«Шлёпанье одним или двойным языком»: саксофонист-инноватор Дерек Браун впервые в России

Юрий Льноградский,
зам. главного редактора «Джаз.Ру»
YL

anonsС 8 по 31 марта по двум десяткам городов России пролегает маршрут российского тура, в который впервые отправляется Дерек Браун (Derek Brown) – саксофонист-новатор из Чикаго, чей необычный стиль уже покорил аудиторию многих стран. Российский тур представляет компания «Отдел культуры». Ранее Браун выступал не только в зажиточной Западной Европе, но и в Китае, Малайзии, Бразилии, Латвии, Украине, Сербии.

Derek Brown
Derek Brown

Дерек – один из ключевых участников популярной чикагской фанк-группы Low Spark, однако известен он в первую очередь своим сольным проектом с говорящим названием BEATBoX SAX (именно так сам он пишет это название). Дерек объединяет в своих шоу диаметрально противоположные составляющие — как в содержательной, так и в технической их части. С одной стороны, в его репертуаре – смесь из джазовых стандартов, классических произведений, хитов рок- и поп-музыки и авторских пьес. С другой стороны – он в состоянии, не пользуясь процессорной обработкой звука, совмещать игру на саксофоне, пение и специфический битбокс, который именно использованием саксофона отличает Брауна от множества «обычных» битбоксеров. Многие звуковые эффекты, которые он использует, в принципе невозможны для человеческого горла самого по себе.

История Дерека напоминает классический путь музыкантов, совершивших революцию в джазе на заре его становления. Он родился и вырос в мичиганском захолустье, где любительские занятия музыкой направлялись запросами и советами не самых искушённых слушателей; первая группа с его участием, Afterthought, исполняла обычную смесь консервативного джаза и кантри на «белый» лад. Однако уже в ней Браун начал не только писать собственную музыку, но и пробовать выйти за рамки жанра, в том числе через новый взгляд на технику игры на инструменте. Дерек вообще не шёл проторенными путями: музыкальное образование, например, он получил в далеко не самом престижном заведении Штатов – в колледже-консерватории Университета Цинциннати. Но, возможно, именно вне образовательного конвейера всемирно известных джазовых школ и должен был зародиться новый стиль. Даже место работы многообещающий выпускник выбрал не там, где положено «нормальному» джазмену: Браун уехал преподавать в Христианский Университет Абилина, расположенный в небольшом техасском городке. Здесь он руководил джазовым отделением и основал джазовый фестиваль, ставший ежегодным. Здесь же и окончательно поставил перед собой амбициозную задачу – изменить формат сольного выступления саксофониста, сделать его полноценным по наполнению и звучанию шоу без применения электроники. Для решения оказалось недостаточно уже известных техник вроде циркулярного дыхания и более или менее очевидных перкуссионных фокусов; Браун разработал и собственные приёмы, получившие названия «slap-tonguing» и «double-tonguing». В буквальном переводе, который только усиливает всю специфику – это «хлопок (щелчок) языком» и «двойная работа языком»; отдельных же русскоязычных энтузиастов, искренне стремящихся передать перевод буквально, эти названия провоцируют на перлы вроде того, что вынесен в название материала.

Найденная формула позволила Брауну реализовать главную мечту любого современного музыканта – стать независимым артистом, который живёт только собственной музыкой и не должен совмещать её с преподаванием, работой в чужих ансамблях и т.п. Перебравшись в Чикаго, Дерек быстро стал одним из самых ярких саксофонистов современной сцены, что хорошо иллюстрируют именные контракты на обеспечение со стороны ведущих производителей инструментов и оборудования (Legere Reeds, JodyJazz, P.Mauriat, BG, AKG). Собственный канал на Youtube принёс Брауну известность, о которой могут только мечтать многие «нормальные» джазмены: сегодня у него десятки тысяч подписчиков и миллионы просмотров, а найденные им решения изучаются и тиражируются студентами.

Шоу Брауна – это действительно шоу. Здесь есть всё. Мало того, что в одной программе звучат джазовые стандарты («I Got Rhythm» Гершвина), фанк (неувядающий «Chameleon» Хэрби Хэнкока), соул («Stand By Me», прославленная Беном Э. Кингом), рок-н-ролл («Can’t Help Falling In Love» из репертуара Элвиса Пресли), классика (виолончельная сюита Иоганна Себастьяна Баха), новая волна («Every Breath You Take» от The Police), эстрада самого разного толка (от Haddaway до ни много ни мало Джастина Бибера). И мало того, что с точки зрения звуковой палитры один молодой американец с саксофоном даст хорошую фору иным полноценным ансамблям. Дело ещё и в естественности и юморе артиста, который не чурается добрых и ярких розыгрышей – например, исполнить свою композицию дуэтом с собственным папой, чей не очень музыкальный голос записан на мобильный телефон.

Дерек Браун, разумеется, вряд ли станет такой же легендой своего инструмента, какой стал Чарли Паркер, Джон Колтрейн или другие мастера высшего эшелона, перевернувшие представления современников о возможностях саксофона. Сейчас другое время. Но именно в это, другое время именно он, Дерек Браун, может воссоздать атмосферу джазового расцвета – когда все вокруг молоды, отчаянны, полны надежд, не боятся экспериментов и не забывают о том, что главное назначение этого искусства – дарить чистую радость, а не побуждать к искусствоведческим изысканиям.

