Интервью «Джаз.Ру». Сибирский пианист Роман Столяр: «Композиция, импровизация и педагогика»

Анна Филипьева,
редактор «Джаз.Ру»
Фото: архив редакции
AF

Как мы уже сообщали, 7 декабря в Новосибирске отмечает своё 50-летие теоретик и практик свободной импровизации, пианист, композитор, педагог и один из авторов журнала «Джаз.Ру» — Роман Столяр. Юбилей он встречает в родном городе сольным концертом. Однако собственно юбилей, 50-й день рождения, у него сегодня — 6 декабря. В связи с этим «Джаз.Ру» публикует интервью с музыкантом, чьи теоретические построения и практические работы в музыке уже много лет, на нашей памяти — как минимум с первых выступлений в Москве на отмечавшихся в начале 2000-х днях рождения «Джаз.Ру» — вызывают у разных слоёв слушателей и читателей самый широкий спектр эмоций: от полного отторжения до однозначного приятия. Если судить по нажатиям кнопок «понравилось» и «не понравилось» на нашем канале в YouTube, приятие и отторжение в адрес музыки Столяра соотносятся примерно как 10/3. Понимая, что музыка, создатель которой декларативно порывает с мэйнстримом и настойчиво стремится работать исключительно в авангардной эстетике, не может не вызывать споров и полярно противоположных мнений, «Джаз.Ру» с удовольствием поздравляет своего постоянного автора с 50-летием и даёт слово ему самому: полвека — подходящий повод для подведения неких промежуточных итогов.

Роман Столяр
Роман Столяр

С какого времени ты начал заниматься музыкой?

— На самом деле это случилось не вдруг, хотя и спонтанно. Когда мне было четыре годика, мы с папой проходили мимо музыкальной школы, и он предложил мне зайти прослушаться. Мол, проходим мимо — почему бы не зайти? Меня прослушали, сказали, что у меня хороший слух, и что меня берут в музыкальную школу. Это было для всех полной неожиданностью, для меня в том числе. Сначала меня хотели взять на скрипку. Я сейчас плохо помню то время, но мама всем рассказывает, что я закатил страшную истерику, и сказал, что на скрипке не буду учиться ни за что. В результате пришлось покупать фортепиано, к нему душа лежала. А дальше начался мучительный процесс обучения мальчика, который, естественно, хотел не учиться, а пойти во двор, полазить по чердакам и всяким стройкам… В общем, насильственный процесс продолжался до моих двенадцати лет, и, окончив музыкальную школу, я сказал родителям, что пианино пора продавать, хватит уже мучить ребёнка. И где-то лет семь я не играл. То есть иногда я садился и поигрывал что-то там такое для себя, подбирал на слух, но в общем-то не рассчитывал на то, что я буду серьёзно заниматься музыкой. В результате, окончив общеобразовательную школу, я поступил в Новосибирский Электротехнический институт на редкостную и в то время очень престижную специальность под названием «инженерная электрофизика». Суть её сводится к обслуживанию ускорителей заряженных частиц. Но до поступления я начал интересоваться рок-музыкой, причём, скажем так, не очень традиционной — прог-роком. Слушал много, постепенно начал интересоваться и традиционной музыкой — джазовой и не очень. Интерес мой возрастал. Уже будучи студентом вуза, я стал пытаться играть более осмысленно и в один прекрасный момент понял, что занимаюсь в жизни чем-то не тем. Совершенно не тем!

И тут одновременно произошли два события. Во-первых, я познакомился с Игорем Дмитриевым — нашим замечательным мэйнстримовым пианистом, который тогда жил в Новосибирске, а потом переехал в Горно-Алтайск. Тогда он преподавал в музыкальном колледже и в заведении, которое называлось «Специальная музыкальная школа для взрослых». Туда приходили обучаться люди в возрасте — все, кому не лень — и я пошёл к нему как учащийся вот этой вот специальной музыкальной школы. А параллельно с этим произошло событие, которое окончательно меня отвратило от того, чем я занимался в стенах вуза — мы попали на практику в Институт ядерной физики, и я совершенно чётко понял, что этим я заниматься не хочу. То есть пока была теория и можно было сколько угодно фантазировать на тему «Что такое моя профессия и каким специалистом я буду в дальнейшем», всё было хорошо. Но как только я увидел на практике, чем реально занимаются выпускники нашего отделения, я понял, что это совершенно не моё.
ДАЛЕЕ: продолжение интервью Романа Столяра  Читать далее «Интервью «Джаз.Ру». Сибирский пианист Роман Столяр: «Композиция, импровизация и педагогика»»

