VIII фестиваль-конкурс «Остров Джаз», Уфа: впечатления, события, беседы с участниками

Анастасия Крылова
Фото автора
AK

В декабре 2017 в Уфе, столице Республики Башкортостан, прошло важное музыкальное событие: состоялся очередной, уже VIII открытый всероссийский фестиваль-конкурс «Остров Джаз».

Идея возникновения проекта «Остров Джаз» принадлежит народному артисту Республики Башкортостан саксофонисту Олегу Кирееву и уходит корнями в эпоху 70-х годов XX века. Именно тогда Олег Киреев совместно с Ириной Остин (ныне заслуженная артистка Башкортостана, джазовая певица, солистка джаз-квартета «Уфа») впервые задумались о создании творческой площадки, на которой молодые музыканты могли бы свободно играть джаз. Реализовать проект стало возможно только спустя несколько десятилетий. Только в 2010 году на сцене Национального молодёжного театра Республики Башкортостан был впервые проведён фестиваль-конкурс «Остров Джаз».

Гала-концерт конкурса «Остров Джаз», декабрь 2017
Гала-концерт конкурса «Остров Джаз», декабрь 2017

Сейчас, по прошествии семи лет, «Остров Джаз» окреп и стал для уфимцев ожидаемым музыкальным мероприятием со своими традициями. С каждым годом увеличивается количество участников: если в первом фестивале соревновались лишь единицы, то в 2017 в Уфе собралось около сотни молодых музыкантов. Надо отметить и то, как расширилась география мероприятия: из сугубо уфимского фестиваль переквалифицировался во всероссийский. На 8-й фестиваль приехали молодые музыканты из крупных городов и районов Республики Башкортостан (Октябрьский, Салават, Стерлитамак и др.), а также из Самары, Тольятти, Казани.

Гала-концерт конкурса «Остров Джаз», декабрь 2017
Гала-концерт конкурса «Остров Джаз», декабрь 2017

Конкурс проходил 14 и 15 декабря в четырёх номинациях: солисты-инструменталисты; инструментальные ансамбли; солисты-вокалисты и вокальные ансамбли в разных возрастных категориях — от учеников ДМШ до студентов и преподавателей ССУЗов и ВУЗов. Конкурсная часть фестиваля, по традиции, завершилась заключительным гала-концертом, на котором выступили лауреаты.

Арт-директор фестиваля Азамат Хасаншин вручает лауреатам дипломы
Арт-директор фестиваля Азамат Хасаншин вручает лауреатам дипломы

Особенным подарком для посетителей и участников фестиваля «Остров Джаз» в 2017 г. стало участие в концертной и образовательной программе двух молодых музыкантов, уже достойно проявивших себя на мировых сценах. Это Лео де Паула (Léo de Paula, ударные инструменты, Бразилия) и Анна Колчина — певица, работающая в Санкт-Петербурге. Помимо концертных выступлений, они поделились с молодыми музыкантами республики и участниками конкурса знаниями и навыками на мастер-классах, проведённых в стенах Уфимского государственного института искусств.

Мастер-класс Анны Колчиной
Мастер-класс Анны Колчиной

Первой стала встреча с Лео де Паула, в котором, как отметил бессменный арт-директор всех прошедших фестивалей доцент УГИИ Азамат Хасаншин, «совместилось прочное академическое музыкальное образование и этнические традиции своей страны». Об уровне музыкального таланта Лео говорит и то, что он с успехом выступал на престижных джазовых сценах: в его послужном списке — Карнеги-Холл (Нью-Йорк), КЦ им. Илие Колараца (Белград, Сербия), Палейскерк (Гаага, Нидерланды), Пёрселл-Рум (Лондон, Англия). Бразильский музыкант является участником международной группы Camerata Brasil / Vale Música, которая занимается соединением классической музыки с аутентичными тембрами и ритмами Бразилии.

Лео де Паула (справа) проводит мастер-класс
Лео де Паула (справа) проводит мастер-класс

В рамках своего мастер-класса он познакомил российских коллег с традицией центральных штатов Бразилии. Будучи подлинной наследницей двух великих традиций — португальской и африканской, привезённой африканскими рабами, в основном из Южной Африки (в первую очередь — из Анголы), бразильская музыка поражает своей оригинальностью. Необычный для европейца подход к звуку и музыкальному времени, выявляющемуся в постоянном свободном движении («плавании») сильной доли; большая интенсивность музыкальных событий на единицу времени — пока всё это мало знакомо российским музыкантам. Именно поэтому подобные мастер-классы особенно важны для джазовой молодёжи в процессе познания мировой музыки.

