Саксофонист Рудреш Махантхаппа, американский индиец: интервью журналу «Джаз.Ру»

интервью: Григорий Дурново,
обозреватель «Джаз.Ру»
Фото: Анна Филипьева
GD

interview1 и 2 марта в Светлановском зале Московского международного Дома музыки проходят заключительные концерты XIV международного фестиваля «Триумф Джаза». 2 марта, в воскресенье, в Доме Музыки играет Рудреш Махантхаппа (саксофон) и его коллектив Gamak (США).

Саксофонист и композитор Рудреш Махантхаппа (Rudresh Mahanthappa) — пионер индийско-американского джаза и выдающийся новатор, чьими экспериментами восхищается весь джазовый мир, лучший альт-саксофонист 2012 года по версии журнала Downbeat и обладатель одной из престижнейших наград США в области искусств — гранта фонда Гуггенхайма. Головокружительная, захватывающая и ни на что не похожая музыка, которую создаёт саксофонист, — результат соединения индийской этники и современного импровизационного языка джаза.

Rudresh Mahanthappa (photo © Anna Filipieva, Jazz.Ru)
Rudresh Mahanthappa (photo © Anna Filipieva, Jazz.Ru)

Рудреш Махантхаппа, которому исполняется 43 года, родился в итальянском городе Триесте в семье иммигрантов из Индии, а вырос в Боулдере, штат Колорадо, где его отец преподавал в университете физику. Там же, в Боулдере, мальчик начал играть классику на флейте, в 9 лет взял в руки альт-саксофон и понял, что дальше хочет заниматься только джазом. Он совершенствовался в игре в Университете Северного Техаса, затем — в колледже Бёркли в Бостоне, после чего ещё брал частные уроки у таких мастеров саксофона, как Дейв Либман, Джо Ловано и Стив Коулман. Впрочем, слышнее всего в его игре, особенно в его характерном звуке, влияние ещё одного великого саксофониста по фамилии Коулман — первопроходца фри-джаза Орнетта Коулмана. Но то, что играет Рудреш Махантхаппа — совсем не фри-джаз. Это весьма искушённые современные джазовые композиции в стилистике, которую за неимением лучшего термина называют пока что словосочетанием «креативный мэйнстрим». Премудрости джазовой композиции Рудреш освоил в Чикаго, в университете ДеПол, где в середине 90-х получил звание магистра музыки. И вот со всеми этими влияниями — Индия, Италия, Колорадо, Бостон и Чикаго, да ещё и Орнетт Коулман в придачу — Рудреш Махантхаппа поселился в Нью-Йорке, где теперь постоянно выступает в ведущих джаз-клубах, записывается для Pi Recordings и преподает в Университете Новой Школы. Открыв для себя использование саксофона в контексте традиционной карнатической (южноиндийской) музыки по записям великого индийца Кадри Гопалнатха, Рудреш в середине прошлого десятилетия много раз ездил в Индию играть с прославленным мастером, и с тех пор соединение наследия индийской музыки и джаза стало его главным творческим методом. Он — лауреат премии Ассоциации джазовых журналистов Jazz Award в номинации «альт-саксофонист года» за 2009, 2010 и 2011 годы. Вплоть до конца 2012 г. Рудреш гастролировал с материалом своего альбома «Samdhi», вышедшего осенью 2010 г. на европейском лейбле ACT. Авторитетный журнал Downbeat назвал эту работу «поворотной точкой в слиянии стилей, которую не так просто анализировать … никто до этого не пробовал играть музыку такого масштаба».

В 2012 году легендарный барабанщик Джек ДеДжоннетт пригласил Махантхаппу присоединиться к своей группе для записи нового диска.

На своем втором релизе для ACT Music & Vision, который называется «Gamak», вместе с потрясающим гитаристом Дэвидом Фьючински и своими многолетними партнёрами басистом Франсуа Мутаном и барабанщиком Дэном Уэйссом Махантхаппа продолжает исследовать новые возможности соединения индийской музыки с джазом.

Перед своим выступлением в Москве саксофонист Рудреш Махантхаппа дал интервью обозревателю «Джаз.Ру» Григорию Дурново. Это полная версия интервью, сокращённый вариант которого вышел сегодня в издании «Коммерсантъ Weekend».

ДАЛЕЕ: интервью Рудреша Махантхаппы журналу «Джаз.Ру» и ВИДЕО!  Читать далее «Саксофонист Рудреш Махантхаппа, американский индиец: интервью журналу «Джаз.Ру»»

Фестиваль «Триумф джаза-2013» впервые пройдёт в двух российских столицах

Международный фестиваль «Триумф джаза», джазовое событие европейского уровня, один из крупнейших в России джазовых праздников, в 2013 году отмечает неофициальный пятнадцатилетний юбилей: ведь до первого «Триумфа» 2001 года организатор и продюсер фестиваля — саксофонист Игорь Бутман провёл в Москве два «Независимых джазовых фестиваля», концепция и формат которых сформировали концепцию и формат «Триумфа джаза». В списке артистов фестиваля последующих 13 лет — целое созвездие джазовых гигантов первой величины: Ди Ди Бриджуотер, Гэри Бёртон, Ларри Кориэлл, Тутс Тилеманс, Take 6, Джо Ловано, Билли Кобэм, Джино Ванелли, Рэнди Бреккер, Маккой Тайнер, Гэри Бартц, Ахмад Джамал, Майк Стерн — и ещё сотни известных на весь мир музыкантов.
XIII «Триумф Джаза» расширяет свою географию: впервые за свою историю фестиваль станет достоянием обеих российских столиц и пройдёт не только на сценах Светлановского зала Московского Дома музыки и Клуба Игоря Бутмана, но и в Большом зале Санкт-Петербургской филармонии.  На «Триумфе Джаза-2013», который будет проходить в Москве и Петербурге с 22 по 25 февраля, выступят знаменитый фьюжн-гитарист Ли Ритенаур, легендарный барабанщик Рой Хэйнс (он играл ещё с самим Чарли Паркером, а через месяц после фестиваля ему должно исполниться 88 лет), нью-йоркский пианист Билл Шарлап, а также Московский джазовый оркестр п/у Игоря Бутмана и другие выдающиеся джазмены.

