Ян Гарбарек: «Саксофон отличается от семьи тем, что ездит с тобой и на гастроли тоже!» (к 70-летию)

Кирилл Мошков,
редактор «Джаз.Ру»
(текст, фото)
CM

interview4 марта отметил 70-летний юбилей норвежский композитор и саксофонист Ян Гарбарек (Jan Garbarek) — один из самых известных в мире европейских джазменов. Гарбарек — безусловный творческий лидер первого поколения скандинавского джаза 1970-х гг. Это поколение первым в Северной Европе добилось мировой известности благодаря счастливой случайности — встрече Гарбарека и западногерманского продюсера Манфреда Айхера, чья фирма грамзаписи ECM прославила имена норвежских джазменов, которые, в свою очередь, своей узнаваемой стилистикой 1970-х и особенно 1980-х гг. создали то, что в историю джаза вошло как «стиль И-Си-Эм» или «звук И-Си-Эм». Практически все записи Яна Гарбарека с рубежа 1960-70-х гг. и до настоящего времени вышли именно на ECM.

Ян Гарбарек на фестивале Jazzkaar, Таллин, Эстония, 2012 (фото © Кирилл Мошков)
Ян Гарбарек на фестивале Jazzkaar. Таллин, Эстония, 2012 (фото © Кирилл Мошков, «Джаз.Ру»)

Ян Гарбарек родился в городке Мюсен на крайнем юго-востоке Норвегии 4 марта 1947 г. в семье осевшего в скандинавском королевстве польского военнопленного Чеслава Гарбарека и дочери норвежского фермера. Он вырос в Осло, получив норвежское подданство только в семилетнем возрасте (в то время королевство Норвегия не предоставляло своё подданство по факту рождения на территории страны). В 1968 г. он женился; у них с женой Вигдис есть единственная дочь — известная норвежская рок-певица Аня Гарбарек. К концу 60-х Гарбарек, овладев саксофоном в результате самостоятельных занятий, уже дебютировал в грамзаписи. Самой заметной его ранней записью стало участие в альбоме американского джазового композитора Джорджа Расселла «Electronic Sonata for Souls Loved by Nature» (Flying Dutchman Records, 1969). В тот период Гарбарек был убеждённым последователем Джона Колтрейна.
ВИДЕО: Jan Garbarek Quartet, съёмка Норвежской радиокомпании, 1969 «Karin’s Mode»
Ян Гарбарек — тенор-саксофон, Терье Бьёрклунд — фортепиано, Арильд Андерсен — бас, Юн Кристенсен — ударные

Постепенно Гарбарек эволюционировал в сторону более жёсткой манеры саксофонистов, работавших в пост-колтрейновской авангардной стилистике, прежде всего Алберта Айлера, но после 1973 г. отошёл от диссонантного звучания,  сохранив, впрочем, узнаваемый жёсткий, яркий тембр саксофона. В этот период он стал участником «Европейского квартета» прославленного американского пианиста Кита Джарретта, с которым между 1974 и 1979 записал ряд студийных и концертных альбомов, и они сделали его имя известным во всём джазовом мире.
ВИДЕО: «Европейский квартет» Кита Джарретта, на тенор-саксофоне — Ян Гарбарек. Выступление в Ганновере, 1976. «Spiral Dance»

В это же время в своих собственных записях он эволюционировал в сторону протяжных, медленных «амбиентных» звучаний, ставших его фирменной «фишкой» благодаря опять-таки ECM, рекламировавшей этот новый саунд, основанный на тщательно изученном Гарбареком норвежском деревенском фольклоре, как «звук ледяных фьордов».

Ян Гарбарек и Манфред Айхер в студии Talent, Осло (1970-е гг.)
Ян Гарбарек и Манфред Айхер в студии Talent, Осло (1970-е гг.)

Впрочем, джазовая критика впоследствии отмечала, что пресловутый «звук фьордов» разработал в своих студиях, расположенных в Осло — сначала Talent, затем Rainbow — знаменитый звукорежиссёр Ян-Эрик Конгсхауг. Именно он записал для продюсера Айхера значительное большинство альбомов ECM, и в действительности «звук ледяных фьордов» представлял собой звук выкрученных на максимум ревербераторов Lexicon, которые использовал этот звукорежиссёр-новатор.
ВИДЕО: Jan Garbarek Group, Гамбург, 1991 (полный концерт)
Райнер Брюнингхауз — клавишные, фортепиано; Эберхарл Вебер — электроконтрабас; Марилин Мазур — перкуссия; Агнес Буэн Гарнос — вокал

ДАЛЕЕ: продолжение биографии Яна Гарбарека и полный текст его интервью «Джаз.Ру» 2002 г.  Читать далее «Ян Гарбарек: «Саксофон отличается от семьи тем, что ездит с тобой и на гастроли тоже!» (к 70-летию)»

В Москве выступит норвежский импров-дуэт — вокалистка Сидсель Эндресен и гитарист Стиан Вестерхус

anons22 сентября в Культурном центре «ДОМ» выступит дуэт известных мастеров норвежской импровизационной сцены — вокалистка Сидсель Эндресен (Sidsel Endresen) и Стиан Вестерхус (Stian Westerhus) — гитара, электроника. Концерт проводится при поддержке посольства Королевства Норвегия в России. Информационные партнеры — журнал «Джаз.Ру» и музыкальная энциклопедия «Звуки.ру».

