Швейцарский барабанщик Клеменс Куратле, трио La Môme: интервью для «Джаз.Ру»

«Джаз.Ру» уже рассказывал о первом концерте тура, который с 30 сентября по 16 октября по России проведёт швейцарский ансамбль La Môme. Трио без гармонического инструмента и баса — Филипп Хиллебранд (Philipp Hillebrand — кларнет, бас-кларнет), Флориан Вайс (Florian Weiss — тромбон) и Клеменс Куратле (Clemens Kuratle, ударные, перкуссия) — создано как посвящение ни много ни мало Эдит Пиаф. И при этом в трио никто не поёт.

La Môme
La Môme: Philipp Hillebrand, Clemens Kuratle, Florian Weiss

La Mômeпроизводное от la môme piaf, буквально «малышка-воробушек»: такое прозвище дал 19-летней французской певице Эдит Гассьон её первооткрыватель Луи Лепле, владелец популярного парижского кабаре Le Gerny. Она так и вошла в историю классического французского шансона как Эдит Пиаф (Édith Piaf, 1915-1963).

По мнению молодых швейцарских музыкантов, созданная Пиаф музыка никогда не потеряет харизмы и привлекательности. Отличительные яркие мелодии, глубокие и запоминающиеся тексты, высочайшая эмоциональность и вовлечённость исполнителя — всё это, как они говорят, будет порождать всё новые и новые отголоски в мировом искусстве, подчас в совершенно неожиданном контексте. И само их обращение к музыке Пиаф — одно из ярчайших тому доказательств (ярчайших уже просто потому, что те самые «глубокие и запоминающиеся тексты» из их прочтения по понятным причинам выведены).

Édith Piaf
Édith Piaf

La Môme называют себя «обычным современным джазовым трио», что само по себе характерно: обычность для них — то, что для многих показалось бы радикальным шагом в будущее. Необычные аранжировки для кларнета, тромбона и ударных, в понимании музыкантов, сохраняют великолепие специфического голоса Пиаф и подчёркивают хрупкость её личности. И они гарантируют, что не пытаются воссоздать атмосферу старого Парижа: даже если слушателю в какой-то момент начнёт казаться, что музыка La Môme стала расслабленной и элегичной, ему гарантировано самое настоящее новоджазовое извержение вулкана. Даже это — дань уважения Эдит Пиаф, готовность откровенно взорваться эмоциями и неприкрытая чувственность того, что происходит на сцене.

Clemens Kuratle
Clemens Kuratle

В последние дни перед отправкой в масштабный тур (от Калининграда до Екатеринбурга!) барабанщик состава Клеменс Куратле дал интервью «Джаз.Ру».

Это первый приезд в Россию для каждого из участников трио. Чего вы ждёте от нашей страны именно как артисты?

— Да, мы будем здесь впервые и очень ждём встречи с новой страной и новыми людьми. От многих знакомых музыкантов, которые тут уже бывали, мы слышали, что для России очень характерны открытость и восприимчивость к джазу и импровизационной музыке в целом, так что нас очень вдохновляет перспектива делиться своей музыкой именно с такой аудиторией.

Инструментальный состав вашего трио таков, что вас наверняка уже просто замучили вопросами о его вычурности и нестандартности. Поэтому давайте взглянем на ситуацию немного под другим углом: а чем он принципиально отличается от других проектов с вашим участием, что именно в этой инструментовке и в выборе музыки Эдит Пиаф такого, что вы не могли бы реализовать (или уже не реализовываете) в других коллективах более стандартного толка?

