Германский новоджазовый барабанщик Пауль Ловенс: интервью «Джаз.Ру» перед выступлениями в Москве

Григорий Дурново,
обозреватель «Джаз.Ру»
Фото: архив «Джаз.Ру» и Гульнара Хаматова)
GD

Как мы уже сообщали, в Москве стартовал VII фестиваль «Джаз осенью», организованный Гёте-Институтом в культурном центре «Дом». Фестиваль представляет московской публике поисковые, экспериментальные направления европейской музыки, прежде всего — из Германии.

Пожалуй, одним из главных событий фестиваля можно назвать приезд в Москву барабанщика Пауля Ловенса, с 1969 года прочно вошедшего в круг лидеров европейского движения свободной импровизации и выработавшего оригинальный стиль с индивидуальной подборкой перкуссионных инструментов и объектов. На фестивале Ловенс сыграет сразу в двух коллективах — PaPaJo Trio и Schlippenbach Trio.

Paul Lovens (photo © Gulnara Khamatova, 2010)
Paul Lovens (photo © Gulnara Khamatova, 2010)
  • 6 октября, пятница: Paul Hubweber’s PaPaJo Trio: Пауль Хубвебер (Paul Hubweber) — тромбон, голос; Джон Эдвардс (John Edwards) — контрабас; Пауль Ловенс (Paul Lovens) — ударные
  • 7 октября, суббота: Schlippenbach Trio: Александр фон Шлиппенбах (Alexander von Schlippenbach) — фортепиано, Эван Паркер (Evan Parker) — саксофон, Пауль Ловенс (Paul Lovens) — ударные

Это будет второе выступление Ловенса в Москве: в первый раз он играл в российской столице со «Шлиппенбах Трио» в 2010 г. (см. «Полный Джаз 2.0» от 12.09.2010. Schlippenbach Trio в Москве: «пылкий Шлиппенбах» и другие). Перед новым приездом в Москву музыкант ответил на вопросы обозревателя «Джаз.Ру» Григория Дурново.

Что вы можете сказать о ваших партнёрах по триоPaPaJo Trio, Пауле Хубвебере и Джоне Эдвардсе, о работе с ними, о самом трио?

— Изначально на контрабасе в трио играл покойный Петер Ковальд. После его смерти мы с другим Паулем стали искать подходящего контрабасиста. Мы слышали о Джоне и слышали его игру, попросили его присоединиться к нам, и с первого концерта стало ясно, что Джон с его неповторимой способностью привносить в игру мощную энергию и свежесть — это был правильный выбор. Его игра идеально подошла к исследовательскому подходу Хубвебера к игре на тромбоне. Я просто прыгал от радости — и вот уже больше десяти лет мы играем вместе.
ВИДЕО: Paul Hubweber’s PaPaJo

Какие из актуальных проектов с вашим участием вы бы упомянули как наиболее важные? Кто из ваших партнёров более других повлиял на вас, стал для вас источником вдохновения?

— В течение всех этих десятилетий работы над, в и со свободной импровизацией меня много раз приглашали самые разные музыканты, и я много раз выбирал самых разных музыкантов. На сегодняшний день я научился соглашаться на участие только в тех составах, которые гарантируют максимум индивидуальной свободы во имя совместно достигаемого высокого музыкального качества. То есть я играю только в ансамблях, которые достигли такого уровня, или в более молодых проектах, у которых явным образом есть необходимый потенциал и которые явным образом двигаются в таком направлении.

Что касается второй половины вашего вопроса, то это без сомнения один английский саксофонист, с которым я работаю уже пятьдесят лет (Эван Паркер. — Ред.) И я вам скажу, почему он занимает в моей жизни такое место: он научил меня, как слушать, — слушая меня.

Paul Lovens, Evan Parker (pnoto © Gulnara Khamatova, 2010)
Paul Lovens, Evan Parker (pnoto © Gulnara Khamatova, 2010)

ДАЛЕЕ: продолжение интервью Пауля Ловенса  Читать далее «Германский новоджазовый барабанщик Пауль Ловенс: интервью «Джаз.Ру» перед выступлениями в Москве»

В Москве состоится мировая премьера норвежско-ирландского ансамбля Rasmussen / Smyth / Solberg Trio

21 сентября в культурном центре «ДОМ» выступит трио импровизаторов, представляющих три европейские страны — Rasmussen / Smyth / Solberg Trio: Метте Расмуссен (Mette Rasmussen) — саксофон (Дания/Норвегия), Пол Дж. Смит (Paul G. Smyth) — фортепиано (Ирландия) и Столе Льявик Сульберг (Ståle Liavik Solberg) — ударные, перкуссия (Норвегия). Концерт проходит при поддержке посольства Норвегии в России. Информационные партнёры концерта — журнал «Джаз.Ру» и музыкальная энциклопедия «Звуки.ру».

Многие любители так называемого «нового джаза» наверняка помнят волшебный мартовский вечер 2014 года, проведённый ими в КЦ «Дом» на концерте дуэта саксофонистки Метте Расмуссен и ударника Столе Сульберга. Их игра стала откровением для взыскательной столичной публики, и уже тогда стало понятно, что перед нами будущие звёзды мировой величины. Сейчас, по прошествии трёх с половиной лет, можно с уверенностью сказать, что они ими стали — и уже в своём «звёздном» статусе они выступят в Москве, представив столичной публике новую для неё фигуру — ирландского пианиста-импровизатора по имени Пол Дж. Смит.

