Юбилей. Саксофонист Чарлз Ллойд: 80 лет в поисках звука

Константин Волков
при участии Михаила Митропольского
KW

Очерк основан на текстах, выходивших в бумажном «Джаз.Ру» №11 (2-2008) и №59 (6-2014), и актуализирован для 2018 г.

Вторая половина 1960-х была трудным временем для джаза: новые поколения слушателей практически полностью переориентировались на рок, фолк и прочие новые музыкальные веяния. Только отдельные джазовые музыканты смогли не противопоставить себя новым направлениям, а, используя их, искать и находить новую — в том числе молодёжную — аудиторию. Помимо ансамбля трубача Майлза Дэйвиса, одним из самых популярных у молодёжи джазовых коллективов этого периода оказалась и группа саксофониста и флейтиста Чарлза Ллойда.

Чарлз Ллойд, 2014 (фото: Кирилл Мошков, «Джаз.Ру»)
Чарлз Ллойд, 2014 (фото: Кирилл Мошков, «Джаз.Ру»)

Чарлз Ллойд (Charles Lloyd) родился 15 марта 1938 г. в Мемфисе (Теннеси), а значит — сегодня ему исполнилось 80. Его родной город издавна символизировал половину дороги на путях миграции афроамериканцев с сельского Юга на промышленный Север и в XX веке был одним из важнейших центров развития афроамериканской музыки, прежде всего блюза. Было в городе и яркое джазовое сообщество, причём — что характерно — джазмены Мемфиса не отгораживались жанровыми рамками от блюзменов: это была единая сцена, на которой один и тот же музыкант мог выступать в разных жанрах, в зависимости от контекста. Вот и Ллойд, который учился играть на саксофоне с 9-летнего возраста, брал уроки импровизации у такого «амбивалентного» пианиста — Финеаса Ньюборна (Phineas Newborn Jr.). Вместе с ним у Ньюборна занимался и ещё один юный музыкант, впоследствии ставший известным джазменом — трубач Букер Литтл (Booker Little). А когда Чарлз Ллойд начал в середине 50-х профессионально работать в качестве саксофониста, ему довелось играть в аккомпанирующих составах тогдашних звёзд мемфисского блюза — Би Би Кинга, Хаулин Вулфа, Бобби «Блю» Блэнда и других.

В возрасте 18 лет, в 1956, Чарлз Ллойд уехал учиться в Университет Южной Калифорнии в Лос-Анджелесе. В период обучения он играл в биг-бэнде трубача Джералда Уилсона; получив в 1960 г. степень магистра исполнительских искусств, он стал преподавать музыку в местной средней школе Dorsey High и параллельно с 1961 по 1963 годы работал в ансамбле барабанщика Чико Хэмилтона (Chico Hamilton), очень сильно повлияв на его стилистическую эволюцию от «камерного джаза» в сторону прогрессивного пост-бопа. В этом ансамбле Ллойд сделал свои первые записи, представил свои первые авторские сочинения (в том числе и одну из самых своих известных тем — «Forest Flower») и даже стал музыкальным директором квинтета.
СЛУШАЕМ: Chico Hamilton «Forest Flower: Sunrise/Sunset», с альбома «Man From Two Worlds» (1964, Impulse!).
Хэмилтон — барабаны, Ллойд — тенор-саксофон, Габор Сабо — гитара, Алберт Стинсон — контрабас.

В январе 1964 г. Ллойд переехал в Нью-Йорк, чтобы работать в секстет альт-саксофониста Кэннонбола Эддерли (Julian “Cannonball” Adderley), а в 1965-м, не бросая работу у Кэннонболла, выпустил два своих первых сольных альбома на Columbia, в записи которых участвовал приехавший в США в конце 1950-х из Венгрии гитарист Габор Сабо (Gabor Szabo), который работал с ним ещё у Хэмилтона, а также ритм-секция «второго великого квинтета Майлза Дэйвиса» — басист Рон Картер и барабанщик Тони Уильямс.
СЛУШАЕМ: заглавный трек альбома «Of Course, Of Course» (Columbia, 1964)
Ллойд — флейта, Сабо — гитара, Рон Картер — бас, Тони Уильямс — барабаны

ДАЛЕЕ: продолжение биографического очерка о Чарлзе Ллойде, много фото и музыки!  Читать далее «Юбилей. Саксофонист Чарлз Ллойд: 80 лет в поисках звука»

