Японско-норвежский радикальный импров-дуэт Otomo Yoshihide — Paal Nilssen-Love выступит в Москве

anons19 мая в Культурном центре «ДОМ» пройдёт концерт уникального японско-норвежского импровизационного дуэта — Отомо Йосихидэ и Пол Нильссен-Лав (Otomo Yoshihide & Paul Nilssen-Love). Концерт проходит при поддержке Посольства Норвегии в России, информационные партнеры — журнал «Джаз.Ру» и музыкальная энциклопедия Звуки.Ру.

Paul Nilssen-Love, Otomo Yoshihide
Paul Nilssen-Love, Otomo Yoshihide (photo © Lasse Marhaug)

Отомо Йосихидэ (как обычно в японском языке, сначала пишется фамилия, затем — личное имя) — фигура почти легендарная: японский гуру свободной импровизации, нойза и электроакустики, а также авангардных направлений джаза и рока, гитарист-импровизатор, мастер ритмической импровизации на диджейской вертушке и экспериментатор-электронщик, композитор и аранжировщик. Его возвращения в Москву знатоки «импров» ждали больше десяти лет. На этот раз Отомо приезжает в дуэте с уже прекрасно знакомым московской публике норвежским барабанщиком, который к сорока годам приобрёл, наверное, не меньший вес на мировой импровизационной сцене: это Пол Нильссен-Лав.

Заслуги Отомо перед авангардной музыкой последних нескольких десятилетий столь многочисленны, что расписывать их подробно нам представляется несколько излишним. И всё-таки невозможно не упомянуть пластинки созданных им групп Ground Zero, игравшей в 90-х умопомрачительный постмодернистский экспериментальный коллажный нойз-рок, Otomo Yoshihide New Jazz Quintet и его расширенной версии Otomo Yoshihide New Jazz Orchestra, с которыми в 2000-х Отомо виртуозно занимался препарированием традиционного джаза, искусно вплетая в джазовую ткань нойзовую составляющую.

Otomo Yoshihide
Otomo Yoshihide (photo © Fabio Lugaro)

Для многих меломанов эти пластинки стали своеобразным «обращением в веру» — веру в то, что в музыке нет, и не может быть никаких границ; в то, что словосочетания «свободная импровизация», «авангардный джаз» и «шумовая музыка» зачастую несут в себе гораздо больше смысла, чем «популярная музыка», и что может получиться невероятно интересно, если попытаться соединить одно с другим (опять-таки к вопросу о границах).

ВИДЕО: тема знаменитой песни «Those Were The Days», прославленной спродюсированным в 1967 г. Полом Маккартни хит-синглом 16-летней певицы Мэри Хопкинс, а носителям русской культуры известной как романс Бориса Фомина на стихи Константина Подревского под названием «Дорогой длинною» (самое известное исполнение — Александр Вертинский, 1926), в версии Отомо — с культового диска Ground Zero «Plays Standards»:

ДАЛЕЕ: подробно об участниках дуэта, ВИДЕО, контактная информация, заказ билетов  Читать далее «Японско-норвежский радикальный импров-дуэт Otomo Yoshihide — Paal Nilssen-Love выступит в Москве»

Интервью «Джаз.Ру». Барабанщик Пол Нильссен-Лав: «Large Unit — не проект, это группа!»

Григорий Дурново,
обозреватель «Джаз.Ру»
GD

interviewКак мы уже сообщали, 1 ноября в культурном центре «ДОМ» выступает «Большой отряд», который возглавляет норвежский барабанщик Пол Нильссен-Лав — Paal Nilssen-Love Large Unit (Норвегия-Швеция-Дания-Финляндия). «Одна из главных движущих сил в современной европейской импровизационной музыке, нынешний и бывший участник бесчисленного множества проектов и коллабораций (The Thing, Atomic, Hairy Bones, Ballister, Lean Left, Frode Gjerstad Trio, дуэты с Петером Брётцманном, Кеном Вандермарком, Арто Линдси, Отомо Йосихидэ и др.), Пол Нильссен-Лав к сорока годам впервые собрал состав, в котором, по его словам, наконец не является самым молодым участником, ─ и которому он дал собственное имя», говорится в анонсе.

Перед выступлением в Москве лидер оркестра Пол Нильссен-Лав ответил на вопросы обозревателя «Джаз.Ру» Григория Дурново.

Paal Nilssen-Love (photo © Kim Hiortøy)
Paal Nilssen-Love (photo © Kim Hiortøy)

Что произошло с Large Unit за последний год?