«Полукруглое соло»: юбилейный концерт пианиста Романа Столяра в Новосибирске

7 декабря в Новосибирске отмечает своё 50-летие теоретик и практик свободной импровизации, пианист, композитор, педагог и один из авторов журнала «Джаз.Ру» — Роман Столяр. Юбилей он встретит в родном городе сольным концертом. Программа, озаглавленная «Полукруглое соло», анонсирована следующим образом:

Пригоршня клавиш, щедро сдобренная нервными флейтовыми пассажами и приукрашенная электроникой — рецепт блюда, которое преподнесет этот вечер каждому пришедшему. Пропорции, как всегда, непредсказуемы, может получиться что угодно. Тем оно и ценно.

Роман Столяр
Роман Столяр
Новосибирский композитор и пианист Роман Столяр хорошо известен далеко за пределами Сибири. Выпускник теоретико-композиторского факультета Новосибирской государственной консерватории им. М.И. Глинки, он участвовал в посвящённых джазовой и импровизационной музыке фестивалях и конференциях более чем в двадцати странах мира, включая США, Японию, Китай и страны Европы, вёл семинары и мастер-классы по коллективной импровизации в учебных заведениях России, Швейцарии, Франции, Италии и Америки, на независимых площадках Германии и Австрии. В списке имён музыкантов, с которыми сотрудничал Роман Столяр — известные импровизаторы: Уильям Паркер, Доминик Дюваль, Оливер Лэйк, Винни Голиа, Томас Бакнер, Миа Забелка, Сьюзан Аллен, Ассиф Цахар и многие другие. Его книга «Современная импровизация, практический курс для фортепиано» стала первым учебным пособием по свободной импровизации, написанным российским автором. Роман Столяр — член Союза композиторов России, почетный член Международного общества импровизационной музыки. Свободная импровизация — не единственное занятие музыканта: на протяжении многих лет Столяр преподавал историю стилей на эстрадно-джазовом отделении Новосибирского музыкального колледжа им. А.Ф. Мурова (эта работа была суммирована им в вышедшей в 2015 г. книге «Джаз. Введение в стилистику»), а в Новосибирском академическом молодёжном театре «Глобус» он уже два десятилетия работает заведующим музыкальной частью. Кроме того, он много пишет о музыке. «Джаз.Ру» как в онлайн-версии, так и в печатном издании публиковал эссе Романа, посвящённые практике свободной импровизации, а также его репортажи с различных форумов импровизационной музыки по всему миру (см., например, «Сибирский опыт. Как мы делали оркестр импровизаторов в Шанхае»). 7 декабря, 20:00, Новосибирск, арт-кафе «Агарта» (проспект Маркса, 53 ). Ссылки на событие в соцсетях: ФБ, ВК.

Книга «Современная импровизация. Практический курс для фортепиано», автор Роман Столяр - купить на OZON.ru с быстрой доставкой | 978-5-8114-1077-4 Книга «Современная импровизация. Практический курс для фортепиано», автор Роман Столяр — купить на OZON.ru с быстрой доставкой
«Джаз. Введение в стилистику». Учебное пособие. Роман Столяр | Купить в интернет-магазине OZON.ru с быстрой доставкой Учебное пособие «Джаз. Введение в стилистику». Роман Столяр | Купить в интернет-магазине OZON.ru с быстрой доставкой

Германско-российское новоджазовое трио Inside Out выступит в трёх городах России

anons26-29 апреля в Уфе, Екатеринбурге и Санкт-Петербурге пройдут выступления новоджазового трио Inside Out (Германия — Россия), в составе которого выступают Михаэла (Misha) Штайнхауэр — вокал, Германия; Алексей Круглов — саксофоны, Москва; Роман Столяр — фортепиано, Новосибирск.