ДАЛЕЕ: интервью Дерека Брауна, видео, полное расписание концертного тура по России в марте 2017 г. Читать далее ««Шлёпанье одним или двойным языком»: саксофонист-инноватор Дерек Браун впервые в России»

Швейцарское трио Schnellertollermeier отправляется в четвёртый российский тур

anonsС 15 по 23 февраля в по России будет гастролировать швейцарское трио Schnellertollermeier. Стилистическая направленность их музыки практически не поддаётся определению: ключевыми её особенностями являются умение свободно ориентироваться в неровных ритмических размерах и исполнять по памяти материал, гармоническая сложность которого сравнима с самыми радикальными образцами новой академической музыки. Джаз ли это? Безусловно, в том смысле, что большая часть репертуара предполагает импровизацию солиста и что он волен самостоятельно определять длительность своего соло в рамках понятного остальным «квадрата». Вот только «квадрат» в данном случае – это скорее трёхмерное асимметричное тело…

Трио «Шнеллертоллермайер» названо со здоровой иронией по фамилиям участников, трансформированным в наречия в сравнительной степени. Басист Анди Шнелльманн (Andi Schnellmann) добавил в общую формулу корень «schneller» («быстрее»), гитарист Мануэль Троллер (Manuel Troller) – «toller» («выше»), а фамилия барабанщика Давида Майера (David Meier) и вовсе не нуждается в превращениях, если достаточно просто стилизовать её под соответствующую часть речи. Правда, буквального перевода тут уже не получается, поэтому среди русскоязычных поклонников коллектива возникли целых три трактовки названия. Первая – в стиле переводчиков-сочинителей старой школы, которым важнее было найти в нужном языке готовую кальку, а не передать смысл буквально: «Быстрее, выше, сильнее». Вторая – более искушённая, учитывающая этимологию слова «meier», которым издавна называли наместников правителя, обязанных следить за порядком: «Быстрее, выше, организованнее». И третья — бесшабашно-бессмысленная и, как ни странно, лучше всего передающая смысл происходящего: «Быстрее, выше, Майер». Дело тут не в последнюю очередь и в том, что именно феноменальная работа барабанщика в коллективе бросается в глаза в первую очередь.

Schnellertollermeier
Schnellertollermeier (photo © Camillo Paravicini)

Сами музыканты считают, что их творчество – это, цитата, «просто музыка без компромиссов». На момент основания коллектива в 2006-м году каждому из музыкантов едва исполнилось по двадцать, что в современной Европе – почти ученический возраст, если речь идёт о действительно оригинальных, авторских экспериментах. Хорошее тому подтверждение – первый альбом группы, «Holz». Выпущенный в 2008-м году, сегодня он не упоминается (!) в официальной дискографии группы и распространяется только среди по-настоящему упёртых фанатов после долгих и неприятных переговоров – по той простой причине, что сами музыканты считают его ни много ни мало «ошибкой молодости», свидетельством всё ещё продолжающегося поиска и подверженности чужим влияниям.

Сегодня Schnellertollermeier смешивают импровизацию за пределами стилей, жёсткий джаз в духе Джона Зорна времён Naked City и брутальные формы авант-рока. В том, что получается, достаточно шума, чтобы в определённые моменты называть происходящее нойзом; достаточно энергии, чтобы прибегать к популярному и всё объясняющему термину «power trio»; но достаточно и осмысленности, чтобы слушатель захотел именно слушать эту музыку, а не отрываться под неё на танцполе, черпая в происходящем лишь чистую энергию.

Одна из самых удачных характеристик этого материала сравнивает его с классической литературой: дескать, порой надо перечитать определённую сентенцию несколько раз, чтобы понять её; но наконец-то поняв, понимаешь не только её саму — понимаешь нечто большее. Сами же музыканты трио охотно способствуют такому «перечитыванию», порой повторяя одни и те же внешне простые мелодические ходы по нескольку раз, вбивая свои асимметричные и гнутые гвозди в самую глубину слушательского мозга…

ДАЛЕЕ: подробности, ВИДЕО, контактная информация, билеты  Читать далее «Швейцарское трио Schnellertollermeier отправляется в четвёртый российский тур»

Джазовый краудфандинг, он же Краудфандинг с человеческим лицом

infra«Вообще-то мы уже делали нечто подобное в 2013-м году», — начинаю я умеренно-сопливый текст, описывающий Ещё Один Проект На Бумстартере. — «Мы взяли большой автобус, посадили в него четыре десятка музыкантов из восьми стран (от России до Чили) и в течение месяца ехали из Подмосковья в Туву, почти ежедневно играя концерты в самых разных форматах: то под открытым небом, то в филармониях. Музыканты почти не играли своей собственной привычной музыки: то, что творилось на сцене, создавалось каждый раз во всё новых и новых сочетаниях, на основе только что сочинённого в автобусе или вообще спонтанно создаваемого материала. Знающие люди говорят, что такого одновременно импровизирующего и трансформирующегося фестиваля-гастролёра не было, пожалуй, не только в российской, но и в мировой истории».