TRIUMPH DZHAZA

ДАЛЕЕ: полное расписание фестиваля и подробности об артистах! Читать далее «Фестиваль «Триумф джаза-2013» впервые пройдёт в двух российских столицах»

Фестиваль «Триумф джаза», издание 12-е: впечатления из зала

Ким Волошин
фото: Владимир Коробицын
KV

Фестиваль «Триумф джаза» занял своё место в московском джазовом календаре как-то рывком, сразу — и на долгие годы. Придумавший его саксофонист Игорь Бутман один раз попробовал свои силы в качестве фестивального продюсера в 1998-м («Независимый джаз-фестиваль Игоря Бутмана» в зале им.Чайковского летом «дефолтного» года), а в 2000-м уже появилось название «Триумф джаза». На тот момент оно казалось странным: в стране экономический кризис, какой ещё триумф? Однако ларчик открывался просто: в первые годы фестиваль поддерживал благотворительный фонд «Триумф», отсюда и название. Впервые фестиваль прошёл под этим назанием в конце января 2000-го в зале московского Дома кино. На сцене был только биг-бэнд Игоря Бутмана, существовавший на тот момент меньше года, плюс несколько американских и росcийских гостей (пианисты Яков Окунь, Андрей Кондаков, гитарист Пол Болленбэк, плюс — в составе оркестра — барабанщик Билли Кобэм, вызванный из Швейцарии на замену заболевшему штатному участнику оркестра Эдуарду Зизаку). Но и тогда, на скромной сцене и с довольно скромным составом, Бутману как продюсеру удалось произвести весьма убедительное шоу. Обозреватель «Джаз.Ру» Михаил Митропольский писал тогда в «Полном джазе»: «Название фестиваля, явно связанное с названием фонда-мецената, показалось рискованным, учитывая сложности существования нашего джаза. Однако риск оказался совершенно оправданным… общая картина вышла яркой, мощной и весьма нескучной».

В принципе, этой тенденции продюсер фестиваля «Триумф джаза» придерживается и по сей день. Несколько лет фестиваль проходил в зале «Россия», затем — когда его снесли — переехал в Светлановский зал Дома Музыки, и проводится теперь уже не в один присест: два вечера участники играют в Клубе Игоря Бутмана, затем — два вечера в Доме Музыки. Но принцип тот же: оркестр Игоря Бутмана плюс ряд сильных американских (в последние годы — также японских и иногда европейских) музыкантов. Добавилась и ещё одна тенденция: в последние годы в программе почти обязательно обнаруживаются один-два коллектива из области джаз-рока, smooth, contemporary и даже чуть ли не прог-рока, иногда довольно далёких от джаза, но всегда высококачественных. И это тоже не удивляет: мы помним, что, хотя Бутмана-музыканта принято воспринимать как сугубо мэйнстримового музыканта, в «большой» американской грамзаписи он тем не менее дебютировал 24 года назад как гость на альбоме Гровера Вашингтона-мл., крёстного отца мягкой и комфортной электрифицированной стилистики contemporary-джаза.

Двенадцатый «Триумф» все эти тенденции отразил сполна, так что может считаться образцовым «Триумфом».

Николай Винцкевич24 февраля первый концерт в Доме Музыки начался выступлением проекта Vive l’Amour, только что выпустившего дебютный альбом на лейбле Butman Music. Лидер проекта, саксофонист Николай Винцкевич, в джазовых кругах хорошо известен по участию в проектах отца — выдающегося курского пианиста Леонида Винцкевича; с отцом Николай играет самоуглублённую, насыщенную эмоциями камерную музыку на грани стилистических идиом джаза и русской классики, но, в принципе, не скрывает, что по личным склонностям он скорее фьюжн-музыкант. Ещё на рубеже столетий он вместе с клавишником Алексеем Филимоновым выпустил на лейбле Boheme Music довольно успешный в те годы альбом «V&F Project» с элементами как «мягкого» джаза, так и модных тогда электронных стилей (трип-хоп, эйсид и т.п.). Но в Vive l’Amour Винцкевич-мл. делает следующий, более логичный шаг, полностью погружаясь в современную американскую стилистику contemporary на грани «мягкого» джаза — а зачастую, благодаря значительному удельному весу вокально-песенного элемента, ближе даже к поп-соул, чем к «смут-джазу».

Впрочем, один элемент выгоднейшим образом выделяет проект Винцкевича-мл. из ровного поля звучаний «мягкого» джаза: в его группе всё играется живьём, а сладкие синтезаторные звучания не то что не доминируют, а просто даже фактически отсутствуют. На клавишных (и на рояле) играет Винцкевич-старший, а это не только знак качества, но и гарантия точнейшего погружения в стиль — и при этом несвойственных «мягкому» жанру осмысленности и эмоциональности музыкальной ткани. Собственно, планка с первой минуты была поднята высоко: в первой пьесе Винцкевич-старший играл на рояле, младший — на альт-саксофоне, и вдвоём они медленно и меланхолично взаимодействовали с вокалисткой Ив Корнелиус.

Ив Корнелиус
Eve Cornelious

Опытная и хваткая (в плане вокальной манеры, конечно) Ив давно сотрудничает с Винцкевичами, не раз гастролировала с ними по России, но впервые вошла в их творческий союз как соавтор: именно ей написаны тексты англоязычных песен на альбоме «Vive l’Amour». Мы всегда знали её как джазовую вокалистку, но, когда Николай взял в руки сопрано-саксофон, а Леонид Винцкевич из-за рояля пересел за синтезатор и на сцене появились музыканты ритм-секции, звуковая атмосфера полностью развернулась в сторону поп-соул, и стало ясно, что фактурный и запоминающийся (хотя и не чрезмерно богатый) голос Ив отлично укладывается и в эту идиому.
ДАЛЕЕ: продолжение репортажа, много фото! Читать далее «Фестиваль «Триумф джаза», издание 12-е: впечатления из зала»

XIIмеждународный фестиваль «Триумф Джаза»: полный анонс


Trombone Shorty
Trombone Shorty

Светлановский зал Московского международного Дома музыки

  • 25 февраля
    Trombone Shorty & Orleans Avenue /США
    New York Encounter: Яков Окунь (фортепиано), Бен Стрит (контрабас, США), Билли Драммонд (барабаны, США)
    Группа Николая Винцкевича (США-Россия): презентация альбома Николая Винцкевича «Vive l’Amour» (Butman Music) при участии Ив Корнелиус (вокал, США), Джоэла Тейлора (барабаны, США) и Джеффа Янга (вокал, гитара — США)
  • 26 февраля
    David Garfield Group /США
    Антон Баронин (рояль) и группа Orchestra 2.0 при участии Грегори Хатчинсона (барабаны) /США
    Оркестр Игоря Бутмана
    Кадзуми Ватанабэ (гитара)/Япония и Минако Ёсида (вокал)/Япония