Алексей Круглов, Михаэла Штайнхауэр, Роман Столяр
Алексей Круглов, Михаэла Штайнхауэр, Роман Столяр

Участники трио о своём коллективе:

COVERТрио Inside Out — союз трёх непохожих друг на друга музыкантов, объединённых общей идеей творческого переосмысления джазовой традиции. Впервые трио собралось в 2012 году в рамках проекта «Dialogues in the Dark», в котором музыканты импровизировали в необычных условиях — в полной темноте. Эта программа вошла в альбом «Разговоры около полуночи» (по ссылке можно послушать часть музыки с альбома. — Ред.), выпущенный в прошлом году московским лейблом Fancy Music. Основу репертуара трио составляют оригинальные версии джазовых стандартов и авторские композиции, написанные Михаэлой Штайнхауэр; это музыка, исполненная человечности, глубины и тонкости, и в то же время понятная и доступная всем, кто умеет слушать и слышать.

Михаэла (Misha) Штайнхауэр — немецкая вокалистка, композитор и аранжировщик, выпускница нью-йоркского колледжа Куинс. Её микрофон может быть сейчас в Америке, где эта остроумная и энергичная джазовая певица недавно записала свой шестой альбом, или в Москве, где она часто бывает, или в её родной Германии, где она начала петь задолго до того, как научилась ходить. Она использует богатые возможности своего голоса для преодоления музыкальных ограничений. Её авторские оригинальные композиции, переложения широко известной джазовой классики, популярных песен и даже церковных гимнов, вдохновленных её протестантскими религиозными взглядами, помогают ей создавать собственное уникальное джазовое звучание. Нью-йоркский вокалист Джей Ди Уолтер говорил о ней:

— Михаэла Штайнхауэр, чей послушный голос — словно глоток свежего воздуха, не только певица, на которую обращаешь внимание, но и аранжировщик с особым видением, который привносит духовность родной Германии, изысканно и безупречно соединяет её с джазом, что по-настоящему показывает универсальность этой формы американского искусства.

Новосибирский композитор и пианист Роман Столяр хорошо известен далеко за пределами Сибири. Его интересы простираются от современной композиции до спонтанной музыкальной импровизации. Он участвовал в фестивалях и конференциях, посвящённых джазовой и импровизационной музыке в двадцати странах мира, включая США, Японию и страны Европы, вёл семинары и мастер-классы по коллективной импровизации в учебных заведениях России, Швейцарии, Франции, Италии и Америки, на независимых площадках Германии и Австрии. В списке имён музыкантов, с которыми сотрудничал Роман Столяр — известные импровизаторы, среди которых Уильям Паркер, Доминик Дюваль, Оливер Лэйк, Винни Голиа, Томас Бакнер, Сьюзен Аллен, Ассиф Цахар, Сергей Летов, Владимир Чекасин и многие другие. Его книга «Современная импровизация, практический курс для фортепиано» стала первым учебным пособием по свободной импровизации, написанным российским автором. Он также является основателем Шанхайского импровизационного оркестра — первого в Китае большого ансамбля, способного создавать музыку в живом времени, не прибегая к услугам композитора или дирижёра. Роман Столяр — член Союза композиторов России и Международной ассоциации джазовых школ, почётный член Международного общества импровизационной музыки.

ДАЛЕЕ: продолжение рассказа об участниках трио, РАСПИСАНИЕ ГАСТРОЛЕЙ  Читать далее «Германско-российское новоджазовое трио Inside Out выступит в трёх городах России»

Free Scriabin: Музей Скрябина в Москве представит двойной концерт свободной импровизации