Paul G. Smyth, Mette Rasmussen, Ståle Liavik Solberg
Paul G. Smyth, Mette Rasmussen, Ståle Liavik Solberg

Метте Расмуссен — датчанка, уже много лет живущая на севере Норвегии, в Тронхейме. Когда-то бессменная участница датского авант-джазового трио SAFT и международного авант-джаз-панкового Trio Riot, Метте в последние несколько лет практически полностью переключилась на свободную импровизацию и стала востребованной участницей многих международных фестивалей, посвящённых авангардному джазу. Из составов, в которых она выступает, необходимо выделить дуэты с ударниками Столе Сульбергом и американцем Крисом Корсано, а также трио с тем же Сульбергом и героем американского «свободного джаза» прошлых десятилетий — контрабасистом Аланом Силвой. На прошлогоднем международном джазовом фестивале в норвежском Конгсберге это трио превратилось в удивительный квартет, так как к нему присоединился ещё один легендарный американский музыкант — бессменный участник, а ныне глава исторического Sun Ra Arkestra саксофонист Маршалл Аллен.

В 2016 Метте создала собственный ансамбль — Mette Rasmussen Quintet: саксофон, два контрабаса и две ударных установки! Среди участников квинтета — мэтры свободной импровизации: контрабасист трио The Thing Ингебригт Хокер Флатен и барабанщики — англичанин Пол Литтон и швед Раймонд Стрид. Тогда же Расмуссен вошла в состав знаменитого Fire! Orchestra шведского саксофониста Матса Густафссона. Игру Метте, которую часто сравнивают с игрой великого Алберта Айлера, отличают изобретательность и разнообразие технических приёмов, экспрессивность, яркий тембр с большим количеством обертонов.
ДАЛЕЕ: продолжение рассказа о музыкантах, контакты, билеты, ВИДЕО  Читать далее «В Москве состоится мировая премьера норвежско-ирландского ансамбля Rasmussen / Smyth / Solberg Trio»

Я прекрасен, ты прекрасна: датские джазовые хулиганы BBNJQ возвращаются в Россию

C 17 сентября до 1 октября будет гастролировать по России датский ансамбль Bangin’ Bülows Nice Jazz Quartet — яркий и самобытный коллектив, в буквальном смысле слова не знающий, куда ещё девать свою молодецкую силу и энергию.

Сегодняшний европейский (да и американский) джазмен от гастролей в России не отказывается. За тем редчайшим исключением, когда артистическая жизнь совсем уж явно удалась и от ангажементов некуда деваться. У основной же массы музыкантов вопрос «стоит ли ехать в эту непредсказуемую страну медведей, балалаек, водки и межконтинентальных ракет?» давно и необратимо трансформировался в вопрос, никак не привязанный к местности, и звучит он куда прозаичнее: «куда бы поехать, чтобы хоть что-то заплатили?». Можно много спорить о том, становится ли джаз лучше или хуже, но нельзя отрицать того, что кризис перепроизводства в этом жанре сравним с тем, что творилось в Российской Федерации в конце девяностых годов, когда страна была перенасыщена юристами и экономистами, на которых не хватало предприятий. Здесь то же самое: как минимум профессионально и недурно играют джаз уже десятки миллионов по всему миру, да вот только фестивалей и клубов много меньше, чем желающих на них попасть. Поэтому сегодня в России – столько иностранной музыки, готовой ради новой сцены и новой страны в биографии ехать хоть в Москву, хоть в Олёкминск, республика Саха (Якутия), что всерьёз акцентировать на них внимание сакраментальным «впервые в России!» несерьёзно.

Bangin' Bülows Nice Jazz Quartet
Bangin’ Bülows Nice Jazz Quartet

Однако бывает и «не впервые в России». Вот это уже – свидетельство либо какой-то особой специфической любви музыкантов к нашей непростой стране, либо действительно заметного качества и самобытности артиста, либо готовности профессиональных музыкантов к безалаберной жизни в стиле хиппи даже во времена айфонов, чек-инов и блокчейнов. А бывает и такое, когда всё сходится воедино, и тогда «не впервые в России» оказывается молодой ансамбль из Дании с нахальным названием BBNJQ (что примерно можно перевести как «Милый джаз-квартет офигенного Бюлова»).

Состав ансамбля: Йон Бендиксен — клавишные; Фредерик Бюлов — ударные; Адриан Кристенсен — контрабас; Микас Олесен — гитара.
ДАЛЕЕ: биография, расписание тура, билеты, ВИДЕО  Читать далее «Я прекрасен, ты прекрасна: датские джазовые хулиганы BBNJQ возвращаются в Россию»

Ансамбль «новой волны британского джаза» Ezra Collective выступит в московском Клубе Алексея Козлова

17 сентября в московском Клубе Алексея Козлова выступает британский ансамбль Ezra Collective — яркие представители «новой волны британского джаза». Как определяют сами участники группы, Ezra Collective — «лондонский ансамбль из пяти человек, соединяющий джаз, хип-хоп и афробит в поисках новых направлений: они уважают великих предшественников и признают их влияние, но твёрдо уверены в том, что лицо джаза меняется».

Ezra Collective
Ezra Collective

«Эзра Коллектив» уже известен московской публике: летом этого года они выступали на сцене «Индикатор» фестиваля «Усадьба Jazz». Несмотря на молодость — коллектив существует с 2012 г., а его участникам сейчас по 23-25 лет — ансамбль уже выступал на самых престижных сценах Великобритании, включая важнейший лондонский джаз-клуб Ronnie Scott’s, Лондонский джаз-фестиваль и Королевский Альберт-Холл.