Лео привёз с собой перкуссионные инструменты и ноты
Лео привёз с собой перкуссионные инструменты и ноты

ДАЛЕЕ: продолжение репортажа, интервью Лео де Паула и Анны Колчиной  Читать далее «VIII фестиваль-конкурс «Остров Джаз», Уфа: впечатления, события, беседы с участниками»

В новом клубе Yota Arena возобновится фестиваль джазовых прочтений песен «Битлз» — Beatlomania

В начале 2018 года в Москве открылась новая концертная площадка Yota Arena, расположенная недалеко от метро «Тимирязевская». 19 января в её необычных интерьерах с элементами «стимпанка» и «хайтека» пройдёт фестиваль «Битломания».

Фестиваль Beatlomania, хорошо знакомый столичным поклонникам знаменитой ливерпульской четвёрки, на этот раз проходит по случаю отмечаемого 16 января Всемирного дня The Beatles, учреждённого ЮНЕСКО в 2001 г. Дата праздника имеет символическое значение. 16 января 1957 года в Ливерпуле открылся клуб The Cavern, в котором группа начинала путь к славе. В этот же день, 16 января 1964 года, песня «I Want To Hold Your Hand» впервые заняла первое место в американском хит-параде. На фестивале «Beatlomania» в Yota Arena джаз-болельщиков и битломанов снова ждут новые музыкальные открытия, интересные акустические впечатления и свежие музыкальные эксперименты.

POSTER

Фестиваль «Битломания» (по-английски организаторы пишут его не так, как это слово принято писать — Beatlemania — а подчёркнуто «по-русски» Beatlomania) — «джазовый фестиваль, ведь он представляет только джазовые прочтения музыки The Beatles», — писал «Джаз.Ру» после первой «Битломании», которая состоялась в Клубе Игоря Бутмана в марте 2010 года.

Восемь лет спустя на сцене со своими версиями хитов The Beatles выступят: Владимир Нестеренко и его квартет, Simply Band feat. Polina Zizak и группа ASET. На уникальном видеоэкране разрешением 4К и площадью 100 кв.м. на Yota Arena выступления музыкантов будет сопровождать тематический видеоряд.

Свободный вход для зрителей на все январские концерты, которые проходят в выходные дни в Yota Arena — вполне весомый повод познакомиться с новой площадкой в ходе фестиваля, который несколько лет назад ещё в Клубе Игоря Бутмана начал проводить нынешний глава международных проектов Igor Butman Music Group Роман Христюк.

Фестиваль Beatlomania в Yota Arena пройдёт при поддержке сайта Beatles.ru.
19 января, 20:00. Yota Arena: м. Тимирязевская, Дмитровское шоссе, 27к1.
Вход свободный, количество мест ограничено. Резерв столов: +7(495)211-5999




Репортаж «Джаз.Ру». В Тарту и Нарве на востоке Эстонии в седьмой раз прошёл фестиваль IdeeJazz

Кирилл Мошков,
редактор «Джаз.Ру»
(текст, фото, видео)
CM

Фестиваль IdeeJazz проводится в восточной части Эстонии уже не первый год (точнее — седьмой), но только в 2017 г. он вышел за пределы своей колыбели — старинного университетского города Тарту — и теперь проводится параллельно в двух городах: с 8 по 11 ноября концерты «ИдеяДжаза» шли одновременно и в Тарту, и в самом восточном из эстонских городов — Нарве, которая находится на самой границе с Россией.

Выбор второго города не случаен. Продюсер фестиваля, гитарист и музыкальный педагог Олег Писаренко, родился и вырос именно в Нарве. Более того, даже после того, как он переехал в Тарту, где живёт и сейчас, он не оставил родную Нарву. Как продюсер, Писаренко дважды в месяц проводит джазовые концерты в Тарту под маркой Tartu Jazzklubi, а с осени 2013 ещё два раза в месяц проходят концерты Narva Jazzklubi (Нарвского джаз-клуба), которые также организует Олег.