МузЭнергоТур-2013 на сцене (фото: Ирина Логовская)
МузЭнергоТур-2013 на сцене (фото: Ирина Логовская)

Всё стандартно. Дескать, у нас товар, у вас купец. Дайте денег, дорогие мои маленькие радиослушатели. А мы вам ого-го чего, ух как и в придачу дважды как минимум. И, в общем-то, всё: можно бы было смело причислять самого себя к разряду гордо сдающихся неизбежности. К тем, которые говорят громкие слова о самосознании масс и о том, что «нам нужны именно вы», а на самом деле идут по самому последнему из путей наименьшего сопротивления. Сначала дайте мне денег, а потом я вам на эти деньги сделаю продукт.

ДАЛЕЕ: подробное изложении теоретических основ и практического применения, а также в чём тут подвох, на чём всё стоит, куда наши побежали и чего мы от вас хотим?!..  Читать далее «Джазовый краудфандинг, он же Краудфандинг с человеческим лицом»

Кемерово. «МузЭнергоТур». Как это было

текст: Вадим Дикке
фото, видео: Максим Киселёв
фото: Александр Патрин
00

reportРАНЕЕ в Полном Джазе 2.0:
От Дубны до Тувы: «МузЭнергоТур» стартовал. Заметки продюсера
«Бесконечное приближение»: встреча с Юрием Льноградским (часть 2)
«Бесконечное приближение»: «МузЭнергоТур» — джаз-фэнтези от Юрия Льноградского (часть 1)


«Боишься — не делай, делаешь — не бойся», — эти слова Чингисхана сделал девизом своего смелого предприятия продюсер фестиваля «МузЭнерго» и «МузЭнергоТура» Юрий Льноградский; их любит также повторять применительно к своему детищу Игорь Дулуш, инициатор и бессменный организатор фестиваля «Устуу-Хурээ», что близ одноимённого храма в тувинском райцентре Чадан. В действительности цитату дополняет третье положение: «не сделаешь — погибнешь», что превращает её в своего рода категорический императив. Однако любая по-настоящему достойная идея требует времени для своего созревания — в том числе и для создания внешних условий, материальных, организационных и т.п. И если фестиваль «МузЭнерго» с 2007 года успешно проводится в подмосковной Дубне вот уже в 15-й раз (не удивляйтесь: он проходит не один раз в год, а несколько — минимум дважды, иногда и три раза. — Ред.), то до воплощения в жизнь «МузЭнергоТура» — идеи, возникшей немногим позже, насколько я могу помнить давнишние разговоры с Юрием, — дело дошло только в 2013 году. Побывав на одном из концертов этого тура, я могу с полной ответственностью утверждать: ожидание не просто стоило того — результат превзошёл любые представления, которые можно было себе составить заранее.

Юрий Льноградский (фото: Александр Патрин, Кемерово)
Юрий Льноградский (фото: Александр Патрин, Кемерово)

О туре в целом написано и сказано уже достаточно много, поэтому напомню только вкратце: идея заключается в том, чтобы собрать интернациональную команду музыкантов и пустить её в автопробег по городам и весям нашей родины, от подмосковной Дубны, где базируется фестиваль «МузЭнерго», до Чадана, расположенного в самом центре Тувы, конечная точка — фестиваль «Устуу-Хурээ». Во всех промежуточных пунктах следования — и не всегда это крупные города и большие залы — агитбригада даёт концерты такой музыки, которой иначе бы все эти города живьём, скорее всего, не услышали: музыки очень разной, но всегда Настоящей, и это слово относится не только к творческим устремлениям музыкантов, но и к конечному результату. Как оказалось, музыканты, в России известные очень мало, могут дать слушателю больше, чем иные признанные «монстры» и «зубры». На всякий случай замечу, что моральное право закидывать автора помидорами за последнее утверждение, если таковое желание у кого-то возникнет, может быть только у тех, кто самолично посетил какой-либо из концертов тура — впрочем, я уверен, что в этом-то случае поводов для несогласия с подобной оценкой уже не останется.

Double Trio Александра Маркварта на концерте в Кемерово (фото: Александр Патрин)
Double Trio Александра Маркварта на концерте в Кемерово (фото: Александр Патрин)

Мне удалось побывать на концерте, состоявшемся в большом зале Кемеровского государственного университета в воскресенье 7 июля, но этот концерт, возможно, стал кульминацией всего тура. Это один из четырёх концертов с наиболее полным составом участников — с 5 (Новосибирск) по 8 июля (Красноярск): раньше не все музыканты приехали, позже часть уезжает. Он ещё и стал едва ли не самым продолжительным в туре, продлившись более шести часов, что позволило каждому из участников отыграть полноценный сет. Для сравнения: накануне, в рамках официального празднования Дня города в Новокузнецке (кроме шуток!) команде «МузЭнергоТура» было отведено на всех три часа, а концерт в Красноярске на следующий день начался только в семь вечера — понедельник, рабочий день… Наконец, за две недели в автобусе музыканты успели не только подружиться, но и вступить в такие коллаборации, которых без этого тура бы просто не было, а также написать и разучить парочку новых пьес для этих новых составов — но об этом чуть позже…
ДАЛЕЕ: чем же так удивителен концерт, что на нём звучало, чем сердце успокоилось и как жить дальше? Читать далее «Кемерово. «МузЭнергоТур». Как это было»

От Дубны до Тувы: «МузЭнергоТур» стартовал. Заметки продюсера

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ: «Бесконечное приближение»: «МузЭнергоТур» — джаз-фэнтези от Юрия Льноградского (часть 1-я)

anonsВ субботу 22 июля в подмосковной Дубне стартовал международный проект-гастролёр, получивший название «МузЭнергоТур». Слушателей первого из мероприятий, уже 15-го по счёту дубненского фестиваля «МузЭнерго», ждали несколько часов самой разнообразной музыки под открытым небом. В воскресенье тур принял в аналогичном формате фестиваль «Джазоворот» на юге Московской области. В понедельник в расписании — Электросталь. И так — на целый месяц, до республики Тыва.

