Джазовый подкаст №729: Europe Jazz Media Chart. Arsenal «Live in Tallinn ’74»

podcast729 выпуск джазового подкаста «Слушать Здесь» открывает 12-й год его выхода в виртуальный эфир!

ВНИМАНИЕ! Этот выпуск подкаста переехал на новый адрес!
Чтобы прослушать его, нажмите на  ссылку:
Джазовый подкаст №729: Europe Jazz Media Chart. Arsenal «Live in Tallinn ’74»

«Джаз.Ру»: избранное. Джон Скофилд: «В первую очередь я — гитарист». К 65-летию музыканта

interview26 декабря 2016 гитарист Джон Скофилд отметил 65-летие. В честь юбилея выдающегося джазового и джаз-рокового музыканта «Джаз.Ру» воспроизводит интервью, которое впервые было опубликовано нами в «Полном Джазе 1.0» весной 2003 г., когда Скофилд готовился впервые приехать в Россию с концертом (впоследствии, в 2011, Джон Скофилд ещё раз выступил в нашей стране — на фестивале «Усадьба Джаз» в Архангельском под Москвой). Интервью сопровождают уникальные фотографии, которые «Джаз.Ру» сделал тогда, пользуясь эксклюзивным доступом к артисту: автор этого интервью работал в те дни с Джоном в качестве переводчика.


Кирилл Мошков,
редактор «Джаз.Ру»
(текст, фото)
CM

В Россию для выступления на фестивале «Богема Джазз» (проходил ежегодно в 1999-2004 г. — Ред.) приезжает Джон Скофилд — один из ведущих гитаристов современного джаза. Значение этого события трудно переоценить: последний раз импровизирующий гитарист такого же уровня известности — Пэт Мэтини — был в Москве в 1987 г.

Джон Скофилд в Москве, май 2003 (фото © Кирилл Мошков, «Джаз.Ру»)
Джон Скофилд в Москве, май 2003 (фото © Кирилл Мошков, «Джаз.Ру»)

Джон Скофилд родился в глубинке американского Среднего Запада, в штате Огайо, 26 декабря 1951 г. Он вырос в Коннектикуте — старинном штате на Востоке США, который тяготеет к двум ближайшим мегаполисам — Нью-Йорку и Бостону. Джон начал играть на гитаре в 11-летнем возрасте, когда слушал в основном блюз и рок-н-ролл. Местный учитель музыки познакомил его с игрой тогдашних титанов джазовой гитары — Уэса Монтгомери, Джима Холла, Пэта Мартино: так началась любовь Скофилда к джазу, которая не проходит и поныне.

19-летним он поступил в колледж Бёркли в Бостоне, одно из старейших джазовых учебных заведений в мире. Уже в 1973-м он появился на профессиональной джазовой сцене и играл с титанами, среди которых были Чарлз Мингус, Хэрби Хэнкок, Чик Кориа, Джо Хендерсон, Билли Кобэм, Джордж Дюк, Джерри Маллиган, Маккой Тайнер и Гэри Бертон. В 1981 г. 31-летний Джон Скофилд окончательно вошёл в обойму первых имён в области джазовой гитары: началась его работа в ансамбле великого трубача Майлза Дэйвиса, продлившаяся три с половиной года и документированная несколькими альбомами («Star People», «Decoy», «Atmosphere», «You’re Under Arrest» и др.).
ВИДЕО: Джон Скофилд играет соло в ансамбле Майлза Дэйвиса, 1984

