Луи Армстронг, первая суперзвезда джаза. К 45-летию ухода из жизни

Текст основан на подкасте, который вышел в августе 2011 к 110-летию со дня рождения Луи Армстронга


Кирилл Мошков,
редактор «Джаз.Ру»
CM

story6 июля исполнилось 45 лет со дня ухода из жизни музыканта, который для миллионов людей во всём мире олицетворял и продолжает олицетворять собой весь джаз вообще. Луи Армстронг (Louis Armstrong) всю свою жизнь утверждал, что родился в день независимости Соединённых Штатов Америки 4 июля 1900 года. Только через многие годы после его смерти, лет 30 назад, американские исследователи нашли в нью-орлеанских архивах свидетельство о его крещении — и установили, что на самом деле самый знаменитый джазовый трубач и певец ХХ века родился 4 августа 1901 года и, следовательно, когда 6 июля 1971 он мирно умер во сне, ему было 69 лет и 11 месяцев. А значит, 4 августа со дня его рождения исполнится 115 лет.

Louis Armstrong
Louis Armstrong

Рассказать историю Луи Армстронга в одном коротком тексте, конечно, невозможно. Я и пытаться не буду. Интересно, что на «Джаз.Ру» Сатчмо (Satchmo, «Рот-кошёлка») — под таким музыкантским прозвищем был известен Луи Армстронг — пять раз звучал в Джазовом подкасте: в 52-м, 112-м, 191, 277 и 508 выпусках, последний раз — пять лет назад. И звучали в основном его ранние записи — грампластинки 1920-х годов, что и неудивительно: именно на них основана его репутация в джазовом мире, именно в записях своих знаменитых «Горячих Пятёрок» и «Горячих Семёрок», Louis Armstrong Hot Five и Louis Armstrong Hot Seven, с 1925 по 1928 год Луи Армстронг заложил несокрушимый фундамент практически всего джазового инструментального импровизационного искусства — и не только на трубе, так как его принципы вокализации инструментальной интонации (то есть сближения интонаций инструмента и человеческого голоса), его манера ритмической организации звука, утвердившая свинг в качестве основного принципа организации ритмического движения в джазе — всё это было по тем временам совершенно радикально, неслыханно, новаторски и тут же было подхвачено, изучено, скопировано, освоено и пущено в обиход тысячами музыкантов по всему миру.

Louis Armstrong Hot Five (Нью-Орлеанский джазовый архив им. У.Р.Хогана)
Louis Armstrong Hot Five (Нью-Орлеанский джазовый архив им. У.Р.Хогана)

Интересно, что широкая публика хотя и покупала эти пластинки, но большими хитами в тот момент они не стали: уж больно непривычно горячо и новаторски они звучали, широкую публику это отпугивало. Интересно также, что ни оба состава «Горячих пятёрок», а именно состав 1925-27 и состав 1928 года (они разные), ни единственный состав «Горячей Семёрки» 1927 года не выступали на сцене и не ездили на гастроли. Это были чисто студийные коллективы, которые Армстронг записывал в Чикаго по инициативе тамошнего продюсера, земляка из Нью-Орлеана по имени Ричард Мариньи Джонс (Richard Marigny Jones). Французское второе имя указывало на происхождение из нью-орлеанских креолов, давших раннему джазу множество ярких звёзд, но коллеги-музыканты переиначили имя Мариньи, дав продюсеру кличку «Май Ни», My Knee, «моё колено» — именно это восклицание они так часто слышали от Ричарда Джонса, сильно хромавшего на одну ногу.