— У нас было большое турне в мае в Европе, одиннадцать концертов. Спустя месяц мы встретились вновь и сыграли четырнадцать концертов в Северной Америке. Это было удивительно — четырнадцать концертов за шестнадцать дней. Ребята играли невероятно. К сожалению, нам еще не удалось получить фотографии с этих двух турне, они будут прилагаться к двум дискам. Я рассчитывал, что диски будут готовы к нынешнему турне, но оказалось слишком много дел, так что не вышло. У нас вышел диск-миньон, записанный в Европе, его мы привезём. В нынешнем турне у нас десять или одиннадцать выступлений, и мы, наверно, сыграем несколько новых произведений. Вообще у нас уже большой репертуар.

Произведения все ваши?

— Да.

Как ансамбль готовит их к выступлению? Вы приносите наброски?

— Иногда. Я наигрываю их на рояле, после чего делаю аранжировку. А иногда я приношу готовую пьесу, подготовленную и расписанную. Но в течение турне я переделывал аранжировки всех номеров почти к каждому концерту — менял порядок соло, вырезал чьи-то партии, добавлял, соединял одни пьесы с другими. Мне не нравится идея ездить с десятью композициями и играть их каждый раз одинаково — пусть даже предполагается, что они в итоге на каждом концерте звучат по-разному. Мне интереснее переделывать аранжировки для каждого вечера, и музыканты это ценят.

Paal Nilssen-Love Large Unit (photo © Petter Furuseth)
Paal Nilssen-Love Large Unit (photo © Petter Furuseth)

Участвует ли кто-нибудь из них в создании аранжировок?

— Иногда кто-нибудь из духовиков может подсказать какую-нибудь мелочь, но обычно мне вполне ясно, как всё должно звучать. Впрочем, у нас есть две-три пьесы, аранжировки которых мы создали вместе, демократическим путём.

Полагаю, в любом случае в ваших произведениях всегда есть пространство для чьей-нибудь импровизации?

— Конечно. Бывают, так сказать, традиционные соло под аккомпанемент ритм-секции, но есть и моменты, когда ансамбль как бы разбивается на три секции. Они могут играть то друг с другом, то поперёк друг друга. Есть моменты для совместной свободной импровизации. Но все они находятся внутри структуры, и всегда понятно, как устроено произведение и куда всё движется.

Какие именно три секции?

— У нас есть композиция «Rio Fun», которая длится 24 минуты. Три секции в ней — это две ритм-секции и группа, в которую входят гитара, электроника и саксофон. У каждой из этих секций есть своя ритмическая фигура, так что одновременно звучат три разных грува. Ещё у нас на первом альбоме есть номер «Culius», в котором есть четыре разных ритмических рисунка и два солиста, которые время от времени внедряются в эти рисунки. Иногда случайно получается сыграть одинаково, но чаще выходит по-разному. В каком-то смысле это звучит хаотично, но не вполне, потому что нам ясно, что происходит, и есть ритмические рисунки, которые выписаны заранее.

ВИДЕО: Paal Nilssen-Love Large Unit «Culius» (Live at Moers Festival 2014)

ДАЛЕЕ: продолжение интервью Пола Нильссена-Лав, ВИДЕО  Читать далее «Интервью «Джаз.Ру». Барабанщик Пол Нильссен-Лав: «Large Unit — не проект, это группа!»»

Норвежский барабанщик Пол Нильссен-Лав привозит в Москву оркестр Paal Nilssen-Love Large Unit

anons1 ноября в культурном центре «ДОМ» выступает фри-джазовый оркестр, который возглавляет норвежский барабанщик Пол Нильссен-Лав — Paal Nilssen-Love Large Unit (Норвегия-Швеция-Дания-Финляндия).

Paal Nilssen-Love Large Unit
Paal Nilssen-Love Large Unit (photo © Pater Gannushkin)

Состав: Юли Кьер (Julie Kjær) — альт-саксофон, Дания; Клаус Эллерхусен-Холм (Klaus Ellerhusen Holm) — саксофоны, Норвегия; Томас Йоханссон (Thomas Johansson) — труба, Норвегия; Матс Олеклинт (Mats Äleklint) — тромбон, Швеция; Пер-Оке Холмландер (Per Åke Holmlander) — туба, Швеция; Бёрре Мёлстад (Børre Mølstad) — туба, Норвегия; Кетиль Гутвик (Ketil Gutvik) — гитара, Норвегия; Томми Керанен (Tommi Keranen) — электроника, Финляндия; Кристиан Меос-Свендсен (Christian Meaas Svendsen) — контрабас, бас-гитара, Норвегия; Юн Руне Стрём (Jon Rune Strøm) — контрабас, бас-гитара, Норвегия; Пол Нильссен-Лав (Paal Nilssen-Love) — ударные, Норвегия; Андреас Вилдхаген (Andreas Wildhagen) — ударные, Норвегия; Кристиан Обермайер (Christian Obermayer) — звук, Норвегия

Композиция — Пол Нильссен-Лав.

