Прославленный джазовый трубач Артуро Сандоваль даст единственный концерт в Москве

anons27 февраля в Театре Эстрады легендарный джазовый трубач Артуро Сандоваль даст единственный концерт в Москве. До сегодняшнего дня в постсоветской России он выступал только в Санкт-Петербурге в 2011 г. и в Сочи четыре года назад (в академическом контексте). Концерт в Москве представляет компания «РАМ Мьюзик».

Артуро Сандоваль родился на Кубе в окрестностях Гаваны (городок Артемиса) 6 ноября 1949 г. Он начал обучаться игре на классической трубе в 12 лет, но быстро поддался очарованию джаза. Тем не менее, академическая музыка остаётся важным направлением деятельности для музыканта, который, помимо трубы и флюгельгорна, играет на фортепиано и пишет много музыки. Однако славу Артуро Сандовалю принёс джаз.

Arturo Sandoval
Arturo Sandoval

Он стал звездой кубинской джазовой сцены в 1970-е годы, играя в составе ансамбля Irakere, самой важной статьи музыкального экспорта «Острова Свободы». «Иракере» состоял из джазовых музыкантов самого высокого уровня, каждый из которых горячо любил боп, но при этом умел играть все кубинские фольклорные стили — не в последнюю очередь потому, что ансамбль, который играл бы чистый североамериканский джаз, не имел бы будущего на Кубе, с начала 60-х жившей в состоянии фактической войны с США и в условиях полного эмбарго на торговлю и путешествия со стороны родины джаза. Пианист Хесус «Чучо» Вальдес, саксофонист Пакито Д’Ривера, трубач Артуро Сандоваль и другие участники Irakere разработали увлекательный, яркий музыкальный стиль, новаторски объединявший горячие фольклорные ритмы Кубы и виртуозную джазовую импровизацию. Их выступления на джазовых фестивалях в Восточной Европе в 1977 г. и затем — на фестивале в Монтрё (Швейцария) и на Ньюпортском джаз-фестивале в США в 1978-1979 г. сделали их мировыми звёздами. Выступления на двух последних фестивалях легли в основу альбома «Irakere», выпущенного — впервые в истории взаимной американо-кубинской изоляции — одновременно американской фирмой грамзаписи CBS Records и кубинским государственным лейблом EGREM. Этот альбом в 1980 г. завоевал премию Grammy, ставшей первой (но далеко не последней!) для Артуро Сандоваля.
АУДИО: слушаем новаторскую пьесу в стиле афро-кубинского джаза «Misa Negra» в исполнении Irakere на Newport Jazz Festival 1978 г.

Сандоваль ещё в 1977 г. активно играл с американскими джазменами, приехавшими на Кубу, в нарушение американского закона, через территорию Канады; среди них был его кумир — великий трубач Диззи Гиллеспи, который ещё в конце 1940-х первым из американских джазменов экспериментировал с соединением джаза и латиноамериканских ритмов. Гиллеспи стал его ментором и защитником, когда Артуро решил перебраться на родину джаха: в 1990 г. во время гастролей по Испании кубинский трубач явился в американское посольство в Мадриде и попросил убежища в США. Сандоваль называл Диззи своим «духовным отцом», не так давно вышла его книга о Гиллеспи — «The Man Who Changed My LIfe» («Человек, изменивший мою жизнь»).

До 1999 г. Сандоваль оставался лицом без гражданства, так как кубинское гражданство утратил, фактически сбежав с Кубы, а в американском ему было отказано по политическим основаниям: до 1990 г. Артуро был членом коммунистической партии Кубы, что было негласным, но обязательным условием разрешения на международные гастроли для кубинского артиста. После очередного отказа в 1997 г. несколько тысяч поклонников Сандоваля подали петицию иммиграционным властям, и в декабре 1999 он наконец стал гражданином США. Не прошло и полутора десятилетий, как в 2013 г. Артуро Сандоваль стал кавалером американской Президентской медалью свободы — государственной наградой, которую в США вручают не только за общественные заслуги, но и «за вклад в культурную жизнь США и мира».

Артуро Сандоваль - лауреат Grammy
Артуро Сандоваль — лауреат Grammy

Карьеру Сандоваля в Северной Америке трудно назвать иначе чем блестящей: он 10 раз получил премию «Грэмми», был номинирован на неё 19 раз, шесть раз был отмечен премией журнала Billboard и один раз — «Эмми», телевизионным эквивалентом «Оскара» в кино и «Грэмми» в музыке. Эта награда была получена за музыку к фильму «For Love or Country: The Arturo Sandoval Story», основанного на событиях из жизни самого Сандоваля и поставленного телеканалом HBO с участием актёра Энди Гарсия, сыгравшего самого Артуро.
ДАЛЕЕ: продолжение биографии Артуро Сандоваля, БИЛЕТЫ, контактная информация  Читать далее «Прославленный джазовый трубач Артуро Сандоваль даст единственный концерт в Москве»

Нью-йоркский саксофонист Одед Цур со своим квартетом покажет в трёх городах России «Срединный путь»

anonsС 17 по 19 февраля в клубах Москвы, Екатеринбурга и Челябинска пройдут концерты нью-йоркского квартета, которым руководит саксофонист Одед Цур. Коллектив уже более пяти лет работает в уникальном направлении соединения двух традиций импровизационной музыки — индийской и джазовой.

17 февраля квартет играет в Клубе Игоря Бутмана в Москве, 18 февраля — в Екатеринбурге (клуб Everjazz), 19 февраля — в Челябинске (клуб Гастроном в 17:30 и в 20:00).
ЗАКАЗ БИЛЕТОВ 

Oded Tzur (photo © Ssirus W. Pakzad)
Oded Tzur (photo © Ssirus W. Pakzad)

Oded Tzur Quartet — это Петрос Клампанис (Petros Klampanis), контрабас; Зив Равиц (Ziv Ravitz), ударные; Нитай Гершковиц (Nitai Hershkovits), фортепиано; и сам Одед Цур (Oded Tzur) — тенор-саксофон. Ансамбль сформировался в Нью-Йорке в 2011 году, дебютный альбом «Like a Great River» («Как великая река») вышел в 2015 на авторитетном европейском лейбле Enja Records. Второй альбом, «Translator’s Note» («Примечание переводчика»), выйдет в апреле 2017 на той же фирме грамзаписи. Квартет в феврале гастролирует по Европе и США; в Россию в этом составе музыканты приедут впервые.

