В Вашингтоне объявлены имена «Мастеров джаза-2011»

Национальный фонд искусств США (National Endowment of the Arts) объявил список лауреатов премии «Мастера джаза» на 2011 год — высшей американской награды в области джазовой музыки, вручаемой ежегодно уже в 29-й раз. Как обычно, лауреаты получат премии в размере 25 000 долларов и будут участвовать в «церемониальном концерте» в нью-йоркском Линкольн-центре.

Jazz Masters Logo«Мастерами джаза» 2011 года объявлены флейтист Хьюберт Лоуз (Hubert Laws), саксофонист Дейв Либман (Dave Liebman), композитор Джонни Мэндел (Johnny Mandel) и продюсер Оррин Кипньюс (Orrin Keepnews). Кипньюс, сооснователь легендарной фирмы грамзаписи Riverside Records и неоднократный лауреат Grammy за переиздания классических джазовых работ прошлого, присоединится к тем «Мастерам джаза», кто, не будучи музыкантами-исполнителями, получают специальную премию имени А.Б.Спеллмана за «Поддержку джаза» (A.B. Spellman NEA Jazz Masters Award for Jazz Advocacy), учреждённую в своё время Спеллманом — художественным руководителем Национального фонда искусств с 1975 по 2005 г. — именно для того, чтобы отмечать заслуги перед жанром представителей музыкальной индустрии. Впервые в 25-летней истории премии её пятым лауреатом объявлен не один музыкант, а целая группа, точнее — семья: звание «Мастеров джаза» получили члены нью-орлеанской династии Марсалисов — трубач Уинтон (девятикратный лауреат премии Grammy, лауреат Пулитцеровской премии, кавалер Национальной медали искусств и руководитель программы «Джаз в Линкольн-центре»), саксофонист Брэнфорд, тромбонист Делфийо, барабанщик Джейсон и их отец, пианист Эллис Марсалис, почётный директор джазовой программы Нью-Орлеанского центра творчества.

Собственно премия в виде банковских чеков будет вручена четырём индивидуальным и пяти «семейным» лауреатам во время их «церемониального концерта» в зале им. Фредерика П.Роуза 11 января 2011 г.

Джазовый подкаст: Paul Gonsalves

К 90-летию со дня рождения саксофониста Пола Гонсалвеса (1920-1974). Главный редактор журнала «Джаз.Ру» Кирилл Мошков комментирует историческое соло Гонсалвеса в пьесе «Diminuendo and Crescendo in Blue» с альбома оркестра Дюка Эллингтона «Ellington in Newport 1956 (Complete)» (Columbia, 1999)
«…Пол Гонсалвес родился в 1920 году в пригородах Бостона в семье иммигрантов из Кабо-Верде, Островов Зелёного Мыса. Первым его инструментом была гитара, и в детстве он любил наигрывать мелодии морна, кабовердийских народных песен, которые слышал от своих родителей. Потом он освоил тенор-саксофон, служил в армии, побывал и на фронте во Вторую мировую войну. На джазовой сцене он дебютировал в Бостоне, гастролировал с Каунтом Бэйси с 1947 по 49 годы и с Диззи Гиллеспи вплоть до 1950-го, когда присоединился к оркестру Дюка Эллингтона…»
Слушать прямо здесь, без предварительной загрузки:

скачать как mp3 (14,4 Мб) | скачать как wma (4,93 Мб)
Остальные 439 джазовых подкастов
ДАЛЕЕ: видеобонус!
Читать далее «Джазовый подкаст: Paul Gonsalves»

In Memoriam: Fred Anderson (1929-2010)

Ким Волошин KV

24 июня в Чикаго на 82-м году жизни умер выдающийся саксофонист Фред Андерсон, один из виднейших представителей чикагского направления «нового джаза» 1960-70-х, отец-основатель ведущего художественного движения чикагского нового джаза — Ассоциации продвижения музыкантов-творцов (AACM) и на протяжении десятилетий — владелец и арт-директор клуба Velvet Lounge в чикагском Саутсайде, ставшего эпицентром развития чикагской импровизационной сцены. 14 июня 81-летний музыкант перенёс сердечный приступ, от которого так и не оправился.

