Люди джаза. Владимир Маганет: «Импровизации к размышлениям» (к 80-летию)

13 февраля отмечает 80-летие Владимир Маганет. Пять лет назад бумажная версия «Джаз.Ру» опубликовала в №1-2013 воспоминания Маганета, который был в 60-е гг. джазовым барабанщиком, активным действующим лицом московской джазовой сцены. С удовольствием делаем их доступными сетевой аудитории. Доброго здоровья и долгих лет жизни, Владимир Соломонович!

Владимир Маганет (фото © Евгений Цукерман)
Владимир Маганет (фото © Евгений Цукерман)

Ещё в 1960-е гг. Владимир Маганет отошёл от активного музицирования и занялся театром. В энциклопедических справочниках он присутствует как доцент кафедры Режиссуры театрализованных представлений Московского университета культуры и искусств, режиссёр-постановщик культурных программ Олимпиады-80 и Дней города в Москве и Сочи. Но те, кто бывает в московском «Джаз-Арт Клубе» или на фестивале «Джаз в саду Эрмитаж», прекрасно знают Владимира Маганета в лицо: это один из самых стойких и преданных джазовых слушателей в Москве, хоть сам он уже почти и не играет (разве что иногда, на джемах). Тем ценнее взгляд на историю московского джазового сообщества, который Владимиру помогли подготовить к публикации Георгий Искендеров (Москва) и Гдалий Левин (Цфат, Израиль).

Владимир Маганет на джеме «Джаз Арт Клуба» в «Эссе» (фото © Леонид Селеменев)
Владимир Маганет на джеме «Джаз Арт Клуба» в «Эссе» (фото © Леонид Селеменев)

Intro. Very Slowly.

Утро 14 января 2010 года. Провожаем в последний путь большого музыканта, советского, российского джазового корифея Георгия Гараняна. В голове сумбурный поток мыслей — философствования о смысле жизни и уходе из неё, перемежающиеся с фрагментами тем «Django», «I Remember Clifford», гараняновской «Баллады».

Как это ни прозаично, но неумолимо наступает период жизни, когда поводом для встреч старых знакомых чаще всего становятся чьи-то похороны. Вот и здесь я встретил очень многих дорогих мне людей, музыкантов, любителей джаза, с которыми в последнее время, к сожалению, встречался редко. Это вполне естественно — я давно уже не практикующий барабанщик. Но всю свою сознательную жизнь моим «способом мышления» был и остаётся «all that jazz» (не суета, но жизненное кредо).

«Джаз, как образ жизни» — таким было подсказанное мной название телевизионного цикла передач, задуманного и реализованного Еленой Трофимовой — дочерью моего друга и коллеги, именитого гитариста и просветителя, народного артиста России Алексея Кузнецова.

Елена Трофимова и Алексей Кузнецов. Рязань, филармония, 2008 г. Фото © Людмила Васильева
Елена Трофимова и Алексей Кузнецов. Рязань, филармония, 2008 г. Фото © Людмила Васильева

Но эта программа не ставила задачу ответить на вопрос: как, почему вдруг, не спрашивая разрешения, джаз входит в наше бытие и становится вторым Я.

Theme. In bluesy mood.

Болезнь, вызванная вирусом джаза, неизлечима. Симптомы её разнообразны и в большей части индивидуальны. Несмотря на то, что подавляющая часть человечества обладает иммунитетом к этому вирусу, «недуг» этот не обошёл меня стороной и основательно повлиял на многие стороны моего бытия. Поэтому я на пороге юбилея, размышляя о прожитом, вспоминая, сопоставляя и анализируя, начинаю свои импровизации на тему «Jazz is The Credo of My Life».

Movement One. Shuffle boogie.

Далёким летом 1954 года судьба свела меня с молодыми людьми, которые приобщались к джазу по незабываемым радиопередачам легендарных комментаторов «Голоса Америки» Мари Силиберти (Marie Ciliberti) и Уиллиса Коновера (Willis Conover).

Мы тогда с дворовыми ребятами увлекались танцами. Однажды мой сосед по району Таганка, живший на Воронцовской улице в доме 1/3, взял меня с собой как приятеля-созерцателя на танцверанду в подмосковный парк «Кусково». Это был аккордеонист Боря Вейц, позже в публичной деятельности — под именем Борис Савельев — известный композитор, музыкальный редактор воскресной юмористической программы «С добрым утром» Всесоюзного Радио, один из редакторов детской передачи «Радионяня».