Oded Tzur Quartet
Oded Tzur Quartet

Нью-йоркский саксофонист, композитор и бэндлидер Одед Цур родом из Тель-Авива, где в 2000-е он дебютировал на небольшой, но бурно развивающейся джазовой сцене культурной столицы Израиля. Ученик академического пианиста Герша Геллера, Цур около 10 лет занимался исследованиями индийской классической музыки и развитием возможностей саксофона, приспособлением европейского инструмента к индийскому микротональному строю. В 2007 г. он поступил в Роттердамскую академию мировой музыки, где его учителем был легендарный индийский флейтист (точнее, исполнитель на бансури, индийской флейте) — пандит Харипрасад Чаурасия. Там Цур разработал «Срединный путь» (Middle Path) — собственную технику игры, которая расширяет микротональные возможности саксофона. Одед читал лекции и давал мастер-классы по этой технике в лондонском Тринити-колледже, Копенгагенской и Амстердамской консерваториях.

В 2011 г. Одед Цур переехал в Нью-Йорк, где создал собственный квартет для реализации своих идей соединения джазовой импровизации и интонационного строя индийской музыки. Первыми его участниками стали контрабасист Петрос Клампанис и барабанщик Зив Равиц, которые работают с Цуром и по сей день, а также пианист Шай Маэстро, которого сейчас подменяет в составе другой яркий музыкант из Израиля — Нитай Гершковиц.

ВИДЕО: Oded Tzur Quartet «Tzurkauns»
Съёмка студийной записи в нью-йоркской студии Avatar Studios, звукорежиссёр Джим Андерсон, 2014

ЗАКАЗ БИЛЕТОВ во всех трёх городах тура
Проект на Бумстартере
Организатор: «Гоша Акмен со своими Музглупостями»

 

Саксофонист Даниэль Эрдманн: музыка, рожденная в невесомости — интервью для «Джаз.Ру»

Александр Девятко
Фото: Кирилл Мошков, «Джаз.Ру»
AD

interviewОт автора. Меня зовут Александр Девятко, я студент эстрадного отделения Петрозаводской консерватории. В рамках учебного курса «Критика» я провёл для «Джаз.Ру» интервью с немецким джазовым саксофонистом Даниэлем Эрдманном (Daniel Erdmann), которое посвящено вышедшему в октябре 2016 альбому этого музыканта.

Daniel Erdmann
Daniel Erdmann

Даниэль Эрдманн, импровизирующий тенор-саксофонист и композитор, родился 28 октября 1973 года в Вольфсбурге, Германия. Занятия на саксофоне Даниэль начал в возрасте десяти лет, а с 1994 по 1999 гг. обучался в Музыкальном институте им. Ханнса Айслера в Берлине. В 2001 г. Эрдманн получил грант от Германско-французского культурного совета, и начиная с этого момента, творческая жизнь саксофониста и композитора сконцентрирована в двух его личных музыкальных столицах — Берлине и Париже. Даниэль Эрдманн участвовал во множестве крупных джазовых фестивалей по всему миру (в числе прочих Берлин, Париж, Нью-Йорк, Лиссабон, Роттердам и др.). Среди тех, с кем он сотрудничал — Аки Такасэ, Эд Шуллер, Джон Шредер, Линда Шеррок, Йоахим Кюн, Ив Робер, Конни Бауэр, Гебхард Улльман, Винсент Куртуа, Луи Склавис, Хайнц Зауэр, Фрэнк Мебус, Тони Бак, Аксель Дернер, Джон Бетч, Руди Махалли, Джо Уильямсон, Ганс Хасслер, Хассе Поульсен, Петер Ковальд… Звукозаписывающие компании Enja Records, ACT, Intakt выпустили ряд авторских альбомов музыкант. Кроме всего прочего, Даниэль Эрдманн является сооснователем и участником коллектива Das Kapital, о выступлении которого на фестивале в Тампере «Джаз.Ру» писал в 2010 г. (бумажный №6-2010, «Tampere Jazz Happening: революция продолжается»):

…датско-французско-германский ансамбль со звучным названием Das Kapital (название главного труда одного немецкого экономиста XIX века, лёгшего в основу учения, известного нам как «коммунизм»). Гитарист Хассе Поульсен, барабанщик Эдвард Перро и саксофонист Даниэль Эрдманн выбрали в качестве основы для своих импровизационных построений самый, казалось бы, необычный материал: музыку выдающегося немецкого композитора-песенника 1920-1950-х гг. Ханнса Айслера… Они не первые, кто в джазовом контексте берётся за музыку Айслера (Liberation Music Orchestra Чарли Хэйдена касался этой темы на первом своём альбоме ещё в 1969 г), но, тем не менее, это ход не совсем обычный. […] Начавшееся в конце 1920-х сотрудничество с Бертольдом Брехтом надолго направило творчество Айслера в русло политической агитационной песни, и трио Das Kapital щедро прошлось по этой стороне музыки Айслера: звучали и «Soliaritätslied», и «Einheitsfrontlied» («Песня Единого фронта»), и темы песен периода работы в ГДР — например, популярная в начале 1950-х «Ohne Kapitalisten geht es besser» («Без капиталистов гораздо лучше»), и темы «американского» периода (второй половины 30-х и начала 40-х, когда Айслер работал в Голливуде), и самая, наверное, известная работа Айслера, которую он не написал, а только аранжировал для великого певца Эрнста Буша — песня политзаключённых первых нацистских концлагерей, «Болотные солдаты» («Die Moorsoldaten»), которую три музыканта начали очень близко к исходному музыкальному тексту и оттого очень трогательно, впечатляюще развив нарастающим динамически и эмоционально фри-джазом у барабанов и саксофона…

iTunesИ вот перед нами «A Short Moment of Zero G» — несколько причудливый, но совершенно убедительный альбом Даниэля Эрдманна, записанный в составе трио Daniel Erdmann’s Velvet Revolution. Коллектив был создан в 2015 г. и включил в себя ныне живущего во Франции самого Эрдманна, талантливого молодого французского скрипача и альтиста Тео Секкальди (Théo Ceccaldi) и одного из самых востребованных сегодня музыкантов на европейской сцене, британского вибрафониста Джима Харта (Jim Hart). Вся пластинка состоит из оригинальных авторских композиций Даниэля Эрдманна, написанных специально для этого проекта. Альбом «A Short Moment of Zero G» вышел на лейбле BMC Records в октябре 2016 г., став результатом тесного двухлетнего сотрудничества музыкантов.
СЛУШАТЬ: заглавный трек альбома