Одно из первых промо-фото Армстронга, середина 1920-х: он запечатлён ещё не с трубой, а с более архаичным корнетом
Одно из первых промо-фото Армстронга, середина 1920-х: он запечатлён ещё не с трубой, а с более архаичным корнетом

Слушаем вторую «Горячую пятёрку» Луи Армстронга в записи 1928 года: Фред Робинсон — тромбон, Эрл Хайнс — фортепиано, Джимми Стронг — кларнет, Затти Синглтон — ударные, и, естественно, Луи Армстронг — труба и вокал. Обратите внимание: вокал здесь играет ещё подчинённую, инструментальную роль. И, кстати, Армстронг поёт ещё не тем хриплым голосом, который прославил его вокальную манеру в будущем, а вполне мягко и задушевно. Впервые он играет здесь вступительную каденцию на трубе без аккомпанемента, а скромные восемь тактов его соло в конце пьесы считаются самой передовой импровизацией на трубе за все 1920-е годы и стали буквально «символом веры» джазовых трубачей на долгие десятилетия. Кстати, пьесу написал великий Кинг Оливер, первая суперзвезда нью-орлеанского джаза, в ансамбле которого Луи Армстронг дебютировал десятью годами ранее. СЛУШАТЬ: Louis Armstrong Hot Five «West End Blues»

ДАЛЕЕ: продолжение истории Луи Армстронга, много МУЗЫКИ!  Читать далее «Луи Армстронг, первая суперзвезда джаза. К 45-летию ухода из жизни»

«Джаз.Ру»: избранное. Трубач Майлз Дэйвис — 90 лет со дня рождения

story26 мая 2016 исполнилось 90 лет со дня рождения трубача Майлза Дэйвиса — одного из самых известных джазовых музыкантов в истории. А 28 сентября будет 25 лет со дня его ухода из жизни. 65 лет жизни Майлза — почти вся история джаза второй половины прошлого века: дебютировав в ансамбле саксофониста Чарли Паркера в 1945 г. 19-летним юнцом, Майлз прошёл эпоху кул-джаза рубежа 40-50-х гг., хард-бопа 50-х, ладового (или модального) джаза начала 60-х, одним из первых решительно порвал с акустической джазовой традицией в конце 60-х и заиграл громкий электрический джаз-рок, а после периода многолетнего молчания второй половины 70-х вернулся к выступлениям в новой эпохе, заиграв новую версию электрифицированного фьюжн, которая положила начало эйсид-джазу и другим современным стилям. Через 15 лет после его смерти, в 2006-м, он был введён в «Зал славы рок-н-ролла» как «одна из ключевых фигур в истории джаза», а его альбом 1959 года «Kind Of Blue» остаётся самым влиятельным (и одним из самых продаваемых) в истории джаза.

Miles Davis, 1985 (журнал
Miles Davis, 1985 (журнал «Америка», 1987)

«Джаз.Ру» довольно много публиковал текстов о Майлзе — кстати, русское написание имени великого джазмена эволюционировало вместе с нашей редакцией: мы последовательно транскрибировали Miles Davis как Майлс Дэвис, Майлс Дэйвис и, наконец, остановились на фонетически наиболее достоверном Майлз Дэйвис. В далёком сентябре 1999 «Полный Джаз 1.0» опубликовал эссе известного афроамериканского мыслителя-радикала Амири Бараки в переводе редакции журнала «Америка» 1987 г. (оригинал The New York Times, 1985) — «Майлс Дэвис — чёрный принц джаза». В августе 2001 музыкальный журналист Сергей Нечаев предоставил нам полный текст своего биографического очерка «Золотая голова Майлса Дэвиса», краткий вариант которого ранее выходил в еженедельнике «Алфавит». Минимум семь раз обращались к музыке Дэйвиса ведущие джазового подкаста на «Джаз.Ру» Кирилл Мошков и Андрей Соловьёв (эти семь подкастов можно послушать прямо здесь — в конце этого материала). Наконец, в 2011 г. мы писали об одной из презентаций русского перевода книги Эшли Кана «Kind Of Blue: история создания шедевра Майлса Дэйвиса», который выполнил российский джазовый энтузиаст, доктор физико-математических наук Михаил СапожниковГЦСИ представит книгу об альбоме Майлса Дэйвиса «Kind of Blue»», 14.07.2011).

За год до этого, когда издание русского перевода книги только готовилось, Михаил Сапожников предоставил бумажному «Джаз.Ру» право публикации фрагмента одной из глав книги, посвящённой истории записи эпохального альбома 1959 г. (вышел в бумажном №5-2010). Сегодня, в день 90-летия Майлза Дэйвиса, мы воспроизводим этот фрагмент в «Полном Джазе 2.0» — что особенно актуально в связи с тем, что тираж русского издания 2010 г. уже полностью распродан.

