Специалист из США консультирует проект Российского центра джазовых исследований

Ким Волошин KV

С 1 по 10 июня в России находился старший специалист музыкальных коллекций Библиотеки Конгресса США Ларри Эппелбаум. Цель его визита — сугубо деловая: Ларри консультирует инициативную группу, планирующую создание в России общественного Центра джазовых исследований, в котором будут сочетаться функции джазового архива и исследовательского центра, занимающегося изучением богатой истории и сегодняшнего дня российского джаза.

Лэрри Эппелбаум и директор Ярославского джазового центра Игорь Гаврилов
Лэрри Эппелбаум и директор Ярославского джазового центра Игорь Гаврилов

Чуть больше чем через год, 1 октября 2012 года, отечественному джазу исполняется 90 лет: отсчёт ведётся от осеннего дня 1922 г., когда в Москве состоялся первый упомянутый в печати джазовый концерт. У джаза в нашей стране — большая и непростая история. Однако до сих пор она совершенно неудовлетворительно документирована и не очень подробно изучена. За все 90 лет об истории джаза в России написаны на русском языке всего две книги — «Советский джаз» Алексея Баташёва (1971) и «История джазового исполнительства в России» Владимира Фейертага (2010), плюс довольно подробная, но не во всех деталях точная книга на английском — «Red and Hot. The Fate of Jazz in Soviet Union» Фредерика Старра (1983). Появление в последние два десятилетия нескольких книг воспоминаний отдельных музыкантов и об отдельных музыкантах, а также ряда региональных исследований не сильно улучшило общую картину: изучение истории джаза в России (и — шире — во всём СССР) всё ещё остаётся в начальной стадии, а тем временем музыканты, организаторы, исследователи, критики и коллекционеры, в силу неумолимой логики времени, уходят из жизни, и их архивы далеко не всегда попадают в заинтересованные руки. Джазовое сообщество знает немало печальных примеров, когда крупные, подлинно уникальные коллекции материалов, связанных с историей отечественного джаза, в силу равнодушия или некомпетентности наследников были распроданы или розданы случайным людям, а чаще просто оказывались на свалке. И даже те коллекции, которые находятся в добрых руках заинтересованных лиц, подвергаются угрозе разрушения и утраты просто потому, что в домашних условиях очень непросто сохранить в неприкосновенности и технической целостности аудиозаписи на нестабильных и разрушающихся со временем физических носителях (прежде всего на магнитных лентах), документы на хрупкой низкокачественной бумаге, выцветающие фотографии и рассыпающиеся в прах киноплёнки. Кроме того — даже очень хорошая и стабильно хранящаяся частная коллекция чаще всего недоступна даже для профессиональных исследователей, не говоря уж о более широких кругах интересующихся историей джаза людей.
ДАЛЕЕ: «кто виноват», «что делать» и «куды бечь» — поиск ответов на извечные русские вопросы при помощи американского коллеги

Читать далее «Специалист из США консультирует проект Российского центра джазовых исследований»

Новая книга об Эдди Рознере: «Шмаляем джаз, холера ясна»

E.C. NA

В нижегородском издательстве «ДЕКОМ» вышла книга об Эдди Рознере под названием, отражающим неподражаемую манеру речи легендарного бэндлидера — «Шмаляем джаз, холера ясна». Беллетризованную биографию легендарного музыканта написал Дмитрий Драгилёв.

book coverАвтор известен в основном как поэт — по сборникам стихотворений «Все приметы любви» и «Безударная гласная», изданным в Москве и Берлине, публикациям в журналах. Драгилёв — выпускник Латвийского университета и Веймарской консерватории, руководитель ансамбля The Swinging Partysans — координатор ежегодного берлинского джазового фестиваля имени Эдди Рознера, который уже второй год проходит в рамках Германо-российских дней в Карлсхорсте. Джаз на Германо-российских днях звучал и в позапрошлом году, и раньше. Но лишь год назад по инициативе Драгилёва он обрёл постоянную площадку, предоставленную джазменам на все три дня, и получил имя Рознера — музыканта, наиболее ярко символизирующего связи между двумя странами в области раннего джаза.

