Польский саксофонист и композитор Гжех Пиотровски приезжает налаживать творческие связи в России

Дина Нургалеева
фото: архив артиста
DN

interview19 марта в джаз-клубе «Эссе» впервые выступит польский джазовый саксофонист и композитор Гжех Пиотровски (Grzegorz «Grzech» Piotrowski) с джазовым трио и струнным квартетом. В концерте прозвучат авторские композиции из новейших альбомов Пиотровского «Six Seasons» и «One World».

Гжех Пиотровски — композитор, саксофонист, музыкальный продюсер и аранжировщик, создатель известного польского музыкального проекта World Orchestra, владелец лейбла The Alchemist Records, трижды номинант на премию Fryderyk (аналог Grammy в Польше), лауреат премии «Матеуш» (музыкальная премия им. Матеуша Свенцицкого Третьего канала Польского радио). В творчестве Пиотровского можно услышать элементы классической и этнической музыки, но непременный элемент любого его проекта — джазовые гармонии и импровизационные соло.

Grzegorz «Grzech» Piotrowski
Grzegorz «Grzech» Piotrowski

Накануне своего концерта в Москве Гжех Пиотровски дал интервью «Джаз.Ру».

Вы известны в Европе и как исполнитель, и как продюсер. Как вам удается объединить эти две роли?

— Сейчас я почти полностью сосредоточен на World Orchestra. Это уникальный и самый сумасшедший проект в моей жизни, и, я надеюсь, на земле. Мы сотрудничаем более чем двумя сотнями музыкантов со всего мира: обмениваемся опытом, играем новую музыку.

Мой продюсерский опыт, который я приобрел, когда работал с теле- и кинокомпаниями, уже в прошлом. (Пиотровски получил широкую известность в Польше благодаря своим музыкальным работам для кинофильмов и телевизионных постановок для Universal, Sony, NORCD, KKV, TVP, TVN, Polsat. — Ред.) Сейчас я выступаю в качестве продюсера, композитора и солиста World Orchestra.

В этом году я уже побывал в Канаде, Норвегии, Чехии, Италии, Германии, далее — Россия, Кабо-Верде, Франция, Литва, Эстония, Болгария — таков план на ближайшие три месяца. Я даю много концептуально разных концертов — как по составу исполнителей, так и музыкально. Я выступаю в качестве солиста, дуэтом, в трио, в квартете. Приглашают меня выступить и в качестве дирижера.
ВИДЕО: Grzech Piotrowski «One World» — трейлер альбома 2014 г.

Кто сильнее всего повлиял на ваше творчество?

— Раньше это были Ян Гарбарек (Jan Garbarek), Бендик Хофсет (Bendik Hofseth), Пат Мэтини (Pat Metheny), но в последние годы я больше увлекся фольклором, классической и этнической музыкой. Самое большое влияние на меня оказал, наверное, Густав Холст и его симфония «Планеты» (симфоническая сюита 1916 г. посвящена планетам Солнечной системы, кроме Земли, про которую композитор писать почему-то не захотел, и Плутона, который открыли позднее. — Ред.).

В 2010 году вы запустили проект World Orchestra с участием музыкантов со всего мира. Расскажите подробнее об оркестре. Как вы выбираете музыкантов?

— Работа с World Orchestra — это постоянное путешествие. Я встречаюсь с разными музыкантами, композиторами, импровизаторами в странах, где я выступаю. Мы общаемся, шутим, выпиваем, они показывают мне самые невероятные места в своих странах — всё это очень вдохновляет на создание новой музыки и сотрудничество с World Orchestra.

Grzech Piotrowski & World Orchestra
Grzech Piotrowski & World Orchestra

Каким был ваш самый интересный исполнительский опыт? Например, самое экзотическое место для концерта…

— Было много прекрасных концертов. Я помню, как получил Гран-при на конкурсе Hoeilaart Jazz Festival (Бельгия) в 1997 году, помню первые концерты World Orchestra, концерт в кратере вулкана в Кабо-Верде… все концерты World Orchestra — это чудо, праздник искусства, жизни. Мы встречаемся на одной сцене с 30-150 талантливыми музыкантами со всего мира. Это действительно очень редкое и уникальное явление в современном мире, где уже сложно кого-то чем-то удивить.

ДАЛЕЕ: продолжение интервью Гжеха Пиотровского, видео, контактная информация, заказ билетов  Читать далее «Польский саксофонист и композитор Гжех Пиотровски приезжает налаживать творческие связи в России»

Артуро Сандоваль: интервью на Зимнем международном фестивале искусств в Сочи

Александр Беляев
фото: Алексей Молчановский
АБ

interview«Самое интересное — это мостики между жанрами», считает Юрий Башмет, альтист с мировым именем, дирижёр, неоднократный номинант на премию Grammy и организатор фестиваля в Сочи. В этом году Зимний международный фестиваль прошёл в 10-й раз. Начавшийся как предвкушение Олимпийских игр в Сочи, фестиваль одно время носил полуофициальное название «Культурная Олимпиада», но по завершении Игр в Сочи 2014 года оказалось, что мероприятие прижилось и пользуется успехом. И безо всяких спортивных аллюзий!

«Джаз — моя неслучившаяся любовь», часто говорит Юрий Башмет, в юности игравший на электрогитаре и заслушивавшийся джаз-роком. Сейчас Юрий Абрамович часто делает всякие кроссовер-проекты: например, его оркестр плюс биг-бэнд Игоря Бутмана. Играл он и с Ларри Кориеллом и Жаном-Люком Понти. На сочинском фестивале всегда есть джазовый участник — причём не абы кто в сопровождении местных, как принято у нас в провинции, а — настоящая звезда-легенда со своим «родным составом». Среди них бывали Жан-Люк Понти, Абдулла Ибрагим, Чучо Вальдес, Swingle Singers. «У нас выступал однажды пианист такой… чернокожий крупный мужчина с Кубы… Чучо Вальдес! — вспоминает Юрий Башмет. — Я его слушал и думал: ну роскошно, звук абсолютно как у Оскара Питерсона. Мастер! Потом выяснилось, что сеньор Вальдес учился на Кубе у людей, которые получили музыкальное образование в Советском Союзе. Это школа, это слышно. И это те мостики, о которых я говорю».

