Олег Лундстрем и синкопы джазовой судьбы. Часть 4. Белые пятна тёмной истории

2 апреля 2018 исполнилось 102 года со дня рождения прославленного джазового бэндлидера Олега Лундстрема (1916-2005). Два года назад, к 100-летию со дня рождения, в Казани состоялась всероссийская научно-практическая конференция «Олег Лундстрем и традиции отечественного джаза». На конференции выступил, в частности, наш постоянный казанский автор Игорь Зисер с докладом «Шанхайский след в Казани: 1947–2009». На основе доклада, прослеживавшего судьбы членов «шанхайского» состава оркестра Олега Лундстрема, переехавшего из Китая в СССР в 1947 г., был написан большой исторический очерк о судьбах участников старейшего в мире джазового биг-бэнда (оркестр им. Олега Лундстрема существует с 1934 — и продолжает работать, сейчас под руководством народного артиста РФ Бориса Фрумкина). «Джаз.Ру» опубликовал этот очерк в 2016 г. в трёх обширных частях: см. часть перваячасть вторая, часть третья. Однако изучение истории прославленного оркестра и его лидера не останавливалось, и вот два года спустя Игорь Зисер представляет читателям «Джаз.Ру» четвёртую часть своего исследования.

Олег Лундстрем в Большом зале Московской консерватории, 1998 (фото © Павел Корбут)
Олег Лундстрем в Большом зале Московской консерватории, 1998 (фото © Павел Корбут)
Игорь Зисер
фото: архив автора
ИН

4.1. Отзвуки первой публикации

Со времени первой публикации, посвященной столетию Олега Лундстрема, много чего произошло: телекомпания НТВ сняла фильм «Жизнь в стиле джаз» (см. нашу публикацию от 21.11.2016 «Джазовое сообщество обсуждает новый документальный фильм НТВ об Олеге Лундстреме». — Ред.), по стране прошла волна памятных концертов (обещаний было больше, чем свершений), в Казани силами консерватории состоялся фестиваль и конференция «Лундстрем-фест 100» (см. наш репортаж «Lundstrem-Fest-100: фестиваль памяти Олега Лундстрема в Казани — история с картинками») и даже появилась улица имени Олега Лундстрема (см., опять-таки, наше сообщение от 01.09.2017). Дополнительные сведения о судьбах «шанхайцев» появились как отклик на публикацию первых трёх частей «Синкоп» на страницах «Джаз.Ру».

Георгий Баранович. Фотография из архива Виктора Деринга.
Георгий Баранович. Фотография из архива Виктора Деринга.

Вот что стало известно о трагическом конце жизни трубача Георгия (Жоры) Барановича по воспоминаниям музыканта из Ставрополя Виталия Игропуло, который откликнулся после первой публикации очерка на портале Джаз.Ру.

— В конце 50-х годов (скорее всего в 1959) я работал в оркестре кинотеатра «Октябрь». Кто-то из музыкантов сказал, что в городе появился отличный джазовый трубач, это был Георгий Баранович. В Ставрополь перебрался потому, что женился на ставропольчанке Л. Роевой — преподавательнице Ставропольского музучилища, закончившей Казанскую консерваторию (познакомились во время совместной учебы). Он играл в составе большого эстрадного оркестра кинотеатра «Родина». Некоторое время был руководителем оркестра, затем — трубачом. Настоящая джазовая манера исполнения, прекрасное звучание его трубы (особенно в среднем диапазоне; напоминал Гарри Джеймса) сильно отличались от игры других трубачей, пришедших на эстраду из духовых оркестров. Любители джаза, которых в Ставрополе было немало, специально приходили, чтобы его послушать. По рассказам музыкантов, поначалу в оркестре у него было всё хорошо. Затем в судьбу вмешалось известное пристрастие музыкантов к спиртному. Преодолеть это пристрастие Георгию не удалось. В начале 60-х ему пришлось уйти из оркестра. Зарабатывал на жизнь аранжировками (очень хорошими!). Его личная жизнь, к сожалению, полностью развалилась. Он вынужден был уйти из дома, ночевал где попало (в ресторанах, в кинотеатрах и т.п.). Последний раз я видел Георгия и разговаривал с ним после какого-то Нового года: 1 января 1963 или 64 года (точнее не помню). Видно было, что он давно не брился и еле-еле отходил после новогодней ночи. Через некоторое время ребята сказали, что Георгий ушёл от нас.