Боря очень хорошо владел инструментом. И это он открыл для меня передачи «Time For Jazz», «Jazz Hour», «Джаз для коллекционеров» и связанные с ними имена сотрудников радиостанции «Голос Америки». Между прочим, позднее он первый в Советском Союзе ввёл в джазовый ансамбль флейту.

В Кусково я поехал не просто так, а «по делу» — Боря сказал, что там будут играть очень хорошие музыканты. В «составе» оказались разные по социальному положению ребята: студенты вузов — тенор-саксофонист Алексей Зубов (МГУ) и начинающий (на танцах играл на гитаре и аккордеоне) Константин Бахолдин (МЭИС); трубач-стиляга Георгий «Жора» Гутман с коком на голове и «манкой» — белой толстенной микропористой подошвой ботинок, венчающих снизу брюки дудочкой с широкими отворотами; особенно экзотично для танцверанды выглядел молодой элегантный барабанщик Алик Черников, приехавший в чёрной «паре» — смокинг и брюки, белая рубашка, бабочка и чёрные лакированные туфли. Так выглядел мой отец, гобоист Соломон Маганет, когда уезжал на выступления с Эстрадным оркестром п/у Виктора Кнушевицкого. Продвинутая, по стандартам 50-х гг., техника игры Алика на барабанах вкупе с его артистизмом, его приличная (по тем временам) ударная установка сразили меня, и определили на будущее мой музыкальный инструмент. Это потом я понял, что стиль, манеру игры и поведения он перенял от Бориса Матвеева, одного из лучших барабанщиков того времени.

Борис Матвеев. Москва, 2005. Фото © Павел Корбут
Борис Матвеев. Москва, 2005. Фото © Павел Корбут

ДАЛЕЕ: продолжение воспоминаний Владимира Маганета  Читать далее «Люди джаза. Владимир Маганет: «Импровизации к размышлениям» (к 80-летию)»

Из истории российского джаза. 70 лет назад оркестр Олега Лундстрема приехал в СССР из Китая

В ноябре есть несколько памятных дат, связанных с историей российского джаза. Главная — ноябрь 1947: именно в это время вагон с участниками оркестра Олега Лундстрема, репатриировавшимися из Китая, прибыл на вокзал Казани. Точнее, эту дату мы видим на документе репатрианта Олега Лундстрема: пересёк границу на контрольно-пропускном пункте Находка 24 октября 1947, прибыл в Казань 15 ноября 1947. Более трёх недель потребовалось репатриантам, чтобы через всю истощённую войной страну в вагонах-теплушках добраться до столицы Советской Татарии, назначенной им советскими властями для проживания, но музыканты и их семьи перенесли это путешествие со всей стойкостью.

Документ о репатриации Олега Лундстрема, 1947
Документ о репатриации Олега Лундстрема, 1947

Подробнее об истории лундстремовского оркестра, о том, как молодые советские граждане создали его в 1934 г. в Харбине (Китай), как оркестр позднее перебрался в самый космополитичный порт Китая — Шанхай, как в 1947 г. в полном составе с жёнами и детьми отправился на Родину и как Родина встретила русских джазменов-шанхайцев, можно прочитать в трёхчастной публикации «Джаз.Ру» — см. «Синкопы джазовой судьбы. Очерк творческого пути Олега Лундстрема и его оркестра (к 100-летию)»: часть 1, часть 2, часть 3.

Оркестр Олега Лундстрема в Шанхае в 1945
Оркестр Олега Лундстрема в Шанхае в 1945, за два года до репатриации.
Слева направо, первый ряд: Л. Главацкий, В. Деринг, Л. Шерман, И. Лундстрем, Вл. Серебряков — саксофоны, О. Козлов — гитара, О. Лундстрем — дирижёр; второй ряд: А. Миненков, И. Бондарь, В. Осколков, А. Маевский — тромбоны; третий ряд: Г. Баранович, В. Добровольский, Вит. Серебряков, О. Осипов, А. Котяков — трубы, З. Хазанкин — ударные, А. Гравис — контрабас, Ю. Модин — ф-но.