Arturo Sandoval (photo © Alexei Molchanovsky)
Arturo Sandoval (photo © Alexei Molchanovsky)

Джазовый участник этого года — трубач Артуро Сандоваль. После того, как в его гастрольный маршрут вошёл Сочи, другие промоутеры пригласили в Москву и Санкт-Петербург. На кратком брифинге с сочинскими журналистами маэстро сразу признался, что никакой особенной российской программы не приготовил — играют то, что и во всём гастрольном туре. Собственно, это же самое услышали и столицы пару дней спустя. И, кстати, правильно сделали — потому что программа эта идеально выверена и сбалансирована. Сочинская публика любит латино, любит всякое веселье — и всего этого было в достатке; и не любит заумь. Да, как уже заметили московские и питерские коллеги, сеньор Сандоваль в своём почтенном возрасте уже довольно мало играет на трубе, предпочитая петь, играть на клавишах и рояле и даже барабанить. Но те моменты, в которых он солирует — они дорогого стоят. «Он, наверное, просто поёт в мундштук басом, — недоумевал один из посетителей. — Ну не может труба так низко звучать!» Конечно, не может. И высоко так — не может. Но — звучит, ибо это Сандоваль. У него и один мундштук будет звучать, без инструмента — есть на YouTube ролик в доказательство.

Arturo Sandoval (photo © Alexei Molchanovsky)
Arturo Sandoval (photo © Alexei Molchanovsky)

В полдень перед концертом в Сочи Артуро Сандоваль согласился пообщаться с вашим корреспондентом.

Мы с фотографом приехали в отель «Камелия» — роскошное знание вдали от центра Сочи. Нас проводили на какой-то отдельный этаж, на отдельный балкон с видом на море. И вот он — Артуро Сандоваль, импозантный господин в забавно-стильных очках, пиджаке, с толстой сигарой в зубах. Весёлый, живой. «Вы присаживайтесь, присаживайтесь», пригласил он широким жестом.

Очевидный вопрос: вы нечасто бываете в России…

— Я так не считаю! Мне кажется, я уже раз сто бывал у вас. Несколько лет назад, например, выступил в Санкт-Петербурге, на площади рядом с Эрмитажем. В прошлом году играл на Украине. А вообще впервые я приехал ещё в составе группы Irakere, это был год 1975-76 примерно. Так что я хорошо знаю русскую публику и очень её люблю. Вы — музыкальная публика, чуткая. Играть для вас — одно удовольствие.

Arturo Sandoval (photo © Alexei Molchanovsky)
Arturo Sandoval (photo © Alexei Molchanovsky)

А что вы помните про тот визит с Irakere?

— В тот раз мне удалось в Москве познакомиться с моим кумиром — русским трубачом по имени Тимофей Докшицер. Он играл на трубе в оркестре Большого театра. Мы подружились, он дал мне урок игры на трубе.
ДАЛЕЕ: продолжение интервью Артуро Сандоваля  Читать далее «Артуро Сандоваль: интервью на Зимнем международном фестивале искусств в Сочи»

Ян Гарбарек: «Саксофон отличается от семьи тем, что ездит с тобой и на гастроли тоже!» (к 70-летию)

Кирилл Мошков,
редактор «Джаз.Ру»
(текст, фото)
CM

interview4 марта отметил 70-летний юбилей норвежский композитор и саксофонист Ян Гарбарек (Jan Garbarek) — один из самых известных в мире европейских джазменов. Гарбарек — безусловный творческий лидер первого поколения скандинавского джаза 1970-х гг. Это поколение первым в Северной Европе добилось мировой известности благодаря счастливой случайности — встрече Гарбарека и западногерманского продюсера Манфреда Айхера, чья фирма грамзаписи ECM прославила имена норвежских джазменов, которые, в свою очередь, своей узнаваемой стилистикой 1970-х и особенно 1980-х гг. создали то, что в историю джаза вошло как «стиль И-Си-Эм» или «звук И-Си-Эм». Практически все записи Яна Гарбарека с рубежа 1960-70-х гг. и до настоящего времени вышли именно на ECM.

Ян Гарбарек на фестивале Jazzkaar, Таллин, Эстония, 2012 (фото © Кирилл Мошков)
Ян Гарбарек на фестивале Jazzkaar. Таллин, Эстония, 2012 (фото © Кирилл Мошков, «Джаз.Ру»)

Ян Гарбарек родился в городке Мюсен на крайнем юго-востоке Норвегии 4 марта 1947 г. в семье осевшего в скандинавском королевстве польского военнопленного Чеслава Гарбарека и дочери норвежского фермера. Он вырос в Осло, получив норвежское подданство только в семилетнем возрасте (в то время королевство Норвегия не предоставляло своё подданство по факту рождения на территории страны). В 1968 г. он женился; у них с женой Вигдис есть единственная дочь — известная норвежская рок-певица Аня Гарбарек. К концу 60-х Гарбарек, овладев саксофоном в результате самостоятельных занятий, уже дебютировал в грамзаписи. Самой заметной его ранней записью стало участие в альбоме американского джазового композитора Джорджа Расселла «Electronic Sonata for Souls Loved by Nature» (Flying Dutchman Records, 1969). В тот период Гарбарек был убеждённым последователем Джона Колтрейна.
ВИДЕО: Jan Garbarek Quartet, съёмка Норвежской радиокомпании, 1969 «Karin’s Mode»
Ян Гарбарек — тенор-саксофон, Терье Бьёрклунд — фортепиано, Арильд Андерсен — бас, Юн Кристенсен — ударные