anons28 октября Музей Скрябина в Москве представит двойной концерт, оба отделения которого построены на объединении разных творческих фигур в условиях свободного музицирования. Первая часть концерта — фортепианный дуэт, в который входят пианисты Роман Столяр и Фёдор Амиров. В рамках современной российской импровизационной сцены дуэт исполнителей на рояле — большая редкость. Оба этих пианиста-импровизатора не играли ранее вместе, но проявили творческий потенциал в различных проектах на протяжении многих лет. Их музыкальный диалог призван сопоставить индивидуальные особенности их исполнительского стиля и их подходы к спонтанному музицированию.
Роман Столяр — композитор и пианист-импровизатор из Новосибирска, выступавший с концертами в двадцати странах мира, включая США, Японию и страны Западной Европы. Сотрудничал с рядом известных импровизаторов, среди которых Доминик Дюваль, Уильям Паркер, Оливер Лэйк, Ассиф Цахар, Винни Голиа, Влад Макаров, Сергей Летов, Владимир Чекасин и другие. Активный пропагандист импровизационной музыки, вёл мастер-классы по современной импровизации в Мичиганском университете, Калифорнийском институте искусств, Новой школе классической музыки в Нью-Йорке, Школе музыки Шато-д’Э в Швейцарии, Консерватории Версаля, Консерватории Фрескобальди в Ферраре (Италия), работал над созданием первого оркестра импровизационной музыки в Шанхае (КНР) — см. отчёт в «Полном Джазе 2.0», автор первого российского учебника по свободной импровизации.
Фёдор Амиров занимается разной музыкой: от академического фортепиано до свободной импровизации, рок-концертов и мультимедийных перформансов. Это оригинальный художник и мыслитель, значительное место в репертуаре которого отводится произведениям композиторов ХХ века и современных авторов.

NACHISTO
NACHISTO

Во второй части концерта состоится выступление большого импровизационного состава, который будет сформирован путём объединения двух ансамблей: NACHISTO и Prognosis Project. В созданный таким образом секстет входят: Роман Столяр — рояль, Алексей Наджаров — электроника, Алексей Чичилин — гитара, Фёдор Амиров — рояль, Антон Пономарёв — саксофон и Юрий Посыпанов — перкуссия.
ДАЛЕЕ: продолжение подробностей об артистах, видео, аудио, контактные координаты  Читать далее «Free Scriabin: Музей Скрябина в Москве представит двойной концерт свободной импровизации»

Сибирский опыт. Как мы делали оркестр импровизаторов в Шанхае

Роман Столяр,
Новосибирск
RS

infraИстория эта началась ранним мартовским утром 2015 года, когда я у себя дома в Новосибирске получил электронное письмо от швейцарской компании Swatch. В письме говорилось, что моя заявка на пребывание в арт-резиденции в Шанхае одобрена, и меня с удовольствием готовы принять в самом густонаселённом городе мира в апреле 2016 года. Срок резиденции — три месяца, место пребывания — роскошный Swatch Art Peace Hotel, расположенный в самом что ни на есть туристском районе Бунд. Цель пребывания — создание в Шанхае импровизирующего оркестра, объединяющего музыкантов с самым различным бэкграундом. Метод работы — серия импровизационных практикумов, посредством которых должен быть выработан общий для всех участников оркестра музыкальный язык и наладиться контакт такого рода, что коллектив смог бы полноценно выступать, не прибегая к услугам композитора или дирижёра, создавая музыку в реальном времени.

Год казался достаточным временем на подготовку приезда, но я начал действовать тут же. Поначалу попытался установить связи с музыкальной общественностью Шанхая по официальным каналам: нашёл веб-сайты Шанхайской консерватории и джазовой школы — но ни на электронные, ни на бумажные письма не получил ответа. Помогла, как часто бывает, западная заграница, точнее — неожиданно найденное в сети эссе американского пианиста и музыковеда Тобина Чодоса (Tobin Chodos) о музыкальной сцене Китая. Не будучи знакомым с Тобином лично, рискнул написать ему письмо — и не ошибся: ответ с важными контактами пришёл спустя два часа после отправки моего запроса. Началась длительная и, как казалось, продуктивная переписка с шанхайскими музыкантами. Сразу стали очевидными две вещи: первая — проект мой интересен, шанс собрать людей есть. Второе — довольно быстро решилась проблема помещения для сборов: местная джазовая школа JZ School, посчитав заявленный проект хорошим дополнением к традиционной образовательной программе, предоставила для встреч оркестра прекрасный концертный зал в недавно открывшемся новом корпусе.