Так случилось, что именно сейчас у нас появилась возможность увидеть уникальный киноматериал, посвященный «шанхайцам». Это документальный фильм, снятый в 1993 году, когда многие из легендарных музыкантов и их друзей были ещё живы.
ДАЛЕЕ: смотрим уникальный документальный фильм о «шанхайцах»  Читать далее «Из истории российского джаза. 70 лет назад оркестр Олега Лундстрема приехал в СССР из Китая»

«Джаз.Ру». Избранное: Диззи Гиллеспи — 100 лет со дня рождения. Щёки и труба

21 октября 2017 исполнилось 100 лет со дня рождения одного из величайших джазовых трубачей XX столетия — Диззи Гиллеспи. Он прожил 75 лет, успев невероятно много — вместе с саксофонистом Чарли Паркером в 40-е годы произвести революцию в джазе, породив новый стиль, бибоп, ставший во второй половине века основной современного джазового языка; записать десятки эпохальных пьес и альбомов, вошедших в золотой фонд джаза; создать несколько малых составов и биг-бэндов, каждого из которых довольно было бы для увековечивания памяти менее значимого музыканта; и, наконец, олицетворить собой собирательный образ «головокружительного» (dizzy) джазмена: берет, маленькая острая бородка, очки, пение скэтом — salt peanuts! salt peanuts! — и щёки, конечно же, неподражаемые щёки Диззи, о которых речь ниже.

Dizzy Gillespie
Dizzy Gillespie

«Джаз.Ру» с удовольствием делает доступным для сетевой аудитории двойной текст, написанный в 2007 г. к 90-летию со дня рождения Диззи для бумажного издания «Джаз.Ру» №7-2007. Текст актуализирован для 2017 г.


О Гиллеспи не слишком много написано и/или издано по-русски, что странно: роль его никак не меньше, чем роль Паркера или другого легендарного трубача, Майлза Дэйвиса. Жизнь Диззи ещё ждёт русскоязычного биографа или переводчика. Вот восемь фактов для его будущей биографии на русском языке:

  • Диззи Гиллеспи выступил в самом престижном концертом зале США, нью-йоркском Карнеги-Холле, 32 раза. Назначено было и 33-е выступление — в день его 75-летия, однако Диззи был уже смертельно болен, и вместо него выступили его друзья и ученики: многолетний партнёр по малым ансамблям и биг-бэндам саксофонист Джеймс Муди; трубач Джон Фэддис; кубинский саксофонист Пакито Д’Ривера и др.
  • Звезда Диззи Гиллеспи находится на Аллее Славы возле дома 7057 по Голливудскому бульвару в Лос-Анджелесе.
  • В 1989 г. Диззи дал 300 концертов в 27 странах мира и 31 штате США, был коронован племенным вождём в Нигерии, получил 14-ю в своей жизни степень почётного доктора (на этот раз от бостонского музыкального колледжа Бёркли), степень командора Ордена изящных искусств и словесности Французской Республики и премию «Грэмми» за заслуги в течение всей жизни.
  • Годом позже он единственный раз в жизни выступил в Москве, в ГЦКЗ «Россия».
  • В 1964 г. Диззи Гиллеспи сам себя выдвинул кандидатом в президенты США. Его предвыборная программа включала обещание в случае его избрания переименовать Белый дом в «Блюзовый дом», назначить генеральным прокурором США главу «Организации афроамериканского единства» Малколма Икс, директором Центрального разведывательного управления — трубача Майлза Дэйвиса, а слепого певца Рэя Чарлза — директором Библиотеки Конгресса. Пресс-конференция по случаю выдвижения Диззи в президенты состоялась в Голливуде перед джаз-клубом Shelly’s Manne-Hole, принадлежавшим барабанщику Шелли Мэнну. Собрать деньги на президентскую кампанию не удалось, поэтому Диззи вышел из «президентской гонки» задолго до дня голосования.
Фото из материалов президентской кампании Диззи Гиллеспи, 1964
Фото из материалов президентской кампании Диззи Гиллеспи, 1964

ДАЛЕЕ: продолжение истории Диззи Гиллеспи, его щёк и трубы  Читать далее ««Джаз.Ру». Избранное: Диззи Гиллеспи — 100 лет со дня рождения. Щёки и труба»

Джазовый фотохудожник Владимир Садковкин: «Джаз — моя жизнь». К 80-летию

Валерий Коннов VK

19 октября отметил 80-летие Владимир Тихонович Садковкин.