Еще в конце 1970-х Скофилд начал записываться как лидер — сначала для западногерманского лейбла Enja, затем для Grammavision (на котором вышли в том числе и весьма удачные альбомы «Blue Matter» (1986), «Loud Jazz» (1987) и «Flat Out» (1988), с 1989 — на Blue Note, где, в том числе, вышел его общепризнанно лучший джазовый альбом с участием легендарного саксофониста Эдди Харриса «Hand Jive» (1993), а с 1995 г. — на Verve. Новые альбомы Скофилда демонстрируют две одновременно развивающиеся линии в его творчестве. Первая линия достигла своего апогея в альбоме 1998 г. «A Go Go», который Джон записал вместе с участниками трио Medeski Martin & Wood — самого на тот момент передового коллектива новейшего импровизационного течения так называемых «джем-бэндов». В этой линии Скофилд экспериментирует с эстетикой джем-бэндов, соул-джаза, фанк-грува и других суперсовременных импровизационных направлений, в этой же стилистике — только менее спонтанной и более организованной — выдержан и его альбом «Uberjam» (2002).

Джон Скофилд (справа гитарист Ави Бортник) на сцене ГЦКЗ «Россия», май 2003 (фото © Кирилл Мошков, «Джаз.Ру»)
Джон Скофилд (справа гитарист Ави Бортник) на сцене ГЦКЗ «Россия», май 2003 (фото © Кирилл Мошков, «Джаз.Ру»)

Вторая линия более близка современному джазовому мэйнстриму; в этом ключе выдержан предыдущий альбом Джона — «Works For Me», в котором он собрал свою «команду мечты» с участием легендарного барабанщика Билли Хиггинса, своего «однокашника» по группе Майлза Дэйвиса — альт-саксофониста Кенни Гарретта и других прекрасных музыкантов современного джазового мэйнстрима, и недавний «ScoLoHoFo», записанный с участием старого партнёра — саксофониста Джо Ловано, басиста Дейва Холланда и барабанщика Эла Фостера.
ВИДЕО: Джон Скофилд «So You Say» — выступление в туре с материалом сольного альбома «Blue Matter», 1987, Копенгаген

Однако в гастрольной деятельности Скофилда превалирует первое направление — живая, горячая эстетика современных джем-бэндов, танцевальный соул-грув и острая фразировка фанка. Басист Энди Хесс, гитарист / программист Ави Бортник и барабанщик Адам Дейч составляют новую концертную группу Джона Скофилда.

27 мая Джон Скофилд даст в ГЦКЗ «Россия» (имеется в виду не нынешняя площадка во Дворце спорта «Лужники», а снесённый в 2006 г. концертный зал в центре Москвы, в южном крыле гостиницы «Россия». — Ред.) полуторачасовой концерт, причем приедет он именно с группой Uberjam, названной так по альбому 2001 г., где эта группа была впервые зафиксирована в грамзаписи. Кроме 51-летнего Скофилда, остальные участники ансамбля крайне молоды и представляют новейшее поколение «джем-бэндов» (jam bands).
Джон вообще никогда не выступал в России, и мы начинаем телефонный разговор с легендарным гитаристом как раз с вопроса о его отношениях с нашей страной.

— Это будет мое первое выступление в России. Правда, я побывал в России раньше — в Санкт-Петербурге то ли пятнадцать, то ли двадцать лет назад, просто как турист. Я не выступал там. Тогда он назывался ещё Ленинград, верно? Конечно, система управления и вообще социальная система там была совершенно не такая, как та, к которой я привык, но это — прекрасный город, очень красивый, и люди мне понравились — очень доброжелательные. Вот и все мои представления о России. Поэтому я очень волнуюсь перед приездом в эту огромную и такую важную страну, в которую у нас так долго не было доступа! Правда, я уже очень много выступал в странах бывшего советского блока — в Польше, Чешской Республике, Югославии — но это будет моё первое выступление в Москве.

Джон Скофилд на фестивале «Усадьба Джаз», июнь 2011 (фото © Кирилл Мошков, «Джаз.Ру»)
Джон Скофилд на фестивале «Усадьба Джаз», июнь 2011 (фото © Кирилл Мошков, «Джаз.Ру»)

Как-то я прочитал в одном из ваших интервью, что вы не любите давать интервью — правда ли это?

