Звезда эстонского джаза Яак Соояар гастролирует по России

12-17 ноября в России будет выступать один из лидеров джазовой сцены Эстонии — гитарист и композитор Яак Соояар. Он играет в нашей стране в совместных проектах с московским саксофонистом и композитором Алексеем Кругловым. Яак Соояар (Jaak Sooäär) — разносторонний музыкант, прекрасно владеющий современной джазовой стилистикой. Яак — председатель Джазовой федерации Эстонии, глава джазового отделения в Таллиннской музыкальной академии, выступает с нидерландским барабанщиком Ханом Беннинком, американским саксофонистом и композитором Дейвом Либманом, другими выдающимися европейскими и американскими музыкантами нового джаза, участвует в известных ансамблях Free Tallinn Trio и The Dynamite Vikings, автор ряда авторских проектов, играет академическую и фолк-музыку. Вместе с Алексеем Кругловым музыканты выступят в туре, представляя совместный альбом «Karate», изданный известным британским лейблом Leo Records в 2011 году. По мнению специалистов, сотрудничество Круглова и Соояара способно сыграть важную роль в укреплении джазовых связей на постсоветском пространстве.

Jaak Sooäär
Jaak Sooäär

ДАЛЕЕ: расписание концертов, города, площадки, ВИДЕО! Читать далее «Звезда эстонского джаза Яак Соояар гастролирует по России»

Саксофонист Кен Вандермарк: «Выходить дальше и дальше за пределы, таков мой план»

31 октября в Москве (культурный центр ДОМ) и 1 ноября в Екатеринбурге (центр культуры «Урал») играет один из самых интригующих дуэтов мирового нового джаза — американский саксофонист Кен Вандермарк и норвежский барабанщик Пол Нильссен-Лов (см. подробности о музыкантах).

В преддверии выступлений в России обозреватель журнала «Джаз.Ру» Григорий Дурново побеседовал с Кеном Вандермарком, чтобы попытаться обрисовать круг творческих интересов и идей этого незаурядного представителя поискового, новаторского фланга современной джазовой сцены.

Ken Vandermark (фото: Руслан Белик)
Ken Vandermark (фото: Руслан Белик)

В последний раз вы были в Москве осенью 2008 года. Что значительного произошло у вас за это время?

— Прошлой осенью я решил прекратить деятельность моих чикагских ансамблей —The Vandermark 5Powerhouse SoundThe Frame Quartet. Я ощущал необходимость совершить ряд творческих сдвигов, а это означало отход от Чикаго в сторону моей работы с музыкантами, с которыми я сотрудничаю за пределами города. Мне показалось, что в то время, как я создаю что-то в других американских городах и в Европе, чикагские проекты становятся всё менее и менее важны для меня. И я задал себе вопрос, зачем я их продолжаю, если на стороне передо мной встают куда более значительные задачи. Это не значит, что музыканты, с которыми я работал (и продолжаю работать) в Чикаго, не являются выдающимися мастерами и невероятно творческими личностями, ничто не было бы так далеко от правды, как подобное. Но сейчас я нахожу больше общего с точки зрения музыкального воображения и больше толчков для творчества с людьми из других мест. Вот, например, в моем квартете Made to Break играют музыканты из Чикаго (барабанщик Тим Дэйзи), Лос-Анджелеса (басист Девин Хофф) и Буэнос-Айреса (электронщик Кристоф Курцманн): это сообщество творческих мыслителей, которые подвигают меня на поиск новых стратегий в области композиции, новых методов в области импровизации. В Чикаго удивительная сцена, удивительные музыканты, все музыканты из The Vandermark 5 потрясающие, но у меня возникло ощущение, что я чаще нахожу в Европе музыкантов вроде Пола Нильссена-Лова или Кристофа Курцманна, которые думают по-новому, думают иначе, и отношения с ними в музыкальном отношении у меня ближе. Мне было очень важно понять это.
В целом, сейчас я больше сконцентрирован на работе с музыкантами из Западной Европы, с которыми я играю уже лет пять. Так что по разным причинам произошел эстетический переход к европейской основе, в большей степени, чем раньше.
ДАЛЕЕ: продолжение интервью Кена Вандермарка Читать далее «Саксофонист Кен Вандермарк: «Выходить дальше и дальше за пределы, таков мой план»»

Фестиваль культуры Польши: наблюдения с концертов Лешека Можджера и Bester Quartet

Анна Филипьева, Кирилл Мошков
Фото: Павел Корбут, Кирилл Мошков
AFKM

1 октября во Дворце на Яузе играл польский пианист Лешек Можджер. Его концерт открыл Фестиваль культуры Польши — большое мероприятие, в программе которого на протяжении октября есть много различных культурных событий, включая несколько концертов, детские обучающие программы, интересные выставки и т.д. Концерт провели совместно Польский культурный центр в Москве и агентство Improve.