Одиннадцать композиций, собранных в альбом, погружают слушателя в сказочную атмосферу волшебства звуков и ритмов. В целом, музыка лучше любых слов говорит сама за себя. Ее нужно лишь слушать. Однако чуть лучше понять исполнителей, взглянуть на эту работу изнутри помогают мысли самого Даниэля Эрдманна, которыми он поделился в беседе с автором.
ДАЛЕЕ: интервью Даниэля Эрдманна  Читать далее «Саксофонист Даниэль Эрдманн: музыка, рожденная в невесомости — интервью для «Джаз.Ру»»

«Джаз.Ру»: избранное. Джон Скофилд: «В первую очередь я — гитарист». К 65-летию музыканта

interview26 декабря 2016 гитарист Джон Скофилд отметил 65-летие. В честь юбилея выдающегося джазового и джаз-рокового музыканта «Джаз.Ру» воспроизводит интервью, которое впервые было опубликовано нами в «Полном Джазе 1.0» весной 2003 г., когда Скофилд готовился впервые приехать в Россию с концертом (впоследствии, в 2011, Джон Скофилд ещё раз выступил в нашей стране — на фестивале «Усадьба Джаз» в Архангельском под Москвой). Интервью сопровождают уникальные фотографии, которые «Джаз.Ру» сделал тогда, пользуясь эксклюзивным доступом к артисту: автор этого интервью работал в те дни с Джоном в качестве переводчика.


Кирилл Мошков,
редактор «Джаз.Ру»
(текст, фото)
CM

В Россию для выступления на фестивале «Богема Джазз» (проходил ежегодно в 1999-2004 г. — Ред.) приезжает Джон Скофилд — один из ведущих гитаристов современного джаза. Значение этого события трудно переоценить: последний раз импровизирующий гитарист такого же уровня известности — Пэт Мэтини — был в Москве в 1987 г.

Джон Скофилд в Москве, май 2003 (фото © Кирилл Мошков, «Джаз.Ру»)
Джон Скофилд в Москве, май 2003 (фото © Кирилл Мошков, «Джаз.Ру»)

Джон Скофилд родился в глубинке американского Среднего Запада, в штате Огайо, 26 декабря 1951 г. Он вырос в Коннектикуте — старинном штате на Востоке США, который тяготеет к двум ближайшим мегаполисам — Нью-Йорку и Бостону. Джон начал играть на гитаре в 11-летнем возрасте, когда слушал в основном блюз и рок-н-ролл. Местный учитель музыки познакомил его с игрой тогдашних титанов джазовой гитары — Уэса Монтгомери, Джима Холла, Пэта Мартино: так началась любовь Скофилда к джазу, которая не проходит и поныне.

19-летним он поступил в колледж Бёркли в Бостоне, одно из старейших джазовых учебных заведений в мире. Уже в 1973-м он появился на профессиональной джазовой сцене и играл с титанами, среди которых были Чарлз Мингус, Хэрби Хэнкок, Чик Кориа, Джо Хендерсон, Билли Кобэм, Джордж Дюк, Джерри Маллиган, Маккой Тайнер и Гэри Бертон. В 1981 г. 31-летний Джон Скофилд окончательно вошёл в обойму первых имён в области джазовой гитары: началась его работа в ансамбле великого трубача Майлза Дэйвиса, продлившаяся три с половиной года и документированная несколькими альбомами («Star People», «Decoy», «Atmosphere», «You’re Under Arrest» и др.).
ВИДЕО: Джон Скофилд играет соло в ансамбле Майлза Дэйвиса, 1984

Еще в конце 1970-х Скофилд начал записываться как лидер — сначала для западногерманского лейбла Enja, затем для Grammavision (на котором вышли в том числе и весьма удачные альбомы «Blue Matter» (1986), «Loud Jazz» (1987) и «Flat Out» (1988), с 1989 — на Blue Note, где, в том числе, вышел его общепризнанно лучший джазовый альбом с участием легендарного саксофониста Эдди Харриса «Hand Jive» (1993), а с 1995 г. — на Verve. Новые альбомы Скофилда демонстрируют две одновременно развивающиеся линии в его творчестве. Первая линия достигла своего апогея в альбоме 1998 г. «A Go Go», который Джон записал вместе с участниками трио Medeski Martin & Wood — самого на тот момент передового коллектива новейшего импровизационного течения так называемых «джем-бэндов». В этой линии Скофилд экспериментирует с эстетикой джем-бэндов, соул-джаза, фанк-грува и других суперсовременных импровизационных направлений, в этой же стилистике — только менее спонтанной и более организованной — выдержан и его альбом «Uberjam» (2002).

Джон Скофилд (справа гитарист Ави Бортник) на сцене ГЦКЗ «Россия», май 2003 (фото © Кирилл Мошков, «Джаз.Ру»)
Джон Скофилд (справа гитарист Ави Бортник) на сцене ГЦКЗ «Россия», май 2003 (фото © Кирилл Мошков, «Джаз.Ру»)

Вторая линия более близка современному джазовому мэйнстриму; в этом ключе выдержан предыдущий альбом Джона — «Works For Me», в котором он собрал свою «команду мечты» с участием легендарного барабанщика Билли Хиггинса, своего «однокашника» по группе Майлза Дэйвиса — альт-саксофониста Кенни Гарретта и других прекрасных музыкантов современного джазового мэйнстрима, и недавний «ScoLoHoFo», записанный с участием старого партнёра — саксофониста Джо Ловано, басиста Дейва Холланда и барабанщика Эла Фостера.
ВИДЕО: Джон Скофилд «So You Say» — выступление в туре с материалом сольного альбома «Blue Matter», 1987, Копенгаген

Однако в гастрольной деятельности Скофилда превалирует первое направление — живая, горячая эстетика современных джем-бэндов, танцевальный соул-грув и острая фразировка фанка. Басист Энди Хесс, гитарист / программист Ави Бортник и барабанщик Адам Дейч составляют новую концертную группу Джона Скофилда.