— (смеётся) Ну, не совсем так! Я очень люблю разговаривать о музыке с людьми, которые любят музыку. В этом смысле я очень люблю интервью! Когда я был помоложе и только начал давать интервью, я думал: ух ты, как здорово — меня спрашивают о моей музыке, я могу подробно и четко все объяснить про неё. А потом я понял, что я, на самом деле, толком ничего не могу рассказать про свою музыку! Наверное, никто не в состоянии толком объяснить что-то про свою собственную музыку… Когда я это понял, я здорово расстроился и решил: я лучше буду играть музыку, чем говорить о ней… (смеётся).
ДАЛЕЕ: продолжение интервью Джона Скофилда  Читать далее ««Джаз.Ру»: избранное. Джон Скофилд: «В первую очередь я — гитарист». К 65-летию музыканта»

«Джаз.Ру»: избранное. Пианист Лев Кушнир: «В любом случае нужно учиться играть джаз»

interview12 декабря 2016 московский пианист Лев Кушнир празднует 55-летие. Его юбилей не сопровождается шумными публичными мероприятиями: просто в «Джаз Арт клубе», который встречается по средам в джаз-кафе «Эссе», 14 декабря соберутся друзья и коллеги, чтобы поиграть друг с другом и поздравить музыканта, продюсера и преподавателя Льва Кушнира с днём рождения.

Пять лет назад в честь 50-летия Льва «Джаз.Ру» опубликовал интервью с ним, до сегодняшнего дня доступное только читателям бумажной версии журнала (№1-2012). Сегодня мы с удовольствием делаем этот текст достоянием широкой сетевой общественности. Тогда, пять лет назад, журнальная версия начиналась поздравлением с юбилеем, который принято считать неким этапом в жизни, подводить в связи с ним какие-то предварительные итоги…


Кирилл Мошков,
редактор «Джаз.Ру»
фото: Александра Мановцева, Павел Корбут
CM

Лев… или теперь надо уже говорить Лев Израилевич? Ощущаешь ли ты себя после отпразднованного 50-летия «ветераном отечественного джаза», мэтром, к которому надо обращаться «с отчеством»?

Лев Кушнир (фото © Павел Корбут)
Лев Кушнир (фото © Павел Корбут)

— У музыкантов как-то не принято подобного рода «навеличивание». Многие музыканты и в 80 лет ощущают себя моложе, чем они есть на самом деле, потому что к ним продолжают обращаться «Витя», «Лёша», «Жора» — Гараняна до последнего момента звали Жорой.

Герман Лукьянов так и просто требует, чтобы к нему обращались без отчества…

— Да. Когда я начинал работать в «Кадансе» (я был тогда ещё совсем юным музыкантом), Герман уже был заслуженным артистом, он был существенно старше меня. И он при первом же нашем знакомстве сказал: «Называй меня, пожалуйста, на «ты» и без отчества».

Тем не менее, приходит момент, когда принято оценивать какие-то промежуточные итоги. Начнём с конкретики. Первое — то, что всегда волнует молодых музыкантов. Они думают: «Я хочу стать музыкантом, исполнителем; смогу ли я вообще заработать на жизнь?» Ты на своём пути прошёл не самые простые десятилетия в истории государства Российского. Каков твой опыт в этом плане?

Лев Кушнир (фото © Саша Мановцева)
Лев Кушнир (фото © Саша Мановцева)

— Были моменты, когда этот вопрос — смогу ли я заработать, будучи музыкантом, исполнителем — стоял особенно остро. В частности, в начале 90-х годов. Каждый человек, не только музыкант, этот период прошёл по-своему, и по-своему всем было нелегко. Я не знаю людей, которые «жировали» бы в то время.