Ансамбль возник в недрах некоммерческой организации Tomorrow’s Warriors («Воины завтрашнего дня»), которая занимается музыкальным образованием, профессиональным развитием, поддержкой и продвижением новых имён в британском джазе, включая множество совсем молодых музыкантов. Первое появление Ezra Collective на большой сцене — конкурс Yamaha Jazz Experience Competition, который они выиграли в мае 2012. В том же году они разогревали американскую звезду, трубача Теренса Бланшарда, на Лондонском джаз-фестивале. Год спустя Ezra Collective выступили в Альберт-Холле в рамках концерта «Воинов завтрашнего дня», а в 2016-м вышел их дебютный EP «Chapter 7», который они распространяют через независимую платформу Bandcamp.

Стилистически лондонский ансамбль укоренён в джазовой традиции и декларирует любовь к ней, но «вживляет» её в ритмы сегодняшнего дня — афробит, регги, хип-хоп. Их знание ритмики рэпа таково, что они выступали как сопровождающий ансамбль нью-йоркского рэпера Фарохи Монча, а в их собственных записях звучала «читка» британского хип-хопера Тая (Ty). Однако джаз, как объединяющая сила, определяет их стилистику; каждый из участников группы — компетентный джазовый солист.

Состав ансамбля: Дилан Джонс — труба; Джеймс Моллисон — тенор-саксофон; Джо Армон-Джонс — фортепиано, клавишные инструменты; ТиДжей Колиосо — бас-гитара; Феми Колиосо — ударные.
Приезд коллектива организован Клубом Алексея Козлова при поддержке  «Усадьба Jazz».
ДАЛЕЕ: контакты, билеты, ВИДЕО  Читать далее «Ансамбль «новой волны британского джаза» Ezra Collective выступит в московском Клубе Алексея Козлова»

In Memoriam. Гитарист Джон Аберкромби (1944-2017)

22 августа в городке Пикскилл, штат Нью-Йорк, в больнице «Долина Гудзона» после долгой болезни умер на 73-м году жизни один из самых ярких гитаристов 1970-2000-х гг. — Джон Аберкромби (John Abercrombie). В последние годы здоровье его сильно пошатнулось; ранее в этом году он перенёс инсульт. Музыкант ушёл из жизни в окружении членов своей семьи. Причиной смерти, как сообщили представители больницы, стала остановка сердца.

John Abercrombie (photo © John Rogers/ECM)
John Abercrombie (photo © John Rogers/ECM)

Джон Аберкромби родился 16 декабря 1944 г. в городке Порт-Честер, штат Нью-Йорк. На гитаре он начал играть только в 14-летнем возрасте — сначала имитировал игру рок-н-ролльщика Чака Берри, играя вместе с его пластинками, но затем услышал игру джазового гитариста Барни Кессела, и его поглотил интерес к джазу. В 18 Аберкромби поступил в бостонский колледж Бёркли, первое в США учебное заведение, где преподавали джаз как отдельный, новый вид музыкального искусства. Его преподавателем в Бостоне был сам первопроходец джазового гитарного образования в США, первый глава гитарного отделения Бёркли — Джек Петерсен, за которым Аберкромби после выпуска последовал в Дентон, штат Техас, где Петерсен принял приглашение создать программу преподавания джазовой гитары в Государственном университете Северного Техаса.

В 1969 г. 24-летний Джон Аберкромби переехал в столицу мирового джаза — Нью-Йорк. Благодаря тому, что новаторская методика преподавания Джека Петерсена обучила его легко читать ноты и играть с листа (в отличие от множества тогдашних электрогитаристов, игравших только по слуху), Аберкромби был весьма востребован как сессионный гитарист: он записывался с Барри Майлзом, Гато Барбьери, Гилом Эвансом, работал в ансамбле барабанщика Чико Хэмилтона, а в промежутках играл в Dreams — одной из первых групп джаз-рока, где участвовали также братья Бреккер (саксофонист Майкл и трубач Рэнди) и барабанщик Билли Кобэм. С Кобэмом он впоследствии записался на нескольких напористых авторских альбомах барабанщика в напористой стилистике фанк-фьюжн.

Джон Аберкромби в 1970-е гг.
Джон Аберкромби в 1970-е гг.

Поворотным пунктом в музыкальной карьере Джона Аберкромби стали 1973-74 гг., когда он принял предложение западногерманского продюсера Манфреда Айхера записываться для его стремительно развивавшегося в те годы лейбла ECM. Первый альбом Аберкромби на мюнхенском лейбле, «Timeless», вышел в Германии в 1974 и в следующем году появился на американском рынке. Эта запись, где Джон играл в трио с барабанщиком Джеком ДеДжоннеттом и переехавшим в США после пражских событий 1968 года чешским клавишником Яном Хаммером, стала настоящим прорывом для Аберкромби.
СЛУШАЕМ: заглавный трек альбома «Timeless», 1974

Впоследствии он выпустил более 30 сольных альбомов, большая часть которых выходила на ECM. Последним из них стал «Up and Coming», опубликованный в текущем году. На нём Аберкромби играет со своим постоянным ансамблем последних лет, в который входили пианист Марк Копланд, басист Дрю Гресс и барабанщик Джоуи Барон. Помимо сольных записей, его игра звучит на альбомах трио Gateway (Аберкромби, барабанщик ДеДжоннетт и басист Дейв Холланд), трубачей Кенни Уилера и Энрико Рава, саксофонистов Чарлза Ллойда, Джона Сёрмана, Яна Гарбарека, пианистов Пола Блэя, Энди ЛаВерна и десятков других музыкантов — причём не обязательно джазовых. Гитару Аберкромби можно услышать даже на альбоме 1974 г. польского рок-певца Чеслава Немена.
ДАЛЕЕ: продолжение биографического очерка  Читать далее «In Memoriam. Гитарист Джон Аберкромби (1944-2017)»

Контрабасист Билл Кроу о гастролях оркестра Бенни Гудмана по СССР — впервые по-русски! Окончание

