Россия. Жизнь джазовой кафедры глазами её заведующего: год пятый

infraПришло время написать очередной отчёт перед джазовым сообществом о деятельности кафедры эстрадных оркестров и ансамблей Московского государственного института культуры и искусств (МГИК, бывший МГУКИ). Я уже несколько раз делала это в январях прошлых лет (см. 2013 , 2014 , 2016), но в этом году получился февраль: из суеверия я решила подождать, пока меня переизберут на следующий срок заведовать кафедрой. Переизбрали. До 30 июня 2017, как и большинство зав. кафедрами нашего Факультета музыкального искусства. Прекрасная перспектива. Летом ожидается реорганизация факультета, и пока не ясно, что будет с одиннадцатью музыкальными кафедрами, которые работали десятилетиями (и никому ничего, кроме пользы, от этого не было). Теперь все нервничают, потому что кафедрам не хочется терять своего статуса, объединяться и становиться отделениями. Но, видимо, нашему начальству нужно демонстрировать готовность к деятельности и своё понимание «оптимизации» учебного процесса. Вот что давно пора сделать — это струнников, которые существуют на нашей кафедре, нужно объединить с духовиками в кафедру инструментов симфонического оркестра. Но этот вопрос почему-то уже шестой год не решают, и вся их документация бакалавриата и магистратуры, и все их проблемы продолжают «висеть» на мне.

В каждом своем отчёте я писала о новом начальстве. В минувшем году — та же история. У нас с мая 2016 был новый декан (он же зав. кафедрой духовых оркестров и ансамблей), приглашенный к нам из РАМ им. Гнесиных. Но пока я писала первые абзацы этой статьи, декан успел поменяться. Не обошла нас и мода на привлечение в вузы «медийных лиц» — заведовать кафедрой теории и истории музыки стал Максим Дунаевский, кафедрой эстрадно-джазового пения — Лариса Долина. От комментариев я воздержусь.

Аккредитация, которой всё было подчинено в вузе года два и которая отобрала у всех массу жизненных сил, времени и нервов, прошла в мае, как страшный сон. Наша кафедра миновала её благополучно, а вот духовики, к сожалению, лишились заведующего, Анатолия Леонидовича Дудина. Ему пришлось уйти в другой вуз, а мы потеряли возглавляемые им журнал «Оркестр» (в котором печатались и материалы о джазе) и ежегодные праздники — Оркестрово-хоровые ассамблеи, которые собирали каждый год сотни гостей из разных городов и стран, и мы всегда участвовали в них. Вот что значит потеря только одного зав. кафедрой.

Сохранять состав кафедры становится всё труднее, потому что количество ставок нам постоянно сокращают. Перед нынешним учебным годом сократили три ставки, и, чтобы не потерять педагогов, пришлось почти всем, включая и меня, понемногу сократить нагрузку. Жаль, что пришлось уйти из-за нехватки нагрузки Дмитрию Рыжову — прекрасному музыканту и человеку, преданному ученику основателя кафедры — Евгения Савина (1949-2009). Благодаря ему в 2016 г. в издательстве «Современная музыка» вышли методический альбом Евгения Савина (3-е издание) и две части «Хрестоматии джазовой трубы».

Как всегда — слова искренней благодарности всем педагогам кафедры за самоотверженную работу, особенно совместителям, ведущим самые главные спецпредметы за чисто символическую зарплату. Нас пугают, что совместителей будут сокращать, а всю их нагрузку — передавать штатным педагогам, что и делается уже во многих музыкальных школах и колледжах. Для нас это была бы катастрофа.

Мы очень горды тем, что удаётся не прерывать традицию проведения Российского открытого конкурса молодых джазовых трубачей им. Е.А.Савина. 26 ноября 2016 года прошел седьмой конкурс (см. сообщение в «Полном Джазе 2.0»).