Sidsel Endresen, Stian Westerhus (photo © Andreas Ulvo)
Sidsel Endresen, Stian Westerhus (photo © Andreas Ulvo)

Уроженка северного норвежского города Тронхейм, норвежская певица и вокалистка Сидсель Эндресен переехала в Осло в 1976 г. и с этого момента стала одной из самых значительных фигур на норвежской и международной музыкальной сцене. Сидсель — частая гостья на престижных джазовых фестивалях в Скандинавии, Европе, США, Канаде, Китае и Японии. Начав свою карьеру с фьюжн и камерного джаза в 1980-х и 90-х годах, Сидсель уже тогда приобрела «звёздный» статус. Но в середине 90-х Эндресен стало тесно в джазовых рамках, и она довольно быстро переключилась на импровизационную и так называемую «новую» музыку — и в настоящее время Сидсель считается одним из главных в мире исполнителей и исследователей в области вокальной импровизации и так называемых расширенных голосовых техник.

Из «доимпровизационного» периода карьеры Сидсель нужно выделить существовавший в 90-х годах созданный ею квартет с выдающимися норвежскими и британскими музыкантами (Нильс-Петтер Молвер, Джанго Бэйтс и Йон Кристенсен); их альбом «So I Write» вышел на престижном лейбле ECM, с которым Сидсель после этого стала сотрудничать на постоянной основе. А в 1992 началась история её, пожалуй, самого известного партнёрства, продлившейся, к слову, целых 12 лет — дуэта со звездой норвежской джазовой сцены пианистом Бугге Вессельтофтом. Результатом этого сотрудничества стали три альбома.
ВИДЕО: Sidsel Endresen & Bugge Wesseltoft, 1999

На новом этапе карьеры среди тех, с кем работает Сидсель — наиболее интересные норвежские и европейские импровизаторы, занимающиеся «новой» музыкой: Кристиан Валлумруд и Хельге Стен, известный многим под псевдонимом Deathprod (трио Merriwinkle), Фил Минтон, Марк Сандерс и Люк Экс (квартет Speeq), тот же Молвер, Столе Сторлоккен (Supersilent), Хокан Корнстад, Джазовый оркестром Тронхейма и др.. Она также часто выступает соло, много преподаёт как в Норвегии, так и за рубежом, работает на радио, телевидении и в театре, тесно сотрудничает с престижным джазовым фестивалем в Молде и фестивалем экспериментальной музыки Punkt в Кристиансунне.

То, что делает Сидсель на сцене, можно определить как непрерывную глоссолалию, некое зашифрованное сообщение на выдуманном языке, как правило заключённое в мелодическую форму. В её фантастической сказке витает идея необходимости создания некоего нового «надъязыка», который смог бы заменить языки существующие, но на современном этапе развития человечества всё больше становящиеся бессмысленными, поскольку люди в современном мире понимают друг друга все меньше и меньше.

ДАЛЕЕ: подробности о втором участнике дуэта, контактная информация, ВИДЕО  Читать далее «В Москве выступит норвежский импров-дуэт — вокалистка Сидсель Эндресен и гитарист Стиан Вестерхус»

Фестивали этого лета. Захватывающие звуки на Trondheim Jazzfestival в норвежском Тронхейме

Кирилл Мошков,
редактор «Джаз.Ру»
(текст, фото, видео)
CM

reportКаждый раз, когда джазовые журналисты и продюсеры обсуждают между собой дела европейской джазовой сцены, кто-нибудь обязательно говорит: «Только не приводите в пример Норвегию».

Дело в том, что Норвегия действительно находится в исключительном положении. Ещё лет 60 назад это была одна из беднейших стран Европы. Как вдруг на норвежском шельфе была найдена нефть, и её добыча стала национальной монополией. Теперь пятимиллионная Норвегия принадлежит к числу самых богатых государств Старого Света. При этом она не входит в Евросоюз (только в Шенгенское соглашение и в Общий рынок) и, следовательно, самостоятельно решает, как ей управлять своей жизнью — и как поддерживать свою культуру.

А культуру Норвегия поддерживает мощно. Достаточно сказать, что в «нашем» секторе музыкального рынка в Норвегии есть пять региональных Джаз-центров — общественных организаций, которые заняты поддержкой и продвижением артистов из своего региона на национальном и международном уровне, причём их деятельность в значительной степени финансирует государство. Кроме региональных центров, есть ещё общенациональный Норвежский джаз-форум, объединяющий все 25 норвежских джаз-фестивалей (это в стране с пятью миллионами населения, напомню!), 75 джаз-клубов, 110 биг-бэндов, 550 профессиональных музыкантов и даже 130 студентов. Студенты-джазмены в Норвегии — штучный товар: их готовят не на индустриальном потоке, а индивидуально — так, лучшая в стране джазовая программа высшего образования в консерватории при Тронхеймском университете выпускает от восьми до 14 музыкантов в год.