Постепенно Гарбарек эволюционировал в сторону более жёсткой манеры саксофонистов, работавших в пост-колтрейновской авангардной стилистике, прежде всего Алберта Айлера, но после 1973 г. отошёл от диссонантного звучания,  сохранив, впрочем, узнаваемый жёсткий, яркий тембр саксофона. В этот период он стал участником «Европейского квартета» прославленного американского пианиста Кита Джарретта, с которым между 1974 и 1979 записал ряд студийных и концертных альбомов, и они сделали его имя известным во всём джазовом мире.
ВИДЕО: «Европейский квартет» Кита Джарретта, на тенор-саксофоне — Ян Гарбарек. Выступление в Ганновере, 1976. «Spiral Dance»

В это же время в своих собственных записях он эволюционировал в сторону протяжных, медленных «амбиентных» звучаний, ставших его фирменной «фишкой» благодаря опять-таки ECM, рекламировавшей этот новый саунд, основанный на тщательно изученном Гарбареком норвежском деревенском фольклоре, как «звук ледяных фьордов».

Ян Гарбарек и Манфред Айхер в студии Talent, Осло (1970-е гг.)
Ян Гарбарек и Манфред Айхер в студии Talent, Осло (1970-е гг.)

Впрочем, джазовая критика впоследствии отмечала, что пресловутый «звук фьордов» разработал в своих студиях, расположенных в Осло — сначала Talent, затем Rainbow — знаменитый звукорежиссёр Ян-Эрик Конгсхауг. Именно он записал для продюсера Айхера значительное большинство альбомов ECM, и в действительности «звук ледяных фьордов» представлял собой звук выкрученных на максимум ревербераторов Lexicon, которые использовал этот звукорежиссёр-новатор.
ВИДЕО: Jan Garbarek Group, Гамбург, 1991 (полный концерт)
Райнер Брюнингхауз — клавишные, фортепиано; Эберхарл Вебер — электроконтрабас; Марилин Мазур — перкуссия; Агнес Буэн Гарнос — вокал

ДАЛЕЕ: продолжение биографии Яна Гарбарека и полный текст его интервью «Джаз.Ру» 2002 г.  Читать далее «Ян Гарбарек: «Саксофон отличается от семьи тем, что ездит с тобой и на гастроли тоже!» (к 70-летию)»

In Memoriam: нидерландский джазовый пианист Миша Менгельберг (1935-2017)

Константин Волков KW

inmemoriam3 марта в доме престарелых в Амстердаме умер пианист Миша Менгельберг, один из самых ярких музыкантов в истории европейского джаза. Первопроходец нидерландского джазового движения 1960-х, он в 1967 г. создал (вместе с барабанщиком Ханом Беннинком и саксофонистом Виллемом Бройкером) творческую организацию Instant Composers Pool и её джаз-оркестр — одно из центральных явлений так называемого «нового голландского свинга», New Dutch Swing, бурной и противоречивой джазовой сцены Нидерландов. Менгельберг руководил ICP Orchestra более четырёх десятилетий.

Миша Менгельберг (Москва, 2005, фото © Кирилл Мошков, «Джаз.Ру»)
Миша Менгельберг (Москва, 2005, фото © Кирилл Мошков, «Джаз.Ру»)

Свидетельство о рождении будущего джазового пианиста было выписано на имя Михаил Карлович Менгельберг. Дело в том, что Миша родился 5 июня 1935 г. в Киеве, где его отец, нидерландский дирижёр и звукорежиссёр Карел Менгельберг, завершив контракт руководителя муниципального оркестра Барселоны (Испания), в 1935-38 гг. работал на киностудии «Украинфильм». Его жена, мать Миши, нашла работу в киевском симфоническом оркестре: она играла на арфе. В 1938 г., в разгар репрессий в Советском Союзе, семья Менгельбергов вернулась в Амстердам, где жил прославленный дядя Карела — дирижёр Виллем Менгельберг, впоследствии, после Второй мировой войны, уволенный со всех постов и лишённый наград и премий за чересчур тесное общение с германскими оккупационными властями. Отец Миши дирижировал в Нидерландах рядом оркестров и многие годы был директором Школы музыкальной звукорежиссуры в Амерсфорте.

Неудивительно, что Миша Менгельберг тоже занялся музыкой — хотя его брат, Каспар Менгельберг, стал известным врачом-психиатром. Миша, чьё имя до конца 1960-х писалось по правилам голландской орфографии как Misja, попытался было избегнуть судьбы, начав учиться архитектуре, но в 1958 поступил в Королевскую консерваторию в Гааге, которую окончил в 1964 г. — том самом году, когда дебютировал в джазовой грамзаписи, приняв вместе с барабанщиком Ханом Беннинком участие в записи пластинки прославленного американского саксофониста, флейтиста и исполнителя на бас-кларнете — Эрика Долфи. Волею судеб получилось так, что эта пластинка, «Last Date», стала последней записью Долфи, который в том же году умер в Западном Берлине от диабетического шока. Уже после безвременной смерти музыканта в Амстердам пришла отправленная им из Берлина открытка, в которой он передавал привет Мише.

Миша Менгельберг, 1968
Миша Менгельберг, 1968

Фрагмент интервью «Музыка меня не интересует», которое Миша Менгельберг дал екатеринбургскому джазовому журналисту и радиоведущему Геннадию Сахарову (первая публикация — «Джаз.Ру», 2002):

— Я вообще-то родился в Киеве, а моя бабушка жила в Голландии, и мы иногда её навещали. А в 1938 г. окончательно переехали в Амстердам, потому что к этому времени Киев стал не самым приятным местом для жизни: большинство наших друзей исчезали… навсегда.