Владимир Садковкин (фото © Павел Корбут, 2011)
Владимир Садковкин (фото © Павел Корбут, 2011)

Когда один из наших общих друзей сообщил мне недавно о предстоящем столь солидном юбилее Володи, я поверил в это с трудом! Мы познакомились в 1984 году на фестивале в Витебске и с тех пор общались на разных московских мероприятиях и в джаз-клубах. Честно говоря, я как-то не задумывался о его возрасте, хотя знал, что он свидетель джазовой истории и один из летописцев отечественного джаза. Выглядит он, по-моему, младше своих лет, а в общении прост и всегда доброжелателен.

Владимир Садковкин и одна из его работ. Фото 1960-х гг.
Владимир Садковкин и одна из его работ. Фото начала 1970-х гг.

Мне захотелось поподробнее узнать об этом замечательном, талантливом и очень скромном человеке.

Владимир Садковкин — москвич, уроженец Арбата: родился в знакомом каждому москвичу старше 40 роддоме №7 им. Грауэрмана (в то время на Большой Молчановке). После средней школы окончил техническое училище, работал токарем на режимном заводе. Затем окончил Московское художественно-промышленное училище им. М.И. Калинина (1958-1963). До ухода на пенсию работал ведущим дизайнером Специального художественно-конструкторского бюро. Член Союза дизайнеров СССР. До 1968 года проживал в подвале «Дома с рыцарями», что на Арбате, 35, напротив Государственного академического театра им. Евгения Вахтангова.

Арбатская комната Володи была увешана его картинами. Цвет одной стены был разграничен по диагонали, поверх которой тон был светло-голубым, а под ней — синим. Здесь красовалась пространственная композиция: диагональ стены делила участок, ограниченный огромной пустой рамой из широкого деревянного багетника; на синем был пришпилен маленький жёлтый бумажный кораблик с чёрными парусами. Эта инсталляция приводила в восторг фланирующую по Арбату многочисленную джазовую и околоджазовую богему — сюда забредали друзья, знакомые, знакомые знакомых с пластинками, подругами, горячительным, преодолевая мощный заслон бабки Соловьихи, комната которой была первой от входной двери в коммунальную квартиру.

Бацилла джаза попала во Владимира Садковкина, когда другой фотограф и музыкант — Юрий Нижниченко — привел его в кафе «Молодёжное» [один из первых московских джаз-клубов 60-х. — Ред.]. Это было решающее событие в жизни юного выпускника художественно-промышленного училища, оно определило смысл его творческих исканий и устремлений. В то время Володя был обладателем радиолы «Кама», позже — «Ригонда», магнитофона «Днепр-10», около 800 патефонных пластинок и кучи магнитофонных катушек с джазовой музыкой различных стилей. Он много слушал джаз, много фотографировал и создавал художественные образы музыкантов, представляя их живописные портреты и композиции.

1959, ДК «Энергетик» на Раушской наб. Игорь Берукштис — b, Идрис Сулейман — tp, Александр Гореткин — dr, Георгий Гаранян — as, Алексей Зубов — bs; джем-сешн.
1959, ДК «Энергетик» на Раушской наб. Игорь Берукштис — b, Идрис Сулейман — tp, Александр Гореткин — dr, Георгий Гаранян — as, Алексей Зубов — bs; джем-сешн.

В 1959 году, начав осваивать фотографию с фотоаппаратом ФЭД-2, Володя появляется в первом московском джаз-клубе в ДК «Энергетик» на Раушской набережной, 5. На открытии клуба выступал нью-йоркский джаз-квартет трубача Идриса Сулеймана. Память об этом событии — Володины любительские снимки.

1959, ДК «Энергетик» на Раушской наб. Леонард Орлов — dr, Сергей Березин — ts, Михаил Цуриченко — bs, Николай Брызгунов — tp; репетиция перед выступлением.
1959, ДК «Энергетик» на Раушской наб. Леонард Орлов — dr, Сергей Березин — ts, Михаил Цуриченко — bs, Николай Брызгунов — tp; репетиция перед выступлением.

К этому же событию Володя подготовил свой первый джазовый плакат. В дальнейшем он занимается художественным оформлением (плакаты, заставки, эмблемы, программки, значки) первых московских джаз-фестивалей — «Джаз-62, -65, -67, -68», а также проводимых в 70-80-х г.г. в московской Студии музыкальной импровизации в ДК «Москворечье» (ныне Московский колледж импровизационной музыки).