Клуб Игоря Бутмана на Чистых Прудах

  • 24 февраля
    Trombone Shorty & Orleans Avenue /США
  • 25 февраля
    David Garfield Group /США
  • 26 февраля
    Презентация альбома «New York Encounter»: Ben Street (контрабас)/США, Billy Drummond (барабаны)/США, Яков Окунь (фортепиано)
    Kazumi Watanabe (гитара)/Япония и Minako Yosida (вокал)/Япония

Международный фестиваль «Триумф Джаза» — настоящий праздник для ценителей джазового искусства, без которого трудно представить себе московскую зиму. Каждый год фестиваль становится одним из ярчайших музыкальных событий России.
Благодаря создателю и продюсеру «Триумфа» Игорю Бутману, саксофонисту с мировым именем, на предыдущих фестивалях выступили музыканты, которых можно по праву назвать легендами — их имена составляют историю мирового джаза: Ди Ди Бриджуотер, Гэри Бёртон, Ларри Корриэлл, Тутс Тилеманс, Джо Ловано, Билли Кобэм, Элвин Джонс, Ахмад Джамал, Рэнди Бреккер…
XII фестиваль тоже представит ряд громких имён. В программе — группа Дэвида Гарфилда (пианиста и музыкального директора группы Джорджа Бенсона); модная фанк-формация Orleans Avenue, во главе которого стоит 25-летний феномен — тромбонист, трубач и вокалист Трой «Тромбон Шорти» Эндрюс; звёзды японского джаза Кадзуми Ватанабэ и Минако Ёсида. На фестивале будут представлены новые российско-американские проекты, среди них — New York Encounter, в составе которого блестящий российский пианист Яков Окунь исполняет свою музыку вместе с маститыми американскими коллегами — басистом Беном Стритом и барабанщиком Билли Драммондом, и главные представители постмодернистского джаза в России — группа Orchestra 2.0 Антона Баронина, к которой присоединится известный ударник Грегори Хатчинсон. В рамках «Триумфа Джаза» также состоится презентация нового альбома саксофониста Николая Винцкевича «Vive l’Amour» (Butman Music) при участии вокалистов Ив Корнелиус и Джеффа Янга. Фестиваль по традиции завершится выступлением лучшего биг-бэнда России — Оркестра Игоря Бутмана.
ДАЛЕЕ: подробности об участниках, билеты на фестиваль Читать далее «XIIмеждународный фестиваль «Триумф Джаза»: полный анонс»

«Триумф джаза-2011»: различение духа и формула джаза XXI века

Кирилл Мошков
фото автора
CM

19 и 20 февраля в Московском международном Доме музыки прошли концерты XI фестиваля «Триумф джаза».

 Безусловно лучший, до сих пор не превзойдённый «Триумф джаза» случился в 2002-м, когда фестиваль проходил в лучшем концертном зале столицы — ГЦКЗ «Россия», ныне снесённом. Подобное созвездие имён (Элвин Джонс, Тутс Тилеманс, Джо Ловано, Ди Ди Бриджуотер, Гэри Бёртон и многие другие) собрать в одном концерте вряд ли возможно в наши дни. Но формула «Триумфа», тем не менее, устоялась на весьма высоком уровне: каждый год новый «Триумф», с 2005 г. переехавший в Дом музыки, предлагал слушателям как минимум одну действительно значимую джазовую звезду, одного-двух джазовых вокалистов (понятно же, что самые популярные джазовые музыканты — именно вокалисты, потому что наш человек любит, чтобы ему пели), один коллектив/солиста т.н. «современного» джаза (фьюжн, smooth и т.п.) и ряд отечественных джазовых коллективов, видное место среди которых, естественно, занимает биг-бэнд художественного руководителя фестиваля — саксофониста Игоря Бутмана, оркестр действительно международного уровня. Примерно так была устроена программа фестиваля и в 2011 г.

Чисто отечественных коллективов было представлено два. В первый день играл ансамбль трубача Вадима Эйленкрига All Stars, в котором на сцену вышел ряд музыкантов, сотрудничающих с лейблом Butman Music. Фамилия одного из них даже была Бутман, только звали его Олег: брат саксофониста, великолепный барабанщик, выпустивший полтора года назад на лейбле Игоря свой первый сольный альбом с пианисткой Натальей Смирновой, работал в этом коллективе за ударной установкой. Наталья играла на синтезаторе, за роялем был пианист бутмановского биг-бэнда Антон Баронин, а саксофонные партии играл первый тенор биг-бэнда Дмитрий Мосьпан. Сам лидер до недавнего времени тоже имел отношение к оркестру, отработав в секции труб десять лет. Относительно мало известен (пока?) только бас-гитарист Алик Мкртчан. В общем, сильный состав, в котором все солисты обладают исключительными умениями, техникой игры, импровизационными навыками и т.п. — непонятно только, что именно этот состав играет. Ну, то есть, понятно, что Эйленкриг пытается обратиться к возможно более широким слоям аудитории, выйти за круг ценителей джаза и предложить неискушённой в джазе публике нечто достуное, простое и понятное — в диапазоне от эстрадной киномузыки композитора Артемьева до «Полёта шмеля». Неясно только, почему — сейчас скажу умное слово — таргетировать эту музыку нужно на посетителей джазового фестиваля, среди которых по определению велика доля тех самых ценителей джаза, за круг которых пытается выйти трубач (и которые к середине его выступления в массе своей перебрались в фойе, пережидая «Полёт шмеля» и прочие общедоступные пьесы). Всё-таки в прежние времена было проще: были эстрадные концерты, и качественной эстраде было место, простите за каламбур, на эстраде. Теперь эстрада забита примитивной оболванивающей попсой под фонограмму, и качественной эстраде там места практически нет. А жаль, потому что на джазовом фестивале она, быть может, и льстит чувствам наименее подготовленной части аудитории, которая наконец-то начинает понимать, что происходит на сцене, но…

