Вячеслав Ганелин: «Сказано… (Postludium)». Прямая речь: почему Трио больше никогда не будет

letterОт редакции: «Джаз.Ру» не привыкать к публикации полемических материалов, которые вызывают не только поток комментариев в самом материале, но и выход ответных текстов, в которых другие авторы возражают, спорят, аргументируют…

В данном случае российский джазовый журнал тоже, как обычно, выступает в роли открытой трибуны. Если те, кому адресует своё полемическое выступление живущий последние 30 лет в Израиле ветеран советского джазового авангарда Вячеслав Ганелин, захотят ответить — «Джаз.Ру» готов и им предоставить площадку для ответной публикации.

Редакционных же комментариев к этому тексту не будет. Редакция предпочитает просто предоставить слово музыканту, чтобы он изложил свои воззрения, свою позицию.


Вячеслав Ганелин VG

Откровенно говоря, мне очень жаль, что приходиться затрагивать тему, которая, как мне кажется, должна была быть проанализирована критиками. Они так часто писали о нас с открытым сердцем, но, к сожалению, с закрытыми глазами… Вот я и решил больше не откладывать в долгий ящик быстро уходящего времени тему, в которой протекает моя жизнь и моё творчество…

Вячеслав Ганелин (Санкт-Петербург, 2012, фото © «Джаз.Ру»)
Вячеслав Ганелин (Санкт-Петербург, 2012, фото © «Джаз.Ру»)

Приехав в Вильнюс за день до церемонии вручения мне и моим бывшим коллегам национальной премии (см. публикацию «Джаз.Ру» от 20 декабря 2016: «Вячеслав Ганелин, Владимир Тарасов и Владимир Чекасин получили Национальную премию Литвы» — Ред.), я вдруг обнаружил огромное количество напечатанных в разных СМИ Литвы интервью Владимира Тарасова, содержание которых заставило меня сесть за эту статью с желанием подробно напомнить и разъяснить всё, что связанно с организацией музыкальных композиций и названием ансамбля The Ganelin Trio (1972-1987), в котором играли Владимир Чекасин (саксофоны) и Владимир Тарасов (ударные инструменты).

Я слишком долго молчал, наблюдая, как бывшие коллеги постепенно искажали и затушёвывали мою роль в этом трио.

Интересная история приключилась с аббревиатурой трёх начальных букв фамилий участников «Трио Вячеслава Ганелина» — ГТЧ.

Статьи ленинградского джазового критика Ефима Барбана (выходили в советском самиздатовском журнале «Квадрат» в 1970-80-е гг.; с 1984 Барбан живёт в Великобритании. — Ред.) отличались глубиной анализа, но нередко были довольно вычурными. Так, в поисках звучного оригинального названия для ансамбля его любимцев, он окрестил его в своих статьях «Трио ГТЧ», и этим уровнял роли музыкантов, подстригая под одну гребёнку.

Он также не проверил, как и в каком порядке в музыкальном мире пишется распределение инструменталистов. Думаю, ему понравилось само звучание ГТЧ, хотя по правилам, если и оставить лидера группы на первом месте, то должно быть ГЧТ(!), но это как-то не звучно… Самое главное — влюбившись в свою идею, он не слышал мои возражения и настойчиво продолжал употреблять аббревиатуру ГТЧ в своих статьях.

Жаль, что он, имея все наши пластинки фирмы «Мелодия», не обратил внимания на лицевую сторону конверта, на которой было написано всё по правилам — «Ганелин, Чекасин, Тарасов».

Дальше всё покатилось под гору…

Владимир Чекасин, Владимир Тарасов, Вячеслав Ганелин, середина 1970-х (фото © Григорий Талас)
Владимир Чекасин, Владимир Тарасов, Вячеслав Ганелин, середина 1970-х (фото © Григорий Талас)

Из уважения к Барбану я, как видно, не слишком громко выражал свой протест, и мой голос не был услышан в хоре радостных критиков, желающих быть поближе к мэтру.

Но уравниловки в искусстве — НЕТ!

Это может быть только в оркестрах, где высшей оценкой исполнения является исполнение групп максимально на одном дыхании.

Уравняв нас, Барбан уравнял все индивидуальные творческие идеи и композиции, а это также повлияло на психологию коллег, у которых это выражалось в нарушении сольной игры в структуре концерта. Особенно ярко это проявилось в некоторых выступлениях на гастролях по США (1986. — Ред.). Хорошо, что это свободный джаз: всегда можно выйти из положения.

А дальше — больше…
ДАЛЕЕ: продолжение полемического выступления Вячеслава Ганелина  Читать далее «Вячеслав Ганелин: «Сказано… (Postludium)». Прямая речь: почему Трио больше никогда не будет»

«Джаз.Ру», избранное. Юрий Маркин: «Играть джаз мне было интересно, потому что это живая музыка»

Александр Эйдельман
Фото: архив «Джаз.Ру»
AE

interview21 февраля 2017 исполняется 75 лет Юрию Маркину. Этот текст — большое биографическое интервью артиста — до сих пор был доступен только читателям бумажной версии «Джаз.Ру»: он выходил у нас к 70-летию Юрия Ивановича, в №40 (№1-2012). Сегодня мы с удовольствием делаем его доступным нашим сетевым читателям.
СМ. ТАКЖЕ: К 75-летию композитора Юрия Маркина «Круглый Бенд» представит альбом его биг-бэндовых крупных форм


Биографическая справка

Юрий Маркин
Юрий Маркин (фото © Павел Корбут)