Тронхейм. Река Нидельва
Тронхейм. Река Нидельва

Срединно-норвежский Джаз-центр (Midtnorsk Jazzsenter) работает в Тронхейме, древней (X-XIII вв.) столице Норвегии, где до сих пор коронуются норвежские короли, правящие из нынешней столицы — Осло. Тронхейм, стоящий на берегу прекрасного 130-километрового фьорда — город не очень большой: со 172 тысячами населения он третий по населению в стране, после Осло и Бергена. Но он чрезвычайно важен для норвежской истории и культуры. Тронхейм (в средние века он назывался Нидарус) расположен в самом сердце древней Норвегии, в местах, где в X веке сложилась норвежская государственность. Здесь находится второй по размеру и едва ли не первый по значимости в стране Тронхеймский университет естественных и технических наук (тот самый, с джазовой программой), Норвежская Академия наук и старейший в Норвегии христианский собор — кстати, это самый северный готический собор в мире.

Тронхейм. Центр города и Нидарусский собор
Тронхейм. Центр города и Нидарусский собор

Как и остальные четыре региональных джаз-центра, Срединно-норвежский, во главе которого сейчас стоит 54-летний пианист и профессиональный культур-администратор Бьорн Вилладсен, занимается организацией фестивалей, концертов и гастролей, поддерживает развитие джазового образования (как профессионального, так и «досугово-ориентированного», то есть любительского) и выступает как инструмент обмена опытом между музыкантами и организаторами джазовой жизни. Он содержит собственный концертный зал — Dokkhuset, перестроенный из бывшей электростанции ремонтных доков старого тронхеймского порта. Это отличный зал на 220 мест с первоклассным звуком, и здесь выступают как местные музыканты, так и гастролёры, вплоть до самых именитых. Кроме того, MNJ аккумулирует достаточно средств, чтобы поддерживать работу нескольких творческих коллективов, среди которых — Тронхеймский джаз-оркестр (руководитель — композитор и саксофонист Эйрик Хегдал) и вокальный ансамбль Trondheim Voices. Наконец, с 1980 г. MNJ проводит каждую первую декаду мая авторитетный Тронхеймский джаз-фестиваль, входящий в пятёрку важнейших в Норвегии (куда входят также фестивали в городах Берген, Молде, Восса и Осло) и администрирует общественную организацию Trondheim Jazzforum, объединяющую в Тронхейме всех любителей джаза — музыкантов, преподавателей, студентов и, главное, слушателей — и проводящую собственные концертные циклы в художественном музее и двух городских ночных клубах. Напомню, всё это — в городе со 172 тысячами населения, 20 тысяч из которых — студенты!

Trondheim Jazzfestival основан не только на организационной структуре Срединно-норвежского джаз-центра, но и на ресурсах Тронхеймского университета с его джазовой школой и сильным корпусом преподавателей-джазменов. За его проведение в настоящее время отвечает Эрнст-Вигго Сандбакк — не только продюсер, но и опытный джазовый барабанщик. Именно на его рассказе основан вышеприведённый анализ состояния дел в джазовой жизни Срединной Норвегии.

Ernst-Wiggo Sandbakk
Ernst-Wiggo Sandbakk

ДАЛЕЕ: подробный рассказ о событиях Trondheim Jazzzfestival в словах, фотографиях и видео  Читать далее «Фестивали этого лета. Захватывающие звуки на Trondheim Jazzfestival в норвежском Тронхейме»

Японско-норвежский радикальный импров-дуэт Otomo Yoshihide — Paal Nilssen-Love выступит в Москве

anons19 мая в Культурном центре «ДОМ» пройдёт концерт уникального японско-норвежского импровизационного дуэта — Отомо Йосихидэ и Пол Нильссен-Лав (Otomo Yoshihide & Paul Nilssen-Love). Концерт проходит при поддержке Посольства Норвегии в России, информационные партнеры — журнал «Джаз.Ру» и музыкальная энциклопедия Звуки.Ру.

Paul Nilssen-Love, Otomo Yoshihide
Paul Nilssen-Love, Otomo Yoshihide (photo © Lasse Marhaug)

Отомо Йосихидэ (как обычно в японском языке, сначала пишется фамилия, затем — личное имя) — фигура почти легендарная: японский гуру свободной импровизации, нойза и электроакустики, а также авангардных направлений джаза и рока, гитарист-импровизатор, мастер ритмической импровизации на диджейской вертушке и экспериментатор-электронщик, композитор и аранжировщик. Его возвращения в Москву знатоки «импров» ждали больше десяти лет. На этот раз Отомо приезжает в дуэте с уже прекрасно знакомым московской публике норвежским барабанщиком, который к сорока годам приобрёл, наверное, не меньший вес на мировой импровизационной сцене: это Пол Нильссен-Лав.