Олег Писаренко на сцене Национального музея Эстонии в Тарту
Олег Писаренко открывает фестивальный концерт на сцене Национального музея Эстонии в Тарту

Для вашего корреспондента VII фестиваль IdeeJazz начался в Нарве, потому что туда проще всего попасть из Москвы — каждое утро в Нарву приходит весьма удобный поезд из российской столицы. При этом многие артисты выступали и в Нарве, и в Тарту, и расписание фестиваля было составлено таким образом, что, посмотрев первые два дня в Нарве, а третий и четвёртый дни — в Тарту, можно было увидеть практически всех, кто был приглашён играть на «ИдееДжаза».

Нарва. Здание музея (бывшая шведская крепость). На заднем плане виднеются укрепления русской крепости Ивангород на российском берегу реки Наровы.
Нарва. Здание музея (бывшая шведская крепость). На заднем плане виднеются укрепления русской крепости Ивангород на российском берегу реки Наровы.

Недавно в Эстонии сменился политический ландшафт; новые политические силы больше внимания обращают на развитие Ида-Вирумаа — восточного уезда на границе с Россией, который за четверть века второй эстонской независимости стал самым депрессивным регионом балтийской республики. Нарва, на 95% русскоязычная, с 1992 г. потеряла почти четверть населения — часть уехала в Россию (в городе и сейчас 35% населения — граждане РФ), часть — в центральные районы Эстонии или вообще в другие страны Евросоюза. Только сейчас на Нарву обратили внимание, поняв, что это не только дальний медвежий угол на границе с Россией — это, если смотреть с восточной стороны, первый город Евросоюза для тех, кто въезжает в Эстонию через российскую границу, и этот город имеет возможность стать уникальным культурным мостиком между соседями, официальные отношения между которыми в последние десять лет далеки от дружественных. В Нарве много проектов культурных мероприятий, в том числе планируются и совместные эстонско-российские. Появление в 60-тысячном городе, кроме джазовых концертов пару раз в месяц, ещё и четырёхдневного джазового фестиваля вполне укладывается в эту тенденцию.

New Rotterdam Jazz Orchestra
New Rotterdam Jazz Orchestra

8 ноября первый концерт в обширном холле новом здании Нарвского колледжа Тартуского университета открыл коллектив из Нидерландов — New Rotterdam Jazz Orchestra, биг-бэнд модного сейчас в европейских странах «стоячего» формата. В таком оркестре все музыканты, кроме барабанщика, стоят — а не сидят по секциям (саксофоны-тромбоны-трубы), как в традиционном джазовом биг-бэнде. Поэтому, хотя в «Новом роттердамском джаз-оркестре» 12 участников, как во многих традиционных биг-бэндах, его с таким же успехом можно назвать большим инструментальным ансамблем — тем более, что в обширном конферансе одного из старших участников коллектива было заявлено, что это не биг-бэнд, а «квартет саксофонов плюс квинтет медных инструментов с ритм-секцией — и всё это за гонорар одного ансамбля».

New Rotterdam Jazz Orchestra
New Rotterdam Jazz Orchestra

Честно сказать, ваш корреспондент остался не вполне заинтересован выступлением голландского оркестра, и не в последнюю очередь именно из-за конферанса. Дешёвые шутки, наполненные плохо скрытой неприязнью к иноязычной аудитории и вращающиеся вокруг шаблонных культурных стереотипов, оказались вполне достойны музыкальной палитры ансамбля, в которой небезынтересный авторский материал часто оказывался затуманен неточным интонированием в групповой игре (в том числе — неожиданно — у основного солиста-трубача, написавшего первую, сложную трёхчастную пьесу), безжизненными школярскими соло и вялой, рыхлой игрой барабанщика. Музыкальный материал представлял собой изощрённые аранжировки сложных, но трудно запоминающихся композиций, перемежаемые импровизациями, единственное достоинство которых заключалось в том, что они были короткие. Простите, не сдержался.

Sebastian Studnitzky - KY Organic
Sebastian Studnitzky — KY Organic

Зато совершенно иное ощущение оставил германский трубач и клавишник Себастьян Штудницки (Sebastian Studnitzky; в России его часто именуют «Студницки», но по-немецки его фамилия произносится Штудницки. — Ред.) и его новый квартет с программой нового альбома «KY Organic». Себастьян, пожалуй, знаком российским читателям лучше многих немецких джазменов, и не только потому, что он играл в популярных проектах — исландской фьюжн-лаунж группе Mezzoforte и берлинском диджейском конгломерате Jazzanova, и даже не потому, что он начал выступать в России со своими проектами ещё в конце 1990-х. Дело в том, что с тех самых пор он регулярно участвует в проектах казахстанско-российской группы «качественной поп-музыки» — «А-Студио», с которой познакомился при анекдотических обстоятельствах: в самарском аэропорту, откуда не мог улететь, потому что потерял российскую визу, которая в те годы вкладывалась в паспорт в виде отдельного листка (см. интервью Себастьяна Штудницки нашему изданию) . Вот и после выступления на «ИдееДжаз» молодые участники квартета отправились домой в Германию, а Штудницки — в Москву, участвовать в концерте в честь 30-летия «А-Студио».