27 мая Джон Скофилд даст в ГЦКЗ «Россия» (имеется в виду не нынешняя площадка во Дворце спорта «Лужники», а снесённый в 2006 г. концертный зал в центре Москвы, в южном крыле гостиницы «Россия». — Ред.) полуторачасовой концерт, причем приедет он именно с группой Uberjam, названной так по альбому 2001 г., где эта группа была впервые зафиксирована в грамзаписи. Кроме 51-летнего Скофилда, остальные участники ансамбля крайне молоды и представляют новейшее поколение «джем-бэндов» (jam bands).
Джон вообще никогда не выступал в России, и мы начинаем телефонный разговор с легендарным гитаристом как раз с вопроса о его отношениях с нашей страной.

— Это будет мое первое выступление в России. Правда, я побывал в России раньше — в Санкт-Петербурге то ли пятнадцать, то ли двадцать лет назад, просто как турист. Я не выступал там. Тогда он назывался ещё Ленинград, верно? Конечно, система управления и вообще социальная система там была совершенно не такая, как та, к которой я привык, но это — прекрасный город, очень красивый, и люди мне понравились — очень доброжелательные. Вот и все мои представления о России. Поэтому я очень волнуюсь перед приездом в эту огромную и такую важную страну, в которую у нас так долго не было доступа! Правда, я уже очень много выступал в странах бывшего советского блока — в Польше, Чешской Республике, Югославии — но это будет моё первое выступление в Москве.

Джон Скофилд на фестивале «Усадьба Джаз», июнь 2011 (фото © Кирилл Мошков, «Джаз.Ру»)
Джон Скофилд на фестивале «Усадьба Джаз», июнь 2011 (фото © Кирилл Мошков, «Джаз.Ру»)

Как-то я прочитал в одном из ваших интервью, что вы не любите давать интервью — правда ли это?

— (смеётся) Ну, не совсем так! Я очень люблю разговаривать о музыке с людьми, которые любят музыку. В этом смысле я очень люблю интервью! Когда я был помоложе и только начал давать интервью, я думал: ух ты, как здорово — меня спрашивают о моей музыке, я могу подробно и четко все объяснить про неё. А потом я понял, что я, на самом деле, толком ничего не могу рассказать про свою музыку! Наверное, никто не в состоянии толком объяснить что-то про свою собственную музыку… Когда я это понял, я здорово расстроился и решил: я лучше буду играть музыку, чем говорить о ней… (смеётся).
ДАЛЕЕ: продолжение интервью Джона Скофилда  Читать далее ««Джаз.Ру»: избранное. Джон Скофилд: «В первую очередь я — гитарист». К 65-летию музыканта»

Шведский саксофонист Мартин Кюхен: интервью перед выступлением в Москве

interview10 декабря в культурном центре «ДОМ» выступает шведско-британский новоджазовый коллектив Küchen / Berthling / Noble Trio: Мартин Кюхен (Martin Küchen, Швеция) — саксофоны; Юхан Бертлинг (Johan Berthling, Швеция) — контрабас; Стив Ноубл (Steve Noble, Великобритания) — ударные, перкуссия. Концерт проходит при поддержке посольства Швеции в России , информационные партнёры — журнал «Джаз.Ру» и музыкальная энциклопедия «Звуки.ру».

Саксофонист, композитор и импровизатор Мартин Кюхен в разное время пробовал себя в качестве уличного музыканта, путешествовал с цирковой труппой по Европе, участвовал в танцевальных проектах, импровизировал с поэтами, писал музыку для экспериментальных фильмов, театральных и звуковых инсталляций. Его родители хотели, чтобы он играл на флейте, но вместо этого он начал петь в рок-группе и играть на саксофоне, подражая Альберту Айлеру. К началу 90-х Кюхен прочно закрепился на шведской новоджазовой и импровизационной музыкальной сцене, сотрудничая с различными составами — как камерными, так и более крупными, выступал соло и джазовыми оркестрами. Довольно быстро виртуозная и тембрально богатая манера игры Кюхена вкупе с его оригинальным композиторским мышлением привлекла к нему внимание лучших европейских музыкантов. Главный из его проектов — созданный около десяти лет назад коллектив Angels, в котором в разное время выступали практически все музыканты, составляющие цвет шведской авангардно-джазовой сцены. Он играет также в Trespass Trio, выступавшем в КЦ «Дом» несколько лет назад, Fire! Orchestra Матса Густафссона и других коллективов.

Johan Berthling, Martin Küchen, Steve Noble
Johan Berthling, Martin Küchen, Steve Noble

Его партнёры по трио, с которым он приезжает в Москву — басист Юхан Бертлинг, «мотор» прославленного трио Fire! и образованного на его основе Fire! Orchestra Матса Густафссона, и барабанщик Стив Ноубл, важное действущее лицо британской и международной авангардной сцены (он только что выступал в «ДОМе» с Петером Брётцманном).

В прошлом году, после нескольких триумфальных концертов трио Küchen / Bertling / Noble в Скандинавии, вильнюсский лейбл NoBusiness Records выпустил винил с записью его выступления в стокгольмском Glenn Miller Café. А в декабре 2016 австрийский лейбл Trost Records планирует издать и второй альбом трио.

10 декабря, КЦ «ДОМ» (Большой Овчинниковский переулок, 24, строение 4, м. Новокузнецкая), тел. +7(495)953-7236. Начало в 20:00. Стоимость входного билета: в предварительной продаже — 1200 рублей; в день концерта — 1500 рублей.