Композитор, аранжировщик, бэндлидер, продюсер: Куинси Джонс отмечает 85-летие

Константин Волков KW

Музыке Куинси Дилайт Джонс-младший (Quincy Delight Jones Jr.) учился с детства. Он родился 14 марта 1933 года в Чикаго и вырос в Саутсайде — крупнейшем чёрном гетто Америки, но затем вместе с семьей переехал на далёкий Северо-Запад США, в Сиэтл, где он и его братья оказались единственными афроамериканскими детьми в целой школе. В 18-летнем возрасте, в 1951 г., он получил стипендию на обучение в первом американском учебном заведении, где учили играть джаз — бостонской школе Schillinger House, которая теперь известна всему миру как колледж Бёркли. На деньги, присланные тёткой, Куинси купил билет на поезд и пересёк всю Америку с запада на восток, чтобы оказаться в Бостоне. Правда, там Джонс проучился всего год, поскольку получил предложение поехать на гастроли с очень популярным джазовым оркестром, который возглавлял вибрафонист, барабанщик, вокалист и шоумен Лайонел Хэмптон (1908-2002). Такими предложениями 19-летние трубачи не разбрасывались даже в 1952 г. Но колледж Бёркли до сих пор числит Куинси Джонса одним из своих самых преуспевших в музыке студентов, и его заявление о приёме в колледж выставлено в офисе Бёркли под стеклом.

Quincy Jones
Quincy Jones

В первом же турне с Хэмптоном и его оркестром Куинси Джонс проявил большой талант к оркестровке. Хорошие аранжировщики, от которых зависит, как именно зазвучит новая музыка на концерте и в записи, всегда нарасхват. Вскоре Джонс переехал в Нью-Йорк и стал зарабатывать написанием аранжировок для джазовых звёзд, среди которых были Сара Воэн, Каунт Бэйси, Дюк Эллингтон, Джин Крупа и ещё один музыкант, приехавший из Сиэтла —друг детства Джонса, слепой певец и пианист Рэй Чарлз.

В 1956 г. Джонс опять отправился в турне, на этот раз с трубачом Диззи Гиллеспи — по странам Ближнего Востока по линии Госдепартамента США, посылавшего джазовых музыкантов в страны «третьего мира» в качестве «послов американской культуры». Вернувшись, он получил контракт с компанией ABC Paramount и стал работать уже с собственным оркестром. Его записи того периода, где он дирижирует оркестром для солистов Чарлза Мингуса, Зута Симса, Бенни Картера и Хэрби Мэнна, были позднее переизданы лейблом Impulse! как альбомы «This is How I Feel About Jazz», 1974, и «Go West, Man», 1978. Но в 1957 г. Джонс переехал в Париж, где брал уроки композиции у ведущих музыкальных педагогов и композиторов того времени, в том числе Нади Буланже и Оливье Мессиана. Параллельно он работал на французский лейбл Barclay, где продюсировал записи Жака Бреля и Шарля Азнавура. Эта фирма грамзаписи — парижское отделение американского лейбла Mercury Records, — впечатлившись его способностями, сделала Куинси своим музыкальным директором; он создал в Париже оркестр из участников только что завершившего европейское турне оркестра мюзикла «Free And Easy» и гастролировал с ним по всей Европе и Америке. Тур прошел очень успешно в смысле отзывов критики, но совершенно провалился в финансовом плане, и от банкротства Джонса спас только срочный заём, предоставленный президентом Mercury Records Ирвингом Грином. Грин не только вытащил Куинси Джонса из финансовой ямы: он дал ему новую работу, сделав талантливого музыканта и аранжировщика музыкальным руководителем нью-йоркского отделения своей фирмы. К этому периоду относится знаменитая цитата Куинси Джонса:

У нас был лучший джаз-оркестр на планете, и всё же мы буквально помирали с голоду. Вот тогда-то я понял, что есть музыка, а есть музыкальный бизнес. Если я хотел выжить, я должен был усвоить эту разницу.