Заслуги Отомо перед авангардной музыкой последних нескольких десятилетий столь многочисленны, что расписывать их подробно нам представляется несколько излишним. И всё-таки невозможно не упомянуть пластинки созданных им групп Ground Zero, игравшей в 90-х умопомрачительный постмодернистский экспериментальный коллажный нойз-рок, Otomo Yoshihide New Jazz Quintet и его расширенной версии Otomo Yoshihide New Jazz Orchestra, с которыми в 2000-х Отомо виртуозно занимался препарированием традиционного джаза, искусно вплетая в джазовую ткань нойзовую составляющую.

Otomo Yoshihide
Otomo Yoshihide (photo © Fabio Lugaro)

Для многих меломанов эти пластинки стали своеобразным «обращением в веру» — веру в то, что в музыке нет, и не может быть никаких границ; в то, что словосочетания «свободная импровизация», «авангардный джаз» и «шумовая музыка» зачастую несут в себе гораздо больше смысла, чем «популярная музыка», и что может получиться невероятно интересно, если попытаться соединить одно с другим (опять-таки к вопросу о границах).

ВИДЕО: тема знаменитой песни «Those Were The Days», прославленной спродюсированным в 1967 г. Полом Маккартни хит-синглом 16-летней певицы Мэри Хопкинс, а носителям русской культуры известной как романс Бориса Фомина на стихи Константина Подревского под названием «Дорогой длинною» (самое известное исполнение — Александр Вертинский, 1926), в версии Отомо — с культового диска Ground Zero «Plays Standards»:

ДАЛЕЕ: подробно об участниках дуэта, ВИДЕО, контактная информация, заказ билетов  Читать далее «Японско-норвежский радикальный импров-дуэт Otomo Yoshihide — Paal Nilssen-Love выступит в Москве»

Интервью «Джаз.Ру». Барабанщик Пол Нильссен-Лав: «Large Unit — не проект, это группа!»

Григорий Дурново,
обозреватель «Джаз.Ру»
GD

interviewКак мы уже сообщали, 1 ноября в культурном центре «ДОМ» выступает «Большой отряд», который возглавляет норвежский барабанщик Пол Нильссен-Лав — Paal Nilssen-Love Large Unit (Норвегия-Швеция-Дания-Финляндия). «Одна из главных движущих сил в современной европейской импровизационной музыке, нынешний и бывший участник бесчисленного множества проектов и коллабораций (The Thing, Atomic, Hairy Bones, Ballister, Lean Left, Frode Gjerstad Trio, дуэты с Петером Брётцманном, Кеном Вандермарком, Арто Линдси, Отомо Йосихидэ и др.), Пол Нильссен-Лав к сорока годам впервые собрал состав, в котором, по его словам, наконец не является самым молодым участником, ─ и которому он дал собственное имя», говорится в анонсе.

Перед выступлением в Москве лидер оркестра Пол Нильссен-Лав ответил на вопросы обозревателя «Джаз.Ру» Григория Дурново.

Paal Nilssen-Love (photo © Kim Hiortøy)
Paal Nilssen-Love (photo © Kim Hiortøy)

Что произошло с Large Unit за последний год?

— У нас было большое турне в мае в Европе, одиннадцать концертов. Спустя месяц мы встретились вновь и сыграли четырнадцать концертов в Северной Америке. Это было удивительно — четырнадцать концертов за шестнадцать дней. Ребята играли невероятно. К сожалению, нам еще не удалось получить фотографии с этих двух турне, они будут прилагаться к двум дискам. Я рассчитывал, что диски будут готовы к нынешнему турне, но оказалось слишком много дел, так что не вышло. У нас вышел диск-миньон, записанный в Европе, его мы привезём. В нынешнем турне у нас десять или одиннадцать выступлений, и мы, наверно, сыграем несколько новых произведений. Вообще у нас уже большой репертуар.

Произведения все ваши?

— Да.

Как ансамбль готовит их к выступлению? Вы приносите наброски?

— Иногда. Я наигрываю их на рояле, после чего делаю аранжировку. А иногда я приношу готовую пьесу, подготовленную и расписанную. Но в течение турне я переделывал аранжировки всех номеров почти к каждому концерту — менял порядок соло, вырезал чьи-то партии, добавлял, соединял одни пьесы с другими. Мне не нравится идея ездить с десятью композициями и играть их каждый раз одинаково — пусть даже предполагается, что они в итоге на каждом концерте звучат по-разному. Мне интереснее переделывать аранжировки для каждого вечера, и музыканты это ценят.

Paal Nilssen-Love Large Unit (photo © Petter Furuseth)
Paal Nilssen-Love Large Unit (photo © Petter Furuseth)

Участвует ли кто-нибудь из них в создании аранжировок?

— Иногда кто-нибудь из духовиков может подсказать какую-нибудь мелочь, но обычно мне вполне ясно, как всё должно звучать. Впрочем, у нас есть две-три пьесы, аранжировки которых мы создали вместе, демократическим путём.

