Джазовый подкаст №666: Marius Neset

podcastВосходящая звезда европейской джазовой сцены — норвежский саксофонист Мариус Несет. Главный редактор журнала «Джаз.Ру» Кирилл Мошков комментирует пьесу Несета «Golden Xplosion» с альбома Marius Neset & Trondheim Jazz Orchestra «Lion» (ACT, 2014).

Marius Neset & Trondheim Jazz Orchestra, photo © Vidar Ruud
Marius Neset & Trondheim Jazz Orchestra, photo © Vidar Ruud

Подробности: подкаст о Trondheim Jazz Orchestra; майский Europe Jazz Media Chart

Джазовый подкаст №657: Neneh Cherry & The Thing

podcastСкандинавское трио The Thing: комфортный фри-джаз для широких масс в сотрудничестве отчаянных авангардистов и известной поп-певицы. Трубач и музыкальный журналист Андрей Соловьёв (группа «Вежливый отказ» и другие проекты) комментирует пьесы «Dirt» и «Cashback» с совместного альбома проекта The Thing и певицы Нене Черри «Cherry Thing» (Smalltown Supersound, 2012)

Neneh Cherry & The Thing
Paal Nilssen-Love, Neneh Cherry, Mats Gustafsson, Ingebrigt Håker Flaten

Rasmussen / Solberg: скандинавы едут искать в Москве пределы свободной импровизации

anons6 марта в КЦ «ДОМ» играет норвежский дуэт Mette Rasmussen / Ståle Liavik Solberg : Метте Расмуссен — альт-саксофон (Дания — Норвегия) и Столе Лиавик Сульберг — ударные, перкуссия (Норвегия). Специальный гость — Дмитрий Лапшин, контрабас (Москва).

Концерт проходит при поддержке Посольства Норвегии в России.

Ståle Liavik Solberg, Mette Rasmussen
Ståle Liavik Solberg, Mette Rasmussen (photo © Peter Gannushkin, DownTownMusic.Net)

В искусстве, и музыке в частности, многие вчерашние «подающие надежды» таланты быстро приобретают статус «актуальных», однако лишь некоторые из них становятся звёздами и единицы — мэтрами и гуру. Для того, чтобы составить полное представление о европейской новоджазовой импровизационной сцене, одних мэтров мало. Слушать только тех музыкантов, кто уже получил все мыслимые титулы и стал кумиром знатоков свободной импровизации — всё равно что для футбольного болельщика за весь год посмотреть только финал Лиги Чемпионов.

Понимая это, организаторы концерта решили для разнообразия и в качестве эксперимента представить дуэт музыкантов, которые пока не являются признанными звёздами, но явно намереваются в самом скором времени ими стать. Учитывая щедрую поддержку, которую норвежское правительство по традиции оказывает некоммерческим артистам, ничего удивительного, что музыканты эти — именно из Норвегии.

ДАЛЕЕ: подробности об артистах, ВИДЕО, контактная информация  Читать далее «Rasmussen / Solberg: скандинавы едут искать в Москве пределы свободной импровизации»

Саксофонист Фруде Йерстад: о свободе в джазе и о свободном джазе

Григорий Дурново,
обозреватель «Джаз.Ру»
GD

interviewКак мы уже сообщали, 11 декабря в культурном центре «ДОМ» состоится финальный концерт импров-серии 2013 года: играет Frode Gjerstad Trio, во главе которого стоит один из самых радикальных экспериментаторов джазовой сцены — норвежский саксофонист Фруде Йерстад (Frode Gjerstad); с ним играют контрабасист Йон Руне Стрём (Jon Rune Strøm) и барабанщик Пол Нильссен-Лав (Paal Nilssen-Love).

Перед выступлением в Москве — первым в долгой творческой истории Фруде Йерстада — наш обозреватель Григорий Дурново взял интервью у ветерана скандинавской импровизационной сцены.

Frode Gjerstad
Frode Gjerstad

Фруде, состав «саксофон-бас-ударные» довольно широко распространён в джазе; привносите ли вы что-нибудь своё в концепцию такого трио?