Куинси Джонс в начале 1960-х
Куинси Джонс в начале 1960-х

Работая на Mercury, Куинси Джонс инициировал рождение ряда самых интересных записей тогдашней популярной музыки. Так, именно он, ещё будучи «директором по артистам и репертуару», начал работать с молодой белой певицей Лесли Гор и спродюсировал её лучшие песни, включая первый хит «Its My Party» (№1 в мартовском хит-параде 1963), за которым последовали оставившие заметный след в истории поп-культуры 60-х «Judy’s Turn to Cry», «You Don’t Own Me», «That’s The Way Boys Are» и т.д. Но самой значимой его продюсерской работой той эпохи, скорее всего, следует признать совместный альбом певца Фрэнка Синатры и оркестра Каунта Бэйси «It Might As Well Be Swing» (1964), где впервые прозвучала песенка, ставшая впоследствии «визитной карточкой» Синатры — «Fly Me to the Moon». В 1964 г. Джонс стал вице-президентом компании Mercury Records — первым афроамериканцем, поднявшимся до такой позиции в «белом» шоу-бизнесе.
ВИДЕО: Frank Sinatra + Count Basie and his Orchestra. Аранжировщик и дирижёр — Куинси Джонс. Зал Hollywood Palace, 16 октября 1965

ДАЛЕЕ: продолжаем знакомиться с историей Куинси Джонса, много ВИДЕО!  Читать далее «Композитор, аранжировщик, бэндлидер, продюсер: Куинси Джонс отмечает 85-летие»

К 115-летию со дня рождения: корнетист Бикс Байдербек (1903-1931), первая «жертва джаза»

10 марта исполняется 115 лет со дня рождения одной из ярчайших звёзд раннего джаза. Трубач Бикс Байдербек (Bix Beiderbecke) был первым крупным импровизатором в джазе, чьё происхождение не было афроамериканским, и первым «мифом» джазовой истории, трагической жертвой человеческих и общественных несовершенств, приводивших многих джазменов к раннему саморазрушению.

Текст о Байдербеке написали постоянный автор «Джаз.Ру» Константин Волков и обозреватель нашего издания Михаил Митропольский для 11-го бумажного номера «Джаз.Ру» (№2-2008). С удовольствием делаем его достоянием сетевых читателей, расширив и усилив историческими аудиозаписями Бикса и единственной сохранившейся киносъёмкой его игры.


Михаил Митропольский,
обозреватель «Джаз.Ру»
При участии Константина Волкова
MM

Леон Бисмарк «Бикс» Байдербек родился 10 марта 1903 года в Давенпорте, штат Айова, и умер 6 августа 1931 года в Нью-Йорке. Этот корнетист (корнет — ближайший родственник трубы, которая почти совершенно вытеснила его из джаза уже в 1930-е гг.) был одним из важнейших музыкантов времени становления джаза, на своём примере впервые в истории джаза доказавшим, что не все лучшие джазовые трубачи — афроамериканцы. Его поразительная музыкальность, уникальная фразировка, безупречное чувство ритма и удивительно оригинальный стиль импровизации вызывали восхищение и у коллег-музыкантов, и у слушателей. Его бурная жизнь, быстрый подъём на джазовый Олимп и такое же быстрое падение превратили его в легенду ещё при жизни, а его свежий подход к музыке той эпохи остается таким же привлекательным сегодня, каким он казался в эпоху «века джаза» 1920-х.

Bix Beiderbecke
Bix Beiderbecke

Можно сказать, что Бикс Байдербек был музыкальным вундеркиндом. Мальчик рос в провинциальной Айове, на берегу Миссисипи, в состоятельной семье немецкого происхождения: в то время Средний Запад США был средоточием лесоторговли, и самыми процветающими торговцами деловой древесиной были немецкие иммигранты, вроде отца Бикса. Герман Бисмарк Байдербек после переезда из Германии в США женился на дочери капитана речного парохода, которая играла на органе в пресвитерианской церкви в Давенпорте, штат Айова, и сделал состояние на торговле углём и лесом. В фамильном доме имелся орган и вообще царила музыкальная атмосфера.

К семи годам Бикс (он не любил своё полное имя Бисмарк и требовал, чтобы его называли именно Бикс) уже прекрасно играл на фортепиано, хотя музыкой с ним никто не занимался, а сам он не имел склонности к изучению нотной грамоты. Когда старший брат Байдербека, вернувшись с Первой мировой войны, привез с собой пластинки с записями модного нью-йоркского оркестра Original Dixieland Jass Band, Бикс был настолько очарован услышанным, что, взяв у соседа напрокат корнет, попытался подражать Нику ЛаРокка, корнетисту ODJB. Так Байдербек без посторонней помощи научился играть джаз, выработав собственный, совершенно уникальный стиль. Ещё учась в средней школе, он начал профессионально играть в местных джазовых оркестрах. Родители Байдербека, в попытке наставить его на путь истинный и отвадить от «чёрной» музыки, в 1921 г. отправили сына учиться в интернат Лейк-Форест, расположенный за двести километров от дома, в северном пригороде Чикаго. Чикаго в те времена был центром джаза, и через некоторое время Байдербек был исключен из школы за пропуск занятий — всё своё время он проводил в джазовых клубах.