Fred Anderson
Fred Anderson

Ещё год назад он активно выступал; «Джаз.Ру» в своём 4/5 бумажном номере за 2009 г. рассказывал о фестивале Vision в Нью-Йорке, где выступление Фреда Андерсона было одним из важнейших эпизодов (фото справа — как раз с этого выступления). Весной прошлого года тысячи чикагцев и гостей Города Ветров собрались в Миллениум-парке, чтобы отпраздновать 80-летие ветерана чикагского джаза. Андерсон выступил тогда с напряжённой, полной огня и страсти программой, ставшей идеальным выражением его стиля — смешения основанной на блюзовых интонациях сверхскоростной бибоповой модели игры и «отвязанной» от гармонических и ритмических ограничений фри-джазовой техники импровизации. Музыка Андерсона никогда не была проста и доступна, поэтому ветеран был поражён тем, как много людей пришло на его юбилейный концерт

У него был очень характерный сценический образ: играя, он сильно наклонялся вперёд, обрушивая на слушателя высокоэнергетический поток звуков, состоящий из чрезвычайно продолжительных и наполненных звуковыми событиями фраз, изложенных густым, очень красивым саксофонным звуком. Каждое соло Андерсона требовало времени на постепенное наращивание энергетического уровня, проходившее в постоянном развитии импровизируемых саксофонистом тем и мотивов, и иногда могло продолжаться по двадцать минут, в течение которых публика не могла оторваться от созерцания этого самоуглублённого, спокойного человека, сквозь инструмент которого в видимый мир прорывалась временами совершенно транцсендентная энергия. При этом, в отличие от многих других музыкантов фри-джаза, Андерсон никогда не отрывался от афро-американских корней, прежде всего — от свинговой ритмики. Его фри-джаз всегда свинговал.

Биография Фреда Андерсона очень типична для Чикаго: он родился на дальнем Юге США, в Монро, штат Луизиана, 22 марта 1929 года, и приехал в Чикаго с матерью восьмилетним в ходе Второй великой миграции, когда в 1930-40-е гг. в Город Ветров перебирались с Юга сотни тысяч потерявших средства к существованию афроамериканцев. С саксофоном Фред столкнулся совершенно случайно, увидев инструмент у своего двоюродного брата, и с тех пор уже не расставался с «дудкой». Всего два месяца он брал уроки игры на инструменте и элементарной теории музыки; всё остальное — результат самообразования, главным образом — слушания пластинок Чарли Паркера и Диззи Гиллеспи, которых Андерсон считал своими учителями, хотя звук его саксофона вовсе не был похож на звук Паркера. Когда в 1947 году он впервые услышал записи Паркера, рассказывал Андерсон газете «Чикаго Трибьюн» в 1997 г., «они буквально снесли мне крышу. Я никогда не смог бы сыграть так быстро и так точно, как он, но по крайней мере я мог научиться понимать, что он делает. С этого момента я стал относиться к музыке серьёзно».

Причём это вовсе не означало, что Фред начал выступать. Нет, музыкой он занимался только дома, в свободное время, а его было немного: семья бедствовала, и с подросткового возраста Фред должен был работать — официантом, чистильщиком ковров, барменом… О том, чтобы заняться музыкой всерьёз, он задумался только в начале 50-х, и опять из-за Чарли Паркера: на этот раз он услышал великого саксофониста живьём — в последний, как оказалось, приезд «Птицы» в Чикаго для выступлений в клубе Beehive.

Но настоящая история Андерсона-музыканта начинается только в середине 1960-х гг., когда в маленьком баре в западной части Чикаго собираются отцы-основатели будущей AACM — Андерсон, пианисты Мухал Ричард Абрамс и Джоди Крисчен, барабанщик Стив Макколл, трубач Керан Фил Корэн и другие. В этот период джазовые клубы чикагского Саутсайда, которых в 1940-50-е гг. насчитывались десятки, стремительно закрывались из-за смены культурных приоритетов городского афроамериканского населения. Старый «салонный» джаз больше не пользовался спросом, интересы публики стремительно переключились на ритм-н-блюз и соул, и остававшиеся в бизнесе клубы не рисковали представлять публике новое поколение чикагских джазменов, игравших резкую, сложную, весьма радикальную музыку. «Мы поняли, что для нас нет места, где мы могли бы выступать и быть услышанными. Большинство клубов не торопились приглашать исполнителей новой музыки, да и клубов-то в то время было уже совсем немного. Поэтому мы решили, что должны представлять себя сами, создать организацию, которая представляла бы нас, а не ждать, пока кто-то придёт и сделает это для нас».