Презентация книги о Рознере состоится 11 июня в 13.00 в Карлсхорсте, в Литературном шатре. Там же можно будет приобрести и другую книгу Драгилёва — сборник очерков «Лабиринты русского танго», изданный не так давно в Санкт-Петербурге.

Эдди Рознер
Эдди Рознер

В 2010 году музыкальный мир отмечал столетие со дня рождения Адольфа «Эдди» Рознера. На нынешний год приходятся две памятные даты: 35 лет назад Эдди Рознер покинул этот мир, 40 лет назад завершилась его карьера в Советском Союзе.

ДАЛЕЕ: подробности о книге, интервью автора

Читать далее «Новая книга об Эдди Рознере: «Шмаляем джаз, холера ясна»»

Леонид Утёсов и джаз: размышления с сомнениями

Тамара Айзикович,
Торонто
TA

Об авторе: музыковед Тамара Айзикович окончила факультет истории, теории и композиции Академии музыки им Гнесиных, где впоследствии преподавала на кафедре «Искусство музыкальной эстрады». Основатель отделения джазовой и популярной музыки в московской детской музыкальной школе им. Стасова (1985), организатор музыкальной школы в городе Нетания (Израиль, 1994). Автор научных статей и работ, опубликованных в России, Израиле, Канаде и США. В настоящее время живёт в Торонто (Канада).

Российская почтовая марка, посвящённая Леониду Утёсову (из серии "Российская эстрада", 1999)
Российская почтовая марка, посвящённая Леониду Утёсову (из серии "Российская эстрада", 1999)

Размышления о Леониде Утёсове (1895-1982) привели меня к желанию расширить традиционное представление о нём. Это отчасти связано с теми сторонами его творчества, которые, как правило, публично не обсуждаются. Тем не менее, они рождают сомнения и заставляют задуматься о том, что ещё не сказано, и том, что нуждается в пересмотре уже ставших привычными аксиом. К тому же личность легендарного артиста настолько обросла мифами, что появляется естественное желание докопаться до истины. Анализировать, а тем более переоценивать звёздные авторитеты нелегко. Но я всё-таки попробую…

Предыстория

Впервые Леонид Утёсов познакомился с джазом в 1926 году, когда в России гастролировал американский квинтет Jazz Kings, в составе которого был знаменитый джазовый саксофонист и кларнетист Сидни Беше. Выступал и джаз-бэнд Сэма Вудинга, сопровождавший водевильную группу «Шоколадные ребята». А в 1927 Утёсов посетил в качестве туриста Париж, и эта поездка оказалось судьбоносной. Там, по словам артиста, особое внимание он уделял мюзик-холлу, который был для него самым близким и понятным жанром, очень напоминавшим российскую дореволюционную эстраду. Его поразили красочные костюмированные шоу знаменитых танцовщиц и певиц Мистангет и Жозефин Бейкер с их роскошными декорациями, сценическими эффектами и многочисленными переодеваниями.

Ted Lewis
Ted Lewis (George Grantham Bain collection, Library of U.S. Congress)

Там же он посетил музыкальное представление нью-йоркского коллектива Теда Льюиса, в лице которого Утёсов встретил не только ровесника, но и артиста-двойника: комика, очень живого и весёлого, с выразительной мимикой, декламатора, певца, танцора, владеющего цирковыми трюками и необыкновенно общительного. Тед Льюис, хотя и не был кларнетистом высокого класса, хорошо разбирался в джазе, слыл талантливым организатором и заслужил титул «Мr. Entertainer» (Господин Развлекатель). Сходство есть и в их творческом пути. Оба были самородками. Паренёк Теодор Фридман из Нью-Орлеана стал известным артистом американской эстрады, выступавшим под псевдонимом Тед Льюис. Он был создателем театрализованных шоу и к концу 1920-х годов руководил вторым по популярности (после оркестра Пола Уайтмана) эстрадным коллективом. Юный Лейзер Вайсбейн из Одессы взял псевдоним Леонид Утёсов и стал «звездой» советской эстрады — знаменитым исполнителем и руководителем эстрадного оркестра.