The Wolverines, 1924 (Бикс — четвёртый справа)
The Wolverines, 1924 (Бикс — четвёртый справа)

С этого момента он полностью посвятил себя музыке и в 1923 г. стал корнетистом ансамбля The Wolverines, с которым в феврале 1924 года делает свою первую запись. Ансамбль The Wolverines (более официально именовавшийся Wolverine Orchestra), который незаслуженно ругали некоторые критики, состоял из молодых и увлечённых джазом музыкантов, чей стиль прекрасно подходил для вдохновенных импровизаций Байдербека. Акустические записи The Wolverines, сделанные на студии компании Gennett в Ричмонде (штат Индиана), демонстрируют великолепную игру самоуверенного и в то же время удивительно талантливого молодого корнетиста. Что касается сомнений по поводу мастерства Wolverines, то они пропадут сами собой, стоит только услышать в их исполнении композицию «Fidgety Feet».
СЛУШАЕМ: Wolverine Orchestra «Fidgety Feet», 18 февраля 1924

Доказательством же гениальности Байдербека могут служить два его соло в композициях «Oh Baby» и «I Need Some Pettin’».
СЛУШАЕМ: Wolverine Orchestra «I Need Some Pettin’», 20 июня 1924
Bix Beiderbecke (c); Jimmy Hartwell (cl); George Johnson (ts); Dick Voynow (p); Bob Gillette (bjo); Min Leibrook (tba); Vic Moore (dr). Записано в студии Gennett в Ричмонде, Индиана.

ДАЛЕЕ: продолжение биографического очерка о Биксе Байдербеке, много музыки!  Читать далее «К 115-летию со дня рождения: корнетист Бикс Байдербек (1903-1931), первая «жертва джаза»»

In Memoriam. Саксофонист Вячеслав Преображенский (1951-2017)

Константин Волков KW

21 октября в Ворбю (округ Стокгольм, Швеция) скончался после продолжительной болезни российский джазовый саксофонист Вячеслав Преображенский, который жил в скандинавском королевстве последние два десятилетия. Ему было 66 лет. Сам он шутил, что, кроме русских, никто не в состоянии произнести имя Viacheslav Preobrazhenski (так оно было записано в его документах), и поэтому коллеги в Швеции звали его VP или просто Slava.

Вячеслав Преображенский (фото © Александр Забрин)
Вячеслав Преображенский (фото © Александр Забрин)

Преображенский любил вспоминать, что его профессиональная карьера началась в 14-летнем возрасте. Он родился 30 сентября 1951 и в 1968 г. уже «играющим» саксофонистом приехал из Кургана в Москву — поступать в музыкальное училище им. Гнесиных. По рассказам его друга, молодой музыкант опоздал на подачу документов и явился сразу на экзамен по специальности; строгую комиссию развеселил подсказанный друзьями трюк — на экзамен он пришёл… в лаптях, пояснив, что от родного дома добирался очень долго и поэтому не подал документы вовремя. К экзамену, согласно этой апокрифической истории, его допустили; при этом у Преображенского почему-то не было с собой инструмента; но он выпросил его у первого попавшегося абитуриента — и его игра так понравилась комиссии, что его приняли, хотя остальные экзамены он сдал не блестяще.

В годы учёбы в Гнесинском училище Преображенский был призван на военную службу, так что окончил курс только в 1974 г. В 70-е он работал во множестве московских джазовых и эстрадных коллективов, а в начале 1980-х выступал в ансамбле Юрия Маркина, исполнявшем непростую авторскую музыку этого выдающегося советского джазового композитора.
ВИДЕО: ансамбль Юрия Маркина, 1982
Юрий Маркин — клавишные, Вячеслав Преображенский — тенор-саксофон, Рафик Галиулин — барабаны, Александр Брыксин — перкуссия, Александр Ростоцкий — бас-гитара, Владимир Воробьев — тромбон