Виктор Епанешников
Виктор Епанешников
Сергей Головня
Сергей Головня

Во второй день чисто отечественные коллективы были представлены квинтетом ветерана советского джаза — барабанщика Виктора Епанешникова, исполнявшим программу, посвящённую Джону Колтрейну. Возможно, большее количество репетиций (или предварительных клубных выступлений) помогло бы избежать некоторой ритмической стеснённости в работе ритм-секции, выражавшейся в определённом конфликте между упорно тянущим к стабильности контрабасом (Сергей Васильев) и взволнованными, живо дышащими, эмоционально яркими барабанами лидера; но, во всяком случае, работа солистов была выше всяких похвал, а прочтения колтрейновской музыки оказались весьма необычными и оригинальными — как если бы весь зрелый Колтрейн вдруг трансмутировал в себя-молодого и снова заиграл хардбоп. Особенно интересным показалась версия «Naima», построенная на упругом ритмическом конфликте трёхдольной и четырёхдольной метрических моделей и сверкнувшая интереснейшим соло пианиста Якова Окуня с движением, если я правильно успел разобраться, четвертями в левой руке на фоне сплошного арпеджио аккордов шестнадцатыми в правой. Достойны похвал были соло и трубача Петра Востокова, в последние пять лет уверенно выдвинувшегося в лидеры по своему инструменту в молодом поколении московской джазовой сцены, и саксофониста Сергея Головни, который, хотя и появляется на сцене редко (в силу некоторых объективных причин), но уж когда появляется — может блеснуть удивительными находками, достойными самых передовых мастеров тенор-саксофона.
ДАЛЕЕ: продолжение репортажа —  «Blues 4X4» Андрея Кондакова, биг-бэнд Игоря Бутмана с Аланом Харрисом, Вёрджил Донати и главная звезда фестиваля — Джошуа Редман
Читать далее ««Триумф джаза-2011»: различение духа и формула джаза XXI века»

Два интервью с хэдлайнерами фестиваля «Триумф джаза»: говорят Джошуа Редман и Вёрджил Донати

Григорий Дурново,
обозреватель «Джаз.Ру»
Фото: Павел Корбут
GD

В Москве начался фестиваль «Триумф джаза». 19 и 20 февраля его концерты пройдут в Доме музыки. В преддверии фестиваля два его хэдлайнера, саксофонист Джошуа Редман и барабанщик Вёрджил Донати, ответили на вопросы обозревателя «Джаз.Ру» Григория Дурново.
РАСПИСАНИЕ ФЕСТИВАЛЯ

Джошуа Редман: «Мне всегда нравилась разная музыка»

Joshua Redman (фото: Павел Корбут, 2007)
Joshua Redman (фото: Павел Корбут, 2007)

Вы приезжаете в Москву с трио, но сейчас делите свое время между трио и новым ансамблем James Farm. Это совсем новая для вас сущность, ансамбль без лидера, ансамбль, в котором вы обмениваетесь идеями с более молодыми музыкантами. (Помимо Редмана, в новый квартет входят пианист Эрон Паркс, контрабасист Матт Пенман и барабанщик Эрик Харланд. — Г.Д.)

— На самом деле, даже когда я номинально являюсь лидером ансамбля, как в моем трио, в конечном счёте, то, что у нас получается, это всё равно результат сотрудничества с другими участниками. С того момента, как мы начинаем играть, я стремлюсь к ситуации, в которой каждый одинаково вкладывается, где все равны. Но James Farm с самого начала задумывался как групповой проект, все в ансамбле пишут композиции, у каждого свой голос в вопросе о том, в каком направлении будет двигаться музыка, что мы будем играть, где и как.

В чем еще специфика James Farm? В чем выражается новизна ваших идей?

— Мне всегда сложно описывать, как музыка звучит, это скорее работа для вас, журналистов. Но когда мы сочиняем композиции, у нас очень разные источники влияния. Конечно, мы — импровизаторский джазовый ансамбль, и наши композиции джазовые, но в ритме, гармониях, мелодиях есть влияние современного рока, может быть, электроники, хотя мы акустический ансамбль, хип-хопа, классической музыки. Музыка James Farm меньше похожа на классический свингующий джазовый ансамбль, чем другие мои проекты, и в большей степени родственна другим музыкальным направлениям. Кроме того, в James Farm мы стараемся найти равновесие между импровизацией и композицией. Мы часто отходим от простой джазовой формы, когда играется мелодия, затем соло каждого участника, а потом опять мелодия. У композиций James Farm, в особенности на записи, более уникальная, более сложная структура.
ДАЛЕЕ: продолжение интервью Джошуа Редмана и полный текст интервью Вёрджила Донати!
Читать далее «Два интервью с хэдлайнерами фестиваля «Триумф джаза»: говорят Джошуа Редман и Вёрджил Донати»

11-й «Триумф Джаза»: Джошуа Редман, Аллан Харрис и другие

NEW: репортаж с фестиваля — «Триумф джаза-2011»: различение духа и формула джаза XXI века

Игорь Бутман и компания Butman Music  представляют: XI международный фестиваль «Триумф Джаза», Москва, 17-21 февраля

Joshua Redman
Joshua Redman

 

Вступая в своё второе десятилетие, фестиваль «Триумф джаза» подтверждает курс на громкие имена и искусный баланс между прогрессивным, актуальным и популярным в джазе. На фестивале выступит влиятельный саксофонист Джошуа Редман, харизматичный вокалист, «чёрный Синатра» Аллан Харрис, а также сольный прогрессив-фьюжн проект известного барабанщика, участника групп Planet X и CAB Вёрджила Донати. Российскую сторону представят Биг-бэнд Игоря Бутмана, хардбоповый квинтет ветерана московской джазовой сцены — барабанщика Виктора Епанешникова, трубач Вадим Эйленкриг и его All Stars Band, в составе которого выступят Иван Фармаковский, Олег Бутман, Александр Беренсон и другие знаменитые российские джазмены.