Мои родители были классическими музыкантами, а дед архитектором, так что мне было из чего выбирать…

После переезда в Голландию я получил начальное музыкальное образование на уровне школы, затем поступил в технический колледж на отделение архитектуры, а оттуда ушёл в консерваторию.

…С подачи родителей я решил заниматься архитектурой, потому что они мало зарабатывали и считали, что профессия музыканта— это собачья жизнь. Но я продолжал интересоваться музыкой, и они в конце концов махнули рукой. Так я оказался на композиторском отделении консерватории и ещё изучал теорию музыки… Я относился к своему образованию довольно формально и сочинял музыку, которая была более пригодна для импровизации.

Я хотел заниматься архитектурой, чтобы заработать кучу денег, а играть музыку просто в качестве хобби. И ещё мне казалось, что в Голландии слишком много несуразных строений, которые надо разрушить и построить все заново.

…В музыке невозможно что-либо разрушить, просто некоторые музыканты вносят в неё свой личный вклад, так сказать, добавляют к общему фонду. Мы тоже были изобретателями определённого направления и очень гордились этим, и сейчас гордимся.

ДАЛЕЕ: продолжение биографии и интервью пианиста Миши Менгельберга  Читать далее «In Memoriam: нидерландский джазовый пианист Миша Менгельберг (1935-2017)»

В «Импровизации нового века» выступит швейцарский контрабасист Лука Сисера и его ансамбль Roofer

anons12 марта в Еврейском культурном центре на Никитской им. Ральфа Гольдмана в рамках джаз-гостиной Михаила Митропольского «Импровизация нового века» выступит ансамбль Roofer (Швейцария), который возглавляет контрабасист и композитор Лука Сисера (Luca Sisera). Концерт проходит при поддержке швейцарского совета по культуре Pro Helvetia.

В составе ансамбля — пять музыкантов: кроме лидера-контрабасиста, это Михаэль Егер (Michael Jaeger) — тенор-саксофон, кларнет; Маурус Тверенбольд (Maurus Twerenbold) — тромбон; Ив Тейлер (Yves Theiler) — фортепиано и Михи Штульц (Michi Stulz) — барабаны.

Luca Sisera, Michi Stulz (photo © Cyril Moshkow. Jazz.Ru Magazine)
Luca Sisera, Michi Stulz (photo © Cyril Moshkow. Jazz.Ru Magazine)

Группа работает в направлении соединения композиторских форм современного авторского джаза и свободной импровизации. Композиции Луки Сисеры — четко выверенные по форме, с контрастными образами, построенными на идеальном взаимодействии музыкантов. Музыканты играют весьма современно, но одновременно проявляют крепкое знание джазовой традиции. «Джаз.Ру» после их выступления на Днях джаза Владимира Резицкого в Архангельске (осень 2016) назвал их музыку «явно укоренённой в джазовой традиции, но сильно обогащённой умными европейскими композиторскими элементами».

Лука Сисера родился в 1975 г., окончил Школу музыки в Люцерне. В течение 10 лет музыкант был одним из самых востребованных басистов швейцарской джазовой сцены, гастролируя в качестве сайдмена во многих группах джазовой (и не только!) направленности. В основу собственного проекта Луки, получившего название Roofer, легли композиции, написанные во время его работы в Нью-Йорке в 2013 г.

Yves Theiler (photo © Cyril Moshkow, Jazz.Ru Magazine)
Yves Theiler (photo © Cyril Moshkow, Jazz.Ru Magazine)

Музыканты группы — известные европейские импровизаторы, регулярно концертирующие в различных странах Европы, Северной Америки, Африки, Азии, выступающие в многочисленных проектах со звездами джаза. Так, саксофонист Михаэль Егер — артист прославленного швейцарского лейбла Intakt, сотрудничает с Грегом Осби (Greg Osby), Томом Рэйни (Tom Rainey), Акселем Дорнером (Axel Dorner). А среди тех, с кем работал пианист Ив Тейлер — звёзды европейского и американского джазового авангарда Александер фон Шлиппенбах и Сильви Курвуазье, Ансамбль Roofer нередко выступает с представителями других искусств, появляется в совместных проектах в визуальной области, работает с художниками, танцорами, актёрами.

В Москве коллектив представит новый альбом «Prospect», вышедший на известном британском лейбле Leo Records. Гостем вечера станет их московский друг — саксофонист и композитор, один из ярких представителей новой волны импровизационной музыки в России саксофонист Алексей Круглов.

12 марта, 19:00: Еврейский культурный центр на Никитской им. Ральфа Гольдмана, ул. Б. Никитская, 47, стр. 2 (м. Баррикадная / Краснопресненская), тел. (495)787-4560, (495)787-4567 (билеты онлайн на сайте ЕКЦ)

Цена билета: 1000 рублей. Для студентов и пенсионеров скидка 50%.
ВИДЕО: трейлер альбома «Prospect»




Репортаж «Джаз.Ру». Трубач Артуро Сандоваль в Москве: как это было

Кирилл Мошков,
редактор «Джаз.Ру»
(текст, фото)
CM

reportСильна, оказывается, вера московских медиа в компетентность организаторов концертов. Когда в 1983, 2011, 2013 годах артист выступал, соответственно, в Москве, Петербурге и Сочи, организаторы концертов прекрасно знали, что звезду кубинского джаза зовут Артуро Сандоваль, даже несмотря на то, что с начала 1990-х прославленный трубач живёт в США: всё-таки испанский там второй по распространённости язык, и даже самые американоцентричные американцы знают, как читаются фамилии латиноамериканских артистов. Но стоило организаторам московского выступления 67-летнего Сандоваля, не посоветовавшись со знающими либо джаз, либо испанский язык специалистами, написать на афишах «Артуро Сандовал» — как вся столица стала послушно повторять это слово, удобно рифмующееся со знакомыми и родными «сеновал» и «лесоповал».