— Надо учитывать, что всем троим участникам нашего коллектива интересен и необходим постоянный вызов самим себе, постоянное испытание себя на музыкальную прочность — и как композиторов, и как аранжировщиков. Трио без гармонического инструмента — да, безусловно, это нестандартно. И нам надо искать какие-то совершенно новые способы исполнения, чтобы заставить его звучать хорошо. Но в других составах, где мы играем, всё тоже непросто: я, например, играю в квартете с арфистом (который занимает место гитариста, пианиста или другого традиционного исполнителя на гармоническом инструменте). Филипп, наш кларнетист, играет в трио с басистом и аккордеонистом. Флориан возглавляет собственный квартет, где помимо его тромбона есть только ударные, бас и саксофон. И мы все в той или иной степени любим самую разную музыку — и современную эстраду, и музыку Балкан, если угодно, и обычный европейский фольклор. Так что всё это складывается воедино.
ВИДЕО: La Môme «Padam»

ДАЛЕЕ: продолжение интервью, ВИДЕО и ПОЛНОЕ РАСПИСАНИЕ ТУРА  Читать далее «Швейцарский барабанщик Клеменс Куратле, трио La Môme: интервью для «Джаз.Ру»»

Альберт Мангельсдорфф: титан тромбона. 90 лет со дня рождения

Юрий Льноградский YL

5 сентября 2018 исполнилось 90 лет со дня рождения известнейшего представителя немецкого джаза — тромбониста Альберта Мангельсдорффа (Albert Mangelsdorff). Говоря о нём, трудно обойтись без терминов «новатор» и «революционер»: Мангельсдорффу, пожалуй, трудно найти достойных конкурентов в деле «осовременивания» джазового тромбона. Он широко известен своей уникальной техникой игры, позволяющей играть на инструменте гармонически (то есть извлекать из одноголосного по сути своей тромбона одновременно несколько нот — за счёт одновременно и «традиционного» направления потока воздуха, и пропевания каких-то мелодических линий). И если в случае со многими новаторами, добившимися чего-то сравнимого на своих инструментах, разработка новых методик сравнительно редко подкреплялась по-настоящему всемирной их демонстрацией, то Мангельсдорфф и тут взял едва ли не высшую планку в мировой истории: в 1972 году он был удостоен чести играть соло (!) на мюнхенских Олимпийских играх — событии, которое смотрел без преувеличения весь мир и отбор музыкантов на которое шёл куда более жёстко, чем на многие современные «Евровидения»…

Albert Mangelsdorff, 1986 (photo © Urban Kirchberg)
Albert Mangelsdorff, 1986 (photo © Urban Kirchberg)

Текст выходил к 80-летию со дня рождения артиста в №15 бумажной версии «Джаз.Ру» (№6-2008). Актуализирован для 2018. В сетевой версии публикуется впервые.

Становление музыканта пришлось на то время и место, которое при всём желании удачными не назовёшь. Реалии Франкфурта, в котором родился и рос Альберт, к моменту появления у него интереса к музыке были уже реалиями не просто Германии тех лет, а Германии Третьего рейха. Джаз, как музыка расово чуждых негров (а заодно и евреев), на официальном уровне попросту преследовался. Правда, источники тех лет порой упоминают о существовании каких-то полуподпольных концертов, а порой даже и небольших ресторанчиков с джазовой и околоджазовой музыкой, в которых вполне можно было «нахвататься» знаний и умений. Однако Мангельсдорфф получил свои первые знания о предмете из коллекции пластинок своего старшего брата Эмиля, а свой интерес к джазу вынужденно скрывал. Первыми же шагами в музыке для него стали уроки дяди, профессионального скрипача. Впоследствии Альберт самостоятельно научился играть на гитаре, и к тромбону, который прославил его имя на весь мир, его привёл именно этот инструмент: уже после окончания Второй мировой войны, в 1948, играя на гитаре ради небольшого заработка перед американскими солдатами, Мангельсдорфф завязал с ними разговор и, слово за слово, выменял у них подержанный тромбон на… сигареты. Поневоле задумаешься, так ли уж вредно курение для будущего духовика…

Прогресс Альберта на тромбоне был поразительным. Очень скоро о нём заговорили в узких кругах, затем эти круги стали широкими, и уже в 1952 г. 24-летнему Мангельсдорфу было предложено записаться на пластинку — это в послевоенной-то Германии, которой предстояло не только перестроиться на новые рельсы в плане восприятия «расово чуждой музыки», но и вообще опомниться от итогов Второй мировой, переломавшей и куда более важные для страны отрасли, чем звукозапись! Правда, лидером этого проекта был тенор-саксофонист Ханс Коллер, ещё с довоенных времён стоявший на беспрецедентной позиции пропаганды джаза в условиях его безусловного партийного запрета. Официально числясь в рядах германской армии и имея на руках консерваторский диплом, он умело балансировал на грани дозволенного и умудрился в течение всей войны иметь действующий джаз-ансамбль, который особо не маскировался под «популярную музыку», а Мангельсдорфф и вовсе попал в сферу его внимания ещё в 1947, когда ни о каком тромбоне не было ещё и речи.