Полагаю, в любом случае в ваших произведениях всегда есть пространство для чьей-нибудь импровизации?

— Конечно. Бывают, так сказать, традиционные соло под аккомпанемент ритм-секции, но есть и моменты, когда ансамбль как бы разбивается на три секции. Они могут играть то друг с другом, то поперёк друг друга. Есть моменты для совместной свободной импровизации. Но все они находятся внутри структуры, и всегда понятно, как устроено произведение и куда всё движется.

Какие именно три секции?

— У нас есть композиция «Rio Fun», которая длится 24 минуты. Три секции в ней — это две ритм-секции и группа, в которую входят гитара, электроника и саксофон. У каждой из этих секций есть своя ритмическая фигура, так что одновременно звучат три разных грува. Ещё у нас на первом альбоме есть номер «Culius», в котором есть четыре разных ритмических рисунка и два солиста, которые время от времени внедряются в эти рисунки. Иногда случайно получается сыграть одинаково, но чаще выходит по-разному. В каком-то смысле это звучит хаотично, но не вполне, потому что нам ясно, что происходит, и есть ритмические рисунки, которые выписаны заранее.

ВИДЕО: Paal Nilssen-Love Large Unit «Culius» (Live at Moers Festival 2014)

ДАЛЕЕ: продолжение интервью Пола Нильссена-Лав, ВИДЕО  Читать далее «Интервью «Джаз.Ру». Барабанщик Пол Нильссен-Лав: «Large Unit — не проект, это группа!»»

Норвежский барабанщик Пол Нильссен-Лав привозит в Москву оркестр Paal Nilssen-Love Large Unit

anons1 ноября в культурном центре «ДОМ» выступает фри-джазовый оркестр, который возглавляет норвежский барабанщик Пол Нильссен-Лав — Paal Nilssen-Love Large Unit (Норвегия-Швеция-Дания-Финляндия).

Paal Nilssen-Love Large Unit
Paal Nilssen-Love Large Unit (photo © Pater Gannushkin)

Состав: Юли Кьер (Julie Kjær) — альт-саксофон, Дания; Клаус Эллерхусен-Холм (Klaus Ellerhusen Holm) — саксофоны, Норвегия; Томас Йоханссон (Thomas Johansson) — труба, Норвегия; Матс Олеклинт (Mats Äleklint) — тромбон, Швеция; Пер-Оке Холмландер (Per Åke Holmlander) — туба, Швеция; Бёрре Мёлстад (Børre Mølstad) — туба, Норвегия; Кетиль Гутвик (Ketil Gutvik) — гитара, Норвегия; Томми Керанен (Tommi Keranen) — электроника, Финляндия; Кристиан Меос-Свендсен (Christian Meaas Svendsen) — контрабас, бас-гитара, Норвегия; Юн Руне Стрём (Jon Rune Strøm) — контрабас, бас-гитара, Норвегия; Пол Нильссен-Лав (Paal Nilssen-Love) — ударные, Норвегия; Андреас Вилдхаген (Andreas Wildhagen) — ударные, Норвегия; Кристиан Обермайер (Christian Obermayer) — звук, Норвегия

Композиция — Пол Нильссен-Лав.

Концерт проходит при поддержке Посольства Норвегии в России. Информационные партнеры — журнал «Джаз.Ру» и портал Звуки.ру.

На сцену КЦ «ДОМ» впервые в его истории выйдет большой фри-джазовый оркестр, целиком и полностью состоящий из скандинавских музыкантов, ─ либо уже имеющих «звёздный» статус, либо готовящихся его примерить. Наиболее востребованный сейчас на мировых площадках и фестивалях, привечающих новоджазовую музыку, коллектив Paal Nilssen-Love Large Unit был создан два года назад ведущим барабанщиком скандинавской сцены свободной импровизации.

ВИДЕО: Paal Nilssen-Love Large Unit
концерт в Cafe Oto, Лондон, 02.05.2015

ДАЛЕЕ: подробности о составе, его лидере и предстоящем концерте Paal Nilssen-Love Large Unit  Читать далее «Норвежский барабанщик Пол Нильссен-Лав привозит в Москву оркестр Paal Nilssen-Love Large Unit»

Трубач Томас Йоханссон: «Cortex — постоянный бит и общее чувство ритма»

РАНЕЕ В «ПОЛНОМ ДЖАЗЕ 2.0»: Отвязный норвежский джазовый квартет Cortex даст всего один концерт в Москве

Григорий Дурново,
обозреватель «Джаз.Ру»
Фото: Peter Gannushkin (DowntownMusic.Net)
GD

interviewКак мы уже сообщали, 27 маяв культурном центре «ДОМ» играет один из самых ярких коллективов молодой скандинавской джазовой сцены — квартет Cortex (Норвегия): Томас Йоханссон (Thomas Johansson) — труба, Кристоффер Берре Альбертс (Kristoffer Berre Alberts) — саксофоны, Ула Хёйер (Ola Høyer) — контрабас и Гар Нильссен (Gard Nilssen) — ударные, перкуссия. Концерт проходит при поддержке Посольства Норвегии в России, информационные партнеры — «Джаз.Ру» и портал Звуки.Ру.