Allan Harris
Allan Harris

В рамках «Триумфа» состоится важная премьера: санкт-петербургский пианист и композитор Андрей Кондаков представит свой новый альбом «Blues for 4» (Butman Music) вместе с Игорем Бутманом и участником трио Билла Эванса, легендарным контрабасистом Эдди Гомесом. Альбом, записанный 15 лет назад, долго ждал возможности прорваться к широкому слушателю, и этот прорыв стал возможен после запуска в 2010 г. лейбла Butman Music.
Благодаря создателю и продюсеру «Триумфа» Игорю Бутману, саксофонисту с мировым именем, на предыдущих фестивалях тоже выступали музыканты, которых можно по праву назвать легендами: Ди Ди Бриджуотер, Гэри Бёртон, Ларри Корриэлл, Элвин Джонс, Тутс Тилеманс, Take 6, Джо Ловано, Билли Кобэм, Джино Ванелли, Джои ДиФранческо, Ахмад Джамал, Рэнди Бреккер…
Для прошлогоднего, десятого «Триумфа» Игорь Бутман собрал состав участников, который дал бы фору многим европейским фестивалям: в Москве тогда выступили трио Маккоя Тайнера при участии саксофониста Гэри Бартца, группа гитариста Майка Стерна и барабанщика Дэйва Уэкла, вокалистки Кармен Ланди и Ченда Рул, трио гитариста Лионеля Луэке и др.
ДАЛЕЕ: расписание концертов фестиваля в Клубе Игоря Бутмана (17-21 февраля) и Доме Музыки (19-20 февраля)
Читать далее «11-й «Триумф Джаза»: Джошуа Редман, Аллан Харрис и другие»

«Триумф Джаза»: 7 февраля, Дом Музыки


Репортажи со всех дней фестиваля:
07.02, Дом Музыки
06.02, Дом Музыки
05.02, Клуб Игоря Бутмана
04.02, Клуб Игоря Бутмана 

Заключительный день фестиваля «Триумф джаза» в этом году, по выражению бессменного организатора всего этого действа, саксофониста и бэндлидера Игоря Бутмана, можно было бы назвать днём пианистов. Пожалуй, это близко к правде. 

Chihiro Yamanaka Trio
Chihiro Yamanaka Trio (фото: Владимир Коробицын)
Chihiro Yamanaka
Chihiro Yamanaka

Вечер открыла японская пианистка Тихиро Яманака (в Америке её имя произносится «Чихиро») в трио с контрабасистом Макаром Новиковым и барабанщиком Александром Зингером. Маленькая худенькая Тихиро в чёрном мини-платье на одной бретельке визуально едва ли производит впечатление человека, способного вытрясти душу из рояля, что не помешало ей пытаться на протяжении всего сета сделать именно это. Эффект получился неоднозначный. Одному из авторов этих строк выступление понравилось. Другой — откровенно скучал. Тот автор, которому понравилось, отметил для себя мощную технику японки, богатую динамику, любовь к многоэтажным полиаккордам и низкому регистру (а тот, который скучал, отметил — при несомненно богатых данных — не всегда реализуемое умение выстроить драматургически цельное развитие соло, часто превращающегося в нагромождение разнородных элементов).
Было интересно послушать в исполнении Яманака интерпретацию стандарта «Take Five» — практически полностью перегармонизованную и напичканную модуляциями. Во второй части сета к трио присоединились Игорь Бутман на теноре и трубач Александр Беренсон. При этом обычно погружённый в себя Александр в этот раз как будто вдруг заметил в зале публику и заиграл для неё — и в результате сорвал овацию за своё соло в стандарте «All The Things You Are». Игорь Бутман солировал созвучно многословным и динамичным излияниям своей японской гостьи. А Макар Новиков сыграл несколько соло в своей обычной манере бескомпромиссного лирика.
Русско-японский состав сменил квартет Ивана Фармаковского — русско-американский. На сей раз в его состав, помимо Ивана, вошли саксофонист Дмитрий Мосьпан, басист Антон Ревнюк и барабанщик Дональд Эдвардс. Они в основном играли авторский материал Ивана Фармаковского, а также его интерпретацию с детства знакомой «Оранжевой песни», которая по такому случаю вполне закономерно приобрела очертания самбы (чему сильно поспособствовал Дональд Эдвардс). Кстати, Дональд вообще всё выступление весьма ярко проявлял себя и регулярно давал публике поводы для бурного выражения положительных эмоций.
При общем стабильно высоком уровне того, что и как сыграл квартет Ивана Фармаковского, одной из наиболее впечатляющих пьес в его исполнении стала сочинённая Дмитрием Мосьпаном небыстрая «Дорога домой». Даже сложно сказать, чем именно она зацепила сознание автора этих строк. Одним словом, что-то в ней было. 

Carmen Lundy
Кармен Ланди (фото: Владимир Коробицын)

Когда уже казалось, что первое отделение подошло к концу, на сцену вместо Дмитрия Мосьпана вдруг вышла вокалистка Кармен Ланди, которая представила публике четыре написанные ею песни. И тут снова настал звёздный час барабанщика Дональда Эдвардса, который хоть и не тянул на себя одеяло, но обращал на себя внимание хорошо осмысленным аккомпанементом, особенно в тех местах, где требовалось подпустить немного «латины». С эмоциональной точки зрения, наверное, лучше всего публика восприняла печальную балладу «Show Me A Sign», которую Кармен посвятила своей матери. А те, кого не захватила чувственная сторона, наверняка оценили длинные вокальные ноты, которые Кармен с большим энтузиазмом раскачивала на пианиссимо (очень тихом звуке). 

Второе отделение началось с экспромта в «синтетическом жанре». По техническим причинам Игорю Бутману пришлось травить байки, пока на заднем плане Иван Фармаковский самоотверженно орудовал ключом для настройки рояля (в чём преуспел). Вообще надо сказать, что атмосфера в Светлановском зале в этот раз была довольно странная — в прямом физическом смысле слова «атмосфера»: явно было очень влажно, что, наверное, тоже внесло свой вклад в «поплывший» строй инструмента. 

McCoy Tyner
McCoy Tyner Quartet (фото: Владимир Коробицын)

Музыкальную же часть второго отделения представлял квартет одного из «последних могикан» уходящей, к нашему величайшему прискорбию, джазовой эпохи — пианиста Маккоя Тайнера. Увы, было видно, что музыкант сильно сдал за те шесть лет, что прошли со времени его предыдущего визита в Москву. Он по-прежнему в неплохой исполнительской форме, но его физическое состояние, увы, трудно назвать идеальным. 