ДАЛЕЕ: продолжение репортажа с фестиваля IdeeJazz, более 30 фото, три видео!  Читать далее «Репортаж «Джаз.Ру». В Тарту и Нарве на востоке Эстонии в седьмой раз прошёл фестиваль IdeeJazz»

Tampere Jazz Happening-2017: как это было. Впечатления от «самого смелого фестиваля Европы»

Валерий Булавкин
Фото: Ольга Журавель, Maarit Kytöharju, Jyrki Kallio
VB

Я люблю жить в отелях. Более точное слово «останавливаться» выявляет потаённый смысл действия, а точнее, бездействия — пауза в вечном колесе нашей беличьей жизни. Провидение помещает тебя в экспериментальную среду, как какой-нибудь микроорганизм, и смотрит, как ты будешь взаимодействовать в этот временном вакууме с такими же, как ты, случайными постояльцами, и — с самим собой. Это тот нечастый случай, когда человек в комфортных условиях предоставлен своим мыслям и ощущениям. Замыленная оптика повседневности вдруг проясняется, и ты застываешь в отрешённости, пытаясь осмыслить происходящее.

Для вашего покорного слуги в один из дождливых ноябрьских уикендов провидение выступило в виде журнала «Джаз.Ру», а питательной средой стал фестиваль Tampere Jazz Happening, собравший музыкантов из множества стран в небольшом финском городе уже в тридцать шестой раз — как раз в тот год, когда Европейская Джазовая Сеть наградила фестиваль своей премией «За самую смелую программу».

TAMPERE JAZZ HAPPENING AMBIENCE

Концерты проходили в превосходно оборудованном культурном центре с отличными сценами: одна — побольше, где-то на 1200 зрителей, другая — поменьше. Это здание бывшей российской таможни, построенное ещё в начале прошлого века, идеально подходит как для разнообразных концертов, так и для размышлений о сложном переплетении исторических судеб Финляндии и России, ровно столетие назад перевернувшей мир Октябрьским хэппенингом, после чего начался такой джаз, что мало никому не показалось. Между прочим, в Тампере есть и музей Ленина, в том самом помещении, где, по некоторым сведениям, впервые пересеклись пути Ильича и Виссарионыча, уже запущенных к тому времени матушкой Клио на политическую орбиту.

Pakkahuone — бывшая царская таможня в Таммерфорсе, промышленном центре Великого княжества Финляндского
Pakkahuone — бывшая царская таможня в Таммерфорсе, промышленном центре Великого княжества Финляндского, ныне центральная площадка джазового фестиваля

Другой пласт этой символики в том, что была ведь ещё одна «Октябрьская революция», на этот раз в истории джаза — именно так называлась серия концертов в Нью-Йорке осенью 1964 года, давшая мощный импульс фри-джазовому движению. Идеология «Тампере Джаз Хэппенинга» (далее — ТДХ) во многом наследует этому событию — на фестиваль приезжают и музыкальные радикалы (Эван Паркер), и звёзды радиоволн (Эрик Трюффаз), и законодатели стилей (Тони Аллен), не говоря уже о ярких молодых дарованиях — но ясно видна (вернее, слышна) общая направленность музыки в сторону авангарда, а визуальная символика протеста логично представлена уже в логотипе. Об организационных аспектах ТДХ более подробно рассказывает художественный руководитель фестиваля Юхаматти Кауппинен:

— Наверное, главная идея, с которой начался фестиваль: джазовая музыка сегодняшнего дня — современная музыка, а не «джаз старой школы». Хотелось представлять имена, которые ещё не знакомы всем. Ну, в наше время на фестивале играют и некоторые легендарные музыканты. Мы пытаемся представить публике новые имена — и немного легендарных артистов. Но главное — это то, что происходит в джазе сейчас, что ещё не общеизвестно. Некоторые имена даже знатоки джаза ещё не знают. Я описывал это так: «левый фланг джаза, из самых глубин, ещё не всем известный». Но нужны и большие имена, чтобы привлечь больше аудитории. Нам верят: даже если публика ещё не знает тех, кого мы приглашаем, она знает, что музыканты всё равно будут достаточно хороши.