— Впервые я играл в трио с Джоном Стивенсом и Джонни Дьяни в 1982 году. Этот формат мне понравился с самого начала, он открыт всему. Мощного звучания можно добиться силами всего лишь трёх инструментов. Кроме того, мне просто нравилось играть, нравилось… потеть! Для меня исполнительство много значит именно в физическом плане. С [ударником] Полом Нильссеном-Лавом я начал играть, когда ему было пятнадцать лет, это было давно. И я сразу же понял, что он станет сильным барабанщиком. Кажется, трио мы с ним создали в 1998 году. Перед этим, годом ранее, у меня было турне с [контрабасистом] Уильямом Паркером и [барабанщиком] Хамидом Дрейком в Скандинавии. Я был под очень сильным впечатлением от работы с этими двумя господами, и мне хотелось продолжить в таком же духе. Я вспомнил прежние годы с Джоном и Джонни, как мне нравилось играть в трио. Я подумал, что хорошо было бы поиграть с молодыми музыкантами, и первым, на ком я остановил свой выбор, был Пол. Басист [Эйвинд Сторесюнд — Г.Д.] был знаком с Полом с ранних лет. Мы начали репетировать. Но потом басиста позвали в одну знаменитую местную рок-группу [видимо, речь о группе Clorofom — Г.Д.], и мы уже не могли дальше играть с ним. Год или два мы играли вообще без басиста, дуэтом, или приглашали разных басистов, чтобы посмотреть, как у нас получается. Потом мы встретили Йона Руне Стрёма, это было три года назад. Он молодой сильный басист, очень подошёл нашему ансамблю и стал его участником. Нам показалось, что наша музыка движется вперёд благодаря его мощной игре. Поскольку Пол играет с очень многими разными музыкантами, мы работаем вместе, в основном, два-три периода в год — по неделе или по две. Но мы продолжаем и надеемся, что будем продолжать и дальше.
ДАЛЕЕ: Фруде Йерстад о сущности свободы в джазе и о «свободном» джазе, об инструментах и идеях, о Майлсе и Бенни Гудмане…  Читать далее «Саксофонист Фруде Йерстад: о свободе в джазе и о свободном джазе»

Импров-серию 2013 года в «ДОМе» завершают суровые норвежцы Frode Gjerstad Trio

anons11 декабря в культурном центре «ДОМ» состоится финальный концерт импров-серии 2013 года: играет Frode Gjerstad Trio, во главе которого стоит один из самых радикальных экспериментаторов джазовой сцены — норвежский саксофонист Фруде Йерштад (Frode Gjerstad); с ним играют контрабасист Йон Руне Стрём (Jon Rune Strøm) и барабанщик Пол Нильссен-Лав (Paal Nilssen-Love).

Jon Rune Strøm, Frode Gjerstad, Paal Nilssen-Love
Jon Rune Strøm, Frode Gjerstad, Paal Nilssen-Love

Фруде Йерштад — заслуженный ветеран скандинавского джаза, стоявший у истоков всей норвежской фри-джазовой сцены как таковой. В самом начале музыкальной карьеры Йерштад был трубачом, но уже к концу 1960-х перешел на игру на саксофоне. Известность пришла к нему во времена сотрудничества со знаменитым барабанщиком Джоном Стивенсом, одним из основателей Spontaneous Music Ensemble. Йерштад — виртуоз альт-саксофона и кларнета, его напористая и в то же время интеллектуально-мелодичная манера напоминает одновременно о великих соратниках и партнерах Йерштада — Петере Брёцманне и Эване Паркере, которые играли с ним, в частности, в ансамбле с американским пианистом Борой Бергманом.

Классическое фри-джазовое трио — духовые-бас-ударные— излюбленный ансамблевый формат Йерштада; достаточно сказать, что ранние записи под маркой Frode Gjerstad Trio были сделаны с не нуждающейся в представлении нью-йоркской ритм-секцией: контрабасист Уильям Паркер и барабанщик Хамид Дрейк. Первым трио, в котором играл Фруде, был полумифический состав Detail, в котором с ним и Стивенсом работал африканский контрабасист Джонни Дайани, а после его смерти в 1986-м — Кент Картер.