Но я начну немного раньше, с 80-х. Когда я только начинал заниматься музыкой, у меня была некая альтернатива. Я получил образование как физик-теоретик, а потом, в последний момент, я всё-таки переметнулся в джаз, окончил музыкальное училище. Естественно, что на то время разговоры ни о каких заработках ни в той, ни в другой стезе не шли. Это было начало 80-х годов. Хотя, приняв решение стать музыкантом, я сразу пошёл работать в ресторан, в существовавшую тогда систему МОМА (Московского объединения музыкальных ансамблей. — Ред.) в Москве, что позволяло мне с материальной точки зрения неплохо существовать (по сравнению с моими бывшими коллегами по научной стезе).

Я поддерживаю отношения с некоторыми из бывших моих однокурсников-физиков, и подавляющее большинство из них тоже сменили профессию. Просто это произошло несколько позднее. Они либо ушли в бизнес, либо занимаются близкородственной работой типа программирования, и большинство вообще уехало из Советского Союза (или — впоследствии — уже из России).

Работу в ресторане я расценивал как некое временное пристанище на то время, пока я получаю соответствующее образование, чтобы начать играть джаз. Так дело и развивалось, потому что концертирующих джазовых ансамблей в тот момент было раз, два — и обчёлся. И я поработал практически во всех ансамблях, существовавших тогда. Первым был ансамбль [саксофониста] Владимира Коновальцева, недавно ушедшего из жизни, а вторым — «Каданс» Германа Лукьянова, где я проработал два года (1988-89) в структуре Росконцерта, после чего ансамбль продолжал существовать, несмотря на то, что мы уже не находились под крылом ни у какой государственной структуры. Эти организации уже перестали существовать, а какие-то работы, записи, фестивали происходили в режиме фриланса.
ДАЛЕЕ: продолжение юбилейного интервью Льва Кушнира, фото, аудио, ВИДЕО  Читать далее ««Джаз.Ру»: избранное. Пианист Лев Кушнир: «В любом случае нужно учиться играть джаз»»

Джазовые фестивали-2016: как это было. Ленинградская область: 17-й «Сентябрь в Тихвине»

Кирилл Мошков,
редактор «Джаз.Ру»
(текст, фото, видео)
CM

report9-10 сентября в старинном северном русском городе Тихвин (Ленинградская обл.) в 17-й раз состоялся открытый фестиваль духовой и джазовой музыки «Сентябрь в Тихвине». «Джаз.Ру» неоднократно писал об этом фестивале, начиная с 2010 г., рассматривая «Сентябрь в Тихвине» как своего рода модель устойчивого развития джазового движения в небольшом российском городе (полный список ссылок на наши репортажи за все годы см. в анонсе 16-го фестиваля, 2015). Небольшой по масштабу, но обладающий собственным творческим обликом фестиваль в глубинке российского Северо-Запада, уже 17 лет проходящий под руководством тихвинского пианиста Игоря Володина, вновь представил музыкантов на новой большой сцене Тихвинского Дворца культуры им. Н.А. Римского-Корсакова.

Игорь Володин
Игорь Володин

Как и все предыдущие разы, кроме самого первого, в 2000 г., фестиваль вёл старейшина российской джазовой критики, историк джаза и музыковед Владимир Фейертаг, чьё участие неизменно придаёт фестивалю оттенок интеллигентности и, не побоюсь этого слова, интеллектуального блеска.

Владимир Фейертаг на сцене Тихвинского фестиваля
Владимир Фейертаг на сцене Тихвинского фестиваля