Leszek Możdżer
Leszek Możdżer (фото: Павел Корбут)

Концерту предшествовала небольшая пресс-конференция, в ходе которой выяснилось, что Можджер привёз довольно эклектичную сольную программу: в неё включена и музыка с его недавнего сольного альбома, посвящённого творческому наследию титана польской национальной джазовой школы Кшиштофа Комеды, и джазовые переработки музыки Фридерика Шопена (Можджеру импровизировать на темы Шопена кажется не вполне творчески честным, но «меня так часто просят повторить эту программу…»). Кстати, в планах пана Лешка — обращение из джазовой идиомы к музыке Прокофьева и Лютославского. Наблюдать за артистом на пресс-конференции было интересно: он охотно начинал отвечать на вопросы по-русски, а потом, когда словарного запаса переставало хватать, переходил на добротный нью-йоркский английский, хотя рядом сидел директор Польского культурного центра Марек Радзивон, прекрасно говорящий по-русски и вполне способный помочь с переводом. С английского же никто не переводил, что, в условиях не очень широкого распространения понимания этого языка на слух в среде наших «культуржурналистов», придавало пресс-конференции несколько сюрреалистический оттенок, так как большинство присутствовавших в результате понимало из довольно пространных ответов артиста буквально две-три первые фразы.

Leszek Możdżer
Leszek Możdżer (фото: Павел Корбут)

Но вот артист, извинившись, удалился за сцену: начинался концерт. Лешек Можджер вышел на сцену без объявления, без представления и прямо сразу резко заиграл (для московской публики, привыкшей к ведущим и вступительным словам, это не вполне привычно). Вкупе с тем, что в зале почему-то так до конца концерта и не погасили свет, впечатление оказалось тоже непривычным, сюрреальным.
Концерт открыла лирическая пьеса, безусловно современно звучащая, но без чётких джазовых признаков. Левая рука с остинатными восходящими арпеджиато (переборами звуков аккорда) просто как будто нарочито неджазовая, а скорее даже академическая. Но тут, любезный читатель, автор этих строк понял,что надо сказать себе «стоп!», и вместо бесплодных попыток запихнуть звучащее в прокрустово ложе какого-нибудь стиля сосредоточиться на музыке.
ДАЛЕЕ: подробности о концерте Можджера, много фото, ВИДЕО, рассказ о концерте Bester Quartet (и тоже фото и ВИДЕО!) Читать далее «Фестиваль культуры Польши: наблюдения с концертов Лешека Можджера и Bester Quartet»

Импров-титаны Кен Вандермарк и Пол Нильссен-Лов дадут три концерта в России

31 октября на сцене Культурного центра «ДОМ» в Москве, а также 29 октября в Калининграде и 1 ноября в Екатеринбурге (см. информацию в конце материала) выступят авторитетные новоджазовые музыканты — американский саксофонист Кен Вандермарк и норвежский барабанщик Пол Нильсcен-Лов.

Ken Vandermark, Paal Nilssen-Love
Ken Vandermark, Paal Nilssen-Love

Выходец из Чикаго, Вандермарк является сейчас одним из лидеров сцены новой импровизационной музыки. Кен — саксофонист, кларнетист, композитор и импровизатор, впитавший основы не только джаза, но и рок- и академической музыки; его игру отличают особая экспрессия, живость и непредсказуемость. Фри-джаз Вандермарка (а это, прежде всего, именно фри-джаз, мутировавший в некую пограничную с другими видами музыки форму) провоцирует слушателя на интеллектуальный диалог (изысканные медитации на пластинках проекта Free Fall), который перетекает в ожесточенные дебаты (формация Powerhouse Sound — что-то вроде второй производной от джаза Эрика Долфи и анархо-панка The Ex). Вандермарк известен как лидер нескольких коллективов — Vandermark Five, Free Music Ensemble, Lean Left, Spaceways Inc. и др.

Ken Vandermark (Москва, клуб ДОМ)
Ken Vandermark (Москва, клуб ДОМ)

Сложно найти для Вандермарка лучшего партнёра, чем Нильcсен-Лов — норвежский барабанщик, известный по шведской группе The Thing и являющийся на сегодня, пожалуй, наиболее востребованным музыкантом в своей области на мировой новоджазовой сцене; наблюдать за его игрой так же интересно, как и слушать. Его мастерство весьма почитаемо мэтрами мировой импровизационной музыки, с ним любят играть Петер Брётцманн и Джо Макфи. Пол обладает крайне энергоёмкой, порой чрезвычайно агрессивной манерой, но его мастерство отточено тысячами часов игры, и даже создаваемый им видимый хаос оказывается, к удивлению слушателя, безупречно структурированным, предоставляющим коллегам по цеху необходимую свободу действий, и при этом удерживает их в направлении единой цели.