Композитор, контрабасист, пианист, аранжировщик, педагог Юрий Маркин родился 21 февраля 1942 года в Астрахани. В музыкальной школе овладел фортепиано, в училище — контрабасом, в консерватории учился композиции у Родиона Щедрина. На профессиональной джазовой сцене дебютировал 20-летним в ансамбле Хабаровской филармонии под руководством тенориста Станислава Григорьева. В 1967-м играл в легендарном «КМ-квинтете» в кафе «Молодёжное» у пианиста Вадима Сакуна, в 1968-69 был контрабасистом квартета двух саксофонистов, Алексея Козлова — Александра Пищикова, недолго участвовал в трио Германа Лукьянова. В 70-е работал в Москонцерте в джаз-оркестре Александра Горбатых в качестве пианиста, басиста и аранжировщика, был пианистом и аранжировщиком в Государственном эстрадном оркестре п/у Леонида Утёсова. Когда в системе официального музыкального образования появились джазовые программы, начал преподавать (III областное училище в Электростали, затем училище им. Гнесиных). Играл джаз-рок в собственном ансамбле «Шаги Времени» (1978-79), затем руководил биг-бэндом при ДК «Медик», создавал собственные ансамбли, в которых участвовали саксофонисты Сергей Гурбелошвили, Вячеслав Преображенский, басист Алекс Ростоцкий и другие, и, в свою очередь, участвовал в ансамблях пианиста Владимира Данилина и трубача Андрея Товмасяна (как контрабасист).

Квартет Юрия Маркина, 1996: Дмитрий Власенко, Юрий Маркин, Анатолий Соболев, Сергей Резанцев
Квартет Юрия Маркина, 1996: Дмитрий Власенко, Юрий Маркин, Анатолий Соболев, Сергей Резанцев

В 1990-х для Маркина началась эпоха джазовых обработок классики: для оркестра Анатолия Кролла он написал целую программу «Русская классика в джазовой обработке», а в своём квартете с коллегами — педагогами училища им. Гнесиных (Сергей Рязанцев — альт-саксофон, Анатолий Соболев — контрабас, Аркадий Баклагин — ударные) играл свои обработки классики на различных сценах, в том числе в 1996 г. — в серии концертов в прямом эфире радиостанции «РаКурс», которые в цикле «Московский свинг» проводил журналист Константин Волков (в коллекционной серии Александра Эйдельмана вышло три CD: «Времена года» П.И.Чайковского, записанный в радиостудии «Князь Игорь» А.П.Бородина и «Кармен» Ж.Бизе).

Обложка альбома с музыкой на темы Александра Бородина, 2002 (запись 1996)
Обложка альбома с музыкой на темы Александра Бородина, 2002 (запись 1996)

Его композиторское творчество многообразно: он писал и продолжает писать и симфоническую, и джазовую музыку. Такое раздвоение творческой личности определено внутренним миром и эстетическими предпочтениями Юрия Маркина. Без сомнения, этому способствовали теоретические знания, полученные им в консерватории, и практическая исполнительская деятельность в джазовых ансамблях. Взаимопроникновение этих направлений обогатило творчество Юрия Маркина, придав ему черты новой музыкальной образности. За годы творческой деятельности Юрий Иванович написал 12 симфоний для большого симфонического оркестра и восемь джазовых симфоний для биг-бэнда, симфонические и джазовые концерты для фортепиано и других инструментов, вокальные циклы, оратории, музыка к спектаклям и телевизионным постановкам. Особое место в творчестве Маркина занимают джазовые музыкально-драматические произведения — двенадцать джазовых опер и три балета.

Я тайный симфонист и автор двенадцати полнометражных симфоний. Меня всегда притягивала симфоническая форма. В ней, в отличие от джаза, всегда есть главная и вспомогательная тема, между которыми постоянно происходят взаимодействие, драматургические коллизии, конфликты.

Кроме того, он хорошо известен в мире российского джазового образования как преподаватель аранжировки и гармонии, автор нотных сборников и учебных пособий.

Хочу начать с поздравления. Более уместного начала для интервью, связанного с юбилеем, просто не может быть. Юрий Иванович, искренно, от всей души поздравляю с юбилеем, мои самые лучшие пожелания: здоровья, успехов, удачи!
Я хотел бы пока опустить вопросы, связанные с прошлым. Меня больше интересует настоящее. Чем ты занимаешься сейчас? Что тебя больше всего увлекает из твоих многочисленных творческих замыслов и направлений деятельности?

— В последние годы я больше занимаюсь симфонической музыкой. Именно сейчас пишу серенаду для струнного оркестра, взялся за концерт для трубы и симфонического оркестра.

«В стол», или есть планы?

— Есть, его исполнит выдающийся трубач Сергей Накоряков, проживающий и работающий во Франции.

Ты работал с ним раньше?

— Да. В прошлом году я написал фантазию на тему оперы «Порги и Бесс» для трубы и валторны. Она была исполнена Нижегородским симфоническим оркестром с солистами Сергеем Накоряковым и Аркадием Шилклопером.

А над чем ты работаешь в джазовом направлении?

— Сейчас я сделал стоп-тайм. Сделано много, надо осмотреться, передохнуть и понять, как дальше строить мост — вдоль или поперёк реки. К тому же просто физически не хватает времени, надо ухаживать за собачкой, кошкой, попугаем, да и за самим собой.

Если бы готовилось к изданию собрание музыкальных произведений Юрия Маркина, что бы ты туда включил? Я имею в виду музыку всех направлений, которая написана тобой.