От редакции. «Джаз.Ру» завершает публикацию обширного мемуарного очерка, который контрабасист Билл Кроу написал в 1986 о первых гастролях американских джазовых звёзд в СССР. 55 лет назад, летом 1962 г., Билл Кроу больше месяца путешествовал по Советскому Союзу в составе оркестра Бенни Гудмана, в котором легендарный кларнетист свинговой эры собрал буквально весь цвет нью-йоркского джаза тех лет. В первой части очерка, в оригинале озаглавленного «В Россию без любви», Билл, который ещё совсем недавно регулярно выступал (в декабре 2017 ему должно исполниться 90 лет!), подробно описал предысторию тура — формирование оркестра и репертуара для этих гастролей «джазовой дипломатии», которые спонсировал Государственный департамент США, во второй части — начало противостояния оркестрантов и Гудмана и вылет в Москву, в третьей части — первые выступления в советской столице, где противоречия между стареющей звездой свинговой эры и его оркестрантами вскрылись в полной мере. В четвёртой части воспоминаний Билл рассказывает о завершении первой части выступлений и о перелёте в Тбилиси; в пятой речь шла о выступлениях в Тбилиси, Ташкенте и Ленинграде, в том числе о встречах с ленинградскими джазменами.

Билл Кроу на улицах Нью-Йорка незадолго до тура по СССР
Билл Кроу на улицах Нью-Йорка незадолго до тура по СССР

Сегодня — финальная, шестая часть воспоминаний, которые подготовили к публикации переводчик Георгий Искендеров, редакторы Михаил Кулль и Гдалий Левин, а также фоторедакторы Геннадий Шакин и Рафаэль Аваков. В нескольких частях публикации использованы уникальные, ранее не публиковавшиеся фотографии, которые в ходе гастролей Гудмана в СССР делал фотохудожник Евгений Явно (1894-1971). Их предоставили Ирина Высоцкая (Явно) и Игорь Высоцкий, живущие в США.
«Джаз.Ру» посвящает публикацию светлой памяти Рафа Авакова (1944-2017), который сыграл важнейшую роль в подготовке этого текста к первой публикации на русском языке и ушёл из жизни 30 июня.


ПРОДОЛЖЕНИЕ. Начало в выпусках от 29 июня, 4 июля, 11 июля, 19 июля и от 28 июля.

[Трубач оркестра Бенни Гудмана] Джон Фроск горел желанием добраться до Киева. Его родители были из Украины, и он получил от них знание языка. У него были родственники в Киеве, и он привёз им из дома письма. Был организован автомобиль, чтобы забрать его для встречи с ними, но в последнюю минуту Терри Катерман посоветовал ему не идти. Терри боялся, что после нашего отъезда этот визит может вызвать проблемы у родственников Джона. Джон никак не мог знать, насколько обоснованы опасения Терри, но он решил не рисковать и отменил визит. Возможно, Терри почувствовал, что в Киеве власти настроены к нам более жёстко, чем в других местах.

Полиция в Киеве обрушилась на фанатов. Несколько человек были задержаны на одном концерте за запись музыки на магнитофон. Ленты извлекли, а сами магнитофоны разбили. Полицейские также вели себя очень жёстко, когда фанаты намеревались попасть на сцену, чтобы поприветствовать нас после концертов. Шеренга офицеров неприступного вида стояла перед оркестром лицом к публике, успешно препятствуя любому проявлению эмоций.

«Папулечка» (Popsie — так оркестранты прозвали малорослого представителя советских организаторов гастролей, отвечавшего за транспортное обеспечение. — Ред.) устроил для нас экскурсию на моторном катере вверх по Днепру, а на другой день взял нас искупаться. Поход на пляж в Советском Союзе не сильно отличается от похода на пляж в других местах, за исключением бесплатной музыки, предоставленной правительством. На высоких столбах, равномерно расположенных вдоль берега, висели металлические громкоговорители, которые извергали неприятную музыку, которую никто из нас не хотел слушать — бравурные марши и «лёгкую» классическую музыку. Оптимальной стратегией было расстелить одеяло на полпути между двумя столбами с динамиками. Я сделал мысленную заметку — захватить с собой кусачки, если случится прийти сюда снова.

Когда я лежал на пляже, рядом со мной сел светловолосый загорелый молодой украинец. Он хотел попрактиковаться в английском и очень интересовался жизнью в Соединенных Штатах. У него было много вопросов, и я сделал всё возможное, чтобы ответить на них.

— Трудно ли избежать военной службы в Соединенных Штатах? — спросил он.

Я сказал ему, что в период призыва на военную службу это нелегко, но не так чтобы совсем невозможно.

— Здесь это ОЧЕНЬ трудно, — сказал он.

Один вопрос кое-что приоткрыл мне: «Правда ли, что, как я слышал, два миллиона человек в вашей стране не имеют паспортов?»

— Намного больше, — я рассмеялся. — Нам не нужны паспорта, если мы не уезжаем из страны.

У него расширились глаза.

— Здесь, — сказал он, — каждый человек должен иметь паспорт и подтверждение того, что у него есть работа, а, следовательно — право жить там, где он живет. По этой причине переезды из одного города в другой затруднительны.

— В нашей стране, — сказал я,— настолько легко передвигаться из одного места в другое, что у правительства есть департамент под названием Бюро по поиску пропавших (в оригинале у Кроу — Bureau of Missing Persons; на самом деле — Missing Persons Unit, «отделы розыска пропавших», работающие при полицейских управлениях штатов и крупных городов, а также при Федеральном бюро расследований. — Ред.), только для того, чтобы помочь людям найти других, которые потерялись.

Это впечатлило его.

Он поинтересовался, есть ли у меня что-нибудь из Штатов, чтобы продать ему.

— Нейлон, что-нибудь из нейлона? — спросил он.