ДАЛЕЕ: новые подробности о музыкантах, контактная информация, ВИДЕО  Читать далее «Импров-серию 2013 года в «ДОМе» завершают суровые норвежцы Frode Gjerstad Trio»

Джазовый подкаст № 635: Trondheim Jazz Orchestra

podcastВедущий биг-бэнд Норвегии, Тронхеймский джаз-оркестр, и его лидер, саксофонист Эйрик Хегдал: главный редактор журнала «Джаз.Ру» Кирилл Мошков комментирует пьесы Хегдала «Clouds» и «Quintus» с альбома Trondheim Jazz Orchestra & Eirik Hegdal «We Are?» (MNJ Records, 2012)

Trondheim Jazz Orchestra (Эйрик Хегдал с баритон-саксофоном стоит прямо позади контрабасиста! Фото: Кирилл Мошков, сентябрь 2013)
Trondheim Jazz Orchestra (Эйрик Хегдал с баритон-саксофоном стоит прямо позади контрабасиста! Фото: Кирилл Мошков, сентябрь 2013)

Ларс Хорнтвет из Jaga Jazzist: собственный музыкальный язык

Григорий Дурново,
обозреватель «Джаз.Ру»
Фото: Erlend Lånke Solbu/NRK, Erik Johanessen
GD

interviewВедущая «сборная» молодого поколения норвежского джаза, ансамбль Jaga Jazzist, играет в подмосковном Архангельском на фестивале «Усадьба Jazz» 16 июня (воскресенье), завершая программу пятой сцены фестиваля — «Берег», расположенной на берегу Москва-реки.

Состав ансамбля: Ларс Хорнтвет (саксофоны, клавишные, гитара), Лине Хорнтвет (туба, флейта), Мартин Хорнтвет (барабаны), Андреас Мьёс (гитара, вибрафон), Эвен Орместад (бас), Матиас Айк (труба), Эрик Йоханнессен (тромбон), Эйстайн Моэн (клавишные), Маркус Форсгрен (гитара).

Lars HorntvethНа вопросы обозревателя «Джаз.Ру» Григория Дурново отвечает создатель и лидер ансамбля, саксофонист, клавишник и гитарист Ларс Хорнтвет (Lars Horntveth).

Когда вы создавали Jaga Jazzist в 1994 году, за этим проектом стояла какая-нибудь идея, концепция?

— Да. Мы очень любили норвежский большой ансамбль Oslo 13. Мы хотели, чтобы у нас была группа, в которой каждый мог бы сочинять музыку для большого ансамбля. Мне тогда было четырнадцать лет, и наша музыка тогда была совсем другой. Это была смесь всего, что мы слушали тогда, — джаза, хип-хопа, балканской музыки. Разнообразие в музыкальном отношении на первом нашем альбоме было чрезвычайно широким. В общем, идея состояла в том, чтобы у ансамбля не было музыкальной повестки дня, которой надо следовать. Мы хотели заниматься тем, что нам нравится в данный момент.

Менялась ли эта концепция с годами? Если вы говорите, что на первом альбоме разнообразие было широким, значит ли это, что позднее вы решили сузить?

— В каком-то смысле да… Полагаю, мы нашли… Думаю, нам казалось, что мы нашли… свой собственный стиль, несколько сузив круг, на альбоме «A Livingroom Hush». Это было начало 2000-х. Конечно, после этого мы всё время пытались… нашей целью стало делать что-то противоположное тому, что мы делали до этого альбома. Я думаю, мы… сейчас наша музыка более… (со смешком) не такая безумная, как была поначалу, когда мы в неё внедряли всё, что можно. Мы стали пытаться создавать свой собственный музыкальный язык, уникальное звучание, вместо того чтобы играть во всех стилях.

На фестивале «Усадьба Jazz» вы играете на площадке, которая, в основном, отведена диджеям и электронной музыке, а не джазу в привычном смысле. Важно ли для вас, чтобы вас называли джазовым ансамблем, или…?

— Не имеет значения. В нашей музыке всегда были джазовые элементы, но она всегда была далека от того, что принято считать традиционным джазом. В нашей музыке много импровизации, что, на мой взгляд, в джазе важнее всего, но в целом мы просто делаем то, что хотим, и пытаемся создавать музыку, которую сами раньше не слышали. И публика, наверно, тоже.