Повторюсь: наша редакция рассматривает этот фестиваль как архетип «точки кристаллизации» джазового движения в российской глубинке. Образец, своего рода. Со всеми свойственными среде своего бытования особенностями. Среда эта благоприятствует джазовому фестивалю, потому что его поддерживает (и, собственно, проводит) городской отдел культуры. Но это среда во многом косная. Это городская среда, но город — маленький, туристический и общекультурный бренд его не вполне ясно разработан, и при этом уникальное своеобразие тихвинской старины исподволь, но заметно для приезжего год за годом уступает место безликим и безвкусным сайдингу, бетону и новоделу. У нового ДК — отличная сцена, но выступают здесь те, кто может собрать зал в глухом региональном углу: Ваенга, Меладзе, Серов… В лучшем случае — проводятся отчётные концерты местных самодеятельных коллективов или спектакли заезжих антреприз, главным образом петербургских. Это и понятно: Петербург — ближайший большой город, Тихвин находится на востоке Ленинградской области, по большой дороге тут всего три часа езды. Но выступают ли питерские джазмены в Тихвине, помимо фестиваля? Редко. Задействуют ли организаторы фестиваля городские каналы массовой информации для пропаганды фестиваля, для пропаганды творческих и продюсерских усилий инициатора и бессменного главы «Сентября в Тихвине» — пианиста Игоря Володина? Судя по всему, меньше, чем это возможно. Есть ли вокруг фестиваля круг волонтёров, энтузиастов? Есть. Можно ли сделать его шире? Можно и обязательно нужно. Нужно устраивать выступления тихвинских музыкантов в городских учебных заведениях — например, в конце учебного года, чтобы память к началу сентября не успела изгладиться. Нужно задействовать социальные сети, «бомбить» городские паблики и другие подобные сетевые сообщества. Может ли город дать фестивалю эфирное время на «Радио-Тихвин», на «Дивья ТВ» и на других городских вещательных каналах? Ведь фестиваль — это собственный, городской культурный продукт, уникальный именно для Тихвина. Было бы очень правильно!

Давно доказано, что джазовая карта России не совпадает с физической картой: большие, заметные флажки на этой карте зачастую возвышаются не там, где есть крупные города, но там, где есть яркие энтузиасты-организаторами. Эти люди срабатывают как точки кристаллизации, вокруг которых нарастает инфраструктура: фестивали, концерты, рост собственного музыкантского сообщества. В Тихвине уже семнадцать лет такая точка кристаллизации есть: это тот самый Игорь Володин. Благодаря ему здесь каждый сентябрь выступают отличные музыканты мирового уровня. Благодаря ему идёт творческий обмен между Тихвином и музыкантами российского Северо-Запада (Архангельск, Вологда, Великий Новгород, Ярославль). Благодаря ему некоторые местные музыканты-любители заиграли на вполне достойном уровне.

Город, очевидно, ценит его вклад в культурную жизнь Тихвина. Но в нынешних условиях нужна ещё более весомая поддержка. 17 лет — достаточный срок, чтобы в этом убедиться. Вдохновляет пример базирующейся в Курске «Джазовой провинции», охватывающей 10-12 городов каждый год: на 22 году существования передвижной фестиваль только что вошёл в «Национальный календарь событий 2017» — список из 200 событий для представления в рамках российского туристического бренда Visit Russia («Время отдыхать в России»). На включение в календарь было подано 1400 заявок из 62 регионов страны. Может быть, Тихвину тоже задуматься об этом? И вообще шире продвигать свой джазовый бренд на уровне всей страны? Пример небольшого райцентра на окраине крупной области, проводящего сильный джазовый фестиваль — отличный повод для распространения славы Тихвина на уровне федеральной культурной жизни.

Игорь Володин
Игорь Володин

ДАЛЕЕ: подробный рассказ о фестивале «Сентябрь в Тихвине» 2016 года  Читать далее «Джазовые фестивали-2016: как это было. Ленинградская область: 17-й «Сентябрь в Тихвине»»

Джазовый подкаст №728: серия «Coltraniana», выпуск 10 из 10

podcastЗаключительный выпуск серии из десяти подкастов «Колтрейниана», созданной редакцией журнала «Джаз.Ру» совместно с Музеем современного искусства «Гараж» к 90-летию со дня рождения саксофониста Джона Колтрейна (1926-1967) по десяти ключевым альбомам сольной дискографии великого новатора джазовой импровизации. Главный редактор «Джаз.Ру» Кирилл Мошков комментирует заглавный трек с последнего альбома, который Джон Колтрейн одобрил к выпуску при жизни — «Expression» (Impulse!, 1967)