Martin Küchen (photo © Ziga Koritnik)
Martin Küchen (photo © Ziga Koritnik)

Перед выступлением в Москве саксофонист Мартин Кюхен дал интервью обозревателю «Джаз.Ру» Григорию Дурново.


Григорий Дурново,
обозреватель «Джаз.Ру»
GD

Несколько слов о музыкантах, с которыми приезжаете в Москву: есть ли у этого вашего трио какая-то специфика, что-то, отличающее его от других ваших проектов?

— Есть. С Юханом Бертлингом я знаком давно, но в небольших ансамблях вроде трио мы с ним раньше не играли. Стива Ноубла я слышал на записях, встречался с ним в Лондоне — он приходил на концерт с моим участием, а я на его концерт, слышал его несколько раз живьём. Как-то раз я предложил ему сыграть дуэтом, и мы сыграли, это было примерно три года назад в Осло. А потом мы с Юханом стали думать, кто мог бы войти в наше трио, и предложили Стиву. Тогда Юхан, мне кажется, не был знаком со Стивом. Но такие люди легко знакомятся друг с другом. Наше трио мне кажется хорошим сочетанием, возможностью для разных личностей выразиться в музыке. Так что если у этого трио есть какая-то специфика, то именно в том, как взаимодействуют эти три человека — музыканта, но прежде всего человека. Можно сказать, что всё получается так, как получается, потому что мы с Юханом много работали вместе до этого — но, как я уже сказал, не в небольших ансамблях. Стив старше нас, у него больше опыта, в том числе жизненного, и это тоже влияет положительно.
ДАЛЕЕ: продолжение интервью Мартина Кюхена  Читать далее «Шведский саксофонист Мартин Кюхен: интервью перед выступлением в Москве»

Трубач Аксель Дёрнер: «Я уже не использую слово «традиция», для меня это просто иной взгляд»

interview1 декабря в культурном центре «Дом» состоится завершающий концерт фестиваля «Джаз осенью — Impro»,  организованного Гёте-Институтом в Москве. В концерте участвуют японский гитарист Кадзухиса Учихаши и DDK Trio — трубач Аксель Дёрнер (интервью с ним см. далее), пианист Жак Демьерр и аккордеонист Йонас Кохер.

DDK Trio
DDK Trio

Кадзухиса Учихаши играет с отрочества, однако первые десять с лишним лет творческой жизни были отданы преимущественно поп-музыке, рок-н-роллу и — с некоторого момента — джазу. Переломным для Учихаши стал 1983 год, когда гитарист открыл для себя мир свободной импровизации. Он стал исследовать различные приспособления для расширения возможностей электрогитары, изучать звук и шум.

Помимо гитары, Учихаши владеет инструментом под названием даксофон, изобретенным немецким гитаристом Хансом Райхелем. С 1994 по 1997 был участником группы Ground Zero, созданной известным японским экспериментатором Отомо Йошихидэ. Этот ансамбль в качестве исходного материала для своих радикальных импровизаций избирал не только джазовые стандарты, препарируя их самым неожиданным образом, но и фрагменты китайской революционной оперы или корейскую народную мелодию. Среди партнеров Учихаши, бывших и настоящих — многие выдающиеся импровизаторы, в том числе Петер Брётцманн, Фред Фрит, Том Кора, Юджин Чедборн, Шелли Хёрш, а также корейская исполнительница на многострунном щипковом инструменте под названием кайагым Пак Сунн А. Музыкант является также пропагандистом импровизационной музыки в Японии и мире, проводит семинары по импровизации в рамках проекта New Music Action. Некоторое время он организовывал в родном городе Осака фестиваль Beyond Innocence, кроме того, выпускает диски импровизационной музыки на собственных лейблах.

Kazuhisa Uchihashi (photo © Kirill Polonsky)
Kazuhisa Uchihashi (photo © Kirill Polonsky)

Во втором отделении играет DDK Trio — довольно молодой проект немца Акселя Дёрнера и швейцарцев Жака Демьерра и Йонаса Кохера.

Axel Dörner
Axel Dörner

Трубач Аксель Дёрнер описывает суть трио с помощью простой схемы: фортепиано — клавишный инструмент (преимущественно, хотя Жак Демьерр активно пользуется струнами рояля как самостоятельным источником звука), труба — духовой инструмент, аккордеон — одновременно и духовой, и клавишный (точности ради скажем, что Йонас Кохер играет на кнопочном аккордеоне, но сути это не меняет). Нельзя сказать, чтобы музыканты сознательно избегали, условно говоря, общепринятых звуков — напротив, труба Дёрнера нередко звучит как труба, а рояль Демьерра — как рояль. Но конвенциональные звуки рождаются среди неконвенциональных, и то, что можно записать нотами, является в музыке трио событием такого же рода, что и, например, качание мехов аккордеона или рычание Дёрнера в трубу.

Карьера Дёрнера началась в 1990-х годах. Помимо свободной импровизации, он иногда участвует в ансамблях, играющих бибоп, сочиняет произведения для различных составов (чаще всего с участием трубы); однако основным его направлением стала именно свободная импровизация. Некоторые ансамбли, в которых работает Дёрнер, существуют уже много лет — например, квартет Die Enttäuschung, проект Monk’s Casino с участием Александра фон Шлиппенбаха, посвященный наследию Телониуса Монка, духовое трио The Contest of Pleasures с Джоном Бутчером и Ксавье Шарлем, трио Toot с Томасом Леном и Филом Минтоном. Немало у Дёрнера и дуэтов, как это часто бывает у музыкантов, занимающихся свободной импровизацией, — с ударниками, струнниками, духовиками, в том числе трубачами. Не обошлось и без работы в больших оркестрах, каковых было и есть немало на европейской импровизационной сцене: это и Globe Unity Orchestra и Berlin Contemporary Jazz Orchestra фон Шлиппенбаха, и The London Jazz Composers Orchestra, и New Jazz Orchestra японского гитариста Отомо Йосихидэ. Помимо всего вышеперечисленного, важное место в творчестве Дёрнера занимает игра на трубе с использованием компьютерной обработки звука.