Мы были предупреждены против сделок такого рода из-за законов против чёрного рынка. Кроме того, я не брал с собой одежду, с которой был бы готов расстаться. Я дал ему несколько значков Бенни Гудмана и открытку с прекрасным видом Нью-Йорка.

Именно в Киеве Бенни нанял советскую киногруппу. Они снимали наши концерты и репетицию оркестра местной радиостанции, куда Бенни заглянул, чтобы немного поиграть с ними Моцарта. Бенни хотел, чтобы мы потратили своё свободное время в течение целого дня, разыгрывая перед камерами нашу жизнь в Киеве. Он не мог понять, что мы восприняли его просьбу как обузу — садиться в автобус и ездить по городу, как куча статистов, помогая его команде отснять материал. Он заверил нас, что нам заплатят, если он когда-либо будет использовать этот фильм в коммерческих целях, но дело было не столько в деньгах, сколько в том, что мы дорожили свободным временем и не хотели дарить его Бенни.

В оркестре у всех были какие-то фотоаппараты, от «Брауни» до «Лейки», а у некоторых из нас были 8-мм кинокамеры. У [трубача] Джо Уайлдера был дорожный кофр фотографа, заполненный качественным профессиональным оборудованием, включая 200-мм телеобъектив для «Хассельблада» (среднеформатная профессиональная фотокамера шведского производства. — Ред.). Всякий раз, когда Джо ставил этот длинный объектив на фотоаппарат, это привлекало такую толпу заинтересованных русских, желающих рассмотреть его, что это мешало Джо снимать.

Участники оркестра на экскурсии в Третьяковской галерее. Слева Джо Уайлдер с камерой Hasselblad, рядом с переводчицей гитарист Тёрк Ван Лэйк, справа от него автор очерка — Билл Кроу с кинокамерой Bell & Howell
Участники оркестра на экскурсии в Третьяковской галерее. Слева Джо Уайлдер с камерой Hasselblad, рядом с переводчицей гитарист Тёрк Ван Лэйк, справа от него автор очерка — Билл Кроу с кинокамерой Bell & Howell

Российские фотографы, снимавшие наш тур, завидовали качеству оборудования Джо. Один из них предложил сделать снимки оркестра его «Хассельбладом». Он отснял четыре катушки плёнки, принадлежавшей Джо, затем настоял на том, что сам их обработает. Позже, когда Джо спросил его о фотографиях, он сказал:

— Ничего не получилось.

Джо в этом сомневался.

Как-то утром в Сочи Джо, выйдя из гостиницы и направляясь к морю, прошёл мимо Бенни Гудмана. Бенни пристально осмотрел камеры и объективы, висящие на шее у Джо.

— Джо, ты на кого-то работаешь?

— Что ты имеешь в виду? — спросил Джо.

— Ты снимаешь для какого-то журнала?

— Нет. — ответил Джо, — Просто для себя.

— О, — сказал Бенни, — Я подумал, если ты кому-то продаёшь свои фотографии, я должен получать свою долю.

— Ты когда-нибудь прекратишь, а, Бенни? — сказал Джо.

ДАЛЕЕ: продолжение заключительной части воспоминаний Билла Кроу о гастролях по СССР в 1962 г.  Читать далее «Контрабасист Билл Кроу о гастролях оркестра Бенни Гудмана по СССР — впервые по-русски! Окончание»

In Memoriam. Гитарист Чак Лоэб (1955-2017)

Вечером 31 июля (в Москве было уже раннее утро 1 августа) в США ушёл из жизни известный гитарист направления «современный джаз» (contemporary jazz) — Чак Лоэб (Chuck Loeb). Ему был 61 год. Несколько последних лет музыкант боролся с онкологическим заболеванием.

Чак Лоэб родился в небольшом посёлке Найэк, в северных пригородах Нью-Йорка, 7 декабря 1955. В 11 лет он начал играть на гитаре, в 13 — уже выступал с самодеятельным ансамблем на танцах в Найэке, а в 16 решил, что будет играть джаз. В поисках учителя он добрался аж до Филадельфии, и там известный преподаватель Деннис Сандоле порекомендовал ему поступить в ученики к великому джазовому гитаристу Джиму Холлу. В старших классах школы Чак два года ездил заниматься к Холлу в Нью-Йорк, а после школы поступил в бостонский колледж Бёркли, где проучился два года, до 1976 г., после чего оставил колледж и переехал в Нью-Йорк. Среди тех, с кем он работал на нью-йоркской джазовой сцене в 1970-е — барабанщик Чико Хэмилтон, саксофонист Джо Фаррелл, флейтист Хьюберт Лоуз… Но настоящий прорыв в мир большого джаза случился в 1979 г., когда 24-летнего Лоэба взял в свой ансамбль маститый саксофонист Стэн Гетц. Чак проработал у Гетца два года, интенсивно писал музыку для его коллектива и объездил с ним весь мир. Даже свою жену, испанскую вокалистку Кармен Куэста, от которой у музыканта родилось двое дочерей, Лоэб встретил Мадриде во время гастролей с Гетцем.

Чак Лоэб на фестивале North Sea Jazz, 2012, с барабанщиком Харви Мэйсоном (фото © Роберт Багдасаров для «Джаз.Ру»)
Чак Лоэб на фестивале North Sea Jazz, 2012, с барабанщиком Харви Мэйсоном (фото © Роберт Багдасаров для «Джаз.Ру»)

С 1981 по 1985 гг. Лоэб работал в Нью-Йорке как студийный гитарист, записываясь на альбомах других музыкантов, в музыке для рекламы, кино и телевидения. В эти годы он освоил нелёгкое ремесло продюсера, которое впоследствии стало кормить его ничуть не хуже, чем игра на гитаре.