В программе тура, который продлится до 22 июля (то есть целый месяц) и отметится почти в двадцати российских городах, примут участие:

  • Alain Blesing & Fred Roudet (Франция)
  • Lucien Dubuis Trio (Швейцария)
  • Raimundo Santander & La Orquesta Del Viento (Чили)
  • Happy55 (Воронеж)
  • Léon (Швейцария/Италия)
  • Johann Bourquenez (Франция/Швейцария)
  • Lada A Lado (Бразилия)
  • Make Like A Tree (Украина)
  • Marc Egea (Испания)
  • Александр Маркварт (Кемерово)

Юрий ЛьноградскийИ теперь немного неофициальной информации — до того, как перейти к официальной. Вообще анонсировать события, которые делаешь сам — дело изначально гиблое, а уж разбавлять их по определению субъективным обоснованием и вовсе некорректно. Но бывают некоторые исключения, и сейчас — тот самый случай. Достаточно сказать, что «МузЭнергоТур» готовился почти полгода, причём по большей части чуть ли не в тайне от множества людей, традиционно помогавших мне в организации тех или иных концертов и фестивалей. В тайне — потому что масштаб задуманного превосходил все мыслимые  разумные пределы, которые отчётливо видны для «организации», состоящей из маньяка-энтузиаста и ряда примкнувших сочувствующих. В этот проект не просто не верили — от него активно отговаривали, находя те или иные аргументы (порой, впрочем, вполне разумные — приходилось не просто отбрехиваться, а искать решения ранее не продуманных проблем). Ну, в самом деле: выписать восемь иностранных коллективов, в том числе из экзотического Чили и далёкой Бразилии, посадить всех в автобус и погнать в месячное путешествие по российским просторам — этот, как говаривали битлы, magical mystery tour явно не по силам организаторам-непрофессионалам, у которых нет ни офиса, ни регулярных зарплат, ни толстой волосатой руки в каком-нибудь правительстве.

Однако, судя по всему, всё получилось. И, как мне кажется, в первую очередь потому, что в реалиях сегодняшнего цифрового века все мы как-то начали подзабывать, что кроме собственно слушателя (если угодно, потребителя) есть ещё и музыканты. Те самые, которые создают атакующую со всех сторон и давно ставшую избыточной музыку. Те самые, которых мы уже без всякого сомнения рискуем оценивать весьма непринуждённо и резко, понимая, что на место одного обидевшегося или не заработавшего денег придут ещё десять, готовые попробовать тот же путь просто по причине молодости и частенько более продвинутые и техничные просто по причине прогрессирующей системы образования.
ДАЛЕЕ: продолжение заметок продюсера, полное расписание  «МузЭнергоТура» с датами, площадками и городами! Читать далее «От Дубны до Тувы: «МузЭнергоТур» стартовал. Заметки продюсера»

Вокалист Борис Саволделли едет в Россию в шестой раз

anonsНе секрет, что некоторые иностранные музыканты-одиночки в России проводят чуть ли не больше времени, чем у себя на родине. Итальянский вокалист Борис Саволделли, однако, стоит от любящих «почесать» российскую глубинку гастролёров особняком. В первую очередь потому, что основная программа его — сольная, не предполагающая наличия на сцене каких бы то ни было партнёров; поэтому его появление — это не «эконом-вариант», надстроенный местными музыкантами, а такое же полноценное и полнокровное шоу, что и в любой другой точке мира. Во-вторых, программа его построена на обильной и мастерской работе с электроникой, loop-машинами, приборами искажения и обработки звука. В пресс-релизах часто пишут, что Борис — «человек-оркестр»; по факту же он не столько имитирует разные инструменты (положа руку на сердце, есть в этой области мастера куда более удачливые), сколько виртуозно склеивает в звучание единого оркестра собственное многоголосье. Ну, а в-третьих — это настоящий шоумен классического толка, понимающий силу пошитого на заказ пиджака и грамотной комбинации дизайнерских джинсов и вычурной обуви.

Boris Savoldelli
Boris Savoldelli

Обычный итальянец, названный матерью Борисом из-за её большого увлечения классикой русской литературы, искренне считает, что ударение в его имени ставится на первый слог. По-русски он сколько-то уверенно знает, помимо очевидных «спасибо» и т.п., только фразу «у тебя очень красивые глаза», а ещё возит с собой шпаргалку, написанную для него живущим в Италии пианистом Андреем Кутовым (сыном известного ростовского джазмена Виктора Кутова), и зачитывает её на концертах в качестве вступительного слова. Багаж для путешествий по России не самый серьёзный — и, однако, вот список городов, которые Саволделли посетил всего-то с октября 2009 года, когда приехал впервые: Москва, Дубна, Калининград, Новосибирск, Красноярск, Томск, Павлово, Нижний Новгород, Пермь, Екатеринбург, Протвино, Электросталь, Каменск-Уральский, Нижний Тагил, Воронеж, Новороссийск, Калуга, Кимры, Конаково, Уфа, Новокузнецк… Далеко не каждый россиянин может похвастаться таким неожиданным набором. Ещё интереснее вчитаться в разнообразие залов, в которых выступал Саволделли: здесь не только предсказуемые джаз-клубы разной степени известности, но и (с одной стороны) крупные филармонические залы городов-миллионников и (с другой) заштатные дома культуры в райцентрах, где его выступления были приурочены к условному Восьмому Марта с открытым входом для всех желающих.