Альберт Мангельсдорфф в конце 1950-х (фото с обложки выпущенного в 2015 альбома ранних записей артиста «Mainhatten Modern»)
Альберт Мангельсдорфф в конце 1950-х (фото с обложки выпущенного в 2015 альбома ранних записей артиста «Mainhatten Modern»)

В 50-х Мангельсдорфф сотрудничал, разумеется, не только с Коллером: музыкант такого класса, каким он обещал стать, просто обязан был пробовать разные варианты, разные стили, разные форматы. Среди лидеров, в коллективах которых он играл — пианист Джо Климм (1950-1953), пианистка Ютта Хипп (1954-1955), в 1955 и 1956 гг. он уже входил в состав с говорящим названием Frankfurt All Stars, а в 1957-м стал ставить своё имя в качество со-лидера: первым коллективом в ряду его собственных ансамблей стал исполнявший хардбоп квинтет, вторым фронтменом которого был тенор-саксофонист Йоки Фройнд. Наконец, к 1958 году Мангельсдорффа, достигшего тридцатилетнего возраста, распространённый стереотип обязывал выходить на международную арену, если он рассчитывал говорить о себе как о музыканте высшего эшелона своего государства. Мангельсдорфф вышел, причём мастерски: именно он стал единственным представителем Германии в сборном интернациональном оркестре Ньюпортского джаз-фестиваля 1958 года, куда получил путёвку из одного из многочисленных сборных молодёжных оркестров тех лет.

Любопытно то, что этот выезд в Америку (которая наверняка для выросшего при нацистах немецкого музыканта казалась таким же музыкальным раем, как и для выросшего при коммунистах советского) не стал отправной точкой для музыкальной эмиграции. Мангельсдорфф без малейших сомнений вернулся в Германию и пошёл на родине «по нарастающей» — благо и эхо войны всё отдалялось, и экономическая мощь и благосостояние государства росли на глазах, и молодое поколение партнёров внушало оптимизм.

32-летний Мангельсдорфф в 1970-м
32-летний Мангельсдорфф в 1970-м

В шестидесятых стоит отметить сразу несколько проектов. Мангельсдорфф повторил тему «всех звёзд», но на сей раз — на две ступеньки выше городского уровня, с European All Stars. Он образовал квинтет очень необычного инструментального состава с участием барабанщика Ральфа Хюбнера, басиста Гюнтера Ленца и двух саксофонистов — Хайнца Зауэра и Гюнтера Кронберга: ансамбль остаётся одним из самых интересных явлений европейского джаза 60-х, его игру могла видеть на концертах не только Германия и Европа, но и США, Азия и даже Южная Африка. После поворота в сторону фри-джаза и ухода Кронберга коллектив существовал в виде квартета вплоть до 1971 г. Кроме того, Мангельсдорфф сделал две любопытных записи: с пианистом Modern Jazz Quartet Джоном Льюисом (альбом 1962 года «Animal Dance», Atlantic) и со своим квинтетом (альбом «Now Jazz Ramwong», записанный в 1964 г. после тура по Азии по инициативе культурного института имени Гёте и включавший много материала, основанного на этнических азиатских мотивах).
ВИДЕО: Albert Mangelsdorff «Now Jazz Ramwong», 1964

ДАЛЕЕ: продолжение биографии Альберта Манельсдорффа  Читать далее «Альберт Мангельсдорфф: титан тромбона. 90 лет со дня рождения»

К 70-летию: клавишник Ян Хаммер, ветеран джаз-рока и композитор телевизионных сериалов

17 апреля отмечает 70-летие ветеран фьюжн-сцены — клавишник Ян Хаммер, участник группы Mahavishnu Orchestra и записи эпохального альбома барабанщика Билли Кобэма «Spectrum», один из самых известных в мире музыкантов родом из Чехии. В честь его дня рождения делаем доступным для сетевой аудитории портретный очерк, который к 60-летию музыканта написал для бумажной версии «Джаз.Ру» Юрий Льноградский. Текст актуализирован на 2018 г.