Miles Davis, 1963
Miles Davis, 1963 (photo © Jan Persson / Center for Danish Jazz History)

Эшли Кан. «Kind Of Blue: история создания шедевра Майлса Дэйвиса»

перевод: Михаил Сапожников

обложка книги
издание 2010

На русском языке в московском издательстве «Печатные Традиции» вышла в переводе Михаила Сапожникова книга американского исследователя Эшли Кана «Kind Of Blue. The Making Of The Miles Davis Masterpiece» (Da Capo Press, New York, 2007). В книге описана история создания знаменитого альбома «Kind of Blue», который с момента его первого выпуска в 1959 году стал самым многотиражным альбомом за всю историю джаза — за прошедшие 50 лет по всему миру было продано рекордное количество экземпляров: только в одних США к 7 октября 2008 официальные продажи достигли внушительной цифры в четыре миллиона копий, что позволило Ассоциации индустрии звукозаписи США (RIAA) сертифицировать «Kind of Blue» как четырежды платиновый альбом. Хотя установить точные цифры продаж во всём мире сложнее, эксперты обычно говорят о десяти миллионах проданных копий — что и делает «Kind of Blue» самым продаваемым джазовым альбомом в истории.

В секстете Дэйвиса, записавшего волшебную музыку на этой пластинке, играли гениальный тенор-саксофонист Джон Колтрейн и звёзды американского джаза — пианисты Билл Эванс и Уинтон Келли, альт-саксофонист Джулиан «Кэннонболл» Эддерли, контрабасист Пол Чемберс и барабанщик Джимми Кобб — единственный, кто сейчас, через 51 год после записи альбома, ещё жив (и мало того — всё ещё гастролирует).

Предваряя выход книги на русском языке, «Джаз.Ру» с разрешения Эшли Кана и переводчика Михаила Сапожникова публикует фрагмент книги — часть главы о самой первой сессии, на которой записывался материал альбома.

ДАЛЕЕ: читаем фрагмент главы о первой сессии записи эпохального альбома Майлза Дэйвиса  Читать далее ««Джаз.Ру»: избранное. Трубач Майлз Дэйвис — 90 лет со дня рождения»

«Джаз.Ру», избранное. Семён Гинзбург, первопроходец российского джазоведения (1901-1978)

story23 мая исполняется 115 лет со дня рождения человека, которого смело можно именовать первопроходцем российского «джазоведения» — отрасли музыкознания, ответственной за изучение джаза как особого вида музыкального искусства. Его звали Семён Гинзбург, и ещё совсем молодым человеком он в 1926 году частично написал, частично — перевёл, составил, отредактировал и выпустил в Ленинграде книгу, которая, согласно современным исследованиям, стала вообще самой первой книгой о джазе в мире. Да-да, первая в мире книга о джазе вышла не в США, и даже не во Франции или Швейцарии, где в конце 1910-х гг. началось теоретическое осмысление джазового искусства — а в СССР! В память пионера отечественной науки о джазе мы воспроизводим, с некоторыми изменениями, текст, публиковавшийся в бумажном «Джаз.Ру» №6-2012 (№45).

Семён Гинзбург (фото из коллекции музея истории Санкт-Петербургской консерватории)
Семён Гинзбург (фото из коллекции музея истории Санкт-Петербургской консерватории). Лет 40-50 назад над бумажным оригиналом фотографии неловко поработал с кисточкой и тушью график-ретушёр, готовивший её для публикации в консерваторском сборнике.