LP COVERВ первой половине 80-х Вячеслав Преображенский был приглашён в Государственный камерный оркестр джазовой музыки п/у Олега Лундстрема. В 1985 на ВФГ «Мелодия» был записан альбом «В стиле свинг» (вышел в 1986), на котором Преображенский играл в составе оркестра Лундстрема два развёрнутых соло — в пьесах «В стиле ретро» Виталия Долгова и «Почему» Сергея Терентьева. В 1992 альбом был переиздан в США на компакт-диске под названием «In Swing Time» небольшим аудиофильным лейблом Mobile Fidelity Sound Lab. Это настолько редкий релиз, что цены на компакт-диск с каталожным номером MFCD 881 могут достигать на вторичном рынке 500-600 долларов США. В своей рецензии на альбом известный американский критик Скотт Янов писал: «аранжировки щедро наполнены звучаниями медных инструментов и тщательно поддерживают солистов, из которых тенорист Вячеслав Преображенский наиболее талантлив».

Обложка американского издания альбома (1992)
Обложка американского издания альбома (1992)

Преображенский проработал у Лундстрема пять лет, гастролировал с оркестром в странах Азии, Африки и Европы. Параллельно он играл во многих московских малых джазовых составах, выступал на джазовых фестивалях по всему СССР.

Следующий этап его творческой жизни был связан с работой в оркестре «Современник» п/у Анатолия Кролла. В конце 80-х «железный занавес» уже не отделял СССР от западного мира так плотно, как это было ещё в начале десятилетия; в Москву приезжало множество западных музыкантов, и Преображенский много играл с заезжими джазменами. Завязалось много международных связей, и в 1990 г. московский саксофонист впервые выехал по этим связям на Запад — в Швецию, где участвовал в одном из стокгольмских отелей в концерте под громким названием East Meets West Jazz Summit («Джазовый саммит — встреча Востока и Запада»). Среди участников, помимо ряда известных шведских музыкантов, был знаменитый американской басист Ред Митчелл, который жил в Стокгольме с 1968 г. На следующий год, в 1991, Преображенский пригласил его и жившего в Дании американского пианиста Хораса Парлана (см. биографический очерк о нём в «Полном Джазе 2.0») в Москву, где зарубежные джазмены участвовали в легендарном первом «московском джазовом пароходе» — поездке по Москве-реке на теплоходе «Советская конституция» с джазовыми музыкантами на борту— и дали вместе с Преображенским концерт в Доме Композиторов.

Обложка диска компании Sintez Records ‎с каталожным номером SRCD 00002. Слева направо: Парлан, Митчелл, Преображенский
Обложка диска компании Sintez Records ‎с каталожным номером SRCD 00002. Слева направо: Парлан, Митчелл, Преображенский

Тогда же была сделана студийная запись, в которой Парлан, Митчелл и Преображенский исполняли джазовые стандарты и одну авторскую пьесу Хораса Парлана, а в первых двух треках с ними играл Русский камерный оркестр под управлением дирижёра Душана Михайловича (впоследствии оставившего музыкальное поприще; ныне он иерей православной церкви, настоятель русско-сербской православной общины в Буэнос-Айресе). Эта запись вышла на одном из первых постсоветских компакт-дисков, выпущенном фирмой грамзаписи Sintez Records в 1992 г., и оказалась всего вторым компакт-диском в дискографии этого впоследствии весьма успешного коммерческого лейбла, во главе которого стоит бас-гитарист рок-группы «Машина времени» Александр Кутиков — до этого «Синтез» выпускал только виниловые пластинки. Диск был ориентирован на западную аудиторию, так как в тогдашней России круг потребителей компакт-дисков был ещё слишком узок, главными форматами потребления музыки ещё были винил и компакт-кассеты. Поэтому на обложке, на которой Парлан, Митчелл и Преображенский были сфотографированы на фоне баррикад перед московским Белым Домом в ходе августовского путча 1991 г., было только английское название — «We All Hope».

Однако это была не первая запись Преображенского как лидера или со-лидера. В 1990 и 1991 гг. на ВФГ «Мелодия» вышли два виниловых альбома под его именем.

ДАЛЕЕ: продолжение биографического очерка о Вячеславе Преображенском, МУЗЫКА…  Читать далее «In Memoriam. Саксофонист Вячеслав Преображенский (1951-2017)»

In Memoriam: нидерландский джазовый пианист Миша Менгельберг (1935-2017)

Константин Волков KW

inmemoriam3 марта в доме престарелых в Амстердаме умер пианист Миша Менгельберг, один из самых ярких музыкантов в истории европейского джаза. Первопроходец нидерландского джазового движения 1960-х, он в 1967 г. создал (вместе с барабанщиком Ханом Беннинком и саксофонистом Виллемом Бройкером) творческую организацию Instant Composers Pool и её джаз-оркестр — одно из центральных явлений так называемого «нового голландского свинга», New Dutch Swing, бурной и противоречивой джазовой сцены Нидерландов. Менгельберг руководил ICP Orchestra более четырёх десятилетий.