Jaga Jazzist
Jaga Jazzist

Кстати, как правильно произносить название вашего ансамбля? «Джага джазист» или «Йага йазист»?

— Думаю, оба варианта годятся. В Норвегии мы «Йага йазист», но, наверно, всякий раз, как мы оказываемся за пределами Норвегии, нам приходится называться «Джага джазист», потому что иначе никто не поймет, что это мы такое говорим.
ДАЛЕЕ: что же значит это самое jaga, как ансамбль работает в одном составе так долго и что вообще, в конце концов, происходит в Норвегии? Читать далее «Ларс Хорнтвет из Jaga Jazzist: собственный музыкальный язык»

На грани фри-джаза и «нойза»: норвежско-американское трио Fire Room выступит в Москве

anons27 мая в КЦ «ДОМ» (начало в 20:00) выступает норвежско-американский коллектив Fire Room, стилистику которого определяют как free-jazz/free-rock/noise. Три радикальных импровизатора с разных берегов Атлантики, составляющие Fire Room — это Кен Вандермарк (Ken Vandermark) — саксофоны, кларнет (США); Лассе Мархауг (Lasse Marhaug) — электроника (Норвегия) и Пол Нильссен-Лав (Paal Nilssen-Love) — ударные (Норвегия).
Концерт проходит при поддержке Посольства Норвегии в России.
Стоимость входного билета: в предварительной продаже — 1000 р.; в день концерта — 1300 р.

Paal Nilssen-Love, Ken Vandermark, Lasse Marhaug
Paal Nilssen-Love, Ken Vandermark, Lasse Marhaug

Норвежский «электронщик» Лассе Мархауг еще в середине 2000-х участвовал (вместе с ударником Полом Нильссеном-Лавом) в вандермарковском джазовом ансамбле Territory Band, однако концепция трио Fire Room сложилась и выросла, несомненно, из другого ансамбля, Powerhouse Sound — первого действительно совместного предприятия, в котором в идеально сыгранный фри-джазовый дуэт Кена Вандермарка и Нильссена-Лава были «вживлены» индустриально-нойзовые импровизации Мархауга. Если Territory Band был, в первую очередь, группой, играющей креативный — пусть и не без психоделических «примочек» — но все же джаз (причём на своем финальном альбоме «Collide» — в компании такого титана, как Фред Андерсон), то более поздний проект Вандермарка Powerhouse Sound — это, по сути, фри-ро́ковый проект в авангардно-джазовой оболочке. Он быстро почил в бозе после выхода лишь двух альбомов, успев при этом просуществовать в двух ипостасях — квартета из Чикаго и квинтета из Осло. Последний, видимо, победил: сам Кен Вандермарк в последние годы нередко признавался в том, что западноевропейские музыканты интересуют его в настоящее время больше, чем кто-либо еще. В этом дуализме, тем не менее, весь Вандермарк: он стоит на двух китах — американском джазе и европейской импровизационной музыке; «черная музыка и белая свобода» у каждого свои, а у Вандермарка — в особенности.
Единственная на данный момент студийная запись Fire Room (есть, впрочем, ещё и виниловый мини-релиз, запечатлевший выступление на фестивале Music Unlimited в австрийском Вельсе, выпущенный тиражом в… 157 экземпляров) красноречиво озаглавлен “Broken Music” — что, в общем, вполне соответствует действительности: на изломе тускло освещенного свободного джаза и шумного, деформированного рока возникает обратная связь в виде то жужжащих, то грохочущих, то скрипящих звуковых скульптур и коллажей, выкристаллизовавшаяся из взаимопроникновения противоположностей, коими зачастую считают рок, джаз и электронную музыку. И даже в такой непростой обстановке Кен Вандермарк с истинно американской прямотой словно говорит своим партнерам: «Challenge accepted!» и с успехом показывает, что он, прежде всего, выдающийся импровизатор-мелодист с непревзойденным, универсальным опытом.
ДАЛЕЕ: подробности об участниках Fire Room, ВИДЕО Читать далее «На грани фри-джаза и «нойза»: норвежско-американское трио Fire Room выступит в Москве»

Контрабасист Ингебригт Хокер Флатен: «Мы ощущаем тесную связь с джазовой традицией»