Старший в трио, Жак Демьерр, известен и как пианист, и как композитор. Первые его произведения, в том числе для джазового биг-бэнда, относятся к середине 1980-х годов. Среди его работ, которых насчитывается более ста, — сочинения для фортепиано соло и тридцати фортепиано, для скрипки и гитары, для флейты и кларнета, для фисгармонии, для ансамбля акустических инструментов и электроники. Важнейшее место в его творчестве занимают произведения для голоса, причем прежде всего — для декламации. Среди его партнеров по импровизации — ведущие европейские музыканты, некоторые из них выступают в других проектах в рамках нынешнего фестиваля — в том числе виолончелистка Оккён Ли, контрабасисты Барри Гай и Барр Филлипс, певица Сайнхо Намчылак. В отдельных проектах Демьерр играет на спинете — разновидности клавесина.

Сценическая деятельность самого молодого участника трио, аккордеониста Йонаса Кохера, началась в 2000-х годах. Кохер работает преимущественно на стыке различных видов искусства, его интересует соединение музыки — как сочиненной заранее, так и импровизированной — с авангардным театром и художественными инсталляциями. Для осуществления мероприятий, где возможно было все это сочетать, Кохер организовал ассоциацию BRUIT (от французского слова со значением «шум»). Но и чисто звуковые, то есть музыкальные выступления в рамках этой ассоциации тоже случаются — в частности, концерты трио с Демьерром и Дёрнером.

Впрочем, можно сказать, что в игре DDK Trio театр тоже присутствует: звуки и паузы здесь можно воспринимать как сценические события. Концерт-спектакль этих трех разносторонних мастеров станет достойным завершением фестиваля.

1 декабря. Начало в 20:00
Культурный центр «ДОМ»: Большой Овчинниковский переулок, 24, строение 4 (м. Новокузнецкая), тел.: 8(495)953-7236
Стоимость входного билета: в предварительной продаже — 1000 рублей; в день концерта — 1300 рублей.

Перед выступлением в Москве трубач Аксель Дёрнер ответил на вопросы обозревателя «Джаз.Ру» Григория Дурново.


Григорий Дурново,
обозреватель «Джаз.Ру»
GD

В чём специфика вашего трио с Жаком Демьерром и Йонасом Кохером?

— У каждого из них индивидуальный подход к инструменту. Каждый разработал свой уникальный язык. У нашего трио очень интересный инструментальный состав: фортепиано — преимущественно клавишный инструмент, труба — духовой инструмент, а аккордеон — посередине, он и клавишный, и духовой.

ДАЛЕЕ: продолжение интервью Акселя Дёрнера  Читать далее «Трубач Аксель Дёрнер: «Я уже не использую слово «традиция», для меня это просто иной взгляд»»

«Джаз.Ру»: избранное. Тромбонист Розуэлл Радд: «Не зовите меня авангардистом!»

interview17 ноября отмечает 81-й день рождения выдающийся американский джазовый тромбонист — Розуэлл Радд (Roswell Rudd), и мы публикуем интервью с ним, которое ранее выходило только в бумажной версии «Джаз.Ру» (№4 за 2007 год).


Константин Волков KW

Тромбонист Розуэлл Радд прошёл в своём творчестве три основных этапа: период вовлечённости в движение фри-джаза 1960-х, затем время относительного забвения в 1970-80-е гг. и с 1990-х по настоящее время — полистилистический этап, на котором этот выдающийся мастер тромбона в каждом новом проекте исследует новые для себя стили и направления.

Радд родился в городке Шэрон, штат Коннектикут, 17 ноября 1935 г. Он начинал как тромбонист диксиленда ещё в те годы, когда учился в Йельском университете, в конце 1950-х, участвуя в студенческом ансамбле традиционного джаза Eli’s Chosen Six, который можно видеть и слышать в знаменитом документальном фильме «Джаз в летний день», снятом на концертах Ньюпортского джаз-фестиваля 1958 года. В 1960-62 гг. Розуэлл был участником ансамбля пианиста Хёрби Николса, который оказал на молодого музыканта огромное влияние — прежде всего как композитор. Примерно в те же годы у Радда был совместный ансамбль с молодым саксофонистом Стивом Лэйси, где они играли исключительно музыку Телониуса Монка (самая известная запись — «School Days», Emanem, 1963).

Розуэлл Радд в Москве, 2007 (фото: Кирилл Мошков, «Джаз.Ру»)
Розуэлл Радд в Москве, 2007 (фото: Кирилл Мошков, «Джаз.Ру»)

— Первым инструментом, который привлёк моё внимание, была валторна. Я начинал играть вместе с отцом, который был барабанщиком-любителем и любил устраивать джемы со всеми, кто хотел в них участвовать. Ещё я, следуя примеру отца, играл вместе с джазовыми пластинками, которые у меня были. Но на этих записях не было валторнистов. Валторнистов в джазе вообще было очень мало; не было их и на джемах, где мы играли с отцом.

Самым близким к валторне тембром, который я мог найти, был тембр тромбона. При этом тромбона было очень много в джазовых записях, и на джемах играло много тромбонистов. Меня буквально захватили тромбонисты — их личности, особенности их манер игры, то, как они пели в свои тромбоны, чтобы придать дополнительную окраску звуку, как они работали с тембрами инструмента… Это меня просто завораживало. Поэтому, как только я смог, я приобрёл себе тромбон. Долгое время я играл на тромбоне и валторне параллельно. По правде говоря, я до сих пор могу играть на обоих этих инструментах.

В ранней американской музыке было много тромбонистов с очень индивидуальными манерами, с очень оригинальным звучанием. Кроме того, меня совершенно гипнотизировало звучание секции тромбонов в биг-бэндах 40-50-х гг. Три тромбона, четыре тромбона в секции — это звучало потрясающе. Но ведь тромбоны в начале XX столетия использовались не только в джазе. На тромбонах играли в церквах, по Восточному побережью США путешествовали тромбонные оркестры, игравшие духовую музыку, марши и т.п. Была огромная школа, были традиции звука, и я в том, что я делал в своих ансамблях, всегда стремился использовать этот опыт, развивая и обогащая его.

На фото: второй, «европейский» состав New York Art Quartet, выступавший в Дании в 1965 г.: Розуэлл Радд, южноафриканский барабанщик Луис Мохоло, датский контрабасист Финн фон Эйбен и афродатчанин — саксофонист Джон Чикаи.