По слухам, которые ходили среди музыкантов Ставрополя, выпускник Казанской консерватории, близкий друг Виктора Деринга весельчак и жизнелюб Георгий Баранович покончил с собой.

Георгий Баранович (первый слева) на свадьбе Виктора Деринга (первый справа). Шанхай, 1946 год.
Георгий Баранович (первый слева) на свадьбе Виктора Деринга (первый справа). Шанхай, 1946 год.

Еще одна тема, которая возникла вслед за первой публикацией — пересечение судеб «шанхайцев» и ярких представителей творческой интеллигенции в период так называемой оттепели. Появление в 1957 году такого яркого пятна, как оркестр Лундстрема, на фоне отечественной музыкальной культуры не осталось незамеченным. Интересная история, связанная с сотрудничеством Олега Лундстрема и выдающегося деятеля русского театра Николая Акимова. Знаменитый режиссер ленинградского Театра Комедии, как и «шанхайцы» подвергшийся гонениям и даже увольнению из театра в конце 40-х годов, встретившись с Лундстремом в Москве, принял участие в оформлении первой программы оркестра в 1957 году.
ДАЛЕЕ: продолжение 4-й части исследования Игоря Зисера  Читать далее «Олег Лундстрем и синкопы джазовой судьбы. Часть 4. Белые пятна тёмной истории»

К 95-летию со дня рождения. Столп оркестрового джаза: трубач, композитор, аранжировщик Тэд Джонс

Кирилл Мошков,
редактор «Джаз.Ру»
CM

Очерк был написан для бумажного «Джаз.Ру» №11 (2-2008) и для сетевой публикации актуализирован на 2018 г.

28 марта 2018 исполнилось бы 95 лет трубачу (вернее, корнетисту и флюгельгорнисту) Тэду Джонсу (Thad Jones), со-лидеру одного из самых значимых биг-бэндов второй половины XX века — Thad Jones/Mel Lewis Orchestra. Оркестр продолжает работать и сейчас, в последние десятилетия — под названием The Vanguard Jazz Orchestra, и, как и при своих основателях, по-прежнему играет в старейшем нью-йоркском джазовом клубе Village Vanguard каждый понедельник.

Thad Jones
Thad Jones

Тэд Джонс (полное имя — Таддеус Джозеф Джонс, 1923-1986) принадлежал к музыкальной семье, достижения которой в джазе можно сравнить разве что с достижениями нью-орлеанской семьи Марсалисов — и то Джонсы, скорее всего, окажутся впереди. Отец семейства был инспектором древесного сырья и по совместительству — диаконом баптистской церкви в Понтиаке (штат Мичиган). Понтиак — далёкий северный пригород Детройта, который в те годы был столицей автомобильной промышленности США, огромным городом, где жила большая афроамериканская община, а значит — существовала яркая и оригинальная джазовая сцена. Из семи детей диакона Джонса трое сыновей стали прославленными музыкантами: сам Тэд, его младший брат Элвин Джонс (1927-2004, барабанщик квартета Джона Колтрейна) и старший брат Хэнк Джонс (1918-2010), прославленный бибоповый пианист — он прожил дольше своих младших братьев, уйдя из жизни в возрасте 92 лет (см. биографический очерк «Джаз.Ру» от 2010 года). Другие дети в семье тоже занимались музыкой — правда, у них дальше занятий фортепиано дело не пошло. Для полноты картины добавим, что мать пела, а отец семейства хорошо играл на гитаре.

Hank Jones, Elvin Jones, 2005 (photo © John Abbott)
Hank Jones, Elvin Jones, 2005 (photo © John Abbott)

Тэд, по его словам, решил стать трубачом, посетив концерт Луи Армстронга в Детройте. Дядя подарил мальчику подержанную трубу, но вскоре Тэд сменил её на более архаичный корнет — который стал его основным инструментом на протяжении всей жизни, хотя он регулярно записывался и на трубе.

Корнет (по-научному — корнет-а-пистон) имеет тот же строй, что и труба, однако в XIX столетии был более распространён: считалось, что играть на нём легче, чем на трубе, и проще достичь виртуозности, потому что трубы в то время имели не помповую, как корнет, а «педальную» (поворотную) механику.