Кирилл Мошков,
редактор «Джаз.Ру»
фото: Музей истории Санкт-Петербургской консерватории
CM

Говоря о начале истории российского джаза (в октябре 2016 г. этой истории исполнится уже 94 года), мы вспоминаем не только первопроходцев практики джаза, то есть музыкантов-исполнителей, но и пионеров джазовой теории. Первые скромные статьи о джазе («Джаз-банд» и «Джаз-банд — не шумовой оркестр») опубликовал в 1922 г. тот же человек, который осенью того же года создал в Москве первый джазовый ансамбль — поэт, переводчик и первопроходец пластической импровизации Валентин Парнах. Именно Парнаху мы обязаны русским написанием слова jazz: именно он сохранил четырёхбуквенность английского оригинала, избавившись от удвоенной последней согласной. Это написание мгновенно распространилось в России и созданном вскоре СССР, тогда как в прессе русской эмиграции за пределами родной страны ещё несколько десятилетий это слово писалось как «джасс» (в других языках, использующих кириллицу, сложились свои написания: в болгарском — «джез», в сербском — «џез»).

Всего четыре года отделяют эти первые робкие попытки писать о новой музыке по-русски от выхода первой книги о джазе на русском языке — сборника «Джаз-банд и современная музыка», выпущенном в Ленинграде издательством Academia в 1926 г. тиражом две тысячи экземпляров. Сейчас оригинальные экземпляры этой книги представляют собой огромную редкость, однако в 2011 г. санкт-петербургская компания «Своё издательство» выпустила репринтное переиздание «Джаз-банда».

Обложка книги 1926 г.
Обложка книги 1926 г.

В книгу вошли статьи составителя — Семёна Гинзбурга, а также американского пианиста и композитора Луиса Грюнберга (Louis Gruenberg, 1884-1964), австралийского композитора и пианиста Джорджа Перси Грейнджера, выступавшего под творческим псевдонимом Перси Олдридж Грейнджер (Percy Aldridge Granger, 1882-1961), французского композитора Дариюса Мийо (Darius Milhaud, 1892-1974 — составитель транскрибировал его фамилию по старым правилам как «Мило») и ведущего британского музыкального критика 1920-х гг. Сизара Сёрчингера (Cesar Searchinger), ставшего в 1930-х знаменитым политическим журналистом и британским корреспондентом американских радиосетей CBS и NBC.

Составил книгу виолончелист и музыковед Семён Львович Гинзбург (1901-1978), выпускник факультета истории музыки Института истории искусств в Петрограде (1922) и факультета общественных наук Петроградского университета (1923). Нетрудно подсчитать, что в год выхода первой русской книги о джазе её составителю было всего 25 лет.

Семён Гинзбург родился 10 (23) мая 1901 г. в Киеве.

В 1925-27 гг., то есть как раз в период создания первой русской книги о джазе, молодой Гинзбург входил в ленинградский «Кружок новой музыки», во главе которого стоял учитель Гинзбурга — музыкальный критик, композитор и музыковед Борис Асафьев (в будущем — академик АН СССР и народный артист СССР). Вместе с Гинзбургом в правление «Кружка», занимавшегося изучением и пропагандой современной музыки, входил и Иосиф Шиллингер (1895-1943) — один из заметных композиторов ранней советской музыки, после эмиграции в США в 1928 г. полностью переключившийся с композиции на музыкальную педагогику и преподававший свою радикальную теорию композиции Джорджу Гершвину, Бенни Гудману и др.

Иосиф (Джозеф) Шиллингер
Иосиф (Джозеф) Шиллингер

Один из «лицензированных», то есть окончивших специальный курс «шиллингеровской системы», последователей Иосифа (Джозефа) Шиллингера — Лоренс Бёрк (Lawrence Berk) — создал в 1947 г. в Бостоне музыкальную школу им. Шиллингера (Schillinger House), ныне всемирно известный джазовый колледж Бёркли.

Шиллингер в 1926-27 гг. был заместителем председателя Кружка.