Концерт проходит при поддержке Посольства Норвегии в России. Информационные партнеры — журнал «Джаз.Ру» и портал Звуки.ру.

На сцену КЦ «ДОМ» впервые в его истории выйдет большой фри-джазовый оркестр, целиком и полностью состоящий из скандинавских музыкантов, ─ либо уже имеющих «звёздный» статус, либо готовящихся его примерить. Наиболее востребованный сейчас на мировых площадках и фестивалях, привечающих новоджазовую музыку, коллектив Paal Nilssen-Love Large Unit был создан два года назад ведущим барабанщиком скандинавской сцены свободной импровизации.

ВИДЕО: Paal Nilssen-Love Large Unit
концерт в Cafe Oto, Лондон, 02.05.2015

ДАЛЕЕ: подробности о составе, его лидере и предстоящем концерте Paal Nilssen-Love Large Unit  Читать далее «Норвежский барабанщик Пол Нильссен-Лав привозит в Москву оркестр Paal Nilssen-Love Large Unit»

Трубач Томас Йоханссон: «Cortex — постоянный бит и общее чувство ритма»

РАНЕЕ В «ПОЛНОМ ДЖАЗЕ 2.0»: Отвязный норвежский джазовый квартет Cortex даст всего один концерт в Москве

Григорий Дурново,
обозреватель «Джаз.Ру»
Фото: Peter Gannushkin (DowntownMusic.Net)
GD

interviewКак мы уже сообщали, 27 маяв культурном центре «ДОМ» играет один из самых ярких коллективов молодой скандинавской джазовой сцены — квартет Cortex (Норвегия): Томас Йоханссон (Thomas Johansson) — труба, Кристоффер Берре Альбертс (Kristoffer Berre Alberts) — саксофоны, Ула Хёйер (Ola Høyer) — контрабас и Гар Нильссен (Gard Nilssen) — ударные, перкуссия. Концерт проходит при поддержке Посольства Норвегии в России, информационные партнеры — «Джаз.Ру» и портал Звуки.Ру.

Перед выступлением в Москве лидер Сortex трубач Томас Йоханссон дал интервью обозревателю «Джаз.Ру» Григорию Дурново.

Thomas Johansson
Thomas Johansson

Стояла ли за созданием Сortex какая-то идея, концепция — касающаяся стиля или ещё чего-либо? Или вы просто хотели поиграть с друзьями?

— Когда мне было 22 или 23 года, я купил запись Дона Черри «Complete Communion». Мне очень понравилась идея квартета из трубы, контрабаса, саксофона и ударных. Это был, наверно, главный толчок к тому, чтобы создать такой квартет самому. Я тогда жил вместе с барабанщиком (Гар Нильссен — Г.Д.), мы с детства дружим. С саксофонистом (Кристоффер Альбертс — Г.Д.) я к тому времени был знаком пару лет, а басиста (Ула Хёйер — Г.Д.) я тогда ещё не очень хорошо знал, но он жил в Тронхейме, когда я туда переехал. Так что начать играть с ними было вполне естественным шагом.

Значит ли это, что у этого ансамбля постоянный состав? Вы хотите играть эту музыку именно с этими людьми?

— В этой группе — да. У нас иногда бывали замены на концертах, когда кто-нибудь оказывался в другом месте. Но в остальном работает первоначальный состав.

Когда говорят о вашей музыке, вспоминают прежде всего Дона Черри и Орнетта Коулмана. Черри вы сами упомянули. Были ли квартеты Коулмана также источником вдохновения для вас?

— Да, конечно.

А какие ещё у вас были примеры, которыми вы вдохновлялись?

— Я слушал также Masada Джона Зорна, но в последнее время не так часто. А ещё квартеты Бобби Брэдфорда с Филипом Уилсоном, они тоже исповедуют свободный подход, но у Бобби Брэдфорда есть очень красивые мелодические линии.

Ваша идея и заключалась в соединении свободной энергии и мелодичности?

— Да, а также постоянный бит, общее чувство ритма, причём необязательно в соответствии с метром.

Thomas Johansson
Thomas Johansson (© Peter Gannushkin (DowntownMusic.Net)

Работаете ли вы сейчас над новой программой?

— Да. Я начал сочинять новые произведения после Рождества, у нас уже есть четыре или пять новых композиций. Надеюсь, к концерту в Москве их будет больше. Цель — исполнять только новую музыку. В марте у нас был концерт в Осло (исполнительский центр Nasjonal Jazzscene), и почти вся программа у нас состояла из новой музыки.