— Написано много. Вот в этом шкафу, на дверце которого написано «Сочинения», лежит всё мое музыкальное творчество. Хотя нет, не всё. Немало произведений, переданных на рассмотрение, так ко мне и не вернулись.

Как? А копии? Ты что, отдавал оригиналы?

— Да. К, сожалению, делать копии мне не под силу и не по деньгам. Приходилось рисковать, надеясь на удачу. Иногда не везло, и рукописи уходили. Ладно, если написанная музыка исполнялась бы. Нет… Ни музыки, ни рукописей.

Обидно.

— Я к этому давно привык. Потом, я всегда считал свою задачу выполненной, написав произведение. Не буду кривить душой, я всегда жажду исполнения, но постепенно привык к формальным ответам, отговоркам или просто молчанию (что, кстати, хуже всего). Сейчас меня это не так ранит. Наверное, я уже вступил в совершеннозимний возраст, когда ко всему относишься по-философски.
ДАЛЕЕ: продолжение большого интервью Юрия Маркина  Читать далее ««Джаз.Ру», избранное. Юрий Маркин: «Играть джаз мне было интересно, потому что это живая музыка»»

Легенда советского джаза гитарист Николай Громин (1938-2017)

Константин Волков KW

inmemoriam17 февраля 2017 в Копенгагене скончался легендарный гитарист советского джаза Николай Громин. Ему было 78 лет. Музыкант жил в столице Дании с начала 1980-х гг., переехав в североевропейскую страну в связи с созданием семьи с подданной Датского королевства.

Николай Громин на фестивале «Джаз в саду Эрмитаж» в августе 2004 г. (фото © Кирилл Мошков, «Джаз.Ру»)
Николай Громин на фестивале «Джаз в саду Эрмитаж» в августе 2004 г. (фото © Кирилл Мошков, «Джаз.Ру»)

Николай Громин (Нестеров) родился в Москве 1 октября 1938 г. Его образование и основная работа долго не были связаны с музыкой: в 1963 он окончил Институт народного хозяйства (ныне РЭУ им. Плеханова), впоследствии дорос до учёной степени кандидата экономических наук. Тем не менее джаз был важнейшей частью его жизни: Громин принадлежал к поколению джазменов, выдвинувшихся на первые роли в советском джазе в начале 60-х. Ещё в институтской самодеятельности он одним из первых в Москве играл современный джаз на электрогитаре, в 1961 г. с ансамблем пианиста Вадима Сакуна выступал на джаз-фестивале в Таллине. Осенью 1962 г. он был в составе первого советского «джазового десанта» на зарубежном джазовом фестивале — в Варшаве на Jazz Jamboree-62 в секстете Вадима Сакуна с участием молодых Алексея Козлова (ещё на баритон-саксофоне) и Андрея Товмасяна на трубе.
СЛУШАЕМ: секстет Вадима Сакуна на Jazz Jamboree-62 играет пьесу Алексея Козлова «Осенние размышления».
Соло: Николай Громин (гитара), Алексей Козлов (баритон-саксофон), Вадим Сакун (фортепиано).

Николай Громин выступал на эпохальных Московских фестивалях джаза 60-х, зафиксировавших творческий подъём послевоенного советского джазового поколения.

Квартет Николай Громина на сцене Московского джаз-фестиваля 1965 г. (фото © Михаил Кулль)
Квартет Николай Громина на сцене Московского джаз-фестиваля 1965 г. (фото © Михаил Кулль)

На пластинке «Джаз-65», записанной в студии уже после Московского джаз-фестиваля 1965 г., было три трека в исполнении квартета Николая Громина (Михаил Цуриченко — альт-саксофон, Алексей Исплатовский — контрабас, Владимир Журавский — ударные).
СЛУШАЕМ: квартет Николая Громина играет его авторскую пьесу «Коррида»

ДАЛЕЕ: продолжение биографии гитариста Николая Громина — дуэт с Алексеем Кузнецовым, альбомы на «Мелодии», переезд в Копенгаген и приезды в Москву  Читать далее «Легенда советского джаза гитарист Николай Громин (1938-2017)»

Творческий вечер джазового музыканта, композитора и педагога Юрия Маркина в честь его 75-летия

anons21 февраля в Московском Доме композиторов состоится творческий вечер известного российского джазмена, композитора, педагога, музыканта, члена Московского союза композиторов Юрия Маркина. Концерт приурочен к 75-летию артиста.

Юрий Маркин в 1960-е гг. был одним из ведущих контрабасистов московской джазовой сцены, играл в ансамбле «Кафе Молодёжное» пианиста Владимира Сакуна (1967) и в квартете Алексея Козлова — Александра Пищикова (1968-69), в 70-е гг. работал в Москонцерте в Джаз-оркестре п/у Александра Горбатых в качестве пианиста, басиста и аранжировщика, а параллельно — пианистом и аранжировщиком в Государственном эстрадном оркестре п/у Леонида Утесова (Росконцерт). С 1977 преподавал на эстрадном отделении III Областного музыкального училища (Электросталь Московской обл.). В 90-е сотрудничал с джаз-оркестром Анатолия Кролла и написал для него программу «Русская классика в джазовой обработке» (эти аранжировки впоследствии играл и биг-бэнд «Фонограф» п/у Сергея Жилина). В 90-е Маркин также создал квартет из педагогов музыкального училища им. Гнесиных (Сергей Рязанцев — альт-саксофон, Анатолий Соболев — контрабас, Аркадий Баклагин — ударные, Юрий Маркин — фортепиано, аранжировка).