«Музыкальная энциклопедия» (1973-1982) сухо сообщает:

…За время своей деятельности КНМ организовал 14 закрытых исполнительских собраний и шесть открытых концертов; помимо членов кружка, в них приняли участие […] ряд иностранных композиторов, в том числе […] Дариюс Мийо. КНМ сыграл заметную роль в ознакомлении ленинградской музыкальной общественности с новыми явлениями в современной советской и зарубежной музыке. Просуществовал до февраля 1927, после чего слился с реформированной к тому времени Ленинградской ассоциацией современной музыки…

Отметим уже от себя, что в результате так называемых «дискуссий» по музыкальным вопросам и яростных нападок со стороны Российской ассоциации пролетарских музыкантов (РАПП), проповедовавшей «классовый подход» к музыке, в 1931 г. обе Ассоциации современной музыки — московская и ленинградская — были разогнаны. Но, как и многие другие бывшие участники этих организаций, Семён Львович сумел найти своё место в меняющейся стране, где брали верх новые веяния не только в политике, но и в культуре. В 1930-е гг. Гинзбургу пришлось оставить опасное по тем временам увлечение современной, тем более — западной музыкой. С середины 1930-х он полностью сконцентрировался на истории русской музыки и музыки народов СССР.

Обложка книги С.Л. Гинзбурга 1937 г.
Обложка книги С.Л. Гинзбурга 1937 г.

Впоследствии С.Л. Гинзбург преподавал историю музыки в ленинградских учебных заведениях, параллельно был одно время хранителем музея Ленинградской филармонии, в 1932-35 — заведующим отделом музыкальной культуры и техники Эрмитажа и руководителем концертов в Эрмитажном театре. Впрочем, вскоре и эти концерты были прекращены, как не соответствовавшие партийной линии, из-за чрезмерной фокусировки на старинной западной музыке.

С 1935 Семён Гинзбург — профессор Ленинградской консерватории, где ещё с 1925 преподавал историю музыки; с 1940 по 1962 гг. — заведующий кафедрой истории русской музыки. Перу С.Л. Гинзбурга принадлежат фундаментальные труды: «Русский музыкальный театр 1700-1835 гг. Хрестоматия», трёхтомная «История русской музыки в нотных образцах», «Антология классической музыки народов СССР» в 3-х томах, учебник с хрестоматией к нему «Музыкальная литература народов СССР». Его ранняя популярная книга «Что надо знать о симфоническом оркестре» (1930) выдержала четыре издания (последнее вышло в 1967 г.).

ДАЛЕЕ: продолжение биографии первопроходца отечественного джазоведения Семёна Гинзбурга и его тексты о джазе  Читать далее ««Джаз.Ру», избранное. Семён Гинзбург, первопроходец российского джазоведения (1901-1978)»

К 50-летию первого российского джазового издания «Квадрат»: 16-й сезон питерских «Джазовых пароходов»

infra22 мая старейшее объединение любителей джаза в России, петербургский джаз-клуб «Квадрат», открывает шестнадцатый сезон регулярных рейсов «Джазовых пароходов» на реке Нева. Эта почти полувековая традиция каждый год собирает на водах северной столицы музыкантов и любителей джаза.

Традиция проводить джазовые концерты на теплоходах началась сорок девять лет назад, в 1967 г., когда президент джаз-клуба «Квадрат» Натан Лейтес (1937-2013) организовал первый в стране джазовый пароход, на котором собрались музыканты и члены клуба. Джаз на пароходах музыканты стали играть в начале прошлого века, ещё во времена юности Луи Армстронга в Новом Орлеане, поэтому символическая идея проводить джазовые концерты на реке пришлась ленинградским джазменам по душе.

«Джазовый пароход» у пристани «Зимняя канавка»

В 2001 году «квадратовцы» попробовали сделать регулярные рейсы для всех желающих. Идея понравилась и прижилась.

ОБЛОЖКА КВАДРАТАВ 2016 г. сезон «Джазовых пароходов» знаменует 50-летие первого отечественного джазового издания — бюллетеня джаз-клуба «Квадрат», который впервые вышел в свет в апреле 1966 года. «Квадрат» не был полностью официальным изданием: он выходил в немногих копиях, как правило — машинописных, но поначалу не был и совсем «самиздатом»: в первые годы он имел на обложке шапку «Информационный бюллетень Ленинградского городского комитета ВЛКСМ и Ленинградского городского джазового клуба».

Подробнее об истории «Квадрата» — во фрагменте из статьи главного редактора «Джаз.Ру» Кирилла Мошкова «Джазовая журналистика в России: из подполья в резервацию за 60 лет», подготовленной для публикации в сборнике Уфимского государственного института искусств им. Загира Исмагилова.