New York Art Quartet, 1965 (Розуэлл Радд - крайний слева)
New York Art Quartet, 1965 (Розуэлл Радд — крайний слева)

ДАЛЕЕ: продолжение интервью Розуэлла Радда и его биографии, ВИДЕО  Читать далее ««Джаз.Ру»: избранное. Тромбонист Розуэлл Радд: «Не зовите меня авангардистом!»»

In Memoriam. Бас-гитарист Виктор Бэйли (1960-2016)

Константин Волков KW

inmemoriam11 ноября в США умер бас-гитарист Виктор Бэйли. Смерть наступила от последствий усугублявшегося наследственного заболевания опорно-двигательного аппарата.

Больше всего, конечно, Бэйли известен по периоду 1982-86, когда он играл в прославленной фьюжн-супергруппе Weather Report. Но не меньшего внимания заслуживает и его участие в Zawinul Syndicate, и сольные его работы.

Виктор Бэйли в Новокузнецке, 2002 (фото: Кирилл Мошков, «Джаз.Ру»)
Виктор Бэйли в Новокузнецке, 2002 (фото: Кирилл Мошков, «Джаз.Ру»)

Родом из Филадельфии (27.03.1960), Виктор Бэйли — племянник барабанщика Дональда «Дака» Бэйли — начинал тоже как барабанщик, но, услышав легендарного изобретателя техники игры на бас-гитаре «слэп» Лэрри Грэма, переключился на электробас. Музыкальное образование он получил в бостонском музыкальном колледже Бёркли, после чего поселился в Нью-Йорке. Буквально на первой же своей студийной работе он познакомился с барабанщиком Омаром Хакимом, с которым тут же образовал устойчивый тандем — так, вместе, они работали у африканской певицы Мириам Макеба, вместе они вошли и в один из последних составов Weather Report — одной из главных фьюжн-формаций 70-80-х, где предшественником Бэйли был сам Джако Пасториус.

Weather Report: пресс-фото к альбому «Sportin' Life», 1985  Joe Zawinul, Mino Cinélu, Wayne Shorter, Omar Hakim, Victor Bailey. Photo  © Sam Emerson
Weather Report: пресс-фото к альбому «Sportin’ Life», 1985 Joe Zawinul, Mino Cinélu, Wayne Shorter, Omar Hakim, Victor Bailey. Photo © Sam Emerson

В течение своей долгой карьеры Виктор Бэйли в основном славился как отличный сессионный басист с изысканной техникой. Не достигая, возможно, творческих вершин таких гигантов электрического баса, как Пасториус, он числился среди самых лучших, самых востребованных сессионных электрических басистов мира — о чем свидетельствуют его бесчисленные записи с такими разными музыкантами, как Weather Report, Steps Ahead, Садао Ватанабэ, Энди Саммерс, Майкл Бреккер, Кевин Юбэнкс, а также выступления с Мадонной, Стингом, Леди Гага и т. д.
ВИДЕО: Виктор Бэйли в составе Steps Ahead играет «Birdland» соло, 1990

Сольную карьеру Виктор Бэйли начал сравнительно поздно: его первая авторская запись появилась только в 1989 г., после чего последовал десятилетний перерыв, в основном заполненный работой в группе Zawinul Syndicate бывшего со-лидера «Уэзер Рипорт», джаз-рокового клавишника Джо Завинула (в составе этого коллектива Бэйли, кстати, выступал и в Москве в 1997 г.) и параллельно — в гастрольной группе поп-певицы Мадонны. Мало того, Бэйли оказался единственным музыкантом, который участвовал во всех четырёх фьюжн-проектах Завинула: Weather Report, Weather Update, The Zawinul Syndicate и спецпроекте с кёльнским биг-бэндом — WDR Big Band with Joe Zawinul.

ДАЛЕЕ: продолжение биографии Виктора Бэйли, фото, ВИДЕО  Читать далее «In Memoriam. Бас-гитарист Виктор Бэйли (1960-2016)»

Берлинский джазмен Себастьян Студницки: «Я не трубач и не пианист — я музыкант»

Артём Липатов AL

interviewВ Москву приезжает известный немецкий джазмен — трубач и клавшник Себастьян Студницки (Sebastian Studnitzky; по-немецки его фамилия произносится Штудницки. — Ред.). Участник Jazzanova и Mezzoforte приезжает с новейшим собственным проектом Memento, в которым воедино сплелись академическая музыка, джаз и электроника. В преддверии концерта в Доме Кино 16 ноября мы связались с музыкантом, только что вернувшимся домой в Германию с Международного джазового фестиваля в Баку.

Как прошло выступление в Баку, какие впечатления?

Всё было прекрасно, я представлял там свой новейший проект, Memento, выступал с местным струнным квартетом, всё прошло более чем прекрасно!

Sebastian Studnitzky
Sebastian Studnitzky

Давайте начнем сначала, от корней, так сказать. Как рождалась ваша страсть к музыке, как вы стали музыкантом?

Мой отец — дирижёр, и ещё он возглавлял музыкальную школу, так что мои отношения с музыкой начались очень рано. На фортепиано я начал играть в четыре года, на трубе — в девять; начинал я, понятно, с классической музыки, потом увлёкся джазом — и какое-то время на рояле играл классическую музыку, а на трубе — джаз. Джазовую трубу я изучал сначала в Штутгарте, затем в США, в Бостоне, в колледже Бёркли. Изучал композицию, оркестровку…

То есть вопрос, чем заниматься, перед вами не стоял?

Да, все было ясно с малых лет.

И не было никакого внутреннего противоречия?

Нет, абсолютно никакого. Потом, родители всегда поддерживали меня: ведь начать заниматься музыкой в четыре года — это было моё собственное желание. Единственное, когда пришлось побороться — это когда я решил играть джаз, это правда.

Вы были участником многих коллективов, у вас есть собственное трио, но вот что интересно — я впервые узнал ваше имя по компакт-диску, выпущенному в России в 2000 году. Странно, правда? Это был альбом группы Orbit Experience.