Обложка альбома «Expression» (1967), вышедшего уже после смерти артиста, и Джон Колтрейн в студии Руди Ван Гелдера в Инглвуд-Клиффс, штат Нью-Джерси, вместе с Элис Колтрейн (photo © Chuk Stewart, 1966)
Обложка альбома «Expression» (1967), вышедшего уже после смерти артиста, и Джон Колтрейн в студии Руди Ван Гелдера в Инглвуд-Клиффс, штат Нью-Джерси, вместе с Элис Колтрейн (photo © Chuk Stewart, 1966)

Джазовый подкаст №727: серия «Coltraniana», выпуск 9 из 10

podcastДевятый выпуск серии из десяти подкастов «Колтрейниана», созданной редакцией журнала «Джаз.Ру» совместно с Музеем современного искусства «Гараж» к 90-летию со дня рождения саксофониста Джона Колтрейна (1926-1967) по десяти ключевым альбомам сольной дискографии великого новатора джазовой импровизации.
Обложка альбома «A Love Supreme» (1964)Главный редактор «Джаз.Ру» Кирилл Мошков комментирует треки «Acknowledgement» и «Psalm» с альбома Джона Колтрейна «A Love Supreme»: соответственно, первую и четвёртую части одноимённой сюиты (Impulse!, 1964)

Партитура или, точнее, блок-схема сюиты «A Love Supreme», написанная рукой Джона Колтрейна
Партитура или, точнее, блок-схема сюиты «A Love Supreme», написанная рукой Джона Колтрейна

Ещё одна редкая иллюстрация показывает уникальный творческий метод, применённый Колтрейном при записи этого трека:

Рукопись одноимённой c альбомом поэмы Джона Колтрейна, стоявшая перед Колтрейном вместо нот при записи «Псалма»
Рукопись одноимённой c альбомом поэмы Джона Колтрейна, стоявшая перед Колтрейном вместо нот при записи «Псалма» (количество слогов и ударения совпадают с количеством нот и акцентами в музыке)

«Джаз.Ру»: избранное. Саксофонист Алексей Зубов, легенда советского джаза из Лос-Анджелеса. К 80-летию

Кирилл Мошков,
редактор «Джаз.Ру»
фото: Михаил Кулль (архивные съёмки), автор
CM

interview15 ноября отмечает юбилей легенда советского джаза 1960-70-х — саксофонист Алексей Зубов. Ему исполняется 80 лет! Музыкант уже три десятилетия живёт в США, и новые поколения джазовых слушателей и музыкантов уже не очень хорошо знакомы с его творчеством. Восполняя для сегодняшнего читателя недостаток информации о Зубове, мы в день юбилея музыканта обратились к интервью, которое ранее выходило только на бумаге в №1 бумажного «Джаз.Ру» за 2014 г. К юбилею артиста «Джаз.Ру» с удовольствием делает этот текст достоянием читателей сетевой версии издания.