Jan Hammer, 1970-е гг.
Jan Hammer, 1970-е гг.

Ценители джазовой музыки относятся к клавишнику Яну Хаммеру по-разному — но, пожалуй, в основной своей массе всё-таки с некоторой долей неприятия. Дело, наверное, даже не в том, что от бескомпромиссной и, вне всякого сомнения, новаторской музыки, которую он играл у Джона Маклафлина в легендарном Mahavishnu Orchestra первого созыва, Хаммер со временем легко переключился на создание популярных мелодий для телесериалов. Дело скорее в том, с какой охотой он это сделал и с какой искренностью работает сегодня на своём музыкальном поле, к которому трудно применить термины, отличающиеся от слов «попса», «конъюнктура» и т.п.

23-летний Ян Хаммер на чешском телевидении, 1965
23-летний Ян Хаммер на чешском телевидении, 1965

Ян Хаммер родился 17 апреля 1948 года в Праге — что называется, в музыкальной семье: его матерью была известная чешская джазовая певица Власта Прухова, а отец, хотя и выбрал профессию врача, в студенческие годы играл на вибрафоне. С четырёх лет мальчик начал учиться играть на фортепиано, с шести — засел за изучение музыки систематически. К четырнадцати годам у него уже было собственное джазовое трио, с которым он не только регулярно выступал в Праге, но и активно концертировал по стране: входили в этот состав братья Мирослав и Алан Витоуш, первому из которых было впоследствии суждено стать одним из самых любопытных басистов в современной импровизационной музыке. Именно вместе с Мирославом Витоушем, на тот момент его коллегой не только по трио, но и по пражской Академии искусств, Хаммер попал в число лауреатов международного конкурса и по полученному гранту отправился учиться в бостонский колледж Бёркли; а в 1968 году Чехословакию заняли советские войска, и оба студента решили не возвращаться домой. Любопытно, что музыка трио, в котором играли «невозвращенцы», при этом продолжала понемногу издаваться в Чехословакии на джазовых сборниках и проникала в том числе и в СССР.
СЛУШАЕМ: The Junior Trio (Хаммер и братья Витоуши, 1964)

После Бёркли друзья взялись за дело одинаково серьёзно, хотя пути их с тех пор практически не пересекались. Витоуш со временем стал одним из основателей легендарной джаз-рок-группы Weather Report, а Хаммер провёл год в ансамбле вокалистки Сары Воэн, исполняя роли одновременно пианиста и музыкального директора. В 1970-м, когда этот ангажемент закончился, он осел в Нью-Йорке и начал записываться в качестве сайдмена (в том числе с такими величинами, как барабанщик Элвин Джонс и флейтист Джереми Стайг).

В 1971-м Хаммер во всего-то двадцатидвухлетнем возрасте достиг, по мнению многих ценителей его творчества, пика карьеры: вошёл в состав Mahavishnu Orchestra. Неизвестно, предполагали ли тогда молодые Джон Маклафлин, Билли Кобэм, Джерри Гудман, Ян Хаммер и Рик Лэйрд, что слова «Махавишну Оркестра» для нескольких поколений будут звучать не менее весомо, чем слова «Битлз», «Майлз Дэйвис» или «Джон Колтрейн»; скорее всего, как и положено авторам нового направления в музыке, не предполагали — некогда было. Надо было играть музыку.
ВИДЕО: Mahavishnu Orchestra «Meeting Of The Spirits/You Know You Know», концерт на BBC, 1972

ДАЛЕЕ: продолжение биографии Яна Хаммера  Читать далее «К 70-летию: клавишник Ян Хаммер, ветеран джаз-рока и композитор телевизионных сериалов»