Kemuel Roig, Arturo Sandoval, John Belzaguy
Kemuel Roig, Arturo Sandoval, John Belzaguy

Впрочем, организаторы оказались вполне компетентны для того, чтобы 1300-местный зал исторического Театра Эстрады, где проходил Первый международный московский джаз-фестиваль 1990 года и выступало множество прославленных джазменов, оказался вполне удовлетворительно наполнен — на поверхностный взгляд, процентов на 75. Предсказать это, исходя из объявленных организаторами «докризисных» цен на билеты (первые ряды стоили по 8000-9000 рублей), было сложно. Остаётся поздравить организаторов со вполне удачным, по московским меркам, результатом.

Что же услышали те, кто пришёл на концерт Артуро Сандоваля и его группы в Театре Эстрады 27 февраля?

Нужно, прежде всего, чётко понимать формат этого вечера. Это не клубное выступление и не фестиваль. И не специальный, единственный, по какому-то особому случаю организованный концерт. Это один из вечеров большого гастрольного тура артиста. Перед Москвой были выступления в Кракове, Катовице, Киеве, Одессе, Сочи и Санкт-Петербурге («Джаз.Ру» ожидает поступления в редакцию репортажа и с сочинского концерта Сандоваля, состоявшегося 25 февраля). Из Москвы артисты улетели в Джакарту (Индонезия). То есть мы увидели ровно то, что артист подготовил для средней протяжённости международного тура, для самых разных, я бы даже сказал — разношёрстных аудиторий, чтобы никто не ушёл обиженный.

Arturo Sandoval y su banda
Arturo Sandoval y su banda

В такой ситуации обычно оказываются обиженными те, чьи ожидания традиционно завышены — то есть специалисты. Джаз-фэны, продюсеры джаз-клубов и фестивалей, меломаны, коллекционеры пластинок, ну и некоторые джазовые журналисты заодно. Те, кто слышал эпическое соло Сандоваля в эпохальной сюите «Misa Negra» в составе великой кубинской группы Irakere, записанной на концерте Ньюпортского джаз-фестиваля 1978 г. Те, кто заслушивался нереально высокими нотами, которые Артуро без слышимых усилий брал в своём фирменном «латин-боповом» контексте на первом после побега с Кубы в США (но не на лодке, а в результате «рывка» в американское посольство в Испании во время гастролей) альбоме, соответственно моменту названном «Побег на свободу» («Flight to Freedom», GRP, 1991). Те, кто могут оценить его мастерство академического трубача, хотя бы по альбому 1994 г. «The Classical Album», где Сандоваль играл Леопольда Моцарта с Лондонским симфоническим оркестром…

Но таких слушателей, конечно же, в зале было меньшинство.

Kemuel Roig, Arturo Sandoval, John Belzaguy
Kemuel Roig, Arturo Sandoval, John Belzaguy

Зато было множество трубачей — и совсем молодых, и крепких мастеров. Оно и неудивительно: Артуро Сандоваль — если и не живое воплощение его ментора и идола Диззи Гиллеспи, то, во всяком случае, один из живых апостолов искусства джазовой трубы. Посмотреть на живого Сандоваля, в 67 лет демонстрирующего весьма недурную исполнительскую форму при игре на этом сложнейшем, жесточайшем к исполнителю инструменте — для трубача как минимум важно. За плечами у Сандоваля — множество эпических достижений (см. выше), при этом в среднем выдержанных во вполне общедостуной, популярной стилистике. И при этом не к каждому трубачу судьба настолько милостива, чтобы в 67 он всё ещё мог артикулировать так, как это всё ещё может делать Сандоваль.

Kemuel Roig, Arturo Sandoval, John Belzaguy
Kemuel Roig, Arturo Sandoval, John Belzaguy

И, надо сказать, свои возможности сеньор Артуро хорошо знает. Он пользуется ими умело, расчётливо и артистично. Он понимает, что в конце шестого десятка уже чисто физически не сможет дунуть так и, главное, столько, как и сколько делал это 30-40 лет назад. Но он понимает также, что от него этого ждут. И он умело выстраивает программу концерта таким образом, чтобы сделать её максимально разнообразной — и чтобы она своей пестротой и увлекательностью обрамляла те немногие моменты, когда сеньор Артуро в виде разнообразия не поёт, не пританцовывает, не ходит по залу в далёкие походы, общаясь с публикой на английском языке с очаровательным латиноамериканским акцентом, не играет на синтезаторе, поддерживая мощный латин-фанк сопровождающей группы, не лупит (весьма впечатляюще!) палочками в тимбалес, не играет соло на варгане (!) и не удивляет тех, кто не знает за ним умения играть на рояле (и не слышал его альбома 2001 г. «My Passion for the Piano»), исполнением на фортепиано вполне профессионально сыгранного джазового номера. Всё это — только обрамление, а главное — те самые моменты, когда Сандоваль играет на трубе.
ДАЛЕЕ: продолжение репортажа с концерта Артуро Сандоваля в Москве 
Читать далее «Репортаж «Джаз.Ру». Трубач Артуро Сандоваль в Москве: как это было»

Испанский гитарист-импровизатор Анхель Онтальва в российской столице с московскими музыкантами

anonsВ конце февраля и начале марта на московской и питерской импровизационных сценах проходит много мероприятий, в которых участвует хорошо известный в России испанский гитарист-импровизатор Анхель Онтальва (Ángel Ontalva), в том числе ряд концертов в обеих столицах в компании с самыми разными российскими музыкантами и актёрами. Это и совместный перформанс с «Пластическим театром PosleSlov» 25 февраля в пространстве «Собор», и трио с известными московскими импровизаторами, участниками ансамбля Goat’s Notes Марией Логофет и Петром Талалаем в «Доме Культуры» 2 марта. Анхель также примет участие в фестивале «СОН» 5 марта в клубе Ypsilon с Алексеем Кругловым, Юрием Яремчуком и другими известными музыкантами.
ВИДЕО: Ángel Ontalva Mundo Flotante «Leilya»