Paal Nilssen-Love
Paal Nilssen-Love (фото: Карина Хорхордина)

Стандарты взаимоотношений джазового барабанщика и саксофониста были заданы еще Джоном Колтрейном, записавшим дуэтный альбом с ударником Рашидом Али. Впоследствии такие коллаборации стали классикой, и для музыкантов, работающих в этом русле сегодня, единственный путь — попытаться запечатлеть то ощущение настоящего, которое рождается на глазах аудитории во время импровизации. Кажется, конкуренция в этой области свободной музыки достигла такого уровня, что игроки каждый раз просто обязаны идти на рекордный расход внутренней энергии, наполняя существующие каноны биением ритма жизни, который в наши дни часто создаётся машинами, а не людьми. Кен и Пол показывают, что изысканное переосмысление прошлого по-прежнему трогает разум и чувства искушенного слушателя.
ДАЛЕЕ: расписание концертов в трёх городах России, контактная информация, ВИДЕО Читать далее «Импров-титаны Кен Вандермарк и Пол Нильссен-Лов дадут три концерта в России»

Люди Икс: московский концерт Джо Макфи, Доминика Дюваля и Джея Розена

Сергей Бондарьков
Фото: Сергей Ратников
SB

Сопрано-саксофон заполняет зал, раскачивает на качелях интервалов, надрывает. Контрабасист, как будто играя в «Змеи и лестницы», забирается по грифу к высоким нотам, чтобы кубарем скатиться к самым низким — и снова начать восхождение. Щёточки носятся между тарелкой и хай-хэтом, как треск велосипедных спиц; редкие гулкие акценты в бочке и малом барабане.

Человек с саксофоном — в тёмных очках, чернее своей шляпы — Джо Макфи. Контрабасист и ударник — оба тоже скрыли глаза за очками — Доминик Дюваль и Джей Розен. На Розене небрежно заправленная в в джинсы свободная чёрная майка с большой красной буквой Х на груди. В ДОМе играет Trio X.

Joe McPhee
Joe McPhee

Конечно, вышеприведённое описание далеко от того, чтобы изобразить игру трио. Я буду рад, если мне повезло ухватить отдельный момент того вечера, короткий эпизод. Это описание даже не приближается к формуле игры Trio X. Потому что формулы, кажется, нет.

Дело в том, что в следующий за описанным момент, сопрано Макфи может взорваться хриплым воплем и пуститься в головокружительные пируэты такого эмоционального накала, что трудно не вспомнить о праведной ярости тенора Алберта Айлера. И напротив — Макфи запросто может начать играть «Brown Skin Girl» Гарри Белафонте, да так неожиданно мягко (немного в духе Сидни Беше), что в зале повеет щегольством пятидесятых. С другой стороны, всполне вероятно, что Джо пустится исследовать микромиры скрытых резонансов своего сопрано, истончая звук, одновременно обогащая его новыми красками, балансируя на невидимых гранях звукоизвлечения — тогда его фразы приобретают сумасшедшую внутреннюю динамику.

Или вместо всего этого Макфи может поменять саксофон на карманную трубу, которую сначала заставит шептать, прогревая своим дыханием, а потом, уже играя, начнёт петь в мундштук как будто обрывки какого-то блюза, и инструмент заговорит сразу несколькими переплетающимися голосами — эффект совсем уж нездешний.

Или, может быть, формула есть, но состоит она из одного большого Х в названии трио. И переменная эта, возведенная в степень свободной импровизацией, принадлежит более чем широкому множеству джазовой традиции. (И да простят меня уважаемые математики за эту профанацию.)

Джо Макфи — удивительно гибкий и разносторонний музыкант. Настолько, что его не так просто узнать на пластинке, если не знаешь, кто это играет. Да, есть вот это немного неровное звукоизвлечение и какая-то особая лиричность (и то и другое напоминает об Айлере, который имел большое влияние на Макфи; например, на теноре он стал играть именно под влиянием музыки Айлера — об этом сам музыкант, случается, говорит в интервью), но манера может варьироваться очень сильно. Да и не только манера: помимо трубы, тенор-, сопрано- и альт-саксофонов, Джо играет на флюгельгорне и вентильном тромбоне. При этом музыкант не любит, когда его называют мультиинструменталистом.
ДАЛЕЕ: продолжение репортажа
Читать далее «Люди Икс: московский концерт Джо Макфи, Доминика Дюваля и Джея Розена»