Шанхай. Вид на район небоскрёбов Пудон
Шанхай. Вид на район небоскрёбов Пудон

Год пролетел незаметно — и вот я в Шанхае. На календаре — 2 апреля, на улице — безумный ливень и неизменная толпа, обступившая набережную Вайтань, из окна сквозь туман проступают величественные небоскрёбы Пудона. Шанхай — удивительная смесь Запада и Востока: идёшь по пешеходной зоне Восточно-Нанкинской улицы по направлению к Народной площади — и кажется, что ты на Таймс-Сквер в Нью-Йорке, ибо небоскрёбы, иллюминация и разноязыкая речь точно такие же; стоит же только свернуть за угол и пройти метров двести — и ты уже в тихой китайской провинции со всеми её лавочками, запахами уличной еды и не очень чистым потрескавшимся асфальтом. Музыки здесь — на любой вкус: в Mao Live House — хард-рок и этника, в Cotton Club — ритм-энд-блюз и регги, в Le Petite Fontaine — вечеринки в стиле 1920-х годов с французским шансоном, в Shelter — хип-хоп и электроника… И, безусловно, джаз — причём высочайшего уровня; для него тут множество мест: Heyday, The Pearl, Wooden Box, до недавнего времени JZ Club — самый знаменитый клуб, сейчас находящийся в стадии переезда…

Вот только новой импровизационной музыки в Шанхае не оказалось. Точнее, почти не оказалось: несколько музыкантов в разное время пытались играть такую музыку, но как-то не прижилось — уж больно сильна в этом городе ориентация на коммерческий успех, и тут уж явно не до экспериментов, особенно когда дело касается экспериментов на публике. К тому же практически все местные музыканты безумно заняты в массе проектов — видимо, немудрено: в городе с населением в 24 000 000 человек (двадцать четыре миллиона!) оказалось не настолько много музыкантов, как того требуют многочисленные клубы, бары и и шоу на открытом воздухе. Причём существенная часть музыкантов — приезжие со всего мира; так, среди джазменов (большинство из которых играют не только джаз, но и чуть ли не любую музыку — в Шанхае нельзя иначе) замечены испанцы и немцы, чехи и австралийцы, израильтяне и русские… И, безусловно, американцы.

Alec Haavik
Alec Haavik

Алек Хаавик (Alec Haavik) — один из них, самый заметный из шанхайского джазового сообщества, и не только благодаря своему росту (никак не ниже 195 см) и экстравагантной манере одеваться в безумные яркие костюмы, которые ему шьют на заказ. Алек — один из настоящих двигателей джазовой сцены Шанхая: переехав сюда из Нью-Йорка одиннадцать лет назад, он развил здесь настолько бурную деятельность, что мало кто из местных музыкантов может похвастаться такой степенью занятости. Хаавик играет в доброй половине всех шанхайских джазовых коллективов, преподаёт игру на саксофоне, да к тому же руководит собственным биг-бэндом, исполняющим не только вечнозелёную джазовую классику, но и оригинальный репертуар. Алек первым из местных музыкантов откликнулся на моё письмо — и сразу же стал фактически со-организатором проекта, взяв на себя почти все функции по переговорам с администрацией JZ School и привлечению музыкантов. Интерес Хаавика, впрочем, был понятен: ещё в Штатах он тесно контактировал с Энтони Брэкстоном, изучал его методику структурной импровизации, а после переезда в Шанхай стал одним из немногих музыкантов, пытавшихся продвигать фри-джаз и фри-импров. Вместе с ним этим же занимался и итальянский пианист Габриэле Мейрано (Gabriele Meirano), чья музыка выпускалась на нью-йоркском авангардном лейбле 577; вместе с Алеком и барабанщиком Фэн Хао он в своё время создал импров-трио Blue Koi, которое, просуществовав три года, исчезло с шанхайской сцены из-за низкого спроса. Ещё один интереснейший музыкант — нойз-гитарист Май Май (Mai Mai), поклонник Кита Роу и Дерека Бейли — также не радует город частыми выступлениями: творческому музыканту нужна соответствующая среда, а с ней, как уже говорилось, в Шанхае почти никак. А вот македонскому аккордеонисту и композитору Йордану Костову (Yordan Kostov) удалось найти некий компромисс, неплохо работающий на шанхайской сцене: его музыка — смесь авторского материала, балканского фольклора и свободной коллективной импровизации. Три года назад Йордан, как и я, получил арт-резиденцию от Swatch, а после её окончания остался в Шанхае — и, кажется, весьма здесь востребован.

ДАЛЕЕ: продолжение рассказа о создании первого в Китайской Народной Республике импровизирующего оркестра…  Читать далее «Сибирский опыт. Как мы делали оркестр импровизаторов в Шанхае»