А 6 марта в клубе «Китайский Летчик Джао Да» под патронажем московского пианиста-импровизатора, лидера Goat’s Notes и «Ансамбля Средиземноморской Деконструкции» Григория Сандомирского Анхель Онтальва представит необычный проект — импровизационное гитарное трио, в которое, помимо Анхеля, войдут блестящий фри-джазовый гитарист из Грузии Гурам Мачавариани, известный своим участием в радикальном фри-дуэте Critical Mass, и один из ведущих московских блюзовых гитаристов Владимир Русинов. Сложно предсказать, во что выльется это взаимодействие, но, учитывая опыт и мастерство участников, следует ожидать действительно яркого события.

Ángel Ontalva
Ángel Ontalva

Не менее интересным предстанет и второе отделение концерта, в котором на сцене к Анхелю Онтальве присоединится ансамбль Surfing Dog — основанная известными московскими импровизаторами-авангардистами Григорием Сандомирским и Владимиром Кудрявцевым группа, объединяющая известных музыкантов различной стилистики и играющая свободно-импровизационный фьюжн, в основе которого лежат методы спонтанного музицирования. При помощи необычного сочетания инструментов участники Surfing Dog добиваются удивительных звуковых и стилистических контрастов — от гитарно-органной мощи и авангардного сёрфа в духе Naked City до изысканных эмбиентных ландшафтов со скрипкой, гитарой и бас-кларнетом. Участие Анхеля Онтальвы сделает выступление Surfing Dog ещё более непредсказуемым и интересным.

Состав: Мария Логофет (скрипка), Владимир Русинов (гитара), Григорий Сандомирский (орган), Андрей Бессонов (бас-кларнет), Гурам Мачавариани (бас), Петр Талалай (барабаны); специальный гость — Анхель Онтальва (гитара).

6 марта, 20:00, веранда клуба «Китайский Летчик Джао Да». Вход 300 ₽.

ДАЛЕЕ: полный список концертов, контактная информация, ВИДЕО  Читать далее «Испанский гитарист-импровизатор Анхель Онтальва в российской столице с московскими музыкантами»

«Шлёпанье одним или двойным языком»: саксофонист-инноватор Дерек Браун впервые в России

Юрий Льноградский,
зам. главного редактора «Джаз.Ру»
YL

anonsС 8 по 31 марта по двум десяткам городов России пролегает маршрут российского тура, в который впервые отправляется Дерек Браун (Derek Brown) – саксофонист-новатор из Чикаго, чей необычный стиль уже покорил аудиторию многих стран. Российский тур представляет компания «Отдел культуры». Ранее Браун выступал не только в зажиточной Западной Европе, но и в Китае, Малайзии, Бразилии, Латвии, Украине, Сербии.

Derek Brown
Derek Brown

Дерек – один из ключевых участников популярной чикагской фанк-группы Low Spark, однако известен он в первую очередь своим сольным проектом с говорящим названием BEATBoX SAX (именно так сам он пишет это название). Дерек объединяет в своих шоу диаметрально противоположные составляющие — как в содержательной, так и в технической их части. С одной стороны, в его репертуаре – смесь из джазовых стандартов, классических произведений, хитов рок- и поп-музыки и авторских пьес. С другой стороны – он в состоянии, не пользуясь процессорной обработкой звука, совмещать игру на саксофоне, пение и специфический битбокс, который именно использованием саксофона отличает Брауна от множества «обычных» битбоксеров. Многие звуковые эффекты, которые он использует, в принципе невозможны для человеческого горла самого по себе.

История Дерека напоминает классический путь музыкантов, совершивших революцию в джазе на заре его становления. Он родился и вырос в мичиганском захолустье, где любительские занятия музыкой направлялись запросами и советами не самых искушённых слушателей; первая группа с его участием, Afterthought, исполняла обычную смесь консервативного джаза и кантри на «белый» лад. Однако уже в ней Браун начал не только писать собственную музыку, но и пробовать выйти за рамки жанра, в том числе через новый взгляд на технику игры на инструменте. Дерек вообще не шёл проторенными путями: музыкальное образование, например, он получил в далеко не самом престижном заведении Штатов – в колледже-консерватории Университета Цинциннати. Но, возможно, именно вне образовательного конвейера всемирно известных джазовых школ и должен был зародиться новый стиль. Даже место работы многообещающий выпускник выбрал не там, где положено «нормальному» джазмену: Браун уехал преподавать в Христианский Университет Абилина, расположенный в небольшом техасском городке. Здесь он руководил джазовым отделением и основал джазовый фестиваль, ставший ежегодным. Здесь же и окончательно поставил перед собой амбициозную задачу – изменить формат сольного выступления саксофониста, сделать его полноценным по наполнению и звучанию шоу без применения электроники. Для решения оказалось недостаточно уже известных техник вроде циркулярного дыхания и более или менее очевидных перкуссионных фокусов; Браун разработал и собственные приёмы, получившие названия «slap-tonguing» и «double-tonguing». В буквальном переводе, который только усиливает всю специфику – это «хлопок (щелчок) языком» и «двойная работа языком»; отдельных же русскоязычных энтузиастов, искренне стремящихся передать перевод буквально, эти названия провоцируют на перлы вроде того, что вынесен в название материала.