Открытие конкурса, «Фанфара трубачей»: Алексей Москалев (МГИК), профессор Александр Коротеев (член жюри, Минск), его выпускник Александр Чабатарь (Минск), Иван Битков (МГИК)
Открытие конкурса, «Фанфара трубачей»: Алексей Москалев (МГИК), профессор Александр Коротеев (член жюри, Минск), его выпускник Александр Чабатарь (Минск), Иван Битков (МГИК)

ДАЛЕЕ: продолжение отчёта за 2016 заведующей джазовой кафедрой МГИК Зинаиды Карташёвой  Читать далее «Россия. Жизнь джазовой кафедры глазами её заведующего: год пятый»

VII открытый конкурс джазовых трубачей имени Евгения Савина: размышления после финала

Зинаида Карташёва,
зав. кафедрой эстрадных оркестров и ансамблей МГИК
DK

competitionКогда я 26 ноября открывала Седьмой открытый конкурс джазовых трубачей имени Евгения Савина в Московском государственном институте культуры (МГИК), первой моей мыслью была уникальность ситуации: повышенная плотность числа джазовых трубачей на величину площади небольшого зала МГИК. Собралось не менее четырех десятков трубачей (участники, педагоги, члены жюри) с ещё большим диапазоном возраста: от детей младше десяти лет до ветеранов российского джаза — членов жюри. Ну так и конкурс наш единственный в России, да ещё именной. Как тут не поделиться впечатлениями и мнениями?

Не беру на себя авторство идеи конкурса: оно принадлежит Юрию Льноградскому, продюсеру фестиваля «МузЭнерго» в Дубне. Именно он провел там первый конкурс. Остальные шесть уже проводила я. Первые три конкурса были немногочисленными, потому что были рассчитаны на зрелых импровизирующих музыкантов. Потом пришла идея расширить его возрастные рамки, сделать доступным для начинающих трубачей, а затем и тромбонистов. В последний конкурс включена номинация ансамблей трубачей, не стали мы препятствовать и «не очень строго джазовым» программам участников. То есть конкурс стал не только охватывать все грани творческой и педагогической деятельности Евгения Александровича Савина (1949-2009), но и открывать возможности для участия тех ребят, которые скорее всего придут к джазу впоследствии.

Не могу не поблагодарить постоянного председателя жюри последних пяти конкурсов — заслуженного артиста РФ Виктора «Арзу» Гусейнова, неоднократных членов жюри — ветерана отечественного джаза Леонида Янкова и гостя из Минска профессора Александра Коротеева. В жюри 7-го конкурса принимали участие солисты оркестра Игоря Бутмана — трубач Павел Жулин и тромбонист Павел Овчинников.

Те, кто следит за конкурсом (педагоги, члены жюри), довольны прежде всего самим фактом его проведения, его перспективой, все возрастающим количеством участников, повышением исполнительского уровня. В этом году участников было уже больше двадцати. К сожалению, ансамбль трубачей из МГКИ был пока в одиночестве: в другом (из кадетского корпуса при МГИК) заболел участник.

Герман Аветисов (1 премия)
Герман Аветисов (1 премия)

Конечно, джазовые трубачи — это «штучный товар», и некоторые из них участвуют в конкурсе уже по два и даже три раза. Но тем интереснее следить за их творческим ростом. Взрослыми опытными музыкантами стали студенты Московского губернского колледжа искусств класса прекрасного педагога Виктора Котовича: Герман Аветисов, Владимир Бурцев, Владислав Грубов (лауреаты 1-3 премий), очень выросла с прошлого года Вера Олейникова, покорившая всех исполнением баллады «Body and Soul» (лауреат 2-й премии в той же номинации). Мы рады, что к своим нынешним успехам на «Гнесин-джазе» и у нас (Гран-при) Евсевий Григоренко начал готовиться на нашем прошлогоднем конкурсе. Наши гости из Минской ДМШ Кирилл Птуха и Артём Нихайчик стали взрослее и гораздо увереннее в своем исполнении. На более высокую ступеньку поднялся ученик Юлии Маликовой Андрей Чугаев (1-я премия в детской номинации)

Евсевий Григоренко (Гран-При)
Евсевий Григоренко (Гран-При)

Новых участников было больше половины, что тоже не может не радовать. Свое «боевое крещение» прошли первокурсники ГМУЭДИ класса Валерия Букреева и наши кадеты класса Сергея Луценко. Впервые выступали все участники 3-4-й номинаций (студенты и выпускники вузов), среди которых были трубачи из Курска, Твери, Минска. И, хотя выступление трубача (к тому же еще и виолончелиста) Михаила Эунапа, студента духовой кафедры МГИК класса Сергея Луценко, было не совсем в формате конкурса, жюри отдало ему предпочтение за хорошее владение инструментом и музыкальность. Выпускнику Новосибирского колледжа, первокурснику РАМ им. Гнесиных Илье Филатову досталось второе место.
ДАЛЕЕ: участники, победители, перспективы! 
Читать далее «VII открытый конкурс джазовых трубачей имени Евгения Савина: размышления после финала»

Дискуссия о джазовом образовании на выставке MusikMesse Russia 2016: полная видеозапись

Редакция «Джаз.Ру»
фото: Сергей Родионов
LK

infra18 сентября в Культурно-выставочном центре «Сокольники» в Москве в ходе очередной выставки NAMM MusikMesse Russia, в рамках работы впервые организованного на выставке объединённого стенда «Российская джазовая сцена», состоялась панельная дискуссия «Джазовое образование в России: проблемы и перспективы».