Выступление Теда Льюиса было выдержано в духе мюзик-холльных шоу, где музыканты оркестра не только играли на своих инструментах, но выступали в то же время и как актёры. Утёсов осознал, что именно такой тип костюмированного эстрадного сценического представления ему хотелось бы создать в России. Новаторство артиста проявилось в том, что он задался целью, освоив западный опыт, соединить его с традициями эстрадного отечественного театра и злободневной советской тематикой. Он воплотил свою идею, создав новый жанр советской музыкальной эстрады и дав ему название «теа-джаз» (театрализованный джаз).
ДАЛЕЕ: продолжение материала о Леониде Утёсове
Читать далее «Леонид Утёсов и джаз: размышления с сомнениями»

«О, сколько нам открытий чудных…»: джазовые сокровища Уильяма Сэйвори

Лена Адашева LA

Многие годы в джазовой среде велись разговоры о полумифической коллекции звукоинженера Уильяма Сэйвори (William Savory), в которой якобы содержались записи радиотрансляций живых выступлений великих джазовых музыкантов эры свинга. Коллекция более пяти десятилетий не была доступна публике, а восхищенные отзывы тех, кто имел возможность услышать некоторые из записей, создавали вокруг неё ауру таинственности. Наконец, в 2010 году Национальный музей джаза в Гарлеме, во главе которого стоит музыкант и историк джаза Лорен Шонберг  (Loren Schoenberg), приобрёл всю коллекцию и начал работу по её оцифровке и публикации.

Уильям Сэйвори (настоящее имя — Уильям Десавуре) родился в 1916 г. на борту океанского лайнера «Мавритания», на котором его родители иммигрировали в Соединенные Штаты из Франции. Уильям рос в Нью-Джерси, затем в Южной Калифорнии, рано увлекся техническими науками, что, в конце концов, привело его в индустрию звукозаписи. Билл Сэйвори сотрудничал с такими крупными компаниями, как Коламбия и СиБиЭс. Работая в компании Columbia Records, он принял участие в разработке «долгоиграющих» пластинок и разработал технику перевода старых записей в новый формат. В конце жизни Сэйвори сотрудничал с государственными ведомствами, участвуя в разработке электронных средств связи и наблюдения.

William Savory
William Savory, 1950 (photo: Audio Engineering Society)

Обладая самыми передовыми на тот момент техническими возможностями, Уильям Сэйвори делал для собственного удовольствия записи радиотрансляций, записывая лишь то, что нравилось ему самому. Его коллекция записей с радио (так называемых airchecks) отражает утончённый вкус музыканта (Сэйвори играл на фортепиано и саксофоне) и любителя джаза.

Коллекция Сэйвори содержит около 1000 записей, сделанных в эру свинга (конец 30-х — начало 40-х годов). Луи Армстронг, Бенни Гудман, Билли Холидей, Каунт Бэйси, Коулман Хокинс, Лестер Янг — лишь несколько имён из огромного каталога архива. Кроме джазовых записей, коллекция Сэйвори включает записи концертов классической и оперной музыки, а также речи известных исторических личностей (Франклин Д. Рузвельт, папа римский Пий XII — есть даже запись голоса Джеймса Джойса, читающего свои произведения).

Чтобы записывать продолжительные трансляции целиком, Сэйвори разработал свою технологию записи.
ДАЛЕЕ: подробности об уникальной технологии Уильяма Сэйвори, аудиопримеры, ссылки на восстановленные аудиоматериалы из коллекции!
Читать далее ««О, сколько нам открытий чудных…»: джазовые сокровища Уильяма Сэйвори»