Найденная формула позволила Брауну реализовать главную мечту любого современного музыканта – стать независимым артистом, который живёт только собственной музыкой и не должен совмещать её с преподаванием, работой в чужих ансамблях и т.п. Перебравшись в Чикаго, Дерек быстро стал одним из самых ярких саксофонистов современной сцены, что хорошо иллюстрируют именные контракты на обеспечение со стороны ведущих производителей инструментов и оборудования (Legere Reeds, JodyJazz, P.Mauriat, BG, AKG). Собственный канал на Youtube принёс Брауну известность, о которой могут только мечтать многие «нормальные» джазмены: сегодня у него десятки тысяч подписчиков и миллионы просмотров, а найденные им решения изучаются и тиражируются студентами.

Шоу Брауна – это действительно шоу. Здесь есть всё. Мало того, что в одной программе звучат джазовые стандарты («I Got Rhythm» Гершвина), фанк (неувядающий «Chameleon» Хэрби Хэнкока), соул («Stand By Me», прославленная Беном Э. Кингом), рок-н-ролл («Can’t Help Falling In Love» из репертуара Элвиса Пресли), классика (виолончельная сюита Иоганна Себастьяна Баха), новая волна («Every Breath You Take» от The Police), эстрада самого разного толка (от Haddaway до ни много ни мало Джастина Бибера). И мало того, что с точки зрения звуковой палитры один молодой американец с саксофоном даст хорошую фору иным полноценным ансамблям. Дело ещё и в естественности и юморе артиста, который не чурается добрых и ярких розыгрышей – например, исполнить свою композицию дуэтом с собственным папой, чей не очень музыкальный голос записан на мобильный телефон.

Дерек Браун, разумеется, вряд ли станет такой же легендой своего инструмента, какой стал Чарли Паркер, Джон Колтрейн или другие мастера высшего эшелона, перевернувшие представления современников о возможностях саксофона. Сейчас другое время. Но именно в это, другое время именно он, Дерек Браун, может воссоздать атмосферу джазового расцвета – когда все вокруг молоды, отчаянны, полны надежд, не боятся экспериментов и не забывают о том, что главное назначение этого искусства – дарить чистую радость, а не побуждать к искусствоведческим изысканиям.

ДАЛЕЕ: интервью Дерека Брауна, видео, полное расписание концертного тура по России в марте 2017 г. Читать далее ««Шлёпанье одним или двойным языком»: саксофонист-инноватор Дерек Браун впервые в России»

In Memoriam. Пианист Хорас Парлан (1931-2017)

inmemoriam23 февраля в городке Корсё на датском острове Зеландия ушёл из жизни американский джазовый пианист Хорас Парлан (Horace Parlan). Ему было 86 лет. Музыкант родился в Питтсбурге (штат Пенсильвания) 19 января 1931 и жил в Дании с 1973 г.
Предлагаем нашим читателям очерк памяти музыканта, который написал наш постоянный автор Николай Шиенок.


Николай Шиенок,
фото: архив «Джаз.Ру»
NS

Наверное, многие даже не сразу вспомнят, кто это. Хотя музыка, записанная с его участием, издана на нескольких очень хорошо известных пластинках, которые имеются в каждом приличном доме. Одна из таких — выдающийся альбом Чарлза Мингуса «Mingus Ah Um» (Columbia, 1959). Вспомнили? Мингус впервые услышал Хораса Парлана в одном из клубов Питтсбурга, куда его пригласили на джем-сешн. Мингус сначала попытался переиграть местного пианиста на контрабасе, но потом заметил, что у того что-то не так с правой рукой. Из-за перенесённого в детстве полиомиелита правая рука Парлана оказалась частично парализованной, и он мог использовать на ней только два пальца. Однако его учительница музыки, Мэри Элстон, помогла ему выработать собственный стиль фортепианной игры и вдохновила на продолжение карьеры. Мингуса настолько впечатлила игра Парлана, что он взял его в свой ансамбль. Британский джазовый пианист и историк джаза Брайан Пристли пишет, что до появления Парлана в ансамбле Мингус часто был недоволен своими пианистами и неоднократно грозился бросить контрабас и полностью переключиться на фортепиано. С участием Парлана были записан также замечательный альбом «Blues & Roots» (Atlantic, 1959), после чего его сменил Роланд Ханна, а сам он получил возможность записать примерно полдюжины самостоятельных альбомов на Blue Note.

Horace Parlan, 1960
Horace Parlan, 1960

В 1972 году Хорас Парлан переехал на постоянное жительство в Копенгаген, где ещё примерно четверть века активно играл на местной сцене и записывался на датском лейбле SteepleChase. Но Америка поразительно быстро забывает уехавших из Америки. Уехал — это почти что умер. В качестве иллюстрации — отрывок из сопроводительного текста критика и историка джаза Айры Гитлера к одной из самых лучших пластинок саксофониста Декстера Гордона «Doin’ Alright» (Blue Note, 1961), тоже записанной с участием Хораса Парлана (тут следует напомнить, что Гордон в своё время тоже провел несколько лет в Европе и, в частности, в Копенгагене):

Слушатели со стажем помнят Декстера Гордона, но более молодые джаз-фэны вряд ли знают его, хотя он время от времени работал в США в пятидесятых.