Юрий Маркин (фото © Павел Корбут, 2003)
Юрий Маркин (фото © Павел Корбут, 2003)

Параллельно с началом своей джазовой карьеры Маркин учился в Московской консерватории как композитор. Юрий Иванович — ученик Родиона Щедрина, автор джазовых опер, один из немногих композиторов России, органически соединяющих в своих произведениях джаз и классику. В его музыке можно услышать влияние эпохи барокко, импрессионизма, традиционный и модальный джаз, отголоски музыки «третьего течения», а также идеи русских композиторов XIX века.

Творческий вечер Юрия Маркина призван охватить обе стороны его музыкальной деятельности и будет интересен ценителям как джазовой, так и академической музыки. Прозвучит музыка для струнного квартета и оркестра, пьесы для фортепиано, для органа, а также композиции для большого джазового оркестра.

В программе — музыка Маркина, которую будут играть Александр Хургин и струнный оркестр «Кантус Фирмус» (солистка — Елена Жукова, фортепиано), Владимир Круглов (фортепиано, голос), Алексей Круглов (саксофоны) и его оркестр «Круглый Бенд», Одиссей Богусевич (клавишные) и Павел Лукоянов (гусли звончатые), Валерий Киселев и Ансамбль классического джаза, «Академ-квартет»: Анна Яновская (скрипка), Екатерина Горелова (скрипка), Василий Данилец (альт), Михаил Лебедев (виолончель), а также Галина Можаева (рояль), Юрий Баловнев (ударные), Владимир Мосунов (контрабас), Надежда Востокова (орган) и другие.
Ведущий вечера — глава «Джаз Арт клуба» Александр Эйдельман.

Мероприятие в соцсетях: ФБ, ВК

21 февраля, 19:00: Московский Дом композиторов. Вход свободный! Брюсов пер, 8/2, строение 2 (м. Охотный Ряд или Пушкинская / Тверская / Чеховская), тел. +7(495)629-1365.
ВИДЕО: Юрий Маркин «Джазовая симфония №2», часть 1. Играет «Круглый Бенд» п/у Алексея Круглова, 2014




Джазовый подкаст №729: Europe Jazz Media Chart. Arsenal «Live in Tallinn ’74»

podcast729 выпуск джазового подкаста «Слушать Здесь» открывает 12-й год его выхода в виртуальный эфир!

ВНИМАНИЕ! Этот выпуск подкаста переехал на новый адрес!
Чтобы прослушать его, нажмите на  ссылку:
Джазовый подкаст №729: Europe Jazz Media Chart. Arsenal «Live in Tallinn ’74»

Тромбонист и композитор Александр Сухих (1945-2017)

inmemoriam6 января в Москве на 72 году жизни ушёл из жизни тромбонист, композитор, джазовый педагог Александр Сухих.
Гражданская панихида состоится 11 января в 9:30 в ритуальном зале Центральной клинической больницы (ул. Маршала Тимошенко, 25, м. Крылатское).

Музыкант родился в Александрове Владимирской обл. 6 июля 1945 г. В 1969 Александр Григорьевич окончил Казанскую консерваторию по классу тромбона. Его дебют на джазовой сцене произошёл в период обучения в Казани, а в 1968 г. Сухих переехал в Москву, работал в оркестре Эдди Рознера, играл с пианистом Борисом Рычковым, в том же году выступил на Московском джаз-фестивале с квинтетом пианиста Владимира Кулля.

Александр Сухих
Александр Сухих

В Москве началась и его педагогическая деятельность: в 1974-1976 гг. Сухих преподавал в Царицынском музыкальном училище, а с 1976 г. — в Училище им. Гнесиных, где он вёл джазовый тромбон, гармонию, инструментовку, ансамбль и учебные оркестры. В начале 80-х джазовые специальности появились и в программе высших учебных заведений. Одним из первых на вновь созданную в Музыкально-педагогическом институте им. Гнесиных (ныне Российская Академия музыки им. Гнесиных) был приглашен и Александр Григорьевич. Со студенческим биг-бэндом успешно выступал на нескольких фестивалях, участвовал как тромбонист в квинтете Валерия Кацнельсона, играл и в калужском биг-бэнде «Панорама» п/у трубача Владимира Василевского (1944-1988). В 1986 г. на фестивале в Москве Александр Сухих представил оркестр редкого состава — 17 тромбонистов! А два года спустя на фестивале JakJazz (Джакарта, Индонезия) он как солист-тромбонист выступал в составе ансамбля пианиста Игоря Бриля. Затем последовали поездки в Польшу и Австрию, где Александр Григорьевич преподавал джазовые дисциплины по программе обмена преподавателями, и выступление с международным биг-бэндом под управлением польского саксофониста Яна «Пташина» Врублевского.

Александр Сухих - бэндлидер. 1980-е гг.
Александр Сухих — бэндлидер. 1980-е гг.

В начале 90-х гг. Сухих руководил недолго просуществовавшим биг-бэндом «Москва». Когда для отечественного джаза наступил тяжёлый период экономического безвременья 1992-1994 гг., он несколько сезонов работал по контракту с оркестрами в Италии.

В новом столетии Александр Сухих писал много музыки и инструментовок, активно работал над созданием целого ряда учебных пособий для студентов джазовых учебных заведений, до последних дней жизни преподавал в Московском колледже импровизационной музыки и Государственном музыкальном училище эстрадного и джазового искусства («Ордынка»). Был отмечен званием заслуженного артиста России.