Gary Bartz
Гэри Бартц (фото: Владимир Коробицын)

В составе квартета Маккоя Тайнера играла ещё одна звезда старшего поколения — саксофонист Гэри Бартц. Впрочем, ритм-секция тоже была очень представительна — басист Джералд Кэннон (в Москве он выступал впервые ещё в 2002 г. с Jazz Machine барабанщика Элвина Джонса, тоже, кстати, участника квартета Джона Колтрейна — как и Маккой Тайнер) и барабанщик Эрик Граватт (группа Weather Report, ансамбли Сэма Риверса, Вуди Шоу, Уэйна Шортера и др.).
Выступление квартет начал увесистой хард-боповой пьесой, в которой Маккой Тайнер убедительно продемонстрировал, что его рано списывать со счетов и понятие драйва для него не пустой звук. В общем-то, мастер и далее не терял этого ощущения, хотя, казалось, по временам задумывался, погружался в себя, что сказывалось на его звучании. Гэри Бартц показал себя хорошим мелодистом. Его соло были очень логичны и музыкальны: прямо садись, снимай и анализируй. Контрабасист Джералд Кэннон, кстати, тоже отличался интересными мелодичными соло, но доставил публике удовольствие другого рода — его инструмент, что называется, «прокачивал» ритм.
 

McCoy Tyner
Маккой Тайнер (фото: Владимир Коробицын)

Квартет завершил своё выступление эллингтоновским стандартом «In a Mellow Tone», который подвёл своего рода эстетическую черту под выступлением. Собственно, уже в 2004-м, когда Маккой приезжал в Россию впервые, было ясно, что для него времена участия в самых радикально новаторских проектах 60-х остались позади, что он гораздо сильнее авангардного порыва ценит гармоническую ясность и красиво очерченные мелодические линии. Возраст и явственные проблемы со здоровьем, похоже, сделали последнего остающегося в живых участников великого квартета Джона Колтрейна ещё более консервативным музыкантом — но, конечно, мудрость и опыт Маккоя сказываются в каждой ноте, которую он играет, и способны придать эстетическую весомость каждой его ноте, насколько бы консервативной она ни была.

Академик-Бэнд
Академик-Бэнд (фото: Владимир Коробицын)

Но это был ещё не конец вечера, хотя шёл уже двенадцатый час ночи. После выступления квартета многие покинули зал: всё-таки в понедельник на работу (в советские времена, помнится, эти не слишком-то вежливые исходы из зала десятков людей в паузах между пьесами носили у музыкантов название «последний трамвай в Мытищи», да простят нас культурные и образованные жители этого подмосковного города). Но примерно половина слушателей всё-таки осталась послушать «Академик-бэнд» под руководством Анатолия Кролла (кстати, тоже пианиста — хотя в качестве лидера биг-бэнда он и не садится за рояль). Помимо того, что выступление большого джазового оркестра само по себе уже приятное дело, выступление «Академик-бэнда» — это всегда ещё и парад будущих звёзд отечественного джаза. И это не возлияние елея, это строгая констатация факта. В этот раз, например, о себе весомо заявили молодой трубач Александр Сахаров (горячий, очень джазовый звук, отличное понимание природы блюзового интонирования), тромбонистка Алевтина Полякова (развитое импровизационное мышление и совсем не «девичий» мощный, интересный звук тромбона) и саксофонист Азат Баязитов (наследник большой школы саксофонистов, которых развитие мелодической линии интересует больше бесконечных аккордовых замен).

Алевтина Полякова
Алевтина Полякова и Анатолий Кролл (фото: Владимир Коробицын)

«Триумф Джаза»: 6 февраля, Дом Музыки

Григорий Дурново,
обозреватель «Джаз.Ру»

Фото: Владимир Коробицын
GD

Репортажи со всех дней фестиваля:
07.02, Дом Музыки
06.02, Дом Музыки
05.02, Клуб Игоря Бутмана
04.02, Клуб Игоря Бутмана

Первый день большой программы десятого фестиваля «Триумф джаза» (то есть не клубной, а в Светлановском зале Дома музыки) начался с выступления ансамбля Passion, стержнем которого являются барабанщик Олег Бутман и пианистка Наталья Смирнова. Нередко к этому страстному костяку присоединяются американские басисты и саксофонисты (это зафиксировано и на одноименном альбоме Бутмана-Смирновой с участием контрабасиста Эссиета Эссиета и саксофонистов Уэйна Эскоффери и Марка Гросса), а также вокалисты. В Доме музыки бас-гитара была отдана вездесущему Антону Давидянцу, который уже имел опыт работы с Олегом и Натальей. Его жёсткая, упругая пульсация как нельзя лучше гармонировала с самозабвенной игрой пианистки и барабанщика — это показала и первая композиция ансамбля, которая, несмотря на, как водится в Светлановском зале, не лучший звук, представила трио во всей красоте и энергичности.

Oleg Butman
Олег Бутман (фото: Владимир Коробицын)

На второй и третий номера выступления ансамбля внимание на себя перевела американская певица Шанда Рул. Ее самобытный, нутряной и, честно говоря, не слишком типичный для «Триумфа джаза» последних лет современный афроамериканский драйв удачно наслоился на угловатые ритмы ансамбля, и прозвучала песня, в которой, вероятно, далеко не все и не сразу опознали «Go Down Moses» — и то опознать прославленный спиричуэл можно было только по тексту, аранжировка Рул далеко отошла от оригинала. Следует особо отметить момент, когда Рул пела под колючий аккомпанемент одной Смирновой. Спев ещё один стандарт, который был, по её же словам, преобразован в Jamaica funk, она стремительно удалилась, дав возможность трио сыграть последнюю композицию — пора было освобождать сцену для главных героев первого отделения (а по мнению большой части зрителей — и вообще всего фестиваля): трио Майка Стерна.