Афиша работы Владимира Садковкина, 1977
Афиша работы Владимира Садковкина, 1977

ДАЛЕЕ: продолжение рассказа о юбиляре  Читать далее «Джазовый фотохудожник Владимир Садковкин: «Джаз — моя жизнь». К 80-летию»

Монкология для начинающих. Пианист и композитор Телониус Монк: к 100-летию со дня рождения

10 октября 2017 исполнилось 100 лет со дня, когда родился великий джазовый музыкант — пианист Телониус Монк. «Джаз.Ру» с удовольствием делает доступным для сетевой аудитории биографический очерк о Монке, который к 90-летию со дня его рождения подготовил для бумажного «Джаз.Ру» №7-2007 наш постоянный автор Николай Шиенок. Текст актуализирован для 2017 г.


Николай Шиенок,
фото: архив «Джаз.Ру»
NS

«…произведения Монка были для меня объектом тщательного исследования. К концу 50-х я закончил анализировать его музыку и был готов к встрече с ним. И это, наконец, произошло. Мы встретились в одном из амстердамских ночных клубов, и у нас был абсолютно сюрреалистический разговор. Я сидел со своей женой, а на столе стояла целая батарея напитков. Я увидел Монка и предложил посидеть с нами. Монк посмотрел на напитки и сразу согласился. Он сел в середину между нами. Я начал задавать ему разные вопросы о музыке, а он переадресовывал их моей жене, которая отвечала, что ничего не понимает… а мне говорил, что не понимает, о чём я спрашиваю. В конце концов я сказал: «Мистер Монк, а почему вы не играете «Criss Cross», которую записали 12 лет назад?» А он мне в ответ: «Criss Cross… Criss Cross… что-то я такой не помню…» — тогда я подошёл к роялю и сыграл её в точности, как она была записана, а потом вернулся к нашему столику и посмотрел на Монка. Но он был невозмутим: «Да, — говорит, — что-то припоминаю».

Из интервью нидерландского пианиста Миши Менгельберга екатеринбургскому радиоведущему Геннадию Сахарову, «Полный джаз 1.0», #43-2002

Thelonious Monk
Thelonious Monk

За окном стремительно катится к закату осенний день, сквозь который тут и там ещё проступают редкими яркими пятнами желто-красные кроны озябших деревьев. Самое время поставить на проигрыватель пластинку с этой самой «Criss Cross», плеснуть себе немного чего-нибудь покрепче (straight, no chaser! — в переводе монковская мелодия называется буквально «неразбавленный и без закуски». — Ред.) и в унисон звукам музыки приступить к сумбурным прихрамывающим размышлениям на тему «Монк как воля и представление».

Кажется, мы знаем о Монке всё. Но иногда — наоборот: кажется, что нам ничего о нём не известно. Этот парадокс настолько же органичен в приложении к Монку, как и все мифы, несообразности и несуразности, продолжающие витать вокруг его личности и его музыки.

Thelonious Sphere Monk
Thelonious Sphere Monk

Телониус Сфиэр Монк (Thelonious Sphere Monk, 1917-1982) был, наверное, самым непостижимым джазовым музыкантом прошлого века. По-прежнему загадочной остаётся его последовательная и невозмутимая приверженность собственной угловатой манере игры на фортепиано, несмотря на то, какое неприятие и даже оторопь она вызывала у многих музыкантов и слушателей. Эрик Найсензон в одной из своих книг вспоминает слова собственного отца, услышавшего игру Монка: «Четырёхлетний ребёнок и то лучше сыграет». И в этом своём мнении он до сих пор остаётся далеко не одиноким. Манера игры Монка и сейчас, спустя четверть века после его смерти, раздражает немалое количество людей. Бытует даже мнение, что именно ограниченные технические возможности Монка как пианиста заставили его, подобно Майлзу Дэйвису, выработать свой особый стиль, обратив недостатки в достоинства.
ВИДЕО: Thelonious Monk — «’Round Midnight» (1947)

ДАЛЕЕ: продолжение биографического очерка о Телониусе Монке  Читать далее «Монкология для начинающих. Пианист и композитор Телониус Монк: к 100-летию со дня рождения»