Григорий Дурново,
обозреватель «Джаз.Ру»
Фото: Руслан Белик, Пётр Ганнушкин
GD

interviewКак мы уже сообщали, 20 апреля в Культурном центре ДОМ при поддержке посольства Норвегии в России играет квинтет Atomic (Норвегия-Швеция). Пианист Ховард Вийк, барабанщик Пол Нильссен-Лов и контрабасист Ингебригт Хокер Флатен в этом ансамбле представляют Норвегию, трубач Магнус Бро и саксофонист Фредрик Юнгквист — Швецию. Перед московским концертом на вопросы обозревателя «Джаз.Ру» Григория Дурново согласился ответить один из участников «атомного» квинтета — норвежский контрабасист Ингебригт Хокер Флатен (Ingebrigt Håker Flaten). Первый вопрос к Ингебригту — об истории создания Atomic.

Ingebrigt Håker Flaten (фото: Руслан Белик)
Ingebrigt Håker Flaten (фото: Руслан Белик)

— Мы с Ховардом и Полом в начале 1990-х играли в группе Element с норвежским саксофонистом Гисле Йохансеном. Когда примерно в 1999 году эта группа распалась, нам втроём всё равно хотелось продолжать играть вместе, и так в каком-то смысле и начался Atomic. Первым составом был квартет с [саксофонистом] Хоконом Корнстадом. Но перед тем, как собраться в студии для записи первого альбома, мы сменили состав, и с этого момента в ансамбль вошли Магнус и Фредрик. Таким образом, ансамбль Atomic, каким его знают сегодня, сформировался примерно в 2000 году.

Можно ли сказать, что движущей силой в ансамбле является лишь часть музыкантов, или это касается каждого из вас?

— Определённо, все в группе равны. Каждый вносит свой вклад, это происходит на самых разных уровнях. Это залог того, что группа продолжает существовать уже столько лет. Мы стали чем-то вроде семьи, и она только крепнет благодаря тому, что мы способны уживаться друг с другом.

Когда группа создавалась, стояла ли за этим какая-то особая музыкальная концепция? Atomic часто рассматривают как что-то вроде ответа на стереотипное представление о скандинавской джазовой сцене, сложившееся в представлении слушателей благодаря ансамблям лейбла ECM.Согласны ли вы с этим, и есть ли у Atomic какая-нибудь музыкальная концепция сегодня?

— Об Atomic действительно говорили как о реакции на скандинавский джаз 80-90-х, но, на самом деле, это было не так. В этом ключе скорее можно говорить о группе Element. Вот она действительно была реакцией на скандинавский джаз, на звучание ECM, на Яна Гарбарека. В 1980-х и начале 1990-х словосочетание «норвежский джаз» подразумевало только такое звучание. Создавая Element, мы хотели сделать что-то иное. Мы в большей степени вдохновлялись поздним творчеством Колтрейна. Это был ответ, но кроме того, мы просто любили такую музыку. Думаю, что когда начинался ансамбль Atomic, мы уже просто шли по тому же пути, вдохновляясь той же музыкой. При этом уже на первом альбоме можно услышать отсылки к разной музыке, мы были хорошо укоренены в джазовой традиции, но на нас влияли и современные композиторы — Джон Кейдж, например, — и европейский фри-джаз, и американский фри-джаз. Все эти источники имели для нас одинаковое значение с того времени, как мы начали играть вместе.
ДАЛЕЕ: Ингебригт Хокер Флатен о любви к бибопу, работе в ритм-секции, бас-гитаре и жизни в США… Читать далее «Контрабасист Ингебригт Хокер Флатен: «Мы ощущаем тесную связь с джазовой традицией»»

Джазовый подкаст №615: сборная скандинавского джаза Atomic

podcastК концерту сборной суперзвёзд скандинавского джаза в Москве: главный редактор журнала «Джаз.Ру» Кирилл Мошков комментирует пьесу «Panama» с альбома шведско-норвежского квинтета Atomic «Here Comes Everybody» (Jazzland Records, 2011)
Подробности о концерте 20 апреля: Норвежско-шведский квинтет Atomic покажет в Москве «мелодику большого взрыва»

Atomic
Atomic