Boris SavoldelliВ чём причина такого разброса характеристик и целых пяти концертных туров, выполненных по России меньше чем за четыре года? В универсальности. Сам Саволделли делит своё творчество на «тёмную» и «светлую» стороны; в тёмной ипостаси он занимается свободным импровизационным поиском и может оказаться на одной сцене с Джоном Зорном, Марком Рибо, Эллиоттом Шарпом. В светлой — не стесняется перепевать «Битлз», дурачиться в яркой сатирической стилизации под мексиканский уличный ансамбль и расхаживать по залу, распевая простенький блюзовый квадрат. Важно, что всё это Саволделли делает вполне искренне, с задором и интересом, с искренним желанием порадовать угрюмых посетителей маленьких авангардных зальчиков каким-нибудь Стингом, а радостных визжащих девочек ввергнуть в почти что нойз. Именно готовность к экспериментам, открытость любому сотрудничеству и полное равнодушие к стереотипам позволяет безумного итальянцу не только отправляться в совершенно неожиданные населённые пункты, но и обрастать творческими связями, которые не менее разнообразны. С кем ему доводилось выступать в России? Пожалуйста: новороссийский ансамбль smooth-джазового гитариста Сергея Коренева, классический свинговый биг-бэнд города Павлово Нижегородской области под управлением Михаила Петропавловского, настраивающее на авангард уже одними своими именами трио с новосибирцами Романом Столяром и Сергеем Беличенко, квартет балалаек «Каравай» из Перми и радикальный калининградский электронный проект с потрясающим названием «Мудотроник».

Всё это выглядит несколько странно, но Бориса, что и говорить, любят и почти всегда хотят видеть снова. Потому что ему удаётся, при всех технических новациях его исполнения, сохранять живое дыхание импровизации и тот высокий вкус к музыке, который делает не особенно важным её стилистическое определение. Да, это далеко не всегда джаз (хотя если это джаз — то, на минуточку, в исполнении ученика самого Марка Мёрфи!), но даже когда Борис начинает валять дурака, уходит в дебри авангардных построений, перепевает Джими Хендрикса или исполняет собственную псевдо-классику на слова, которые сам не в состоянии запомнить — из зала, как правило, не выходит никто.

Шестой российский тур Саволделли пройдёт с 20 февраля по 4 марта. Приходите!

ДАЛЕЕ: расписание российского тура Бориса Саволделли Читать далее «Вокалист Борис Саволделли едет в Россию в шестой раз»

Рецензии. Группа Игоря Володина «Негромкий свет»


review

Группа Игоря Володина — «Негромкий свет»
Bomba-Piter, 2011

* * * 1/2

CD COVERАлексей Круглов (ss, as, cl, bh, rec), Максим Некрасов (hca), Игорь Володин (p), Николай Клишин (db), Олег Юданов (dr, perc), Тим Дорофеев (g)

Тихвинский пианист Игорь Володин на большой джазовой сцене России известен, пожалуй, не особенно. Некоторые из его партнёров обладают именами куда более громкими, причём порой в тех музыкальных областях, которые не сильно гармонируют с выбранным самим Володиным направлением. В этом есть определённый парадокс: в лежащий далеко от популярных гастрольных путей Тихвин едут выступать с мало кому известным лидером авангардисты и представители нового джаза, люди разных поколений, жители Москвы, Петербурга и Архангельска… в чём тут секрет?

Пожалуй, в том, что Володин сохраняет в своём творчестве ту несколько застенчивую и угловатую искренность и «обычную» красоту, которой современной музыке всё больше не хватает и которой, что бы они там ни говорили, любые авангардисты хотят куда больше, чем авангарда. В каком-то смысле и пианизм Игоря, и его композиторская работа описывается знаменитым «будьте как дети» — с тем комментарием, что детскость эту надо воспринимать в джазовом контексте. В век, когда любой молодой музыкант обязан уметь стилизовать свою манеру под любого из великих джазменов прошлого, Володин смотрит на джаз именно как ребёнок, видящий в нём целое, а не частности; ему интересно стремиться именно к этому целому, достигать такой же всеобъемлющей совокупной массы, такого же разнообразия красок и свободы выбора. Там, где молодой музыкант (да и взрослый музыкант, уже поднаторевший в вопросах выживания на современной профессиональной сцене) выбирает для себя определённое направление и целенаправленно разрабатывает его, полируя и выставляя напоказ свои собственные находки, Володин не мудрствует лукаво. Вот условный ля-минор, который хорошо стыкуется с условным ре-минором — так чего же, собственно, ещё искать, если есть мелодия, хорошо ложащаяся на этот проверенный простой гармонический ход?