Результатом стал стремительный прорыв как минимум двух имён из круга AACM — композитора-саксофониста Энтони Брэкстона и обширного коллектива Art Ensemble of Chicago, в который входили саксофонисты Роско Митчелл и Джозеф Джарман, трубач Лестер Боуи, басист Малаки Фэйворс Магостут и барабанщик Фамуду Дон Мойе. Однако прорыв этот произошёл не в США, а в Европе: первые успехи Art Ensemble of Chicago были связаны с работой во Франции, да и выступления Брэкстона с группой Circle в основном проходили вне США. Но Андерсон оставался в Чикаго, где не только активно записывался с соратниками по AACM, но и занимался организацией клубной жизни. В конце 1970-х он был менеджером клуба Birdhouse, а затем перешёл в клуб на Южной Индиана-Авеню, который в 1982 г. выкупил у прежнего владельца и назвал Velvet Lounge. Благодаря запущенной им программе воскресных джем-сешнов «Бархатная ложа» скоро стала центром притяжения для всех чикагских джазменов, исповедовавших новую импровизационную стилистику AACM, где соединялись ярость раннего фри-джаза, «земные» интонации блюза и практика свободного объединения элементов всех джазовых стилей всех эпох. Любой музыкант-экспериментатор, как бы радикально он ни звучал, мог получить «гиг» в Velvet Lounge. Это неудобное крошечное помещение, втиснутое между куриным грилем и пунктом обмена валют, вмещало всего 72 стула; тем не менее, оно стало настоящим центром чикагской импровизационной музыки, гостеприимно открывая свою сцену всё новым поколениям музыкантов, уже не обязательно принадлежащих к AACM и даже не обязательно афроамериканских — так, именно здесь показывал свои первые программы будущий лауреат макартуровской «стипендии гения» саксофонист Кен Вандермарк. Значение клуба для чикагской сцены было так велико, что в 2006 г., когда старое здание было снесено, чикагские музыканты собрали на концертах-бенефисах сто тысяч долларов, необходимых для переезда клуба в новое помещение. Часть фондов поступила и от европейских поклонников Андерсона. Новый Velvet Lounge, в два раза объёмнее первого, открылся буквально за углом, на Восточной Сермак-Роуд, в июле 2006 г., всего через три месяца после закрытия старого.

До конца жизни Андерсон продолжал совершенствовать своё импровизационное искусство. Тут, как он говорил джазовому критику «Чикаго Трибьюн» Ховарду Рейху, снова был замешан Чарли Паркер. «Я всё пытаюсь понять, как он мог играть неделю и ни разу не повториться», объяснял Фред причину своих неустанных занятий на саксофоне. Его искусство поздних лет зафиксировано на видеоальбомах, выходивших на чикагском лейбле Delmark в 2005 («Timeless: Live at the Velvet Lounge») и 2009 («21st Century Chase») годах.
ДАЛЕЕ: видеобонус — трейлер DVD-альбома «Timeless: Live at the Velvet Lounge»
Читать далее «In Memoriam: Fred Anderson (1929-2010)»

Джазовый подкаст: Charles Lloyd

Трубач и музыкальный журналист Андрей Соловьёв (группа «Вежливый отказ» и другие проекты) о саксофонисте Чарлзе Ллойде.

Charles Lloyd, 2007
Charles Lloyd, 2007

Слушаем фрагмент из очерка писателя Василия Аксёнова «Простак в мире джаза, или Баллада о тридцати бегемотах» (1967), описывающий выступление Ллойда на Таллинском джаз-фестивале 1967 г., и фрагмент записи именно этого выступления Ллойда — пьесу «Tribal Dance» с альбома «Charles Lloyd in the Soviet Union» (Atlantic, 1967-LP, 2005-CD)

Слушать прямо здесь, без предварительной загрузки:

скачать как mp3 (13,9 Мб) | скачать как wma (3,54 Мб)
Остальные 438 джазовых подкастов

Подкаст: Stan Tracey, крёстный отец британского джаза

Главный редактор журнала «Джаз.Ру» Кирилл Мошков комментирует пьесу «Starless And Bible Black» с альбома британского джазового пианиста Стэна Трэйси «Under Milk Wood» (Columbia, 1965; CD reissue, Blue Note, 1992, and New Note, 2006)
Stan TraceyСлушать прямо здесь, без предварительной загрузки:


скачать как mp3 (7,6 Мб) | скачать как wma (1,94 Мб)
Остальные 437 джазовых подкастов

ДАЛЕЕ: видеобонус!
Читать далее «Подкаст: Stan Tracey, крёстный отец британского джаза»