Перед выступлением в Москве лидер Сortex трубач Томас Йоханссон дал интервью обозревателю «Джаз.Ру» Григорию Дурново.

Thomas Johansson
Thomas Johansson

Стояла ли за созданием Сortex какая-то идея, концепция — касающаяся стиля или ещё чего-либо? Или вы просто хотели поиграть с друзьями?

— Когда мне было 22 или 23 года, я купил запись Дона Черри «Complete Communion». Мне очень понравилась идея квартета из трубы, контрабаса, саксофона и ударных. Это был, наверно, главный толчок к тому, чтобы создать такой квартет самому. Я тогда жил вместе с барабанщиком (Гар Нильссен — Г.Д.), мы с детства дружим. С саксофонистом (Кристоффер Альбертс — Г.Д.) я к тому времени был знаком пару лет, а басиста (Ула Хёйер — Г.Д.) я тогда ещё не очень хорошо знал, но он жил в Тронхейме, когда я туда переехал. Так что начать играть с ними было вполне естественным шагом.

Значит ли это, что у этого ансамбля постоянный состав? Вы хотите играть эту музыку именно с этими людьми?

— В этой группе — да. У нас иногда бывали замены на концертах, когда кто-нибудь оказывался в другом месте. Но в остальном работает первоначальный состав.

Когда говорят о вашей музыке, вспоминают прежде всего Дона Черри и Орнетта Коулмана. Черри вы сами упомянули. Были ли квартеты Коулмана также источником вдохновения для вас?

— Да, конечно.

А какие ещё у вас были примеры, которыми вы вдохновлялись?

— Я слушал также Masada Джона Зорна, но в последнее время не так часто. А ещё квартеты Бобби Брэдфорда с Филипом Уилсоном, они тоже исповедуют свободный подход, но у Бобби Брэдфорда есть очень красивые мелодические линии.

Ваша идея и заключалась в соединении свободной энергии и мелодичности?

— Да, а также постоянный бит, общее чувство ритма, причём необязательно в соответствии с метром.

Thomas Johansson
Thomas Johansson (© Peter Gannushkin (DowntownMusic.Net)

Работаете ли вы сейчас над новой программой?

— Да. Я начал сочинять новые произведения после Рождества, у нас уже есть четыре или пять новых композиций. Надеюсь, к концерту в Москве их будет больше. Цель — исполнять только новую музыку. В марте у нас был концерт в Осло (исполнительский центр Nasjonal Jazzscene), и почти вся программа у нас состояла из новой музыки.

Вы планируете записать после этого выпустить новый альбом?

— Да, у нас хорошие отношения с компанией Clean Feed Records, так что естественно, чтобы мы выпускали альбом на этом лейбле. Но перед этим мы выпустим наш концертный альбом «Live!» на виниле, там будут добавлены версии двух номеров, будет новый сопроводительный текст. А потом, уже после лета, мы будем записывать новый альбом.

Как вам кажется, насколько актуальна музыка, которую играет Cortex — не казалась ли она слегка устаревшей, когда вы только начинали?

— Эта музыка была мне очень интересна, и другие музыканты её слушали. Она казалось новой и свежей, и мне хотелось передать суть звучания шестидесятых, звучание и ощущение акустических инструментов. Это была основная цель.

ДАЛЕЕ: продолжение интервью Томаса Йоханссона, ВИДЕО, контактная информация  Читать далее «Трубач Томас Йоханссон: «Cortex — постоянный бит и общее чувство ритма»»

Отвязный норвежский джазовый квартет Cortex даст всего один концерт в Москве

NEW: Трубач Томас Йоханссон: «Cortex — постоянный бит и общее чувство ритма»

anons27 мая в культурном центре «ДОМ» играет один из самых ярких коллективов молодой скандинавской джазовой сцены — квартет Cortex (Норвегия): Томас Йоханссон (Thomas Johansson) — труба, Кристоффер Берре Альбертс (Kristoffer Berre Alberts) — саксофоны, Ула Хёйер (Ola Høyer) — контрабас и Гар Нильссен (Gard Nilssen) — ударные, перкуссия. Концерт проходит при поддержке Посольства Норвегии в России, информационные партнеры — «Джаз.Ру» и портал Звуки.Ру.

Cortex на шоукейсе норвежского джаза в Бергене
Cortex на шоукейсе норвежского джаза в Бергене, май 2014 (фото: Кирилл Мошков, «Джаз.Ру»)

Лидер Cortex трубач Томас Йоханссон говорит, что основным источником вдохновения для него стал альбом его великого коллеги Дона Черри «Complete Communion» 1966 года — отчаянное и радостное соревнование трубы и саксофона при поддержке бодрой и отвязной ритм-секции. Cortex — квартет с таким же составом: помимо Йоханссона, в ансамбле играют саксофонист Кристоффер Берре Альбертс, контрабасист Ула Хёйер и барабанщик Гар Нильссен. Слушая Cortex, вспоминаешь, конечно же, и легендарные, прорывные записи квартета Орнетта Коулмана (в котором тоже играл Черри). Йоханссон, рассказывая о тех, кто повлиял на него, упоминает также квартет Masada Джона Зорна, а также ансамбль Бобби Брэдфорда и Джона Картера.