Игорь Володин
Игорь Володин

Простота в музыке бывает разная: бывает от неумения, бывает от многого знания, а бывает от глубокой естественности конкретного авторского видения. По «Негромкому свету» на самом деле очень трудно судить, специально ли Игорь упрощает материал и сможет ли он при необходимости взорваться быстрым виртуозным пассажем. Не исключено, что и не сможет. Но в том и прелесть, что здесь это совершенно не нужно. Пусть каждая пьеса неуловимо напоминает что-то уже слышанное (возьмите «Байкал» — тут уже после одного фортепианного вступления можно сломать голову, пытаясь воскресить в памяти какой-то навязчиво маячащий аналог)! Это не страшно — просто потому, что собравшийся ансамбль в кои-то веки и не претендует ни на новаторство как таковое, ни на новое прочтение старого материала. Здесь все бережно, с большой любовью и уважением создают негромкую (хорошее слово) красивую музыку, временами даже уходящую от джазового канона (присутствие в составе Алексея Круглова с его репутацией авангардиста даёт о себе знать). Получающийся результат во многом симпатичнее, чем куда более отточенные и технически совершенные альбомы больших мастеров; почему? Да уже потому, что в «Негромком свете» нет ни капли музыкальной коммерции, даже, казалось бы, естественной и необходимой для музыканта. Есть чистое тихое удовольствие от создания своей собственной красоты; и есть понимание того, что красота у каждого своя и то, что красиво в Тихвине, не обязательно будет красиво, например, в Париже. Странный и впечатляющий результат: неброская северная экзотика без пронзительной скандинавщины и резко выделяющегося фольклора, спокойный качественный джаз без свинга, естественный привкус авангарда без натужности. Негромкий свет, действительно.


bmb

oz

itu

it

Секреты быстрого роста. Ystad Sweden Jazz Festival: Истад, Швеция, 2-5 августа 2012

Маленький шведский городок Истад с населением чуть меньше 20 тысяч человек расположен в округе Сконе, почти в самой южной точке страны (к слову, примерно на одной широте с Москвой) на берегу Балтийского моря. История его прослеживается аж до XI века, что, в общем-то, неудивительно с учётом его выгодного географического положения: и в средние века, и сегодня Истад — крупный по местным меркам порт, в основном используемый для паромной переправы со Скандинавского полуострова через Балтику. А с 2010-го года Истад — ещё и заметная точка на джазовой карте мира: с подачи известного шведского пианиста Яна Лундгрена здесь основан Ystad Sweden JazzFestival, необычно быстро растущий музыкальный форум не самого привычного даже для избалованной Европы формата.

Добираться в Истад издалека проще всего самолётом до датской столицы, Копенгагена: по прямой между аэропортом Каструп и Истадом около 80 километров, и прямо в аэропорту можно сесть в железнодорожный экспресс, идущий до пункта назначения от силы три четверти часа. Впечатления гарантированы уже на первых минутах: и железнодорожное, и автомобильное сообщение идёт по знаменитой «Эресуннской линии», комплексу из подземного туннеля и почти восьмикилометрового моста, фактически отделяющего Северное море от Балтийского. Туннель выходит из-под земли на маленьком искусственном островке Пеберхольм — вся конструкция, что и говорить, впечатляющая.

Как и всегда в Скандинавии, принимающая сторона дружелюбна до удивления. Особенно впечатляет, что в присланной за обычным корреспондентом машине оказывается аж трое добродушных седовласых волонтёров, которые в ответ на осторожный вопрос смеются и подтверждают, что всё так и есть — русский гость проходит по категории VIP. Правда, в дальнейшем разговоре всё-таки выясняется, что двое из них раньше не бывали в Каструпе и третий просто взял товарищей на рекогносцировку. Ну, как бы то ни было: шведы любознательны, англоговорящи, одеты в стильные чёрные футболки с символикой фестиваля на груди и надписью Volunteer Staff на спине, Эресуннская линия хороша, а виды южной прибрежной Швеции, вступившей в пору сбора урожая и по счастливой случайности не залитой дождями, великолепны.

Побережье Балтики на окраине Истада
Побережье Балтики на окраине Истада.

Дорога на машине занимает от силы час и проходит в стороне от крупных населённых пунктов. По левую руку остаётся Мальмё — третий по величине город Швеции; в основном же по обочинам имеют место хутора, крошечные аккуратные деревеньки и бескрайние хлебные поля. Волонтёры охотно рассказывают о нынешнем положении дел в стране и в городе, полны сдержанного энтузиазма относительно фестиваля и вовсю хвалят арт-директора, благодаря которому всё так здорово.

Фестивальный штаб, куда сразу же сдают новоприбывших, располагается в служебных помещениях Ystads Teater — городского театра, построенного в 1894 году и отреставрированного к столетию, в 1994-м. Горожане им гордятся, и оправданно: рассказывают, что до сих пор в работоспособном состоянии вся подсценная механика, которая была последним словом театральной инженерной мысли в конце XIX века, что сохранены в рабочем состоянии декорации, созданные ещё в первых годах века XX-го. Да и вообще видно, что в этом комплексе с большой любовью сохранено старое и с большой осторожностью внедрено новое; 420 мест в трёх уровнях и оркестровая яма — формат, который позволяет делать мероприятия с претензией. Здесь и будут выступать наиболее именитые участники фестиваля; пока же, в среду, здесь только закипает жизнь оргкомитета и бесчисленных волонтёров (которых, согласно статистике, больше ста человек — и это только тех, которые в силу взятых на себя обязательств получили те самые футболки!). Говорят, что все они появляются исключительно в результате объявления на сайте фестиваля и пары извещений в единственной местной ежедневной газете, Ystads Allehanda.