Алексей Зубов родился в Москве в 1936 г., окончил физфак МГУ и был распределён в легендарный ФИАН, но вместо этого предпочёл другой путь и карьеру. Студентом второго курса Алексей начал играть джаз — сначала на кларнете, а затем на саксофоне. В 1955 г. он стал участником студии Центрального Дома работников искусств «Первый шаг» и её знаменитой в ту пору в Москве «Восьмерки ЦДРИ», а в 1960-м поступил в биг-бэнд Олега Лундстрема. В 1966 г. Зубов стал играть в оркестре Всесоюзного радио под руководством Вадима Людвиковского, а с 1973 стал одним из ведущих солистов легендарного ансамбля «Мелодия». Алексей Зубов возглавлял также несколько собственных коллективов и был участником многих джазовых групп, наиболее известными из которых были квартет «Крещендо» (на пластинках тех лет название писали как «Кресчендо»), дуэт с пианистом Игорем Саульским, квинтет «Барометр». Его ансамбли уже тогда осваивали возможности русского (сюита «Былины-старины») и азербайджанского («Крепостной тупик») фольклора. Многие советские джазовые фэны считали его саксофонистом номер один; так оно и было, пока в 1984 г. Алексей не переехал из Москвы в Лос-Анджелес. Там было много разного: успешная работа на местной джазовой сцене, потеря зубов, пятилетний перерыв в творчестве и длительный процесс восстановления формы, создание собственной студии звукозаписи — и налёт грабителей, в результате которого студия перестала существовать. Был удачный альбом 2006 г. «Rejuvenation Project», записанный с калифорнийскими музыкантами, и выступления с ещё одним лос-анджелесским джазменом из бывшего «восточного блока» — болгарским пианистом Милчо Левиевым.

Алексей Зубов. Интервью в Москве, 2013
Алексей Зубов. Интервью в Москве, 2013

В ноябре 2006 Алексей Зубов впервые после 22-летнего перерыва выступил в Москве, отметив своё семидесятилетие, а в 2007 и 2013-м играл в Иерусалиме и Тель-Авиве в рамках фестиваля «Джаз-Глобус», демонстрируя свой знаменитый звук, безукоризненную технику и нестандартное джазовое мышление, позволившее ему не только успешно играть «старую музыку», но и полноценно выступить в амплуа новоджазового музыканта.

Интервью для «Джаз.Ру» в Москве оказалось очень продолжительным — мы беседовали сначала в здании лютеранского собора Петра и Павла, где Алексей Зубов в тот вечер должен был играть с «Круглым бендом» Алексея Круглова программу, основанную на переосмыслении музыки Джона Колтрейна, а затем ещё около полутора часов — в квартире дочери музыканта, которая живёт в Москве.

Начнём с простого: как так случилось, что молодой советский человек, который изучал физику, вдруг — сломав весьма, по советским стереотипам, перспективную карьеру в науке — занялся тем, что, с точки зрения тогдашнего общества, не поощрялось: джазовым саксофоном?

1963, Москва, джаз-кафе «Аэлита»: музыковед Аркадий Петров и 27-летний Алексей Зубов (фото: Михаил Кулль)
1963, Москва, джаз-кафе «Аэлита»: музыковед Аркадий Петров и 27-летний Алексей Зубов (фото: Михаил Кулль)

— Ну, джазом я стал интересоваться ещё в средней школе. То есть до смерти Сталина, потому что кончил школу я в 1953 году. У нас в классе было несколько энтузиастов, не очень хорошо понимавших, что такое джаз, но чрезвычайно таковой любивших. У меня были пластинки Бенни Гудмана, Фэтса Уоллера, такие бьющиеся, и я даже пытался снять соло Фэтса Уоллера на рояле, но образование по фортепиано у меня ограничивалось годом с небольшим музыкальной школы — и всё. Но это было, когда я был совсем маленьким, это ещё 8-9 лет.