Музыканты начали играть вместе в 2007 году в Тронхейме, будучи студентами ведущей норвежской джазовой школы — джазового отделения консерватории Тронхеймского университета. Первый альбом квартета, «Resection», поражающий зрелостью высказывания и изобретательностью мелодизма, вышел в 2011 году, за ним последовал искромётный «Göteborg» (в честь шведского города, в котором происходила запись), после чего группу приютил авторитетный португальский лейбл Clean Feed, специализирующийся на свободной импровизации. На Clean Feed ансамбль в 2014 г. выпустил концертный альбом «Live!». В настоящее время квартет постепенно накапливает материал для нового альбома, над которым музыканты планируют начать работать осенью этого года. В Москве обещано показать только новые произведения. Основной композитор Cortex — трубач Йоханссон, однако остальные музыканты, включая самого известного и востребованного барабанщика нынешней норвежской сцены Гара Нильссена, активно участвуют в создании аранжировок.

Йоханссон, помимо Cortex, работает еще в нескольких ярких проектах, среди которых оркестр Large Unit барабанщика Пола Нильссена-Лава и его трио, а также квинтеты All Included с участием шведских саксофониста Мартина Кюхена и тромбониста Матса Элеклинта — и Friends & Neighbors, привносящий фри-джаз в традиционное бибоповое звучание.

Саксофонист Кристоффер Берре Альбертс играет с электронщиком Лассе Мархаугом и в неистовом трио SAKA. Вместе с Йоханссоном он в настоящее время, несмотря на большой опыт работы, проходит обучение в Королевской музыкальной академии в Осло для получения магистерской степени в области исполнительства.

ДАЛЕЕ: ВИДЕО, контактная информация, подкаст о Cortex  Читать далее «Отвязный норвежский джазовый квартет Cortex даст всего один концерт в Москве»

Термоядерное скандинавское трио The Thing даст в Москве последний концерт перед полутора годами молчания

anons7 ноября, КЦ «ДОМ»: The Thing (Швеция — Норвегия)

  • Матс Густафссон (Mats Gustafsson) — духовые, электроника (Швеция)
  • Ингебригт Хокер Флатен (Ingebrigt Håker Flaten) — бас-гитара, контрабас (Норвегия)
  • Пол Нильссен-Лав (Paal Nilssen-Love) — ударные (Норвегия)
  • Микаэль Верлин (Mikael Werliin) — звук (Швеция)

При поддержке Посольства Королевства Норвегия в РФ | Информационные партнёры: журнал «Джаз.Ру» и портал Звуки.ру www.zvuki.ru

The Thing (photo © Petra Cvelbar)
The Thing (photo © Petra Cvelbar)

Выступления фри-джазового трио The Thing в Москве случаются нечасто, и это всегда событие для слушателя, жаждущего смелой и мощной музыки, — при том совершенно необязательно традиционно джазовой: The Thing существуют вне жанровых и временных рамок, что постоянно подчеркивают в интервью; могут говорить практически на любом музыкальном языке — собственно джазовом (от Эллингтона и Колтрейна до Коулмана и Черри), рóковом (в их арсенале — гараж-рок, краут-рок, нойз-рок, да и старый-но-недобрый хард-рок), экспериментально-электронном и неидиоматически-импровизационном; создают новые смыслы и жонглируют ими с гуттаперчевой легкостью.

Со времени предыдущего московского выступления прошло чуть больше двух лет, а стены Культурного центра «ДОМ», кажется, дрожат до сих пор. Есть отчего — в последние несколько лет The Thing еще больше внимания стали уделять протестной панк-энергетике (чего невозможно не делать в том историческом контексте, современниками которому мы все являемся), заиграли еще жёстче (контрабасист Ингебригт Хокер Флатен всё чаще использует бас-гитару, щедро сдабривая её звучание «дисторшном», что особенно хорошо слышно на вышедшем в прошлом году диске «Boot»: многие признавают его чуть ли не лучшим альбомом The Thing за всю историю), да и в целом трио производит на свет самую, пожалуй, эксгибиционистски-сексуальную музыку, которая к тому же звучит так громко и пронзительно, что о вашей любви будет знать весь мир.

ВИДЕО: The Thing

ДАЛЕЕ: подробности об участниках, контактная информация  Читать далее «Термоядерное скандинавское трио The Thing даст в Москве последний концерт перед полутора годами молчания»

Берген, Nutshell-2014: почти весь норвежский джаз в одном флаконе

Кирилл Мошков,
редактор «Джаз.Ру»
(текст, фото, видео)
CM

reportНет, в Норвегии не больше талантливых музыкантов, чем в любой другой развитой стране с качественной системой музыкального образования. Но почему в программе практически любого джазового фестиваля в Европе есть выступления одного, двух, нескольких коллективов из Норвегии?