К 70-летию со дня рождения: басист Анатолий Бабий (1948-2005). «Одинокий волк и безумный бродяга»

70 лет назад, 3 марта 1948, родился Анатолий Бабий — композитор, аранжировщик, контрабасист, исполнитель на уникальном пикколо-басе. Он прожил недолгую жизнь, всего 56 лет. В его память мы собрали в один биографический очерк фрагменты текстов, которые писали о Бабие в 2005 и 2008 для «Джаз.Ру» очень разные авторы — старейшина московской джазовой журналистики Алексей Баташёв и представитель более молодого поколения, заместитель главного редактора нашего издания Юрий Льноградский.

Анатолий Бабий (фото © Наталья Бондарева, 2003)
Анатолий Бабий (фото © Наталья Бондарева, 2003)

Слушая импровизацию, человек, сам того не желая, начинает подражать импровизатору в жизни, то есть привносить импровизацию в то дело, которым он занимается, в каждую жизненную ситуацию, начиная от проблемы «догнать троллейбус или подождать следующего» до сложнейших деловых вопросов. В конечном итоге это и есть цель моей музыки.

Анатолий Бабий (цитата по статье Алексея Баташёва «Анатолий Бабий (1948-2005)» — «Полный Джаз» #288, 04.02.2005)

Биографическая справка «Джаз.Ру»:

АНАТОЛИЙ БАБИЙ (ФОТО: ЮРИЙ ЛЬНОГРАДСКИЙ)Анатолий Бабий (ударение в фамилии падает на второй слог. — Ред.) родился 3 марта 1948 г. в Краматорске Донецкой области в семье военных. С двух лет начал заниматься музыкой, в семь лет взял в руки контрабас. В 1964 г. закончил по классу контрабаса музыкальную школу, а в 1967 г. после трёх курсов Донецкого музыкального училища был отчислен за занятия джазом.

В течение года после училища играл в национальном оркестре Узбекистана на дутар-басе. Осенью 1968 ушел в армию, служил в ансамбле МВД УССР в Киеве. После армии играл в оркестре Якова Хославского в Донецке.

С 1971 г. Анатолий Бабий выступал на всесоюзных джазовых фестивалях в квартете трубача Валерия Колесникова. В 1975 уехал из Донецка в Сочи, проработал там сезон в ресторане, познакомился с московским бэндлидером Анатолием Кроллом, после чего следующий год работал уже с ним.

Анатолий Бабий в конце 1970-х1976: Бабий играет в трио Александра Шишкина в Горьком (ныне — Нижний Новгород). Оттуда московский саксофонист Алексей Козлов взял его в свой «Арсенал», где Анатолий проработал год. Потом было трио пианиста Леонида Чижика, в составе которого Бабий выступал на международном джазовом фестивале в Дебрецене (Венгрия) в 1977 г.

В 1979 г. Бабий перешел в оркестр п/у Олега Лундстрема и работал там до января 1981 г., когда министерство культуры РСФСР в рамках тогдашней концертной политики присвоило басисту право на сольный джазовый концерт в двух отделениях.

СЛУШАЕМ подкаст «Джаз.Ру», июль 2012. Аккомпаниаторы как солисты — незамеченный ансамбль: трубач и музыкальный журналист Андрей Соловьёв (группа «Вежливый отказ» и другие проекты) комментирует композицию «Композиция» в исполнении дуэта барабанщика Геннадия Хащенко (1936-2005) и контрабасиста Анатолия Бабия (1948-2005) с 4-го диска фестивального сборника «Джаз-78» (Мелодия, 1978).

В 1981-83 Анатолий Бабий выступал в дуэте с певицей Галиной Филатовой, а с 1983 и до конца жизни играл по преимуществу один.

26 января 2005 г. Анатолий Бабий умер в Челябинске от осложнений диабета.