Когда я поступил в университет, всё стало довольно сильно развиваться. Ещё в школе я начинал слушать передачи BBC и «Голоса Америки». [Передач] Уиллиса Коновера тогда ещё вообще не было, но каждый день была 15-минутная передача по тому же «Голосу Америки», который передавал совсем уже не для нас вовсе, а для американских войск эту музыку. В основном я слушал Лондон, который не глушили. Ну и когда я пришёл в университет, на втором курсе у меня стало чесаться: интересно бы самому попробовать, что происходит. Я пошёл в духовой оркестр. И мне выдали такой пластмассовый кларнет, на котором я немедленно выучился играть «Сулико», как сейчас помню. Вот с этого всё и началось. Я взял этот кларнет, выучил на нём несколько кусков из Бенни Гудмана и пошёл к Боре Рычкову в самодеятельный оркестр. А Борис Рычков в те времена уже был, так сказать, не то что признанным, но, во всяком случае, довольно известным пианистом, он вёл оркестр, и я туда пришёл, и на правах друга — а мы учились с Борей и с его братом в одной школе — он меня взял, послушал мою игру два дня и сказал, что он этого слышать не может, невзирая на всю дружбу, и что у него есть знакомый какой-то старичок, который продаёт саксофон, так что не хочу ли я его купить — и попробовать играть на саксофоне. И вот с этого момента вся история началась. Я действительно купил саксофон — как сейчас помню, это была весна пятьдесят пятого года. Я уехал на дачу на три месяца и совершенно зверски занимался на этом саксофоне, мешая всем соседям, и осенью я уже попал в самодеятельный оркестр ЦДРИ «Первый шаг», и всё покатилось.
ДАЛЕЕ: продолжение интервью саксофониста Алексея Зубова, много ФОТО, ВИДЕО, АУДИО  Читать далее ««Джаз.Ру»: избранное. Саксофонист Алексей Зубов, легенда советского джаза из Лос-Анджелеса. К 80-летию»

Джазовый подкаст №726: серия «Coltraniana», выпуск 8 из 10

podcastВосьмой выпуск серии из десяти подкастов «Колтрейниана», созданной редакцией журнала «Джаз.Ру» совместно с Музеем современного искусства «Гараж» к 90-летию со дня рождения саксофониста Джона Колтрейна (1926-1967) по десяти ключевым альбомам сольной дискографии великого новатора джазовой импровизации. Главный редактор «Джаз.Ру» Кирилл Мошков комментирует заглавный трек с альбома квартета Джона Колтрейна «Crescent» (Impulse!, 1964)

Обложка альбома «Crescent» и Джон Колтрейн в студии Руди Ван Гелдера в Нью-Джерси (1964)
Обложка альбома «Crescent» и Джон Колтрейн в студии Руди Ван Гелдера в Нью-Джерси (1964)

Джазовый подкаст №725: серия «Coltraniana», выпуск 7 из 10

podcastСедьмой выпуск серии из десяти подкастов «Колтрейниана», созданной редакцией журнала «Джаз.Ру» совместно с Музеем современного искусства «Гараж» к 90-летию со дня рождения саксофониста Джона Колтрейна (1926-1967) по десяти ключевым альбомам сольной дискографии великого новатора джазовой импровизации. Главный редактор «Джаз.Ру» Кирилл Мошков комментирует треки «What’s New?» и «You Don’t Know What Love Is» с альбома квартета Джона Колтрейна «Ballads» (Impulse!, 1962)

Обложка альбома «Ballads» и Джон Колтрейн в студии Руди Ван Гелдера в Нью-Джерси (фото: Джим Маршалл, 1962)
Обложка альбома «Ballads» и Джон Колтрейн в студии Руди Ван Гелдера в Нью-Джерси (фото: Джим Маршалл, 1962)

Джазовый подкаст №724: серия «Coltraniana», выпуск 6 из 10

podcastШестой выпуск серии из десяти подкастов «Колтрейниана», созданной редакцией журнала «Джаз.Ру» совместно с Музеем современного искусства «Гараж» к 90-летию со дня рождения саксофониста Джона Колтрейна (1926-1967) по десяти ключевым альбомам сольной дискографии великого новатора джазовой импровизации. Главный редактор «Джаз.Ру» Кирилл Мошков комментирует трек «Chasin’ The Trane» с альбома Колтрейна «Coltrane «Live» at the Village Vanguard» (Impulse!, 1962)

Обложка альбома «Coltrane
Обложка альбома «Coltrane «Live» at the Village Vanguard» и подъезд клуба Village Vanguard в Гринвич-Вилледже (фото © Кирилл Мошков, 2012)