Всё дело в том, что Норвегия научилась очень хорошо продвигать своих музыкантов на мировой сцене. Норвежским музыкантам не платят зарплату в филармониях, но зато норвежские музыканты имеют возможность постоянно работать над новыми проектами внутри своей страны и выступать на фестивалях за пределами страны, потому что норвежское государство — через посредство министерства культуры и ряда общественных организаций, включая пять региональных джаз-центров, общенациональный Норвежский джаз-форум и «центр музыкального экспорта Норвегии», компанию Music Norway — полностью или частично оплачивает их гастроли и творческие проекты. Удивительно, но музыка во многих европейских странах, включая Норвегию, попадает не на «дикий рынок», на котором хорошо только то, что хорошо продаётся — а в категорию «общественного блага», то есть социально важного явления, которое для собственного процветания оплачивает всё общество.

В рамках политики продвижения норвежских музыкантов-импровизаторов на мировом рынке вышеуказанные организации несколько раз год, как правило — во время крупных джазовых фестивалей, проводят в стране так называемые «шоукейсы» — программы показа своих артистов специально приглашённым группам специалистов музыкальной индустрии из других стран: организаторам фестивалей, программаторам клубов, сотрудникам музыкальных изданий и продюсерам концертных серий.

Bergen
Bergen

В мае такой шоукейс в очередной раз провели две из общественных джазовых организаций Норвегии — Норвежский джаз-форум и Западно-Норвежский джаз-центр, который базируется в старинном Бергене. Два года назад ваш корреспондент уже присутствовал на бергенском шоукейсе. С тех пор он сменил название: выяснилось, что прежний вариант запатентован одной из норвежских туристических компаний, поэтому шоукейс в Бергене теперь называется просто Nutshell. Он по-прежнему проводится в дни крупного, авторитетного джазового фестиваля Nattjazz («Ночной джаз»), который был проведён в 2014 году в 42 раз, но тоже претерпел, по сравнению с 2012 годом, определённые изменения. После длительного ремонта фестиваль въехал в культурный центр USF Verftet, расположенный в бывших цехах «Объединённой Сардинной Фабрики», когда-то крупнейшего рыбоконсервного предприятия Норвегии.

Культурный центр USF Verftet
Культурный центр USF Verftet

Внутри комплекса параллельно действуют три сцены: «Коптильня» — стоячий зал вместимостью 1000 слушателей, 450-местный клубный зал «Сардины» с сидячими местами за столиками и 140-местный зрительный зал «Студия УСФ». С шагом в полчаса на этих сценах начинаются концерты фестиваля «Ночной джаз», которые в 2014 году на протяжении 13 дней фестиваля представили публике 56 коллективов из Норвегии, США, Великобритании, Бразилии, Финляндии, Швеции, Дании, Кубы, Германии и Швейцарии, не считая дневных экзаменационных концертов выпускников Бергенской музыкальной академии в некоторые дни фестиваля (они тоже входили в программу Nattjazz). Мы, «делегаты» шоукейса, видели только первые три дня фестиваля, но и этого было вполне достаточно для формирования интересной музыкальной картины.

В рамках интернет-версии этого отчёта ваш корреспондент предпочёл бы сосредоточиться на событиях не фестиваля, а только шоукейса. События фестиваля мы планируем осветить в бумажной версии журнала «Джаз.Ру».

События шоукейса проходили в дневное время (кроме первого дня, который предшествовал открытию Nattjazz) и почти не пересекались с фестивальной программой.

Cortex
Cortex

Одним из самых ярких открытий для вашего корреспондента стал первый же ансамбль в программе шоукейса, созданный всего семь лет назад музыкантом, которому тогда не было ещё и тридцати. Его зовут Томас Йоханссон (Thomas Johansson), он играет на трубе, а его квартет называется Cortex.

Томас родился в городке Шиен, центре норвежской губернии Телемарк, на самом юге северной страны. Он окончил джазовое отделение музыкального факультета Университета в городе Ставангере: наряду с Тронхеймским университетом, из Ставангера выходят сейчас лучшие молодые джазмены Норвегии. Живёт он в Осло, и именно там базируется его главный проект последних семи лет, группа Cortex. Саксофонист Кристоффер Альбертс (Kristoffer Alberts), контрабасист Ула Хёйер (Ola Høyer) и один из самых востребованных барабанщиков норвежского джаза Гард Нильссен (Gard Nilssen) работают с Йоханссоном все семь лет, записали вместе два альбома и выступали более чем в пятидесяти городах 11 стран мира.

ДАЛЕЕ: продолжение рассказа о «закрытиях» и открытиях, сделанных на шоукейсе в Бергене — много фото, ВИДЕО!  Читать далее «Берген, Nutshell-2014: почти весь норвежский джаз в одном флаконе»