ДАЛЕЕ: пристально рассматриваем фестивальную механику и разбираем музыку Читать далее «Секреты быстрого роста. Ystad Sweden Jazz Festival: Истад, Швеция, 2-5 августа 2012»

«Устуу-Хурээ»: главное — не бежать впереди зелёной лошади

 

 

Ом мани падме хум.

Именно с этими словами вы просыпаетесь на следующий день после возвращения из Тувы, если вы хоть что-то поняли в фестивале под названием «Устуу-Хурээ». Больше конкретики, меньше обобщений? Хорошо. Именно с этими словами Я просыпаюсь после возвращения из Тувы, с первыми проблесками сознания возвращаясь на фестивальную поляну Чадана, хотя есть и более свежие впечатления. Безумный ночной таксист, гнавший по горным дорогам из Кызыла со скоростью 140 километров в час под Тото Кутуньо и Юру Шатунова. Неторопливый лесной пожар посреди Саян, в который очень просто въехать и из которого непросто выехать. Дотошные полицейские на посту в Ермаковском («с фестиваля? Выходите из машины!»), вывернувшие наизнанку багаж семерых пассажиров и в поисках наркотиков не погнушавшиеся проверить грязные носки и бывшие в употреблении трусы. Рассветный аэропорт Абакана, закрытый наглухо и позволяющий войти внутрь только после звонка охраннику на мобильный, оставленный на прикреплённой к входной двери бумажке. Четырёхчасовая попытка уснуть на инквизиторских аэропортовских креслах под аккомпанемент сломанной системы оповещения, которые каждые шесть-семь минут проникновенно говорит «Уважаемые пассажи..!». Пятичасовой полёт рядом с заходящимся криком малолетним ребёнком на руках истерической мамаши. Московское метро, в котором начинаешь понимать маньяков, ни с того ни с сего расстреливающих соседей по вагону из крупнокалиберного оружия. Даже собственный город, лучше которого ещё вчера не было на всём свете. Даже привычный чай из привычной кружки. Даже истосковавшиеся по хозяину коты: всё это не то. Я ложусь спать днём, потому что я провёл в дороге двадцать два часа без сна; в полночь меня будит артиллерийская канонада — празднуется День Города, в рамках которого проходит фестиваль фейерверков; не проснувшись толком, я выскакиваю на балкон в исподнем, убеждаюсь, что мировой войны ещё нет, и снова падаю в постель; в семь утра я просыпаюсь, разбуженный привычным прямым лучом солнца, и я слышу внутри себя именно это.

Ом мани падме хум.

Страна орлов
Страна орлов. Привычное окружение для крупного скопления фестивальных масс. Фото: Саяна Монгуш

«Музыка — как жизнь, — говаривал Дерек Бейли, — только лучше». Он не был на «Устуу-Хурээ», но явно понимал, о чём говорит. «Устуу-Хурээ» — это тот самый случай. Либо ты приезжаешь туда и меняешься навсегда (на два процента, на тридцать, на сто — личное дело каждого), либо ты приезжаешь туда зря, не поняв, какой мир прошёл мимо тебя и чего ты не захотел увидеть.

В 1999-м году фестиваль был основан группой тувинских энтузиастов — в основном музыкантов — со странной и безнадёжной целью собрать средства на восстановление собственно Устуу-Хурээ, верхне-чаданского буддийского храма, разрушенного большевиками в 1937 году. Оставшиеся руины — в нескольких километрах от Чадана, «криминальной столицы Сибири», городка с населением в десять тысяч человек — могли вызвать у случайного человека какие угодно чувства и ощущения, но никак не ожидание того, что здесь что бы то ни было может быть восстановлено. Менее всего — через музыкальный фестиваль, на котором с самого начала запрещена любая музыка, кроме «живой» (миксы, фонограммы и т.п.), и на котором артисты вынуждены давать специальные пояснения оргкомитету относительно используемых ими электронных устройств: используются ли они только для тембральной окраски звука или делают с ним то, что сам музыкант сделать не в состоянии никогда. Храм и не строился: фестивали проводились, музыканты разного уровня и разной географии играли, восхищались и ужасались, власти морщились и ставили палки в колёса, а гостеприимные жители Чадана одинаково охотно продавали туристам продукты питания по завышенным ценам и чистили карманы у зазевавшихся. «Азия», говорили одни и уезжали навсегда, ничего не поняв. «Азия», говорили другие и уезжали изменёнными. Третьи не говорили ничего и оставались тут на годы, порой — забросив родину, семьи, работу. Четвёртые начинали возвращаться ежегодно, найдя для себя какую-то специфическую нишу и применение сил, больше никому не доступное — как известная уже почти всем и каждому японка, раз в год оставляющая семью и детей и приезжающая только для того, чтобы вывозить на фестиваль Владимира Ойдупаа — годящегося ей даже не в отцы, а в деды легендарного музыканта из зеков, почти не способного самостоятельно передвигаться и почти слепого.
ДАЛЕЕ: продолжение рассказа о самом необычном фестивале России.  Читать далее ««Устуу-Хурээ»: главное — не бежать впереди зелёной лошади»