Сверху вниз: корнет, педальная труба, современная помповая труба
Сверху вниз: корнет, педальная труба, современная помповая труба

Однако в XX веке конструкторы музыкальных инструментов внесли в устройство трубы радикальные изменения, и труба в результате практически вытеснила корнет из музыки: на корнетах к концу прошлого века играли либо в духовых оркестрах, либо в традиционном джазе. Диксиленд оказался одним из немногих заповедников корнета — возможно, потому, что именно на корнетах играли основоположники раннего джаза, в том числе Луи Армстронг, его учитель — Кинг Оливер, а также сам полумифический первопроходец джазовой трубы Бадди Болден. Тем не менее, некоторые трубачи современного джаза до сих пор играют на корнетах, так как этот инструмент обладает очень своеобразным, отличающимся от трубы тембром — «тёмным» (в академической музыке считалось, что «зловещим») внизу, нежным в первой октаве и довольно жёстким в верхней части диапазона. Именно на корнете и на ещё одном инструменте семейства труб — более мягком и «округлом» по звучанию флюгельгорне — Тэд Джонс играл в биг-бэндах; с более камерными ансамблями он чаще использовал трубу, но есть и записи, где он играет в малых составах на корнете и отчётливо слышно своеобразие тембра этого инструмента.
СЛУШАЕМ: Thad Jones / Mel Lewis Quartet «This Can’t Be Love» (1977)
Тэд Джонс — корнет, Харолд Данко — ф-но, Руфус Рид — контрабас, Мел Луис — барабаны

ДАЛЕЕ: продолжение биографии музыканта, много АУДИО И ВИДЕО  Читать далее «К 95-летию со дня рождения. Столп оркестрового джаза: трубач, композитор, аранжировщик Тэд Джонс»

Юбилей. Саксофонист Чарлз Ллойд: 80 лет в поисках звука

Константин Волков
при участии Михаила Митропольского
KW

Очерк основан на текстах, выходивших в бумажном «Джаз.Ру» №11 (2-2008) и №59 (6-2014), и актуализирован для 2018 г.

Вторая половина 1960-х была трудным временем для джаза: новые поколения слушателей практически полностью переориентировались на рок, фолк и прочие новые музыкальные веяния. Только отдельные джазовые музыканты смогли не противопоставить себя новым направлениям, а, используя их, искать и находить новую — в том числе молодёжную — аудиторию. Помимо ансамбля трубача Майлза Дэйвиса, одним из самых популярных у молодёжи джазовых коллективов этого периода оказалась и группа саксофониста и флейтиста Чарлза Ллойда.

Чарлз Ллойд, 2014 (фото: Кирилл Мошков, «Джаз.Ру»)
Чарлз Ллойд, 2014 (фото: Кирилл Мошков, «Джаз.Ру»)

Чарлз Ллойд (Charles Lloyd) родился 15 марта 1938 г. в Мемфисе (Теннеси), а значит — сегодня ему исполнилось 80. Его родной город издавна символизировал половину дороги на путях миграции афроамериканцев с сельского Юга на промышленный Север и в XX веке был одним из важнейших центров развития афроамериканской музыки, прежде всего блюза. Было в городе и яркое джазовое сообщество, причём — что характерно — джазмены Мемфиса не отгораживались жанровыми рамками от блюзменов: это была единая сцена, на которой один и тот же музыкант мог выступать в разных жанрах, в зависимости от контекста. Вот и Ллойд, который учился играть на саксофоне с 9-летнего возраста, брал уроки импровизации у такого «амбивалентного» пианиста — Финеаса Ньюборна (Phineas Newborn Jr.). Вместе с ним у Ньюборна занимался и ещё один юный музыкант, впоследствии ставший известным джазменом — трубач Букер Литтл (Booker Little). А когда Чарлз Ллойд начал в середине 50-х профессионально работать в качестве саксофониста, ему довелось играть в аккомпанирующих составах тогдашних звёзд мемфисского блюза — Би Би Кинга, Хаулин Вулфа, Бобби «Блю» Блэнда и других.