В 1985 г. Чак Лоэб вошёл в состав фьюжн-группы Steps Ahead, творчество которой в значительной степени сформировало каноны звучания современного «гладкого» джаза 90-х (smooth jazz), при этом оставаясь креативным и ярким. Это и неудивительно: в те годы в Steps Ahead играли саксофонист Майкл Бреккер, вибрафонист Майк Маниери и участники только что распавшейся супергруппы, стоявшей у истоков всего направления фьюжн — Weather Report: басист Виктор Бэйли и барабанщик Питер Эрскин.

Сольную карьеру гитарист начал только в 1988 г., однако его ранние альбомы на небольших лейблах не пользовались особой известностью. Первый настоящий сольный успех Лоэба пришёл в 1996 г., когда он перешёл на лейбл Shanachie и выпустил альбом «The Music Inside», заглавная тема которого шесть недель возглавляла хит-парады «современного джаза» (smooth jazz). Всего Лоэб выпустил на этом лейбле семь сольных альбомов — до того, как в конце 2006 г. подписал контракт с одним из сильнейших лейблов «современного» джаза, Heads Up. Его первый альбом на этом лейбле, «Presence», вышел в 2007 г. С 2013 г. Лоэб вернулся на Shanachie, для которого записал ещё пять альбомов, последним из которых стал «Unspoken» (2016).

В 2010 г. Лоэб вошёл в состав ещё одной известнейшей группы смут-джаза — квартета Fourplay, в котором сменил Ларри Карлтона (а тот, в свою очередь, в 1997-м заменил участника самого первого состава, первопроходца смут-джазовой гитары Ли Ритенаура). Он продолжал записываться с группой вплоть до последнего на нынешний момент альбома «Форплэй» — «Silver» (Heads Up, 2015).

Чак Лоэб на фестивале North Sea Jazz, 2012 (фото © Роберт Багдасаров для «Джаз.Ру»)
Чак Лоэб на фестивале North Sea Jazz, 2012 (фото © Роберт Багдасаров для «Джаз.Ру»)

Чак Лоэб несколько раз приезжал в Россию. В 2003 г. «Джаз.Ру» писал о его выступлении в КЗ им. Чайковского с российской смут-джазовой группой «Транс-Атлантик» (см. Светлана Аввакумова «Чак Лоэб в Москве: эмоции и краски», 29.10.2003), а в 2008 Чак записывался в Москве с лидером «Транс-Атлантика» пианистом Сергеем Чипенко, выступил с собранной Сергеем супергруппой «гладкого джаза» в одном из тогдашних московских рок-клубов (см. «Полный Джаз 1.0» от 07.02.2008) и дал интервью нашему изданию, которая вышла в бумажной версии «Джаз.Ру» №2/2008 (№11).

Чак Лоэб (справа) на сцене одного из московских клубов (в центре саксофонист Эрик Мариенталь). Фото © Владимир Коробицын
Чак Лоэб (справа) на сцене одного из московских клубов (в центре саксофонист Эрик Мариенталь). Фото © Владимир Коробицын

Это был очередной выпуск нашей рубрики «Что слушаем», в которой известные музыканты рассказывали нашим читателям об альбомах, которые оказали на них влияние и которые они продолжают слушать.

В память о замечательном гитаристе делаем его рекомендации, которые до сих пор читала только аудитория бумажной версии, достоянием наших сетевых читателей.
ДАЛЕЕ: интервью Чака Лоэба журналу «Джаз.Ру»  Читать далее «In Memoriam. Гитарист Чак Лоэб (1955-2017)»

Контрабасист Билл Кроу о гастролях оркестра Бенни Гудмана по СССР — впервые по-русски! Часть V

От редакции. «Джаз.Ру» продолжает публикацию обширного мемуарного очерка, который контрабасист Билл Кроу написал в 1986 о первых гастролях американских джазовых звёзд в СССР. 55 лет назад, летом 1962 г., Билл Кроу больше месяца путешествовал по Советскому Союзу в составе оркестра Бенни Гудмана, в котором легендарный кларнетист свинговой эры собрал буквально весь цвет нью-йоркского джаза тех лет. В первой части очерка, в оригинале озаглавленного «В Россию без любви», Билл, который ещё совсем недавно регулярно выступал (в декабре 2017 ему должно исполниться 90 лет!), подробно описал предысторию тура — формирование оркестра и репертуара для этих гастролей «джазовой дипломатии», которые спонсировал Государственный департамент США, во второй части — начало противостояния оркестрантов и Гудмана и вылет в Москву, в третьей части — первые выступления в советской столице, где противоречия между стареющей звездой свинговой эры и его оркестрантами вскрылись в полной мере. В четвёртой части воспоминаний Билл рассказывает о завершении первой части выступлений и о перелёте в Тбилиси.

Встреча с преподавателями Тбилисской консерватории. С контрабасом — автор воспоминаний, Билл Кроу (фото: Stan Wayman / Life Magazine © Time Inc.)
Встреча с преподавателями Тбилисской консерватории. С контрабасом — автор воспоминаний, Билл Кроу (фото: Stan Wayman / Life Magazine © Time Inc.)

Сегодня — пятая часть воспоминаний, которые подготовили к публикации переводчик Георгий Искендеров, редакторы Михаил Кулль и Гдалий Левин, а также фоторедакторы Геннадий Шакин и Рафаэль Аваков. В нескольких частях публикации использованы уникальные, ранее не публиковавшиеся фотографии, которые в ходе гастролей Гудмана в СССР делал фотохудожник Евгений Явно (1894-1971). Их предоставили Ирина Высоцкая (Явно) и Игорь Высоцкий, живущие в США.
«Джаз.Ру» посвящает публикацию светлой памяти Рафа Авакова (1944-2017), который сыграл важнейшую роль в подготовке этого текста к первой публикации на русском языке и ушёл из жизни 30 июня.