Вы планируете записать после этого выпустить новый альбом?

— Да, у нас хорошие отношения с компанией Clean Feed Records, так что естественно, чтобы мы выпускали альбом на этом лейбле. Но перед этим мы выпустим наш концертный альбом «Live!» на виниле, там будут добавлены версии двух номеров, будет новый сопроводительный текст. А потом, уже после лета, мы будем записывать новый альбом.

Как вам кажется, насколько актуальна музыка, которую играет Cortex — не казалась ли она слегка устаревшей, когда вы только начинали?

— Эта музыка была мне очень интересна, и другие музыканты её слушали. Она казалось новой и свежей, и мне хотелось передать суть звучания шестидесятых, звучание и ощущение акустических инструментов. Это была основная цель.

ДАЛЕЕ: продолжение интервью Томаса Йоханссона, ВИДЕО, контактная информация  Читать далее «Трубач Томас Йоханссон: «Cortex — постоянный бит и общее чувство ритма»»

Отвязный норвежский джазовый квартет Cortex даст всего один концерт в Москве

NEW: Трубач Томас Йоханссон: «Cortex — постоянный бит и общее чувство ритма»

anons27 мая в культурном центре «ДОМ» играет один из самых ярких коллективов молодой скандинавской джазовой сцены — квартет Cortex (Норвегия): Томас Йоханссон (Thomas Johansson) — труба, Кристоффер Берре Альбертс (Kristoffer Berre Alberts) — саксофоны, Ула Хёйер (Ola Høyer) — контрабас и Гар Нильссен (Gard Nilssen) — ударные, перкуссия. Концерт проходит при поддержке Посольства Норвегии в России, информационные партнеры — «Джаз.Ру» и портал Звуки.Ру.

Cortex на шоукейсе норвежского джаза в Бергене
Cortex на шоукейсе норвежского джаза в Бергене, май 2014 (фото: Кирилл Мошков, «Джаз.Ру»)

Лидер Cortex трубач Томас Йоханссон говорит, что основным источником вдохновения для него стал альбом его великого коллеги Дона Черри «Complete Communion» 1966 года — отчаянное и радостное соревнование трубы и саксофона при поддержке бодрой и отвязной ритм-секции. Cortex — квартет с таким же составом: помимо Йоханссона, в ансамбле играют саксофонист Кристоффер Берре Альбертс, контрабасист Ула Хёйер и барабанщик Гар Нильссен. Слушая Cortex, вспоминаешь, конечно же, и легендарные, прорывные записи квартета Орнетта Коулмана (в котором тоже играл Черри). Йоханссон, рассказывая о тех, кто повлиял на него, упоминает также квартет Masada Джона Зорна, а также ансамбль Бобби Брэдфорда и Джона Картера.

Музыканты начали играть вместе в 2007 году в Тронхейме, будучи студентами ведущей норвежской джазовой школы — джазового отделения консерватории Тронхеймского университета. Первый альбом квартета, «Resection», поражающий зрелостью высказывания и изобретательностью мелодизма, вышел в 2011 году, за ним последовал искромётный «Göteborg» (в честь шведского города, в котором происходила запись), после чего группу приютил авторитетный португальский лейбл Clean Feed, специализирующийся на свободной импровизации. На Clean Feed ансамбль в 2014 г. выпустил концертный альбом «Live!». В настоящее время квартет постепенно накапливает материал для нового альбома, над которым музыканты планируют начать работать осенью этого года. В Москве обещано показать только новые произведения. Основной композитор Cortex — трубач Йоханссон, однако остальные музыканты, включая самого известного и востребованного барабанщика нынешней норвежской сцены Гара Нильссена, активно участвуют в создании аранжировок.

Йоханссон, помимо Cortex, работает еще в нескольких ярких проектах, среди которых оркестр Large Unit барабанщика Пола Нильссена-Лава и его трио, а также квинтеты All Included с участием шведских саксофониста Мартина Кюхена и тромбониста Матса Элеклинта — и Friends & Neighbors, привносящий фри-джаз в традиционное бибоповое звучание.

Саксофонист Кристоффер Берре Альбертс играет с электронщиком Лассе Мархаугом и в неистовом трио SAKA. Вместе с Йоханссоном он в настоящее время, несмотря на большой опыт работы, проходит обучение в Королевской музыкальной академии в Осло для получения магистерской степени в области исполнительства.

ДАЛЕЕ: ВИДЕО, контактная информация, подкаст о Cortex  Читать далее «Отвязный норвежский джазовый квартет Cortex даст всего один концерт в Москве»