В возрасте 18 лет, в 1956, Чарлз Ллойд уехал учиться в Университет Южной Калифорнии в Лос-Анджелесе. В период обучения он играл в биг-бэнде трубача Джералда Уилсона; получив в 1960 г. степень магистра исполнительских искусств, он стал преподавать музыку в местной средней школе Dorsey High и параллельно с 1961 по 1963 годы работал в ансамбле барабанщика Чико Хэмилтона (Chico Hamilton), очень сильно повлияв на его стилистическую эволюцию от «камерного джаза» в сторону прогрессивного пост-бопа. В этом ансамбле Ллойд сделал свои первые записи, представил свои первые авторские сочинения (в том числе и одну из самых своих известных тем — «Forest Flower») и даже стал музыкальным директором квинтета.
СЛУШАЕМ: Chico Hamilton «Forest Flower: Sunrise/Sunset», с альбома «Man From Two Worlds» (1964, Impulse!).
Хэмилтон — барабаны, Ллойд — тенор-саксофон, Габор Сабо — гитара, Алберт Стинсон — контрабас.

В январе 1964 г. Ллойд переехал в Нью-Йорк, чтобы работать в секстет альт-саксофониста Кэннонбола Эддерли (Julian “Cannonball” Adderley), а в 1965-м, не бросая работу у Кэннонболла, выпустил два своих первых сольных альбома на Columbia, в записи которых участвовал приехавший в США в конце 1950-х из Венгрии гитарист Габор Сабо (Gabor Szabo), который работал с ним ещё у Хэмилтона, а также ритм-секция «второго великого квинтета Майлза Дэйвиса» — басист Рон Картер и барабанщик Тони Уильямс.
СЛУШАЕМ: заглавный трек альбома «Of Course, Of Course» (Columbia, 1964)
Ллойд — флейта, Сабо — гитара, Рон Картер — бас, Тони Уильямс — барабаны

ДАЛЕЕ: продолжение биографического очерка о Чарлзе Ллойде, много фото и музыки!  Читать далее «Юбилей. Саксофонист Чарлз Ллойд: 80 лет в поисках звука»

Композитор, аранжировщик, бэндлидер, продюсер: Куинси Джонс отмечает 85-летие

Константин Волков KW

Музыке Куинси Дилайт Джонс-младший (Quincy Delight Jones Jr.) учился с детства. Он родился 14 марта 1933 года в Чикаго и вырос в Саутсайде — крупнейшем чёрном гетто Америки, но затем вместе с семьей переехал на далёкий Северо-Запад США, в Сиэтл, где он и его братья оказались единственными афроамериканскими детьми в целой школе. В 18-летнем возрасте, в 1951 г., он получил стипендию на обучение в первом американском учебном заведении, где учили играть джаз — бостонской школе Schillinger House, которая теперь известна всему миру как колледж Бёркли. На деньги, присланные тёткой, Куинси купил билет на поезд и пересёк всю Америку с запада на восток, чтобы оказаться в Бостоне. Правда, там Джонс проучился всего год, поскольку получил предложение поехать на гастроли с очень популярным джазовым оркестром, который возглавлял вибрафонист, барабанщик, вокалист и шоумен Лайонел Хэмптон (1908-2002). Такими предложениями 19-летние трубачи не разбрасывались даже в 1952 г. Но колледж Бёркли до сих пор числит Куинси Джонса одним из своих самых преуспевших в музыке студентов, и его заявление о приёме в колледж выставлено в офисе Бёркли под стеклом.

Quincy Jones
Quincy Jones

В первом же турне с Хэмптоном и его оркестром Куинси Джонс проявил большой талант к оркестровке. Хорошие аранжировщики, от которых зависит, как именно зазвучит новая музыка на концерте и в записи, всегда нарасхват. Вскоре Джонс переехал в Нью-Йорк и стал зарабатывать написанием аранжировок для джазовых звёзд, среди которых были Сара Воэн, Каунт Бэйси, Дюк Эллингтон, Джин Крупа и ещё один музыкант, приехавший из Сиэтла —друг детства Джонса, слепой певец и пианист Рэй Чарлз.