ПРОДОЛЖЕНИЕ. Начало в выпусках от 29 июня, 4 июля, 11 июля и от 19 июля.

Грузия — страна вина, и грузины любят произносить тосты. Протокол на банкетах требует, чтобы тамада предлагал тосты, которые подчёркивают почтение и преувеличивают достоинства гостей. После каждого тоста все должны осушить свои бокалы. Когда тамада провозгласил все свои тосты, он предлагает тамадой кого-то ешё, и всё начинается сначала.

В ту ночь на банкете казалось, что бокал, стоящий передо мной на столе, вместит пинту (примерно половину литра. — Ред.). Я знал, что если опорожню его больше одного раза, я не смогу ходить. Посмотрел вокруг, чтобы увидеть, как можно избежать возлияния, не обижая наших хозяев. На столе стояли большие чаши с клубникой, и некоторые дипломаты заполняли свои бокалы ягодами. Ага! Я последовал их примеру и при каждом тосте наклонял к губам бокал, в котором ягоды клубники скрывали тот факт, что каждый раз я пью не больше глотка. Так я был в состоянии остаться в игре.

Банкет в Тбилиси (фото: Stan Wayman / Life Magazine © Time Inc.)
Банкет в Тбилиси (фото: Stan Wayman / Life Magazine © Time Inc.)

[Тенорист] Зут [Симс] быстро превратился из весёлого выпивохи в оседающего пьянчугу, и мы боялись, что он мог сказать или сделать что-то обидное нашим хозяевам. [Альтист] Фил [Вудс] первые полчаса банкета шипел на Зута:

— Ну, чувак, соберись! Надо соблюдать приличия!

Господин [Аполлон] Кипиани, директор Грузинской филармонии, начал свои тосты. Он восславил музыку, Грузию, которая приняла Бенни, как мать, произнёс тосты за дружбу, за тур-менеджеров, за американских журналистов, за братство и за мир (для тоста за мир в помещение даже был внесён белый голубь).
ДАЛЕЕ: продолжение пятого эпизода воспоминаний Билла Кроу о гастролях по СССР в 1962 г.  Читать далее «Контрабасист Билл Кроу о гастролях оркестра Бенни Гудмана по СССР — впервые по-русски! Часть V»

Германская певица Михаэла Штайнхауэр представит в Москве авторскую программу с российским ансамблем

9 августа в Клубе Алексея Козлова выступит со своим квинтетом немецкая вокалистка Михаэла Штайнхауэр (Michaela «Misha» Steinhauer).

«Музыка — моя жизнь: дайте мне микрофон, и я сразу окажусь в том мире, которому принадлежу» — говорит Михаэла. Её микрофон может быть в Америке (Штайнхауэр — выпускница джазового отделения нью-йоркского колледжа Куинс), или в Москве, где она часто бывает, или в её родной стране — Германии, где она начала петь задолго до того, как научилась ходить. Вокалистка, которая известна под музыкантским прозвищем «Миша» (производное от немецкого женского имени Михаэла), использует богатые возможности своего голоса для преодоления любых музыкальных ограничений. Её авторские оригинальные композиции и переложения широко известной джазовой классики, популярных песен и даже церковных гимнов, вдохновлённых её протестантскими религиозными взглядами, помогают ей создавать собственное уникальное джазовое звучание.

Misha Steinhauer
Misha Steinhauer

Известный американский вокалист-импровизатор Джей Ди Уолтер (JD Walter) написал о ней:

Михаэла Штайнхауэр, чей послушный голос — словно глоток свежего воздуха, не только певица, на которую обращаешь внимание, но также и аранжировщик с особым видением, который изысканно и безупречно соединяет духовность родной Германии с джазом, что по-настоящему показывает универсальность этой формы американского искусства.

Вместе с Михаэлой на сцену клуба выйдут четверо известных российских музыкантов: саксофонист Алексей Круглов (организатор Leo Records Festival in Russia — британский журнал Jazzwise назвал этого музыканта «будущим джаза»), мастер свободной импровизации — пианист и композитор Роман Столяр, великолепная исполнительница на трубе Юлия Маликова и один из ведущих столичных контрабасистов Игорь Иванушкин. В программе — исключительно авторская музыка, которую написала Михаэла Штайнхауэр.
ДАЛЕЕ: контактная информация, билеты, ВИДЕО  Читать далее «Германская певица Михаэла Штайнхауэр представит в Москве авторскую программу с российским ансамблем»

Контрабасист Билл Кроу о гастролях оркестра Бенни Гудмана по СССР — впервые по-русски! Часть IV

От редакции. «Джаз.Ру» продолжает публикацию обширного мемуарного очерка, который контрабасист Билл Кроу написал в 1986 о первых гастролях американских джазовых звёзд в СССР. 55 лет назад, летом 1962 г., Билл Кроу больше месяца путешествовал по Советскому Союзу в составе оркестра Бенни Гудмана, в котором легендарный кларнетист свинговой эры собрал буквально весь цвет нью-йоркского джаза тех лет. В первой части очерка, в оригинале озаглавленного «В Россию без любви», Билл, который ещё совсем недавно регулярно выступал (в декабре 2017 ему должно исполниться 90 лет!), подробно описал предысторию тура — формирование оркестра и репертуара для этих гастролей «джазовой дипломатии», которые спонсировал Государственный департамент США, во второй части — начало противостояния оркестрантов и Гудмана и вылет в Москву, а в третьей части — первые выступления в советской столице, где противоречия между стареющей звездой свинговой эры и его оркестрантами вскрылись в полной мере.