После дискуссии модератор и спикеры собрались на стенде «Российская джазовая сцена»: Кирилл Мошков, Евгений Лебедев, Александр Осейчук, Анатолий Кролл, Адам Терацуян
После дискуссии модератор и спикеры собрались на стенде «Российская джазовая сцена»: Кирилл Мошков, Евгений Лебедев, Александр Осейчук, Анатолий Кролл, Адам Терацуян

Спикерами дискуссии выступили профессора Российской Академии музыки Анатолий Кролл и Александр Осейчук, доцент Ростовской государственной консерватории им. Сергея Рахманинова и руководитель джазовой программы Ростовского колледжа искусств Адам Терацуян, а также выпускник РАМ им. Гнесиных и бостонского колледжа Бёркли — пианист Евгений Лебедев. Модератором дискуссии выступил главный редактор журнала «Джаз.Ру» Кирилл Мошков.

Александр Осейчук, Адам Терацуян, Анатолий Кролл, Евгений Лебедев
Александр Осейчук, Адам Терацуян, Анатолий Кролл, Евгений Лебедев

Кроме того, в дискуссии приняли участие специалисты: пианист Алексей Подымкин — зав. отделом Детской музыкальной школы им. Джорджа Гершвина в Москве, саксофонист Антон Румянцев — преподаватель Института искусств МПГУ и др.

Кирилл Мошков, Алексей Подымкин
Кирилл Мошков, Алексей Подымкин

Присутствовало множество действующих преподавателей и музыкантов-исполнителей.

Пианист Дмитрий Илугдин, басист Антон Горбунов, трубач Роман Иванов и другие специалисты в аудитории панельной дискуссии
Пианист Дмитрий Илугдин, басист Антон Горбунов, трубач Роман Иванов и другие специалисты в аудитории панельной дискуссии
Адам Терацуян, Анатолий Кролл, Евгений Лебедев
Адам Терацуян, Анатолий Кролл, Евгений Лебедев
Евгений Лебедев делится сравнительным опытом обучения в РАМ им. Гнесиных и в Berklee College of Music
Евгений Лебедев делится сравнительным опытом обучения в РАМ им. Гнесиных и в Berklee College of Music
Темпераментное выступление профессора А.В. Осейчука
Темпераментное выступление профессора А.В. Осейчука

Предлагаем вашему вниманию полную видеозапись дискуссии «Джазовое образование в России: проблемы и перспективы» (80 мин.):
Часть I

Часть II

Часть III

Деятельность общественной инициативы «Российская джазовая сцена», организовавшей в 2016 г. стенды на выставках Jazzahead! в Бремене  и NAMM MusikMesse Russia в Москве, освещается для международного рынка на англоязычном сайте Jazz-Russia.com.  В ближайшее время планируется запуск и русскоязычной версии сайта.

Адам Терацуян, Анатолий Кролл, Евгений Лебедев
Адам Терацуян, Анатолий Кролл, Евгений Лебедев
Общение продолжилось и после дискуссии: Адам Терацуян и Александр Осейчук
Общение продолжилось и после дискуссии: Адам Терацуян и Александр Осейчук
Общение продолжилось и после дискуссии: Анатолий Кролл и Кирилл Мошков
Общение продолжилось и после дискуссии: Анатолий Кролл и Кирилл Мошков