Chanda Rule
Шанда Рул и трио Passion
Mike Stern
Майк Стерн (фото: Владимир Коробицын)

Стерн бывал в России неоднократно, объездил много городов, и его неизменно встречают толпы (а он встречает их неизменной счастливой улыбкой, которая, кажется, вообще не сходит с его лица, когда он кого-то приветствует или просто с кем-то разговаривает). Судя по овациям, даже больший восторг у зрителей, чем сам Стерн, вызывает его барабанщик, кумир джазовой молодежи (и не только) Дэйв Уэкл — ту же бурную реакцию на его появление и игру (ещё более бурную, чем на появление и игру Стерна) автор этих строк наблюдал на фестивале в Киеве в октябре прошлого года. Состав ансамбля Стерна от приезжавшего в Киев отличался, во-первых, тем, что на бас-гитаре играл уже не Крис Минь Доки, а Том Кеннеди (который, как рассказывают, тоже имеет немало поклонников среди москвичей, несмотря на то, что это имя вовсе не так раскручено, как имена его партнёров), а во-вторых, отсутствием выдающегося трубача Рэнди Бреккера, чьи соло на сцене киевского Октябрьского дворца уводили музыку из плоскости предсказуемого фьюжн в плоскости совершенно иные. Стерн вполне охотно тянется к разным стилям, примером тому его последний альбом «Big Neighborhood», на котором с ним вместе играют совершенно непредставимые в одном списке музыканты: от Стива Вая до трио Medeski, Martin & Wood. Однако в выступлении трио все время звучал чистый фьюжн (как ни парадоксально выглядит это словосочетание), хоть и довольно разнообразный. Энергичность и виртуозность отошли на второй план, когда трио заиграло медленную, прочувствованную композицию «K.T.» с альбома «Who Let the Cats Out» 2006 года. В оригинале здесь солирует труба Роя Харгроува, которую поддерживает орган Джима Бирда. Их отсутствие, впрочем, на прочувствованности не сказалось. 

Dave Weckl
Дейв Уэкл (фото: Владимир Коробицын)

Второе отделение открыл российско-американский ансамбль пианиста и руководителя фестиваля «Джазовая провинция» Леонида Винцкевича. В нем, кроме сына пианиста, саксофониста Николая Винцкевича, играют басист Кип Рид и барабанщик Джоэл Тейлор. Если первое отделение практически сплошь было построено на энергичной игре, на виртуозных атаках, то ансамбль Винцкевича принес с собой изящество, мелодичность и ощущение камерности, которое не портила даже ожесточенность Тейлора.

Vintskevich Group
Ансамбль Леонида и Николая Винцкевичей
Леонид Винцкевич
Леонид Винцкевич (фото: Владимир Коробицын)

Когда арт-директор и ведущий фестиваля Игорь Бутман вышел на сцену, чтобы представить ансамбль и тем самым попросить музыкантов уступить место следующему составу, Винцкевич и компания не послушались и сыграли на бис заводную самбу. Это дало очередной повод для размышлений о фестивале как о смене картин — быстрой и, возможно, слишком пёстрой. Безусловный плюс здесь в том, что «Триумф джаза» старается представить действительно разных музыкантов: как лучших «своих», так и интереснейших «чужих», причем и старых, и молодых. Но в результате некоторые выступления оказываются чересчур короткими — а как иначе уместить четыре-пять коллективов в программу одного концерта, начинающегося в семь вечера? Впрочем, для тех, кто хотел получить большее представление о конкретных участниках фестиваля, такая возможность была предоставлена: еще до начала основной программы и в первый её день в Клубе Игоря Бутмана можно было послушать некоторых гостей подольше. 

Lionel Loueke
Лионель Луэке (фото: Владимир Коробицын)

И вот на сцене появилось трио Лионеля Луэке. Грех лишний раз не отметить: в последнее время «Триумф джаза» знакомит Москву с актуальными джазовыми музыкантами, находящимися на самой что ни на есть передовой линии. Речь не об авангарде, который на бутмановском фестивале вряд ли прозвучит, но о весьма любопытных джазовых экспериментах, в которых джаз причудливым и иным, чем в прошлые десятилетия, образом сочетается с роком — как у приезжавшего год назад трубача Крисчена Скотта — или с народной музыкой, как у Луэке. Этот гитарист родом из Бенина, он прошёл путь от нищеты до мировой известности, от покупки первой гитары на годовой заработок до заказа специального инструмента у знаменитого швейцарского мастера, от игры в африканских поп-ансамблях до приглашения Хэрби Хэнкока и Уэйна Шортера на запись собственного альбома. Разумеется, в музыке Луэке звучат темы его родных мест, он и поет на своем родном языке фон, но это не этно-джаз, к которому многие из нас привыкли, это именно какой-то совсем новый голос, с необычными созвучиями, направление, которое продолжает развиваться и которому еще предстоит подобрать название (если это зачем-то нужно). В колледже Бёркли, куда Луэке попал после обучения в Кот-д’Ивуаре и Франции, он познакомился с барабанщиком Ференцем Неметом из Венгрии (Луэке называет его Frank) и контрабасистом Массимо Бьолькатти, полуитальянцем, полушведом. Они создали трио Gilfema (названное по первым буквам имен участник, Gil — это первые буквы второго имени Луэке, Gilles), которое выпустило два альбома в 2000-х годах. Эта же ритм-секция играет с Лионелем и в его сольных проектах. Отличие от Gilfema в том, что оно исполняло композиции, написанные всеми участниками, а трио Лионеля Луэке играет преимущественно его собственную музыку.
Гитара, произведенная Рольфом Шпулером, необычна: у неё фактически нет деки, только обод, и в строе её много басовых нот, так что одновременная игра с контрабасом создает особо насыщенный саунд. Луэке переключает тембры, и гитара начинает звучать как клавиши или играть октавами. Африканские мелодические ходы накладываются на блюзовые гармонии, а Ференц Немет, украсивший установку различными дополнительными ударными, играет каким-то своим стилем, резко вздергивая палки под прямым углом. Поиграв дуэтом с каждым из участников ритм-секции, Луэке ненадолго остался на сцене один и, перетянув гитару полосой бумаги, спел лирическую песню. Контрабасист и барабанщик вернулись, и трио сыграло напоследок композицию, дышащую чисто африканским солнечным воздухом, которым Луэке заразил и зал, охотно подпевавший гитаристу по его просьбе. Кстати, через три дня после выступления гитариста вышел его новый альбом, «Mwaliko», на котором его можно услышать не только в трио, но и в дуэтах с Эсперансой Сполдинг, Маркусом Гилмором, Ришаром Бона и соотечественницей Анжелик Киджо.