В последние дни жизни Александр Григорьевич оставил на своей странице в социальной сети несколько записей, ставших своего рода завещанием музыканта. Ему было трудно набирать текст, поэтому мы публикуем отредактированный фрагмент.

— …Я это пишу, потому что практически прощаюсь. Всех, кого обидел — простите меня. Надеюсь, в моих звуках вы услышите любовь…

Чтобы нашу Родину сделать красивой, нам надо стать профессионалами высокого уровня и вкладывать… Развиваться, забывая о «супер-материальной» жизни.

СЛУШАТЬ: Александр Сухих «Из тени к свету»

Канал Александра Сухих с его авторской музыкой в звуковой сети SoundCloud

Человек-эпоха: Владимир Борисович Фейертаг. Восемьдесят пять лет

portraitВы можете поверить в эту цифру?

27 декабря 2016 года историку и летописцу российского джаза, ведущему большей части российских джазовых фестивалей, старейшине маленького цеха пишущих по-русски джазовых журналистов и музыковедов — Владимиру Фейертагу  — исполняется 85 лет.

В честь юбилея Владимира Борисовича «Джаз.Ру» с удовольствием делает достоянием широкой сетевой общественности монументальное интервью, которое он дал заместителю главного редактора нашего издания Анне Филипьевой пять лет назад, к своему 80-летию: до сих пор оно выходило только на бумаге («Джаз.Ру» №6/7-2011).


Анна Филипьева
фото: архив редакции
AF

Вроде бы нет причин сомневаться в том, что этот моложавый жизнерадостный человек, который, щедро делясь своими знаниями о джазе и своей бесконечной любовью к нему, привёл в «джазовый лагерь» тысячи, десятки тысяч людей по всей Руси великой — теперь, выражаясь научной латынью, октогенарий. То есть «живущий восьмое десятилетие». А всё равно не верится.

Владимир Фейертаг, август 2016, фестиваль «Джаз в саду Эрмитаж»
Владимир Фейертаг, август 2016, фестиваль «Джаз в саду Эрмитаж»

Определить одним словом роль Владимира Борисовича Фейертага в российском джазовом сообществе ещё труднее, чем поверить в цифру 85. Историк джаза? Да. Музыковед? Безусловно, причём первый в Ленинграде, кому советская власть официально доверила читать лекции о джазе, да ещё и заслуженный деятель искусств России. Популяризатор джаза? Само собой: преподаёт историю джаза студентам (музыкальное училище им. Мусоргского и Университет культуры и искусств, где с 2012 утверждён в должности профессора), ведёт джазовые радиопрограммы, читает публичные лекции, пишет книги. Между прочим, первая в послевоенном СССР книга о джазе была написана Фейертагом, в соавторстве с Валерием Мысовским, ещё в 1960 г., а самая новая, восьмая — или уже девятая? — по счёту, долгожданный учебник «История джазового исполнительства в России» — вышла в 2010-м. Но к какому занятию отнести фестиваль «Осенние ритмы», который Владимир Борисович проводил в Ленинграде с 1978 по 1993 годы, а также фестивали 90-х — «Джордж Гершвин и его время», «Мы помним Эллингтона»? А гастроли в Европе и США, которые он устраивал отечественным музыкантам на рубеже советской и постсоветской эпох? А… Короче говоря: как нам определить Фейертага?

Обратимся-ка за ответами к самому юбиляру.

Владимир Фейертаг

— Думаю, в том, что я пришёл к джазу, по большому счёту виновато военное время, когда кончился контроль надо мной как над академическим мальчиком, который хорошо играет на рояле гаммы и сонатины. Начались пластинки, всякая танцевальная музыка… Маме было не до меня, она была вынуждена работать в кинотеатре в каком-то эстрадном оркестрике. А я в связи с этим мог пятнадцать раз сходить на «Серенаду Солнечной долины», когда она пошла на экране. А ведь это действует! Мне в то время было 10-12 лет. Я слышал наши оркестры, мама водила меня на Эдди Рознера. Да, здорово. Но тут вдруг [на экране] настоящий биг-бэнд! Никаких скрипок, никаких нет улюлюканий и звучит как-то иначе… Поэтому я считаю, что «Серенада Солнечной долины» и Гленн Миллер — это первая ласточка для меня и моего поколения. И пригрел нас вовсе не американский образ жизни, не богатство, показанное в фильме. На это никто и внимания-то не обратил. А вот что люди играют, как они танцуют и как они при этом хорошо себя чувствуют — вот это очень понравилось.

Потом, вы ведь видите, проходит очень много детских конкурсов. Масса детей выступает на них, и сцена их заражает и портит. Представьте себе: девочка семи лет с бантом спела под Сару Воэн — и оглушительный успех! А потом ей становится пятнадцать лет, и наступает полное разочарование: ты никому не нужна. И психика надламывается. Примерно так было и у меня. Представьте, 1942-43 год. Я не был вундеркиндом, но вдруг понял, что если я прихожу в госпиталь, играю на рояле фокстрот, который подобрал на слух, или песенку Матвея Блантера, мне аплодируют, дают грамоту, хвалят, я получаю благодарности; а играй я прилично Бетховена — ничего подобного, только переводят из класса в класс. Понимаете? То есть я понял, что эта музыка нужна, я на ней славу зарабатываю, а академическая ни черта не даёт. Так эту ситуацию интерпретировала психология ребёнка, а моя мама против этого не возражала. Она сама была хорошим тапёром, играла на радио «Утреннюю гимнастику», импровизировала в той степени, в которой классик может импровизировать. Она была хорошей пианисткой с импровизационными задатками, хотя джаза не знала и не хотела знать, но она поощряла мою игру на слух.