…Подлинно «подпольный» период советской джазовой журналистики начался в 1966 г., когда ленинградское общественное объединение «Ленинградский городской джазовый клуб» под руководством Натана Лейтеса впервые в СССР начало выпуск «самиздатовского» джазового журнала, который назывался «Квадрат».

К этому моменту в СССР уже достаточно уверенно работала система самодеятельных переводов, малотиражных изданий (посредством копирования на пишущих машинках) и распространения «среди своих» западной литературы о джазовой музыке. Пионером движения «джазового самиздата» стал в начале 60-х ростовчанин Игорь Сигов (1932-1965), а после его безвременной смерти в 1965 г. во главе сформированного им неофициального «распределённого творческого коллектива» под самоназванием «Группа изучения джаза (ГИД СССР)», представители которого работали в полудюжине крупных городов Союза, встал живущий в Воронеже переводчик (а впоследствии — джазовый журналист и историк джаза) Юрий Верменич (р. 1934).

Но если «ГИД» переводила и издавала в «самиздате» книги о джазе, написанные за пределами нашей страны, то ленинградский «Квадрат» стал первым советским джазовым журналом, почти весь контент которого создавался отечественными авторами. В первые годы своего выхода он существовал не в абсолютном подполье, а на полуофициальных правах «информационного бюллетеня Ленинградского городского комитета ВЛКСМ и Ленинградского городского джазового клуба», что давало его издателям и авторам шаткую, но достаточно действенную защиту от возможного гнева партийных и идеологических органов.

титульный лист первого выпуска бюллетеня
титульный лист первого выпуска бюллетеня «Квадрат», 1966
Первая страница первого выпуска бюллетеня
Первая страница первого выпуска бюллетеня «Квадрат», 1966

«Квадрат» издавался достаточно нерегулярно: за 15 лет, с 1965 по 1979 г., ленинградская редакция, во главе которой стоял Ефим Барбан (р. 1935), подготовила и издала 14 выпусков журнала, который с 1971 г. потерял полуофициальную шапку горкома комсомола и выходил уже как чистый самиздат. Как и в целом в самиздате, распространение журнала происходило неофициально, по внутренним каналам советского джазового сообщества, что неизбежно делало «Квадрат» внутренним органом джазовой субкультуры, не имеющим выхода к широкой аудитории. Впрочем, именно так это издание и позиционировало себя.

Ефим Барбан (справа) и Дюк Эллингтон (слева) в ленинградском аэропорту Пулково, 1971
Ефим Барбан (справа) и Дюк Эллингтон (слева) в ленинградском аэропорту Пулково, 1971

В 1979 г. издание «Квадрата» было номинально перенесено в Новосибирск. Ефим Барбан рассказывал в интервью радио «Свобода», опубликованном на сайте радиостанции 19 апреля 2015:

— …В Новосибирске в то время существовало «Творческое джазовое объединение», которое по своей идейной направленности было близко журнальной. Я связался с Новосибирском и договорился, что воспользуюсь их прикрытием: на обложке будет указано, что это издание якобы печатается в Новосибирске, будет стоять шапка «Творческое джазовое объединение». И вот начиная с 15-го номера «Квадрат» выходил с титульным листом, на котором значился Новосибирск. Но на самом деле он, конечно, по-прежнему печатался в Ленинграде…

Таким образом было подготовлено и выпущено ещё три выпуска, пока в 1984 г. Барбан не эмигрировал в Великобританию, где стал вести джазовые программы на радио Би-Би-Си (под псевдонимом Джеральд Вуд).