Juhamatti Kauppinen
Juhamatti Kauppinen

Вам также важно попутно продвигать финских артистов?

— Конечно. В начале в программе фестиваля бывало несколько финских имён, но десять-пятнадцать лет назад мы задействовали новую площадку, Telakka (вход в этот клуб расположен буквально в 30 метрах от входа на основную площадку фестиваля. — Ред.), и там играют только финские коллективы. Так что теперь у нас больше возможностей представлять финских артистов. На главной сцене у нас тоже каждый год есть несколько финских имён.

Кого вы выделили бы в программе нынешнего года из тех, кто заслуживает большей известности?

— Надо уточнить, что речь об известности в Финляндии. Ник Бэрч, например. Он был здесь один раз десять лет назад. Шабака Хатчингс в этом году выступает здесь с двумя проектами, а раньше уже приезжал с ансамблем Sons of Kemet и другими составами. А вот фортепианное трио Сунны Гуннлаугс из Исландии — совершенно новое имя для финнов, да и вообще для всей Европы.

Telakka
Telakka

А как насчёт Эстонии?

— Да-да. В этом году у нас три эстонских ансамбля. Два года назад мы начали посвящать первый вечер фестиваля какой-то определённой стране. Вход на эти вечера бесплатный, это привлекает на фестиваль новую аудиторию, а в организации мы полагаемся на сотрудничество с «офисами музыкального экспорта» соответствующих стран. Нам уже помогли организации «музыкального экспорта» Эстонии, Латвии и Швеции, в следующем году будут ансамбли из Австрии. Мы делим расходы с соответствующей страной.

Хорошо было бы, если бы однажды в первый вечер фестиваля были представлены ансамбли из России.

— Без сомнения, было бы хорошо представить Россию. (Вот если бы ещё в России была «организация музыкального экспорта», способная покрыть часть расходов на организацию такого вечера — как это делают Music Estonia и Music Export Latvia в крошечных Эстонии и Латвии, соответственно. — Ред.)

Меня поразило, как много людей приходит на фестиваль. Как росла аудитория с годами, каковы ваши наблюдения?

— Есть множество людей, посещающих фестиваль каждый год. Год за годом они приходят, потому что доверяют составителям программы, потому что знают, что музыка будет интересна им, даже если имена исполнителей им пока что незнакомы. Мы гарантируем, что каждая группа, которая тут выступает — хороша. И людям это интересно.

Растёт ли число тех, кто интересуется музыкой?

— Да, и молодые тоже сейчас больше интересуются джазом, чем ещё два года назад. Растёт качество работы некоторых финских коллективов на международном уровне, появляется много отличных молодых джазовых музыкантов. Это одна причина. Другая — это то, что нам удалось сделать фестиваль, так сказать, брендом. Ходить на фестиваль сейчас «круто».

LOGO

Кстати, о бренде. Мне нравится, как в вашем дизайне, который год за годом понемногу меняется, постоянно обыгрывается тема музыки и протеста. В логотипах фестивалей разных лет встречается характерное изображение кулака — то с барабанной палкой, то с гитарой…

— Когда я пришёл сюда работать 17 лет назад, маркетинг ещё не был так важен. Я решил развить это направление. Тогда я большую часть графического дизайна делал сам. Однажды мне пришла идея с кулаком, сжимающим барабанную палку; и в следующие годы я делал вариации на эту тему, меняя инструменты. В наше время важно хорошо выглядеть. И этого проще достичь, если в дизайне не так много «джаза». У каждого может быть своё представление о том, что означает наш логотип. Я проводил концерты в этом самом здании ещё в конце 1980-х — начале 90-х. Я научился привлекать жителей Тампере на эти концерты. Я ведь не из джазовых кругов, время джаза настало позже. Но я давно провожу концерты и думаю, что важно продавать идею «джаза» далеко за её обычными пределами.

Мне кажется, вам хорошо удаётся делать джазовый фестиваль более «инклюзивным», вводя в него стили, которые обычно не ассоциируются с джазом. Джаз — это просто слово…

— Многие джазовые музыканты терпеть не могут слово «джаз». Легендарный Майлз Дэйвис ненавидел слово «джаз». Это сложный вопрос!