ДАЛЕЕ: продолжение юбилейного интервью Владимира Борисовича Фейертага  Читать далее «Человек-эпоха: Владимир Борисович Фейертаг. Восемьдесят пять лет»

Первопроходец джазового просветительства Юрий Верменич (1934-2016)

Редакция «Джаз.Ру»
фото: архив «Джаз.Ру», Геннадий Шакин, Центр исследования джаза (Ярославль)
LK

inmemoriamУтром 14 декабря в Воронеже на 83 году жизни скончался Юрий Верменич — один из первопроходцев джазовой публицистики и джазового просветительства в России, создатель Воронежского джаз-клуба 1960-70-х гг. Похороны состоятся 16 декабря.

Юрий Верменич (скетч 1970-х гг.)
Юрий Верменич (скетч 1970-х гг.)

«Джаз.Ру» писал о нём:

Юрий Тихонович Верменич (14.08.1934; «Эсквайр» — уважительное прозвище, соответствующее смыслу слова и характеризующее личность; употребляется в кругу очень близких, но не в присутствии обладателя) — инженер-радиофизик, публицист, джазовый критик, переводчик, музыкальный педагог, один из исследователей джаза, член Союза литераторов России, лауреат премии профессионального признания «Лучшие перья России» (1999). Создатель (1966) и бессменный президент Воронежского джазового клуба. Организатор джазовых фестивалей «Воронеж ‘69, ‘70, ‘71». Автор трёх книг («Каждый из нас», «Мои друзья — джазфэны», «И весь этот джаз») и более двухсот статей о джазе.

Мероприятия Воронежского джаз-клуба
Мероприятия Воронежского джаз-клуба отмечены в плане ДК Железнодорожников на июнь 1966 г. галочками (можно рассмотреть слова «Ответственный Верменич»)

С 1964 г. входил в ГИД («Группа изучения джаза в СССР»), перевёл с английского более тридцати книг. Член жюри многочисленных джазовых фестивалей России…

Юрий Верменич (2011)
Юрий Верменич (2011)

Для лучшего понимания нашими читателями роли Юрия Верменича в советском джазовом движении приводим обширный фрагмент ещё одного текста из бумажного «Джаз.Ру» (Джазовые просветители 60-х: Игорь Сигов, Юрий Верменич и «Группа изучения джаза», «Джаз.Ру» №6-2014):

Джазовое просветительство, распространение знаний о джазе, пропаганда джаза в нашей стране шли разными путями, следовавшими прихотливой и извилистой социальной истории XX столетия. Неоценим научный и просветительский подвиг первых серьёзных музыковедов и культурологов, начавших писать о джазе в «официальной» прессе ещё на рубеже 1950-х и 60-х гг. — прежде всего Валентины Конен в музыковедении и Леонида Переверзева в журналистике и культурологии, затем Алексея Баташёва, Аркадия Петрова и других. Но нельзя недооценивать и тех, кто работал в глубоком «андеграунде», стремясь насытить спрос зарождавшегося джазового сообщества на знания о джазе посредством перевода джазовой литературы на русский язык.

Вряд ли нужно объяснять, что в СССР 1950-х — 1960-х гг., да и вплоть до самого конца советского периода отечественной истории, не было и не могло быть частного, неподцензурного книгоиздания: все издательские и типографские мощности в стране монопольно контролировало государство, и контроль был не только организационно-экономическим, но и политическим. С 1922 по 1991 г. в СССР существовал специальный орган государственного управления, Главлит. На рубеже 50-60-х это расшифровывалось как «Главное управление по охране военных и государственных тайн в печати». Единственной задачей Главлита была цензура печати — как средств массовой информации, так и книгоиздания.

Отдельные книги о джазе, впрочем, иногда просачивались сквозь главлитовское сито. Вот только невозможно было предсказать, какие прорвутся, а какие — нет. Были эпохальные публикации, начиная с самой первой — брошюры Владимира Фейертага и Валерия Мысовского «Джаз» (1960). Были «популярные» издания, стремившиеся как-нибудь вписать джазовое искусство в официальную систему координат советской идеологии и сыгравшие важную, хотя и исторически ограниченную роль (как, скажем, «О лёгкой музыке, о джазе, о хорошем вкусе» Александра Чернова и Михаила Бялика, 1965). Были и переводные книги — но крайне мало, и рационально объяснить принцип, по которому к изданию отбирались именно они, достаточно сложно. Так, почему-то любимой джазовой книгой официального советского книгоиздания на долгие годы стала тенденциозная и антиисторичная «История подлинного джаза» французского теоретика и практика джазового ультраконсерватизма Юга Панасье, выдержавшая в СССР несколько весьма многотиражных переизданий.

И тут на сцену выходит джазовый самиздат.

Самиздатовские переводы и сборники материалов, изданные «Группой Исследования Джаза в СССР»
Самиздатовские переводы и сборники материалов, изданные «Группой Исследования Джаза в СССР»

ДАЛЕЕ: продолжение рассказа о советском джазовом самиздате и роли Юрия Верменича в истории советского джазового движения  Читать далее «Первопроходец джазового просветительства Юрий Верменич (1934-2016)»

Джазовое сообщество обсуждает новый документальный фильм НТВ об Олеге Лундстреме

video19 ноября на телеканале НТВ состоялась премьера документального фильма Татьяны Митковой «Олег Лундстрем. Жизнь в стиле джаз», сделанного к 100-летию со дня рождения легендарного бэндлидера, руководителя одного из известнейших советских (и российских) джазовых оркестров — Олега Леонидовича Лундстрема (1916-2005).