Марина Виноградова: «Вокальное восхождение. Путевые заметки». Часть вторая

infraОт редакции. Одной из самых востребованных специальностей в джазовой музыке всегда был и остаётся вокал. Именно певцы зачастую становятся своего рода связующими мостиками между музыкой и обычным человеком, делая из него слушателя. Каждый человек в своей жизни хоть раз пытался петь. Однако достичь вершин вокального ремесла дано немногим. Впрочем, говорить о данности, пожалуй, не вполне корректно. Так или иначе, за каждым голосом стоит определённый путь, пройденный его обладателем. При этом под словом «голос» следует понимать не только тембр, привязанный к некоторому диапазону, а гораздо более сложный комплекс, включающий множество элементов: индивидуальность, эмоциональный опыт и даже мировоззрение. Человека, решившего стать певцом, ждёт по сути бесконечное количество ступеней посвящения на пути к недостижимому совершенству. Московская певица Марина Виноградова — одна из тех, кто осмелился начать этот путь. Она согласилась подробно рассказывать в своей мини-рубрике на страницах нашего издания о том, какой опыт ей удалось приобрести, обучаясь вокалу в России и за рубежом. Предлагаем вашему вниманию вторую часть её путевых заметок (первую см. в «Полном Джазе 2.0» от 1 апреля).


Марина Виноградова
фото из архива автора
MV

Начать вторую часть своего повествования мне бы хотелось со слов благодарности моим читателям. Я получила множество откликов и пожеланий. Людей интересуют подробности и технологии обучения. Попробую кратко ответить на часть вопросов.

Поскольку вокальный лагерь в Лос-Анджелесе (см. первую часть моих путевых заметок) работал всего две недели (это норма для интенсивно работающей и сильно занятой Америки, где взять отпуск — большая проблема), да я к тому же была поражена другой музыкальной культурой, то для меня всё прошло в некотором тумане. Или в розовых очках. Отличия от российской практики были во всём, начиная от разделения сфер ответственности и задач между разными вокальными педагогами и заканчивая ежедневным фитнесом, специально «заточенным» под вокалистов. Для меня было непривычно, что мной фактически занимались одновременно пять педагогов.

Во-первых, это был сам Сет Риггс, который задавал общее направление и находил каждому его собственную «фишку». Не секрет, что в отличие от классической музыки, где исполнитель должен быть универсальным, что зачастую приводит к обезличиванию и «отбыванию повинности» на работе в оркестре, в современной музыке твоя ошибка зачастую превращается в твою изюминку. Как не бывает идеально красивых людей, так не бывает идеальных исполнителей. «Неправильности» делают человека неповторимым, как, например, специально зажатый голос.

Во-вторых, это был Сатьям Патель, который ежедневно интенсивно, очень внимательно и очень требовательно занимался со мной техническими моментами, а именно дыханием, фразировкой, динамикой, артикуляцией, сглаживанием регистров и стилевыми особенностями. В каждом стиле есть свои нюансы. Часто мастера одного направления при попытке сделать что-то в другом стиле не уделяют должного внимания его особенностям и закономерно терпят неудачу. Но то, насколько пристальное внимание уделяют отработке стиля американские педагоги, было для меня необычно.

Кроме того, обязательной частью работы над артикуляцией является воспитание ритмической культуры вокалиста. К сожалению, многие педагоги не уделяют должного внимания работе с ритмом. В этом есть вина и наших студентов, которые зачастую не дают себе труд даже выучить текст наизусть. А говорить о ритме, артикуляции или интонировании, когда текст читается с экрана телефона, просто несерьёзно. Многие вокалисты, практикующие работу с «минусáми» (то есть с фонограммой аккомпанемента), привыкают на них «висеть». То есть они совершенно не уделяют внимание внутренней пульсации и ритму, всецело полагаясь на эту «палочку-выручалочку». Но, как правило, первый же опыт работы с живым составом у таких вокалистов оказывается разочарованием. Ведь они привыкли думать, что за ритм отвечает барабанщик, басист, гитарист — да кто угодно, только не вокалист, он ведь творческая личность, «поёт как дышит».

Но в американской традиции вокалист —это нечто большее, чем просто инструменталист. Как правило, он владеет на неплохом уровне как минимум одним инструментом (можно вспомнить Мадонну, начинавшую барабанщицей в группе Breakfast Club, и Стиви Уондера, который сам записал партии всех инструментов для одного из своих альбомов, и это скорее правило, чем исключение). Поэтому и требования к нему выше. Он должен настолько хорошо знать темп, пульс и ритм своей песни, что ни одна даже очень плохая ритм-секция не сможет его сбить…

Возвращаюсь к рассказу о педагогах.

