крупнейшее джазовое исследовательское учреждение в США. Узнав о смерти Оррина Кипньюса, 85-летний Моргенстерн написал:

— Оррин прекрасно освоил редакторское ремесло в журнале для коллекционеров грамзаписей The Record Changer, который открыл ему дорогу в продюсирование пластинок. Созданный им и Биллом Гроуэром лейбл Riverside первоначально занимался переизданием материалов из каталога RCA, который Оррин уже прекрасно знал по работе в журнале… Моя долгая дружба с ним началась, когда в 1961 г. закрылся журнал Metronome, где я был главным редактором, и к Оррину ушла работать моя бывшая секретарша — и порекомендовала ему заказывать мне статьи для обложек дисков. Когда в 63-м внезапно умер его партнёр по Riverside Билл Грауэр и лейбл обанкротился, Оррин уехал в Калифорнию, чтобы работать на Liberty Records, и там ему пришлось научиться водить машину — в Нью-Йорке это умение нужно не всем, а в Калифорнии без машины не обойтись. Я же как раз переехал в Чикаго, чтобы возглавить Down Beat, и тут в городе появляется Оррин и говорит: давай пообедаем, я заеду за тобой на своей машине. Честно сказать, я занервничал. Но оказалось, он стал превосходным водителем! Это был первый наш совместный обед — и следующие шестьдесят лет мы регулярно обедали вместе, потому что оба активно участвовали в работе NARAS, Национальной академии звукозаписи США, и каждый обед начинался с того, что он своим характерным монотонным голосом (он сам называл его «жужжание Кипньюса») заказывал «Столичную» со льдом.

На конференциях Академии Звукозаписи он всегда был очень активен в обсуждениях — и демонстрировал талант, как он выражался, «безошибочного выявления фигни», о каждом случае которого он тут же без обиняков сообщал всем окружающим. Так он заработал титул грубияна, который носил с гордостью.

Именно эта способность мгновенно определять эстетическую значимость музыки сделала его одним из величайших продюсеров золотой эры джаза. Удивительно, что при своей знаменитой грубости он умел дружить с музыкантами — и многие из них были его ближайшими друзьями: пианист Билл Эванс, саксофонисты Кэннонболл Эддерли, Сонни Роллинз, Джимми Хит.

Как удачно, что в поздние годы жизни Оррина он смог снова окунуться в атмосферу 50-60-х, когда лейбл Fantasy купил каталог Riverside и начал широкую программу переизданий лучших продюсерских работ Кипньюса.

Orrin Keepnews, Cannonball Adderley, 1961
Orrin Keepnews, Cannonball Adderley, 1961

ДАЛЕЕ: подробности биографии Оррина Кипньюса, много фото, ВИДЕО  Читать далее «Легендарный продюсер Оррин Кипньюс (1923-2015)»

Американский музыковед просит читателей «Джаз.Ру» помочь ему в изучении джазовой жизни в России

infra

Alex Rodriguez
Alex Rodriguez

В редакцию «Джаз.Ру» обратился аспирант Университета Калифорнии в Лос-Анджелесе (UCLA) Алекс Родригес, который изучает современное джазовое сообщество и среду бытования джаза в России. Алекс планирует в 2016 г. совершить исследовательскую «экспедицию» по РФ, и для подготовки организации этой поездки стремится предварительно изучить ситуацию путём опроса джазовой аудитории в России.

Для этого Алекс Родригес создал в своём блоге специальную страницу на русском языке, где просит ответить (в комментариях на странице или напрямую по электронной почте) на семь сформулированных им вопросов к слушателям джаза, живущим на территории Российской Федерации. Это вопросы именно к аудитории, не к музыкантам — хотя, судя по всему, Алекс будет признателен и за ответы членов музыкантского сообщества.

Журнал «Джаз.Ру» всячески рекомендует Алекса как заслуживающего доверия и компетентного исследователя и просит читателей помочь молодому музыковеду в его работе. В наше непростое время мирные и заинтересованные контакты в области культуры, тем более — джаза, нужно ценить!

Прочитать вопросы Алекса Родригеса к российской джазовой аудитории и ответить на них можно в его блоге.