Естественно, фильм вызвал значительный интерес в джазовой среде. Его ждали. Многие видные деятели джазового сообщества, как, например, ветеран советской джазовой критики Алексей Баташёв, были обеспокоены предстоящей премьерой, так как по не вполне удачным анонсам фильма в эфире НТВ и в телепрограммах складывалось впечатление, что это очередная «поделка жёлтых инфотейнеров», и что «фильм сделан не о джазе, не про джаз, неджазовым человеком и не из любви к джазу, а из любви к сенсациям, скандалам, расследованиям и т.п.»…

Кадр из фильма: одно из немногих появлений живого О.Л. Лундстрема на экране в документальной работе Татьяны Митковой
Кадр из фильма: одно из немногих появлений живого О.Л. Лундстрема на экране в документальной работе Татьяны Митковой

И вот премьера состоялась. Что же мы увидели?

ВИДЕО: «Олег Лундстрем. Жизнь в стиле джаз». Фильм Татьяны Митковой

В тот же вечер в социальных сетях началось бурное обсуждение просмотренного. С некоторыми мнениями, выраженными представителями музыкального сообщества, «Джаз.Ру» хотел бы познакомить своих читателей. Напоминаем, что мнения, выраженные нашими читателями-экспертами, могут не совпадать с мнением редакции.

Кирилл Мошков, главный редактор «Джаз.Ру», Москва

Я с интересом посмотрел новый документальный фильм Татьяны Митковой «Олег Лундстрем. Жизнь в стиле джаз».

Опасения ветерана советского джазоведения А.Н. Баташёва, изложенные им в телефонном звонке в редакцию двумя днями ранее, не оправдались. Это хорошая, качественная документальная работа, сделанная на достойном современном уровне, и я поздравляю Татьяну Миткову с несомненным успехом.

Прежде всего не могу не отметить отличный подбор экспертов, включая тех, кто глубже всех исследовал историю Лундстрема в последние годы — прежде всего это Лариса Черникова, автор книги «Джаз-оркестр Олега Лундстрема» (Федеральное агентство по образованию. Башкирский гос.ун-тет, Уфа, 2009), и Игорь Зисер, написавший опубликованное «Джаз.Ру» исследование о судьбах участников легендарного «шанхайского» состава лундстремовского оркестра, «Синкопы джазовой судьбы. Очерк творческого пути Олега Лундстрема и его оркестра (к 100-летию)» — см. часть 1, часть 2, часть 3. Прозвучали компетентные и уместные замечания от ветеранов, знающих предмет — например, петербургского музыковеда Владимира Фейертага, казанского бэндлидера Анатолия Василевского, который работал со многими «шанхайцами», и даже от автора единственной англоязычной книги по теме («Red & Hot. The Fate of Jazz in Soviet Union», последнее издание 1994), С. Фредерика Старра, который в фильме произносит ровно четыре фразы — зато по-русски. Немногочисленные ляпы (куда уж без них) не имеют основополагающего характера. Не так важно, что Олег Леонидович и американский трубач Бак Клэйтон, познакомившиеся в Шанхае в 30-е, в конце жизни вновь встретились не в штате Вашингтон, а в городе Вашингтон, округ Коламбия, и что Музей американского джаза в Канзас-Сити — вовсе не главный центр изучения джаза в США. Не так важно, что иглу для воспроизведения грампластинки в кадре зачем-то упорно ставят не в начало, а в конец записи, и что грампластинки на 78 об/мин — это вовсе не винил, а шеллак. Всё это не так важно. Фильм удался. И это очень хорошо!

Жаль только, что в фильме за кадром звучит не музыка оркестра Лундстрема (ни звука!), а по большей части беззубые и бесполые фонограммы безымянных лабухов, не имеющие отношения к предмету разговора.
ДАЛЕЕ: продолжение обсуждения фильма об Олеге Лундстреме  Читать далее «Джазовое сообщество обсуждает новый документальный фильм НТВ об Олеге Лундстреме»

«Джаз.Ру»: избранное. Саксофонист Алексей Зубов, легенда советского джаза из Лос-Анджелеса. К 80-летию

Кирилл Мошков,
редактор «Джаз.Ру»
фото: Михаил Кулль (архивные съёмки), автор
CM

interview15 ноября отмечает юбилей легенда советского джаза 1960-70-х — саксофонист Алексей Зубов. Ему исполняется 80 лет! Музыкант уже три десятилетия живёт в США, и новые поколения джазовых слушателей и музыкантов уже не очень хорошо знакомы с его творчеством. Восполняя для сегодняшнего читателя недостаток информации о Зубове, мы в день юбилея музыканта обратились к интервью, которое ранее выходило только на бумаге в №1 бумажного «Джаз.Ру» за 2014 г. К юбилею артиста «Джаз.Ру» с удовольствием делает этот текст достоянием читателей сетевой версии издания.