Igor Butman Big Band
Биг-Бэнд Игоря Бутмана (фото: Владимир Коробицын)
Igor Butman
Игорь Бутман (фото: Владимир Коробицын)

Закрыло первый день краткое и яркое выступление биг-бэнда Игоря Бутмана. Прозвучали «Giant Steps» Джона Колтрейна, «Ностальгия», которую саксофонист на сей раз посвятил памяти отца, недавно ушедшего из жизни, и необычная, то тихо опутывающая слушателя, то с грохотом обрушивающаяся на него версия «Caravan». Если придираться, то о первых двух номерах можно было сказать, что духовые иногда звучали излишне резко. Но древняя джазовая классика была исполнена эффектно и безукоризненно — идеально для завершения слегка затянувшегося вечера.

«Триумф Джаза»: 5 февраля, Клуб Игоря Бутмана

Диана Кондрашина,
фото: Владимир Коробицын
DK

Репортажи со всех дней фестиваля:
07.02, Дом Музыки
06.02, Дом Музыки
05.02, Клуб Игоря Бутмана
04.02, Клуб Игоря Бутмана

Иногда меня преследует мысль, что альбомы, записанные в студии — это только невнятный симулякр, искажающий истинное представление о музыке. Происходит уплотнение и «вычищение» звука, который становится уже не потоком осязаемых волн, но всего-навсего записанным в двоичной системе счисления шифром. Доказывает мои опасения одно: стоит попасть на концерт действительно неординарного коллектива, как начинаешь понимать, насколько сильно отличается восприятие его со сцены от прослушивания альбомных записей. Вот Майк Стерн, великолепный фьюжн-гитарист, записавший вместе с великим Майлсом Дэйвисом альбом «Star People» в 1982-м и игравший вместе с Джо Хендерсоном, Томом Харреллом, Жако Пасториусом, Ричардом Бона, Тайгером Окоси и многими другими. Стерн выпустил в 2009 году пластинку «Big Neighborhood», которая попала в шорт-лист премии «Грэмми» в номинации «Лучший альбом современного джаза», но не сумела обойти Джо Завинула с его «75», изданной на том же лейбле Heads Up. К слову сказать, это уже пятая номинация музыканта на «Грэмми», которая не увенчалась победой. Ничего плохого об альбомах Майка Стерна не скажешь, но не видеть и не слышать музыканта вживую — почти то же самое, что не слышать его вообще.

Mike Stern
Майк Стерн (фото: Владимир Коробицын)

В Москву Майк Стерн впервые приезжал в 2001 году, но, похоже, после нынешнего концерта музыканту стоит задуматься о том, чтобы вернуться не через девять лет, а пораньше. На «Триумфе Джаза» американский гитарист с внешностью истинного рокера 70-х-80-х выступил с басистом Томом Кеннеди и барабанщиком Дэйвом Уэклом, — а это музыканты, которые требуют отдельного разговора. Уэкл работал с Джорджом Бенсоном, Полом Саймоном и даже Мадонной, а в конце 80-х стал постоянным участником группы Чика Кориа (Chick Corea Elektric Band), после чего начал гастролировать с Майком Стерном. Биография Тома Кеннеди тоже, как говорится, внушает: карьеру в фьюжне он начинал с работы с Майклом Бреккером и группой Steps Ahead (с которой Стерн тоже частенько играл), но и до этого успел выступить на одной сцене с Диззи Гиллеспи, Сонни Ститтом, Джеймсом Муди, Фредди Хаббардом — в общем, это бесконечный список, который так или иначе приводит Тома Кеннеди в группу Дэйва Уэкла и бэнд Майкла Стерна. Когда на одной сцене собираются музыканты такого уровня, кажется, что они сами устанавливают законы в музыке.
Несправедливо будет сказать, что Майк Стерн и его команда играли исключительно джаз-рок: иногда так и хотелось сместить акценты в сторону «рока», иногда же импровизация с её бесконечными нюансами брала верх над мощным и плотным звуком рок-музыки. Но в принципе звучание Стерна и Ко — довольно запоминающееся и узнаваемое. Бас-гитара Тома Кеннеди периодически меняет роли, то становясь частью ритм-секции, то аккомпанируя электрогитаре Стерна. Гитара Майка Стерна звучит очень мягко, но уверенно: достаточно звонко, чтобы слушатель поспевал за мелодией и не терялся в гипнотизирующих пассажах. Дэйв Уэкл порой увлекается ритмом настолько, что начинаешь задумываться, кто из музыкантов в действительности больше всех импровизирует. Но техника его, конечно, сильно впечатляет. Уэкл способен из ритмически сбитых, немного нечётких структур сотворить настоящее зрелище: бывает, что соло барабанщиков воспринимаются через силу, но только не здесь.
Кажется, что композиции Майка Стерна с мелодической точки зрения несложные — слушатель способен уловить основную тему, распознать её в последующей импровизации, но аранжировки — безумные: бас в прямом смысле слова поёт, ритм — шаркает, спотыкается, потом снова выстраивается в чёткую структуру. Ни один звук не кажется случайным, будь то звон тарелки или торопливое соло Тома Кеннеди на бас-гитаре. Иногда Майк Стерн скромно нажимает на педали модулятора, и его гитара начинает издавать воющие космические звуки или становится тихой, будто музыкант репетирует сам с собой. Даже в таком случае, если Стерн играет сам, с очень тихим аккомпанементом барабанов, слушатель сразу поглощён процессом музицирования. Музыка Стерна, при всём своём стремлении уйти в импровизацию, обладает видимой структурой: слушателю кажется, что он вот-вот способен подхватить мелодию и следовать вместе с ней, но мелодия всегда оказывается на шаг впереди. Эта доступность и непредсказуемость одновременно особо сильно чувствуется именно на концертах — на альбомах она как-то сглаживается, блекнет. Очень эмоционально, с колоссальной энергией, коллектив исполнил композиции как с последних альбомов Стерна, вроде «K.T.» с «Who Let The Cats Out?», так и более ранние вещи — благо, что студийных альбомов у гитариста целых 14. Целого вечера, как подобает, оказалось мало — всё-таки группа Майка Стерна способна самостоятельно собирать залы фестивальных масштабов. Я не присутствовала в Доме Музыки на следующий день, когда Стерн и его группа играла всего лишь маленький сет в рамках концерта; думаю, такая атмосфера не играет им на руку. Но я не удивлюсь, если мне расскажут потом, что Майк Стерн тоже вышел в зал в перерыве и собственноручно продавал свои альбомы, успевая их при этом подписывать.