Миша Менгельберг (Москва, 2005, фото © Кирилл Мошков, «Джаз.Ру»)
Миша Менгельберг (Москва, 2005, фото © Кирилл Мошков, «Джаз.Ру»)

Свидетельство о рождении будущего джазового пианиста было выписано на имя Михаил Карлович Менгельберг. Дело в том, что Миша родился 5 июня 1935 г. в Киеве, где его отец, нидерландский дирижёр и звукорежиссёр Карел Менгельберг, завершив контракт руководителя муниципального оркестра Барселоны (Испания), в 1935-38 гг. работал на киностудии «Украинфильм». Его жена, мать Миши, нашла работу в киевском симфоническом оркестре: она играла на арфе. В 1938 г., в разгар репрессий в Советском Союзе, семья Менгельбергов вернулась в Амстердам, где жил прославленный дядя Карела — дирижёр Виллем Менгельберг, впоследствии, после Второй мировой войны, уволенный со всех постов и лишённый наград и премий за чересчур тесное общение с германскими оккупационными властями. Отец Миши дирижировал в Нидерландах рядом оркестров и многие годы был директором Школы музыкальной звукорежиссуры в Амерсфорте.

Неудивительно, что Миша Менгельберг тоже занялся музыкой — хотя его брат, Каспар Менгельберг, стал известным врачом-психиатром. Миша, чьё имя до конца 1960-х писалось по правилам голландской орфографии как Misja, попытался было избегнуть судьбы, начав учиться архитектуре, но в 1958 поступил в Королевскую консерваторию в Гааге, которую окончил в 1964 г. — том самом году, когда дебютировал в джазовой грамзаписи, приняв вместе с барабанщиком Ханом Беннинком участие в записи пластинки прославленного американского саксофониста, флейтиста и исполнителя на бас-кларнете — Эрика Долфи. Волею судеб получилось так, что эта пластинка, «Last Date», стала последней записью Долфи, который в том же году умер в Западном Берлине от диабетического шока. Уже после безвременной смерти музыканта в Амстердам пришла отправленная им из Берлина открытка, в которой он передавал привет Мише.

Миша Менгельберг, 1968
Миша Менгельберг, 1968

Фрагмент интервью «Музыка меня не интересует», которое Миша Менгельберг дал екатеринбургскому джазовому журналисту и радиоведущему Геннадию Сахарову (первая публикация — «Джаз.Ру», 2002):

— Я вообще-то родился в Киеве, а моя бабушка жила в Голландии, и мы иногда её навещали. А в 1938 г. окончательно переехали в Амстердам, потому что к этому времени Киев стал не самым приятным местом для жизни: большинство наших друзей исчезали… навсегда.

Мои родители были классическими музыкантами, а дед архитектором, так что мне было из чего выбирать…

После переезда в Голландию я получил начальное музыкальное образование на уровне школы, затем поступил в технический колледж на отделение архитектуры, а оттуда ушёл в консерваторию.

…С подачи родителей я решил заниматься архитектурой, потому что они мало зарабатывали и считали, что профессия музыканта— это собачья жизнь. Но я продолжал интересоваться музыкой, и они в конце концов махнули рукой. Так я оказался на композиторском отделении консерватории и ещё изучал теорию музыки… Я относился к своему образованию довольно формально и сочинял музыку, которая была более пригодна для импровизации.

Я хотел заниматься архитектурой, чтобы заработать кучу денег, а играть музыку просто в качестве хобби. И ещё мне казалось, что в Голландии слишком много несуразных строений, которые надо разрушить и построить все заново.

…В музыке невозможно что-либо разрушить, просто некоторые музыканты вносят в неё свой личный вклад, так сказать, добавляют к общему фонду. Мы тоже были изобретателями определённого направления и очень гордились этим, и сейчас гордимся.

ДАЛЕЕ: продолжение биографии и интервью пианиста Миши Менгельберга  Читать далее «In Memoriam: нидерландский джазовый пианист Миша Менгельберг (1935-2017)»