Алексей Зубов родился в Москве в 1936 г., окончил физфак МГУ и был распределён в легендарный ФИАН, но вместо этого предпочёл другой путь и карьеру. Студентом второго курса Алексей начал играть джаз — сначала на кларнете, а затем на саксофоне. В 1955 г. он стал участником студии Центрального Дома работников искусств «Первый шаг» и её знаменитой в ту пору в Москве «Восьмерки ЦДРИ», а в 1960-м поступил в биг-бэнд Олега Лундстрема. В 1966 г. Зубов стал играть в оркестре Всесоюзного радио под руководством Вадима Людвиковского, а с 1973 стал одним из ведущих солистов легендарного ансамбля «Мелодия». Алексей Зубов возглавлял также несколько собственных коллективов и был участником многих джазовых групп, наиболее известными из которых были квартет «Крещендо» (на пластинках тех лет название писали как «Кресчендо»), дуэт с пианистом Игорем Саульским, квинтет «Барометр». Его ансамбли уже тогда осваивали возможности русского (сюита «Былины-старины») и азербайджанского («Крепостной тупик») фольклора. Многие советские джазовые фэны считали его саксофонистом номер один; так оно и было, пока в 1984 г. Алексей не переехал из Москвы в Лос-Анджелес. Там было много разного: успешная работа на местной джазовой сцене, потеря зубов, пятилетний перерыв в творчестве и длительный процесс восстановления формы, создание собственной студии звукозаписи — и налёт грабителей, в результате которого студия перестала существовать. Был удачный альбом 2006 г. «Rejuvenation Project», записанный с калифорнийскими музыкантами, и выступления с ещё одним лос-анджелесским джазменом из бывшего «восточного блока» — болгарским пианистом Милчо Левиевым.

Алексей Зубов. Интервью в Москве, 2013
Алексей Зубов. Интервью в Москве, 2013

В ноябре 2006 Алексей Зубов впервые после 22-летнего перерыва выступил в Москве, отметив своё семидесятилетие, а в 2007 и 2013-м играл в Иерусалиме и Тель-Авиве в рамках фестиваля «Джаз-Глобус», демонстрируя свой знаменитый звук, безукоризненную технику и нестандартное джазовое мышление, позволившее ему не только успешно играть «старую музыку», но и полноценно выступить в амплуа новоджазового музыканта.

Интервью для «Джаз.Ру» в Москве оказалось очень продолжительным — мы беседовали сначала в здании лютеранского собора Петра и Павла, где Алексей Зубов в тот вечер должен был играть с «Круглым бендом» Алексея Круглова программу, основанную на переосмыслении музыки Джона Колтрейна, а затем ещё около полутора часов — в квартире дочери музыканта, которая живёт в Москве.

Начнём с простого: как так случилось, что молодой советский человек, который изучал физику, вдруг — сломав весьма, по советским стереотипам, перспективную карьеру в науке — занялся тем, что, с точки зрения тогдашнего общества, не поощрялось: джазовым саксофоном?

1963, Москва, джаз-кафе «Аэлита»: музыковед Аркадий Петров и 27-летний Алексей Зубов (фото: Михаил Кулль)
1963, Москва, джаз-кафе «Аэлита»: музыковед Аркадий Петров и 27-летний Алексей Зубов (фото: Михаил Кулль)

— Ну, джазом я стал интересоваться ещё в средней школе. То есть до смерти Сталина, потому что кончил школу я в 1953 году. У нас в классе было несколько энтузиастов, не очень хорошо понимавших, что такое джаз, но чрезвычайно таковой любивших. У меня были пластинки Бенни Гудмана, Фэтса Уоллера, такие бьющиеся, и я даже пытался снять соло Фэтса Уоллера на рояле, но образование по фортепиано у меня ограничивалось годом с небольшим музыкальной школы — и всё. Но это было, когда я был совсем маленьким, это ещё 8-9 лет.

Когда я поступил в университет, всё стало довольно сильно развиваться. Ещё в школе я начинал слушать передачи BBC и «Голоса Америки». [Передач] Уиллиса Коновера тогда ещё вообще не было, но каждый день была 15-минутная передача по тому же «Голосу Америки», который передавал совсем уже не для нас вовсе, а для американских войск эту музыку. В основном я слушал Лондон, который не глушили. Ну и когда я пришёл в университет, на втором курсе у меня стало чесаться: интересно бы самому попробовать, что происходит. Я пошёл в духовой оркестр. И мне выдали такой пластмассовый кларнет, на котором я немедленно выучился играть «Сулико», как сейчас помню. Вот с этого всё и началось. Я взял этот кларнет, выучил на нём несколько кусков из Бенни Гудмана и пошёл к Боре Рычкову в самодеятельный оркестр. А Борис Рычков в те времена уже был, так сказать, не то что признанным, но, во всяком случае, довольно известным пианистом, он вёл оркестр, и я туда пришёл, и на правах друга — а мы учились с Борей и с его братом в одной школе — он меня взял, послушал мою игру два дня и сказал, что он этого слышать не может, невзирая на всю дружбу, и что у него есть знакомый какой-то старичок, который продаёт саксофон, так что не хочу ли я его купить — и попробовать играть на саксофоне. И вот с этого момента вся история началась. Я действительно купил саксофон — как сейчас помню, это была весна пятьдесят пятого года. Я уехал на дачу на три месяца и совершенно зверски занимался на этом саксофоне, мешая всем соседям, и осенью я уже попал в самодеятельный оркестр ЦДРИ «Первый шаг», и всё покатилось.
ДАЛЕЕ: продолжение интервью саксофониста Алексея Зубова, много ФОТО, ВИДЕО, АУДИО  Читать далее ««Джаз.Ру»: избранное. Саксофонист Алексей Зубов, легенда советского джаза из Лос-Анджелеса. К 80-летию»