Вернёмся к теме участия Хораса Парлана в проектах Чарлза Мингуса (1922-1979), на этот раз гораздо менее известных. Джон Кассаветес, режиссёр фильма «Тени» («Shadows», 1959), удостоившегося приза критиков на кинофестивале в Венеции, первоначально планировал пригласить в качестве композитора Майлза Дэйвиса, но в силу ограниченности бюджета конечный выбор пал на Чарлза Мингуса. Кассаветес хотел, по примеру «Лифта на эшафот» Луи Маля (где звучала музыка Майлза), чтобы музыканты спонтанно импровизировали, глядя на прокручиваемый на экране отснятый и смонтированный видеоматериал, — но у Мингуса была иная точка зрения на процесс создания киномузыки. Он принёс в студию заранее сочинённые композиции и попытался со своим ансамблем встроить их в готовый видеоряд. Результат никого не порадовал, и ситуацию пришлось срочно спасать. Были дополнительно записаны некоторые чисто импровизационные фрагменты с перкуссией (как у Сан Ра или «Чикагского Художественного Ансамбля»: стучали все!) и соло на саксофоне и флейте Шафи Хади. Таким образом, заготовленные композиции Мингуса в фильм не вошли, а появились позже на следующих пластинках: пьесы «Nostalgia in Times Square» и «Alice’s Wonderland» (хотя вместо Хораса Парлана на ней играет Ричард Уайендс) — на пластинке «Jazz Portraits» (United Artists, 1959), которая в 1963 году была переиздана под названием «Wonderland»; пьеса «Self Portrait in Three Colors» — на пластинке «Mingus Ah Um» (Columbia, 1950). Единственный 7-минутный импровизационный фрагмент «Untitled Percussion Composition» был впервые издан только в коробке из 12 компакт-дисков «The Complete Debut Recordings» (Fantasy, 1990). И наконец, совсем недавно всё вышеперечисленное было собрано вместе и издано на виниле «Shadows» (Doxy Cinematic, 2015 или DOL, 2016).

В 1958 году Чарлз Мингус с Хорасом Парланом, Джимми Неппером (труба), Шафи Хади (саксофон) и Кенни Деннисом записали музыкальное сопровождение к стихам американского поэта Лэнгстона Хьюза. Результат был издан на второй стороне пластинки под названием «The Weary Blues with Langston Hughes» (MGM, 1958).

Horace Parlan (photo © Sundance)
Horace Parlan (photo © Sundance)

Я ещё много о чём не упомянул. Например, об участии Парлана в записи одного из альбомов оркестра датского авангардного гитариста Пьера Дёрха (Pierre Dørge), о пластинках саксофониста Стэнли Туррентина, записанных в начале 60-х с его участием, или о дуэтных альбомах с саксофонистом Арчи Шеппом, выходивших на SteepleChase, например «Trouble in Mind» (1980). А запись с Шеппом «Goin’ Home» (SteepleChase, 1977) — редкой красоты альбом. Надо бы раздобыть его на виниле.
СЛУШАЕМ: Horace Parlan Trio «No Blues», 1975
Horace Parlan p, Niels-Henning Ørsted Pedersen b, Tony Inzalaco (ds)




Пионер джаз-рока и фьюжн — гитарист Ларри Кориелл (1943-2017)

Кирилл Мошков,
редактор «Джаз.Ру»
фото: автор; архив редакции; Павел Корбут
CM

inmemoriamКак сообщила поздним вечером 20 февраля пресс-служба фирмы грамзаписи Savoy Jazz, 19 февраля в Нью-Йорке скоропостижно скончался гитарист Ларри Кориелл (Larry Coryell). Он умер во сне в гостиничном номере: 73-летний музыкант находился в Нью-Йорке на гастролях. Ещё 17 и 18 февраля он отыграл два шоу в знаменитом джаз-клубе Iridium, ставшие последними выступлениями в его жизни.

Ларри Кориелл, 2014 (фото © Кирилл Мошков, «Джаз.Ру»)
Ларри Кориелл, 2014 (фото © Кирилл Мошков, «Джаз.Ру»)

Кориелла называли первопроходцем джаз-рока и фьюжн в гитарной игре: в 60-е годы прошлого столетия он был среди первых гитаристов, соединявших в единой новой стилистике влияния электрического звука и плавающей звуковысотности рок-музыки, угловатую и острую фразировку чикагского гитарного блюза и монотонно-острую ритмику кантри с разработанными электрогитаристами джаза 1940-50-х годов методами приложения импровизационного языка бибопа /пост-бопа к игре на электрической гитаре. Впрочем, джаз-рок и фьюжн оказались только одной из глав в творчестве Ларри: он изумительно играл также и на традиционной акустической гитаре, а его стилистический диапазон простирался от академической музыки до чистого джаза.

Ларри Кориелл родился 2 апреля 1943 года в городе Галвестон, штат Техас, но вырос на крайнем Северо-Западе США, в штате Вашингтон. Музыкой он начал заниматься с раннего детства, играл на фортепиано и на гитаре (акустической, а позже и на электроинструменте), подростком играл в рок-н-ролльных группах в городке Якима среди отрогов Каскадного хребта. Потом был Сиэтл, где Ларри учился на журналиста в Университете штата Вашингтон, и игра в самой популярной группе города The Dynamics. В 1965 г. Кориелл переехал в Нью-Йорк, где сразу же попал в квинтет известного джазового барабанщика Чико Хэмилтона (там он сменил в должности гитариста венгерского эмигранта-новатора Габора Сабо) и дебютировал с этим коллективом в грамзаписи (альбом Хэмилтона «The Dealer», 1966). В Нью-Йорке Кориелл стал одним из основателей группы The Free Spirit, которую считают одной из первых групп джаз-рокового движения: на самом деле это был любительский джазовый коллектив, который благодаря опыту Кориелла в рок-звучаниях сразу же заметно «потяжелел» в звуке.

Ларри Кориелл, начало 1970-х
Ларри Кориелл, начало 1970-х

Первый альбом этой группы «Out Of Sight And Sound» пользовался определенным успехом в Нью-Йорке, но концертов она дала считанные единицы, и в 1967 г. Кориелл покинул её, чтобы записываться с другой молодой звездой — вибрафонистом Гэри Бёртоном, с которым тоже разрабатывал своеобразную версию прото-фьюжн — соединение джаза, рок-ритмов и кантри.
ВИДЕО: Ларри Кориелл и Гэри Бёртон играют пьесу «General Mojo’s Well-Laid Plan» в Берлине, 1967

ДАЛЕЕ: продолжение биографии Ларри Кориелла

Читать далее «Пионер джаз-рока и фьюжн — гитарист Ларри Кориелл (1943-2017)»