В 1956 г. Джонс опять отправился в турне, на этот раз с трубачом Диззи Гиллеспи — по странам Ближнего Востока по линии Госдепартамента США, посылавшего джазовых музыкантов в страны «третьего мира» в качестве «послов американской культуры». Вернувшись, он получил контракт с компанией ABC Paramount и стал работать уже с собственным оркестром. Его записи того периода, где он дирижирует оркестром для солистов Чарлза Мингуса, Зута Симса, Бенни Картера и Хэрби Мэнна, были позднее переизданы лейблом Impulse! как альбомы «This is How I Feel About Jazz», 1974, и «Go West, Man», 1978. Но в 1957 г. Джонс переехал в Париж, где брал уроки композиции у ведущих музыкальных педагогов и композиторов того времени, в том числе Нади Буланже и Оливье Мессиана. Параллельно он работал на французский лейбл Barclay, где продюсировал записи Жака Бреля и Шарля Азнавура. Эта фирма грамзаписи — парижское отделение американского лейбла Mercury Records, — впечатлившись его способностями, сделала Куинси своим музыкальным директором; он создал в Париже оркестр из участников только что завершившего европейское турне оркестра мюзикла «Free And Easy» и гастролировал с ним по всей Европе и Америке. Тур прошел очень успешно в смысле отзывов критики, но совершенно провалился в финансовом плане, и от банкротства Джонса спас только срочный заём, предоставленный президентом Mercury Records Ирвингом Грином. Грин не только вытащил Куинси Джонса из финансовой ямы: он дал ему новую работу, сделав талантливого музыканта и аранжировщика музыкальным руководителем нью-йоркского отделения своей фирмы. К этому периоду относится знаменитая цитата Куинси Джонса:

У нас был лучший джаз-оркестр на планете, и всё же мы буквально помирали с голоду. Вот тогда-то я понял, что есть музыка, а есть музыкальный бизнес. Если я хотел выжить, я должен был усвоить эту разницу.

Куинси Джонс в начале 1960-х
Куинси Джонс в начале 1960-х

Работая на Mercury, Куинси Джонс инициировал рождение ряда самых интересных записей тогдашней популярной музыки. Так, именно он, ещё будучи «директором по артистам и репертуару», начал работать с молодой белой певицей Лесли Гор и спродюсировал её лучшие песни, включая первый хит «Its My Party» (№1 в мартовском хит-параде 1963), за которым последовали оставившие заметный след в истории поп-культуры 60-х «Judy’s Turn to Cry», «You Don’t Own Me», «That’s The Way Boys Are» и т.д. Но самой значимой его продюсерской работой той эпохи, скорее всего, следует признать совместный альбом певца Фрэнка Синатры и оркестра Каунта Бэйси «It Might As Well Be Swing» (1964), где впервые прозвучала песенка, ставшая впоследствии «визитной карточкой» Синатры — «Fly Me to the Moon». В 1964 г. Джонс стал вице-президентом компании Mercury Records — первым афроамериканцем, поднявшимся до такой позиции в «белом» шоу-бизнесе.
ВИДЕО: Frank Sinatra + Count Basie and his Orchestra. Аранжировщик и дирижёр — Куинси Джонс. Зал Hollywood Palace, 16 октября 1965

ДАЛЕЕ: продолжаем знакомиться с историей Куинси Джонса, много ВИДЕО!  Читать далее «Композитор, аранжировщик, бэндлидер, продюсер: Куинси Джонс отмечает 85-летие»

К 115-летию со дня рождения: корнетист Бикс Байдербек (1903-1931), первая «жертва джаза»

10 марта исполняется 115 лет со дня рождения одной из ярчайших звёзд раннего джаза. Трубач Бикс Байдербек (Bix Beiderbecke) был первым крупным импровизатором в джазе, чьё происхождение не было афроамериканским, и первым «мифом» джазовой истории, трагической жертвой человеческих и общественных несовершенств, приводивших многих джазменов к раннему саморазрушению.

Текст о Байдербеке написали постоянный автор «Джаз.Ру» Константин Волков и обозреватель нашего издания Михаил Митропольский для 11-го бумажного номера «Джаз.Ру» (№2-2008). С удовольствием делаем его достоянием сетевых читателей, расширив и усилив историческими аудиозаписями Бикса и единственной сохранившейся киносъёмкой его игры.