Обложка альбома Анатолия Бабия «Искатели приключений», 1991
Обложка альбома Анатолия Бабия «Искатели приключений», 1991

СЛУШАЕМ: Анатолий Бабий «Искатели приключений», с одноимённого альбома, ВФГ «Мелодия», 1991


Не буду лгать — говорить, что мне «посчастливилось» быть рядом с этим человеком в последние годы его жизни. Правильнее будет сказать — «довелось». На тот момент я совершенно не разбирался ни в его значимости для отечественной джазовой сцены, ни в его личных обстоятельствах, ни в его, в конце концов, актуальном на тот момент творчестве. Просто — довелось, и всё.

Так получилось, что в конце XX века Анатолий Степанович после всех своих странствий и перипетий осел в Самаре. Говорят, ему здорово помогал самарский басист Андрей Бельянинов, человек в городе не последний; не знаю. Для меня знакомство с Бабием началось так же по-пионерски, как когда-то началось знакомство с музыкой вообще — с каких-то обрывочных разговоров знакомых музыкантов, каких-то бесконечных, непонятных и потому вызывающих любопытство реплик вроде «опять Бабий заходил». Необычная фамилия цепляла. Что за Бабий, спрашивал я. О, говорили мне, Бабий — это… Бабий. И — непонятный смех.
ДАЛЕЕ: продолжение очерка об Анатолии Бабие, фото, АУДИО  Читать далее «К 70-летию со дня рождения: басист Анатолий Бабий (1948-2005). «Одинокий волк и безумный бродяга»»

Интервью «Джаз.Ру»: саксофонист-новатор Дерек Браун вновь отправляется в тур по России

Юрий Льноградский,
зам. главного редактора «Джаз.Ру»
YL

anonsС 1 по 24 ноября по России будет гастролировать Дерек Браун (Derek Brown) – саксофонист-новатор из Чикаго, чей первый приезд в нашу страну состоялся совсем недавно, в марте. Тогда Браун дал «Джаз.Ру» предварившее тур большое интервью, однако второй за полгода тур в два с лишним десятка концертов — достижение, что и говорить, достаточно заметное, чтобы задать артисту несколько новых вопросов.

Derek Brown

Для начала — неизбежное представление музыканта. Дерек стремительно приобретает известность в мире со своим проектом BEATBoX SAX (именно так сам он пишет это название), в рамках которого он выступает в одиночку и не пользуется какой бы то ни было процессорной электроникой и фонограммами. В своих шоу Браун объединяет диаметрально противоположные составляющие — как в содержательной, так и в технической их части. С одной стороны, в его репертуаре – смесь из джазовых стандартов, классических произведений, хитов рок- и поп-музыки (вплоть до Джастина Бибера!) и авторских пьес. С другой стороны – он в состоянии совмещать игру на саксофоне, пение и специфический битбокс, который именно использованием саксофона отличает Брауна от множества «обычных» битбоксеров. Многие звуковые эффекты, которые он использует, в принципе невозможны для человеческого горла самого по себе.

Дерек живёт в Чикаго, активно гастролирует и имеет именные контракты на обеспечение со стороны ведущих производителей инструментов и оборудования (Legere Reeds, JodyJazz, P.Mauriat, BG, AKG). Собственный канал на Youtube принёс Брауну известность, о которой могут только мечтать многие «нормальные» джазмены: сегодня у него десятки тысяч подписчиков и миллионы просмотров, а найденные им решения изучаются и тиражируются студентами.

В первом российском туре Браун выступил на двадцати трёх сценах городов от Калининграда до Хабаровска. Как и положено, гастроли эти породили множество совершенно невообразимых историй. Особо выделяются среди них три концерта на Дальнем Востоке, за которые местный организатор Антон Кладницкий попросту решил не расплачиваться — хотя, справедливости ради, это стало проблемой не для самого Брауна, а для приглашавшей его в Россию продюсерской компании. Как бы то ни было, поездка была крайне успешной во всех творческих и персональных смыслах, а волна интереса к артисту стала причиной заинтересованности в нём фестиваля «Джазовая Провинция» — который, собственно, и спровоцировал идею возвращения Дерека уже через полгода.

ДАЛЕЕ: интервью Дерека Брауна, видео, полное расписание концертного тура по России в ноябре 2017 г. Читать далее «Интервью «Джаз.Ру»: саксофонист-новатор Дерек Браун вновь отправляется в тур по России»