ДАЛЕЕ: продолжение рассказа о педагогах, ответ на вопросы об организационных и финансовых особенностях поездки…  Читать далее «Марина Виноградова: «Вокальное восхождение. Путевые заметки». Часть вторая»

IV Московский открытый конкурс саксофонистов: рассказывает директор Школы им. Дунаевского

Полина Юрченко
фото: Яна Олейникова и студия «Камертон»
PY

infra2 апреля в Детской музыкальной школе им. И.О. Дунаевского прошли гала-концерт и награждение победителей IV Московского открытого конкурса саксофонистов и ансамблей духовых инструментов.

Директор школы, Александр Николаевич Краси, рассказал «Джаз.Ру» о конкурсе и его перспективах.

Александр Краси
Александр Краси

— С 2007 г. конкурс проходит раз в три года. В этом году два конкурсных тура пришлись на период с 26 марта по 1 апреля, а 2 апреля был гала-концерт победителей. Дело в том, что на базе нашей школы ежегодно проходят конкурсы духовых инструментов (кларнет, флейта и саксофон). Но саксофоновый конкурс — наиболее объёмный, потому что в нём есть две номинации: академический саксофон и джазовый саксофон. А с этого года мы ещё ввели ансамблевую номинацию, так как природа духовых инструментов — оркестровая, ансамблевая. Да и вообще, детей притягивает коллектив: это и общение, и интерес. Часто бывает, что для сольных выступлений ребёнок недостаточно технически оснащен, а в оркестре может себя проявить. Это к тому же ещё и дисциплинирует, так как возникает коллективная ответственность.

Изначально, в 2007, у нас была лишь одна номинация — академический саксофон, а участники были в основном из Москвы и Подмосковья. Ситуация значительно улучшилась после второго конкурса в 2010 г Тогда проявил интерес [профессор РАМ им. Гнесиных] Александр Викторович Осейчук, мы поговорили и быстро пришли к выводу, что нам нужен конкурс, который бы проходил в двух номинациях — академический и джазовый саксофон. В этом плане мы были пионерами в нашей стране. На тот момент наш конкурс был единственным, где саксофон был показан в двух ипостасях. Стали приезжать дети из разных уголков России: из Петрозаводска и Барнаула, из Нижнего Новгорода и Североморска. Интерес к конкурсу был большой не только со стороны участников, но и со стороны спонсоров. Первоначально спонсором нашего конкурса была известнейшая французская компания Selmer (Henri Selmer Paris) , которая производит, наверное, лучшие саксофоны на сегодняшний день.

Как вы с ними сумели договориться?

— Мы с Алексеем Волковым ездили в Париж встречаться с главой фирмы, Патриком Сельмером (Patrick Selmer), пообщались, рассказали про наш конкурс. И уже второй конкурс назывался «Сельмер — детям». Компания дарила за «Гран-при» саксофон. Не каждый взрослый конкурс может вручить победителю музыкальный инструмент стоимостью более 1500 евро. Причем тогда обладателем «Гран-при» стала девочка, шедшая по номинации «академический саксофон» — Юлия Биховец из Норильска. Она не раз становилась потом лауреатом международных конкурсов, а началось всё с нашего конкурса. И, видимо, наш пример подвиг Российскую Академию музыки им. Гнесиных на проведение конкурса «Голос саксофона в современном мире». Но мы были первопроходцами, во многом благодаря Александру Викторовичу Осейчуку.

Позже у нас ситуация со спонсорами изменилась. Патрик Сильмер ушел на заслуженный отдых, руководить компанией стал другой человек. Но интерес к нашему конкурсу проявили другие компании. Например, компания Buffet Crampon. На прошлый конкурс они предоставили обладателям «Гран-при» два своих саксофона — и в академической номинации, и в джазовой. В этом году расклад такой же. Мы очень рады, что с нами сотрудничает такая компания. У нас есть и другие спонсоры. В частности, компания «Аваллон», которая уже не первый конкурс нас поддерживает призами (мундштуки, трости, тюнеры), также компания D’Addario (США) и BG France. Есть и совсем новые спонсоры: BAM Cases (чехлы и футляры), «Ателье Гончарова», вручившие 2 сертификата на тюнинг, и «Ателье Вэль» Михаил Порошина, бывшего саксофониста, который предоставил два сертификата (каждый на 15 000 рублей) на починку инструмента в течение года… а кому он достанется, будет определять жюри.

ДАЛЕЕ: жюри конкурса, далеко идущие планы и ПОЛНЫЙ СПИСОК лауреатов и дипломантов конкурса  Читать далее «IV Московский открытый конкурс саксофонистов: рассказывает директор Школы им. Дунаевского»