Михаил Митропольский,
обозреватель «Джаз.Ру»
При участии Константина Волкова
MM

Леон Бисмарк «Бикс» Байдербек родился 10 марта 1903 года в Давенпорте, штат Айова, и умер 6 августа 1931 года в Нью-Йорке. Этот корнетист (корнет — ближайший родственник трубы, которая почти совершенно вытеснила его из джаза уже в 1930-е гг.) был одним из важнейших музыкантов времени становления джаза, на своём примере впервые в истории джаза доказавшим, что не все лучшие джазовые трубачи — афроамериканцы. Его поразительная музыкальность, уникальная фразировка, безупречное чувство ритма и удивительно оригинальный стиль импровизации вызывали восхищение и у коллег-музыкантов, и у слушателей. Его бурная жизнь, быстрый подъём на джазовый Олимп и такое же быстрое падение превратили его в легенду ещё при жизни, а его свежий подход к музыке той эпохи остается таким же привлекательным сегодня, каким он казался в эпоху «века джаза» 1920-х.

Bix Beiderbecke
Bix Beiderbecke

Можно сказать, что Бикс Байдербек был музыкальным вундеркиндом. Мальчик рос в провинциальной Айове, на берегу Миссисипи, в состоятельной семье немецкого происхождения: в то время Средний Запад США был средоточием лесоторговли, и самыми процветающими торговцами деловой древесиной были немецкие иммигранты, вроде отца Бикса. Герман Бисмарк Байдербек после переезда из Германии в США женился на дочери капитана речного парохода, которая играла на органе в пресвитерианской церкви в Давенпорте, штат Айова, и сделал состояние на торговле углём и лесом. В фамильном доме имелся орган и вообще царила музыкальная атмосфера.

К семи годам Бикс (он не любил своё полное имя Бисмарк и требовал, чтобы его называли именно Бикс) уже прекрасно играл на фортепиано, хотя музыкой с ним никто не занимался, а сам он не имел склонности к изучению нотной грамоты. Когда старший брат Байдербека, вернувшись с Первой мировой войны, привез с собой пластинки с записями модного нью-йоркского оркестра Original Dixieland Jass Band, Бикс был настолько очарован услышанным, что, взяв у соседа напрокат корнет, попытался подражать Нику ЛаРокка, корнетисту ODJB. Так Байдербек без посторонней помощи научился играть джаз, выработав собственный, совершенно уникальный стиль. Ещё учась в средней школе, он начал профессионально играть в местных джазовых оркестрах. Родители Байдербека, в попытке наставить его на путь истинный и отвадить от «чёрной» музыки, в 1921 г. отправили сына учиться в интернат Лейк-Форест, расположенный за двести километров от дома, в северном пригороде Чикаго. Чикаго в те времена был центром джаза, и через некоторое время Байдербек был исключен из школы за пропуск занятий — всё своё время он проводил в джазовых клубах.

The Wolverines, 1924 (Бикс — четвёртый справа)
The Wolverines, 1924 (Бикс — четвёртый справа)

С этого момента он полностью посвятил себя музыке и в 1923 г. стал корнетистом ансамбля The Wolverines, с которым в феврале 1924 года делает свою первую запись. Ансамбль The Wolverines (более официально именовавшийся Wolverine Orchestra), который незаслуженно ругали некоторые критики, состоял из молодых и увлечённых джазом музыкантов, чей стиль прекрасно подходил для вдохновенных импровизаций Байдербека. Акустические записи The Wolverines, сделанные на студии компании Gennett в Ричмонде (штат Индиана), демонстрируют великолепную игру самоуверенного и в то же время удивительно талантливого молодого корнетиста. Что касается сомнений по поводу мастерства Wolverines, то они пропадут сами собой, стоит только услышать в их исполнении композицию «Fidgety Feet».
СЛУШАЕМ: Wolverine Orchestra «Fidgety Feet», 18 февраля 1924

Доказательством же гениальности Байдербека могут служить два его соло в композициях «Oh Baby» и «I Need Some Pettin’».
СЛУШАЕМ: Wolverine Orchestra «I Need Some Pettin’», 20 июня 1924
Bix Beiderbecke (c); Jimmy Hartwell (cl); George Johnson (ts); Dick Voynow (p); Bob Gillette (bjo); Min Leibrook (tba); Vic Moore (dr). Записано в студии Gennett в Ричмонде, Индиана.

ДАЛЕЕ: продолжение биографического очерка о Биксе Байдербеке, много музыки!  Читать далее «К 115-летию со дня рождения: корнетист Бикс Байдербек (1903-1931), первая «жертва джаза»»