Именно «Квадрат» стал колыбелью подлинной, бесцензурной джазовой журналистики на русском языке и подготовил кадровое ядро русской джазовой журналистики — около двух с половиной десятков авторов, многие из которых продолжают писать и публиковаться и в наше время…

ДАЛЕЕ: Расписание рейсов «Джазового парохода» джаз-клуба «Квадрат» по реке Неве, май-июнь 2016 

Читать далее «К 50-летию первого российского джазового издания «Квадрат»: 16-й сезон питерских «Джазовых пароходов»»

«Джаз.Ру», избранное. Джазовый радиоведущий Уиллис Коновер (1920-1996)

story17 мая исполнилось ровно 20 лет с того дня, когда в возрасте 76 лет из жизни ушёл один из самых известных джазовых просветителей в мире — радиоведущий Уиллис Коновер (1920-1996).

Willis Conover (photo © Voice of America)
Willis Conover (photo © Voice of America)

В прошлом году, когда в США стартовала международная кампания в поддержку выпуска Почтовой службой США почтовой марки в честь Коновера, мы цитировали запись, которую сделал в своём блоге Rifftides американский джазовый журналист Даг Рэмзи:

…С середины 1950-х гг. и до самой смерти Коновер был ведущим программы «Music USA» на волнах радиостанции «Голос Америки». При этом он никогда не был правительственным служащим: он работал по трудовому соглашению, что обеспечивало его программе независимость от машины политической пропаганды. Пока лидеры сверхдержав мрачно переглядывались на краю ядерной бездны, Уиллис своим величественным низким баритоном рассказывал слушателям всего мира о джазе и американской популярной музыке. Он прекрасно знал музыку, и его программы передавали аудитории не только его знания, но и его безупречный вкус, достоинство, с которым он говорил… и всё это без малейшего следа политики. Он брал в своей программе интервью практически у всех заметных джазовых музыкантов второй половины прошлого столетия. Множество музыкантов в Восточной Европе говорили, что именно Коновер укрепил и углубил их любовь к джазу. Ирония судьбы заключается в том, что, поскольку «Голос Америки» по закону не может вещать на территории США, он до сих пор остаётся практически неизвестен в собственной стране (его помнили в лучшем случае как ведущего концертов Ньюпортского джаз-фестиваля в знаменитом музыкально-документальном фильме «Джаз летним днём» 1958 года. — Ред.)…

СЛУШАТЬ: заставка радиопрограммы Уиллиса Коновера на волнах  «Голоса Америки»
Версия пьесы Билли Стрэйхорна «Take the «A» Train» с альбома оркестра Дюка Эллингтона «Ellington Uptown», 1952, на слегка замедленной скорости воспроизведения с вырезанными вокальными эпизодами, поверх которой звучит неподражаемый баритон радиоведущего:

Уиллис Коновер трижды посещал СССР — в 1967, 1969 и 1983 гг. Во второй его приезд (он представлял на Московском кинофестивале короткометражный фильм о праздновании 70-летнего юбилея Дюка Эллингтона) была сделана эта фотография радиоведущего с участниками советского джазового сообщества, ныне хранящаяся в Центре исследования джаза в Ярославле.

Слева направо: музыковед Дмитрий Ухов, гитарист Николай Громин, куратор джазовых кафе от МГК ВЛКСМ Ростислав Винаров, Уиллис Коновер, фотограф Владимир Садковкин
Слева направо: музыковед Дмитрий Ухов, гитарист Николай Громин, куратор джазовых кафе от МГК ВЛКСМ Ростислав Винаров, Уиллис Коновер, фотограф Владимир Садковкин, 1969 (© архив Ростислава Винарова, Центр Исследования Джаза)

Старшая часть московской аудитории наверняка помнит июль 2001, когда в Центральном Доме кинематографистов прошёл VI Московский международный джаз-фестиваль памяти Уиллиса Коновера — один из последних фестивалей, организованных легендарным неофициальным «министром джаза СССР» композитором Юрием Саульским: тогда в России в первый и последний раз выступал саксофонист Майкл Бреккер со своим квартетом и в дуэте с пианистом Джои Калдераццо.

СЛУШАТЬ: короткий образец фрагмента записи типичного выпуска «Music USA» со средневолнового приёмника

ДАЛЕЕ: дополнительное чтение о Коновере, фрагменты радиопрограмм (АУДИО), много ФОТО  Читать далее ««Джаз.Ру», избранное. Джазовый радиоведущий Уиллис Коновер (1920-1996)»