— Как же, как же! Это история довольно забавная. И чтобы её рассказать, надо вернуться не на семнадцать лет назад, а на все двадцать. Я выступал в России… это было в Саратове, кажется. Нет, в Самаре! И я потерял визу. Листок с визовой отметкой выпал из паспорта, наверное — до сих пор так и не могу понять, как я умудрился его потерять… может быть, много выпил: Россия, водка, сами понимаете. И выехать за пределы России я поэтому не мог. Пришлось остаться на десять дней, пока мне не выправят новую визу. Было мне одиноко, чувствовал я себя выброшенным на обочину жизни, и в самарском аэропорту я столкнулся с музыкантами. Навстречу мне шли ребята восточной наружности с инструментами, и я завязал с ними разговор… Рассказал им о своей печальной судьбе, а они мне: «Да что там, давай с нами, ты же музыкант? У нас тут концерты, сыграешь с нами!» Концерт, к слову, намечался в тот же день вечером. Они отвезли меня обратно в город, в гостиницу. Я понятия не имел, что это за группа, а это были «А-Студио»! И я, значит, играл с ними и подружился — вплоть до того, что мои партии есть на двух их альбомах. Они приглашали меня в Казахстан, я выступал с ними в Алматы… Собственно, так начались мои тесные отношения с Россией — я постоянно ездил сюда по приглашению моих друзей, «А-Студио», и где я только с ними не выступал — от роскошнейших концертных залов до каких-то закрытых вечеринок у непонятных людей мафиозного вида… Двадцать лет назад… это было занятное время, вы же помните, да? Ну и я начал обрастать какими-то связями в музыкальном мире России, что и привело в конце концов к выпуску этого альбома на Boheme Music.

Orbit Experience в Москве, апрель 1999
Orbit Experience в Москве, апрель 1999

ДАЛЕЕ: продолжение интервью Себастиана Штудницки  Читать далее «Берлинский джазмен Себастьян Студницки: «Я не трубач и не пианист — я музыкант»»

KAOS Protokoll в России: басист Бенедикт Виланд рассказывает о судьбе импровизатора в Швейцарии

Татьяна Балакирская TB

interviewСо  швейцарской музыкой в России в последнее время дела обстоят неплохо. Благодаря деятельности фонда Pro Helvetia и активности отдельных российских промоутеров за последние несколько лет в самых неожиданных местах, от городов-миллионников до небольших посёлков, был представлен широчайший спектр артистов: от радикальных шумовиков до математически точных авангардных оркестров, от адептов саундскейпа до военных ансамблей и сюрреалистических музыкальных перформеров. Швейцарское трио KAOS Protokoll уже в третий раз возвращается в Россию с гастролями. С одной стороны, этот коллектив достаточно ёмко иллюстрирует то, что происходит на музыкальной сцене Швейцарии, а с другой — стоит особняком. То, что играют Бенедикт Виланд (бас), Фло Райхле (барабаны) и Марк Штукки (саксофон), лежит в области эксперимента, исследования — однако эксперимент этот, на первый взгляд кажущийся игрой разума, несёт в себе безусловный мощный природный эмоциональный заряд, игнорировать который совершенно немыслимо. И оттого неприкрытая эклектичность, хаотичность «Протокола» не искусственна, не притянута за уши. Это не искусство ради искусства, не метод ради метода. Это быстро сменяющийся ландшафт за окном скоростного поезда, это лихорадочные видения, это отражение сознания homo novus (человека нового), homo mirabilis («человека удивительного»).

KAOS Protokoll
KAOS Protokoll

KAOS Protokoll описывают свой стиль как джаз-панк с элементами электроники, отмечают влияние Фрэнка Заппы, Джона Зорна и The Bad Plus. Разумеется, тому, кто собирается посетить концерт группы впервые, это самоописание будет вполне достаточным для решения «пойти или не пойти». Однако упаси вас даже и допустить мысль об эпигонстве. Виланд, Штукки и Райхле оставляют слушателю примерно такое же чувство, как и их прославленные предшественники. Неоднозначность, многослойность, какая-то тревожная недосказанность и… что-то ещё. Попробуем поговорить об этом с лидером трио, Бенедиктом Виландом.

На вашем официальном сайте нет информации об участниках группы — обычному посетителю неизвестен ни ваш возраст, ни образование, ни музыкальные предпочтения, ни какие-либо исторические сведения. Может быть, расскажете всё-таки, кто есть кто?

— Вообще в джазовом сообществе, действительно, обычно принято рассказывать об участниках ансамбля, о том, кто с кем играл и кто с чего начинал, и всё такое прочее. Почему-то мне такой подход не нравится. Когда мы говорим об ансамбле (неважно, в каком стиле он играет), нам стоило бы говорить о том, откуда происходит ансамбль, что делает он. Для меня это всегда было важно. Это не трио Бенедикта Виланда, это коллектив, единое целое. Поэтому я однажды и сказал, что не хочу никаких биографий на сайте, никаких сведений о том, кто где учился. Конечно, какая-то информация о том, кто оказал влияние на наш подход, стиль и саунд, есть, и на сайте мы её опубликовали.

Benedikt Wieland
Benedikt Wieland

Нет, я не хочу ничего скрывать, разумеется, и я всегда могу рассказать, какой музыкальный вуз я посещал. Но, понимаете… Вот ты ходишь в музыкальное учебное заведение. В Швейцарии музыкальное образование достигло достаточно высокого уровня, проходят доступные мастер-классы с людьми уровня Брэда Мелдау, Джозефа Боуи и других известных музыкантов. Но после обучения тебе нужно находить свой собственный путь. И всё обстоит не так, как в классической музыке — где, возможно, более важно, откуда ты. В джазе, когда ты присоединяешься к новой группе, это тебе ничем не поможет. Вот абсолютно неважно, где ты учился. Главное — кто есть ты, что ты из себя представляешь, что ты играешь.

ДАЛЕЕ: продолжение интервью Бенедикта Виланда из трио KAOS Protokoll, ВИДЕО  Читать далее «KAOS Protokoll в России: басист Бенедикт Виланд рассказывает о судьбе импровизатора в Швейцарии»