Сегодня — четвёртая часть воспоминаний, которые подготовили к публикации переводчик Георгий Искендеров, редакторы Михаил Кулль и Гдалий Левин, а также фоторедакторы Геннадий Шакин и Рафаэль Аваков. В публикации использованы уникальные, ранее не публиковавшиеся фотографии, которые в ходе гастролей Гудмана в СССР делал фотохудожник Евгений Явно (1894-1971). Их предоставили Ирина Высоцкая (Явно) и Игорь Высоцкий, живущие в США.

«Джаз.Ру» посвящает публикацию светлой памяти Рафа Авакова (1944-2017), который сыграл важнейшую роль в подготовке этого текста к первой публикации на русском языке и ушёл из жизни 30 июня.


ПРОДОЛЖЕНИЕ. Начало в выпусках от 29 июня, 4 июля и от 11 июля.

Билл Кроу (справа) и американский журналист на встрече с советскими музыкантами, лето 1962
Билл Кроу (справа) и американский журналист на встрече с советскими музыкантами, лето 1962 (фото: Stan Wayman / Life Magazine © Time Inc.)

Москва была более строгой, чем другие города России, которые мы посетили. Золотые купола храмов Кремля, а также праздничные цвета и причудливые формы башен собора Василия Блаженного на Красной площади навевают мысли о ярмарке или парке развлечений, но повсюду чувствовалась тяжёлая рука власти. Москвичи, которые говорили с нами на улице, посматривали при этом через плечо. Такое поведение не было так заметно в других городах, где мы побывали. Всего за несколько лет до этого контакты с иностранцами в Москве были запрещены полностью.

Однажды, осматривая город, я обратил внимание на полицейского, который регулировал дорожное движение. Проходя мимо, я увидел, как он дал свисток проезжавшему автомобилю. Я не видел, чтобы водитель сделал что-то неверно. Он проехал почти квартал, когда услышал свисток, но остановился сразу же, припарковался у тротуара и побежал назад, чтобы узнать, что хотел полицейский. В этом заключается для меня разница между Москвой и Нью-Йорком. Здесь власть имущие властвуют над жизнью людей до степени, какую у нас трудно представить.

Во время прогулок по Москве некоторых из нас заворачивали, когда мы направлялись в сторону старых районов с оштукатуренными деревянными домами. Наши российские гиды хотели, чтобы мы фотографировали только новые здания. Они, кажется, боялись, что мы привезём домой доказательства их «отсталости». Они указывали с гордостью на новые постройки, некоторые из которых, как гостиница «Ленинградская», где мы останавливались, были двадцатипятиэтажными «небоскрёбами» Но большинство из них были жилыми домами и офисными зданиями, которые не представляли особого архитектурного интереса. Многие из новых зданий были окружены проволочной сеткой, закреплённой выше первого этажа для защиты пешеходов от удара облицовочной фасадной плиткой, которая отваливалась после суровых холодных зим.

С помощью наших гидов мы посетили Кремль, художественные музеи, универмаг ГУМ и богато украшенные станции метро. Но у нас не получалось свободно пообщаться с русскими людьми, пока мы не покинули Москву и не улетели на юг, в Сочи, на Чёрное море. Сочи выглядел как средиземноморский курорт, но всего лишь с двумя доступными публике гостиницами. Остальными зданиями были санатории, построенные различными профсоюзами и находящиеся в ведении Министерства здравоохранения. Работники, которые заработали отпуск, получали там медицинское обследование и здоровое питание, а также неделю на берегу моря.

Сочи, лето 1962. В центре Билл Кроу и Тёрк Ван Лэйк (фото из личного архива Билла Кроу)
Сочи, лето 1962. Тромбонист Джимми Неппер, альт-саксофонист Фил Вудс, гитарист Тёрк Ван Лэйк и пианист Тедди Уилсон (фото из личного архива Билла Кроу)

Мы играли в концертном зале под открытым небом, вмещающем около тысячи семисот человек. Над боковыми стенами видны были люди, сидящие на ветвях деревьев, чтобы хоть краем глаза увидеть нас.

Первый концерт прошёл хорошо. После этого Бенни закатил нам в гостиничной столовой вечеринку с шампанским. Он извинился за то, что был груб с нами, ссылаясь на напряжённую обстановку при подготовке тура.

— Но это может случиться снова, — пошутил он. Затем он предложил тост «за прекрасный оркестр».

На следующем концерте он, похоже, забыл про свой тост. Он рявкнул на Мэла Льюиса и Джимми Неппера по поводу игры и свирепо посмотрел в нашу сторону, заставив нас всех на сцене почувствовать нашу ничтожность. Он попытался отдать Зуту [Симсу] одно из соло Фила Вудса, но Фил вскочил и, прежде чем Зут поднёс инструмент ко рту, всё равно начал свое соло.

Власти в Сочи явно нервничали из-за нас. Служба безопасности стерегла дверь на сцену. Они задержали одного фэна, который записывал интервью с некоторыми из нас, и отобрали у него плёнку. Терри Катерман был расстроен, потому что Галя, переводчица, которая переводила слова Бенни, обращенные к аудитории, не давала дословный перевод его комментариев. Она просто объявляла названия мелодий на русском языке. На одном представлении Терри переводил Бенни, но российские чиновники возражали против этого, и следующим вечером Галя возобновила свои обязанности. Позже Феликс взял на себя её работу и оказался в состоянии переводить комментарии Бенни, к удовлетворению Терри.
ДАЛЕЕ: продолжение 4-й части воспоминаний Билла Кроу о гастролях по СССР  Читать далее «Контрабасист Билл Кроу о гастролях оркестра Бенни Гудмана по СССР — впервые по-русски! Часть IV»