Раньше я как-то не задумывался, что общего у меня и Майлза Дэйвиса, а теперь понял — это одинаковый рост и стойкий скепсис в отношении слова «джаз». Если точнее, не к этому слову-ярлыку как таковому, а к способам его бытования, в диапазоне от невинного маркетинга до попыток приватизировать этот вполне расплывчатый термин и затем размахивать им как дубиной, объявляя одну музыку «настоящим джазом», а другую — наоборот. Отсюда и бесконечные, по-русски бессмысленные и беспощадные споры специалистов, продолжающиеся не одно десятилетие, и сектантство части профессионалов, и недоумение наивной публики, жаждущей, к примеру, динамичных танцев, а получающей духовные откровения.

В нижеследующих заметках термин «джаз» намеренно используется лишь в цитатах, что, впрочем, отнюдь не делает авторский текст более объективным. Испытывая восхищение перед людьми, обладающими способностью описывать музыку словами, я смиренно предлагаю читателю краткие и вряд ли имеющие отношение к музыкознанию личные впечатления от программы фестиваля. Самое яркое и художественно цельное, по мнению автора, выступление дня указано в скобках.
ДАЛЕЕ: собственно репортаж с фестиваля в Тампере  Читать далее «Tampere Jazz Happening-2017: как это было. Впечатления от «самого смелого фестиваля Европы»»

«Международные Дни джаза» вернулись в Архангельск. Как это было: репортаж «Джаз.Ру», часть II

Кирилл Мошков,
редактор «Джаз.Ру»
(текст, фото, видео)
Наталья Кравченко (фото, видео)
CM
ОКОНЧАНИЕ. НАЧАЛО СМ. В ПУБЛИКАЦИИ ОТ 05.12.2017

В принципе, о первом под «новым старым» названием джаз-фестивале в Архангельске, «Международных днях джаза», которые состоялись 19-22 октября 2017, осталось не так много рассказать. Вечерний концерт 20 октября завершал коллектив, который в каком-то смысле стоит у руля фестиваля с момента его перезапуска в 2011 году: продюсерский центр «Архангельск джаз», который проводит этот фестиваль, возглавляет гитарист коллектива Тимофей Дорофеев, да и поющий флейтист Константин Седовин играет в организации фестиваля важнейшую роль. Автор только слегка не уверен в точном названии этого коллектива, так как в разных случаях видел разное написание: «Арт-ансамбль Архангельск», «Арт Ансамбль» (Архангельск) и т. п. Остановимся на том варианте, который фигурировал в официальной программе «Международных Дней джаза-2017»: «Арт-Ансамбль» (Архангельск).

«Арт-Ансамбль»
«Арт-Ансамбль»

Слово «Архангельск» здесь совершенно не лишнее, потому что явно указывает на корни, преемственность и т. п. Константин Седовин, барабанщик Олег Юданов и басист Николай Клишин были в 80-е годы участниками легендарной джаз-группы «Архангельск», во главе которой стоял создатель «Международных Дней джаза» саксофонист Владимир Резицкий (1944-2001); лидер «Арт-Ансамбля» гитарист Тим Дорофеев играл с Резицким в его последних проектах и после угасания оригинальных «Дней джаза» стал в 2011 г. инициатором запуска мультидисциплинарного, полистилистического «Фестиваля Владимира Резицкого», который, пройдя ряд трансформаций, в 2017-м превратился в новые «Международные дни джаза».

В нынешнем «Арт-Ансамбле», по сравнению с версиями прошлых лет, одно новое лицо — саксофонист Виктор Хабаров; но, хотя непосредственно в «Архангельске» Резицкого он никогда не участвовал, этот опытнейший музыкант и композитор давно участвует в различных проектах Дорофеева. В «Арт-Ансамбле» нового созыва он раскрывается не только как сопрано-саксофонист, но и как пианист.
Как водится у этого коллектива, фестивальное выступление имело не только чисто музыкальное измерение: на заднике сцены визуальное расширение музыки в течение всего сета обеспечивал видеоарт Сергея Жигальцова.
ВИДЕО: «Арт-Ансамбль»

ДАЛЕЕ: окончание репортажа, много фото, ВИДЕО!  Читать далее ««Международные Дни джаза» вернулись в Архангельск. Как это было: репортаж «Джаз.Ру», часть II»