Рецензии: Паоло Фрезу/A Filetta, Йордан Костов, Христо Витчев, Доктор Джон, Уильям Паркер

Юрий Льноградский IL

«Джаз.Ру» представляет рецензии на альбомы иностранных джазовых музыкантов, вышедшие в 2010-2012-м гг. Редакция готова принимать как пресс-релизы о выходе новых альбомов, так и сами альбомы на рецензию от любых российских и зарубежных издателей.
Связаться с редакцией

Paolo Fresu, A Filetta Corsican Voices, Daniele di Bonaventura — Mistico MediterraneoPaolo Fresu, A Filetta Corsican Voices, Daniele di Bonaventura — «Mistico Mediterraneo»

ECM, 2011

*****

Paolo Fresu (tp), Daniele di Bonaventura (bandoneon), A Filetta: Jean-Claude Acquaviva (baritone),  Jean-Luc Geronimi (baritone), Paul Giansily (tenor), Francois Acquaviva (bass), Joseph Filippi (bass), Jean Sicurani (bass), Maxime Vuillamier (bass)

Тот, кто обратит внимание на этот альбом благодаря широко известному имени итальянского трубача Паоло Фрезу, заранее нарисует себе неправильную картину. Фрезу, которого сегодня активно называют одним из ведущих джазменов Италии (и который в частных разговорах откровенно признаётся, что не очень понимает назначения прессой именно его на ведущую роль в национальной импровизационной музыке), сделал в эту работу, безусловно, огромный вклад. Но вряд ли этот вклад было бы куда делать, если бы не вокальный ансамбль A Filetta (именно так, без поясняющей маркетинговой добавки «Corsican Voices», называют себя сами музыканты). Именно этот вокальный септет, возглавляемый уже более тридцати (!) лет Жаном-Клодом Аквавива, и определяет всю глубину и целостность программы, для которой Фрезу и другой замечательный импровизатор, бандонеонист Даниэль ди Бонавентура, при всём уважении – приправа, сколь угодно великолепная и оригинальная, но всё-таки не определяющая. A Filetta работает в жанре полифонического пения a cappella, прославившего Корсику в музыкальном мире; но, в отличие от многих профессиональных и любительских ансамблей этого острова, дружина Жана-Клода очень далека от «хранения традиций» и тем более чисто реставрационной концепции. Используя богатейшее наследие корсиканской школы, вокалисты A Filetta работают с современной музыкой – включая сюда как репертуар и сотрудничество с инструменталистами из разных областей, так и использование современных технологий записи, позволяющее исполнить и услышать эту музыку по-новому. «Mistico Mediterraneo» — отличное название для альбома, в том числе и потому, что оно не требует перевода. A Filletta словно неторопливо ведут слушателя по древнему замку, обстановка которого располагает к восприятию происходящего под определённым углом, но обращают при этом внимание на то, что в одних его комнатах действительно собраны старые рыцарские доспехи, а в других дизайнеры работают на «макинтошах» или сооружена радикальная современная инсталляция. Достаточно взять для примера пьесу «Gloria», где вслед за вполне «уличным» вступлением бандонеона басы ансамбля неожиданно начинают приглушённый риффовый речитатив, характерный чуть ли не для современного мистического металла, чуть позже поверх этого риффа ненадолго появляется и вовсе осязаемый перкуссионный рисунок, а ещё через несколько секунд кто-то из инструменталистов вступает с острой мелодической линией, пропущенной через электронику настолько крепко, что и не разобрать на слух – труба это Фрезу или бандонеон Бонавентуры…

A Filetta по-настоящему прекрасны. Среди прочего и тем, что они действительно уверенно выходят за пределы одного стиля, и выходят не ради того, чтобы выйти, а потому, что им там комфортно. Можно вспомнить, например, знаменитую работу The Hilliard Ensemble и Яна Гарбарека, «Officium»: точно так же спирая дыхание своей заоблачной красотой и прозрачностью, она тем не менее не рисковала выйти за пределы чётко определённых стилевых рамок. A Filetta, Фрезу и Бонавентура этих рамок попросту не имеют – и добиваются не меньшего, если не большего эффекта: трудно сказать, является ли достоинством или недостатком серьёзной музыки то, что она может слушаться и восприниматься в более разнообразном окружении, чем другая серьёзная музыка.

A Filletta разнообразны именно так, как должен быть разнообразен ансамбль, вольно или невольно вербующий себе поклонников из числа неофитов: специалисты наверняка увидят здесь влияние очень многих вокальных школ (классической европейской, грузинской, арабской, североафриканской), а простой слушатель поразится просто тому, как по-разному интересно могут звучать семь мужских голосов. Чего стоят одни «всплески» уже в открывающей альбом «Rex Tremendae», когда после вполне амбиентных и самопогружённых медитаций со звуком вокальный ансамбль неожиданно рявкает в полный голос, пусть и на непонятном языке, но абсолютно отчётливо выражая одновременно ярость и боль, которая зачем-то, но обязательно нужна в этой пьесе!

Отличный альбом, на сто процентов удачно вписывающийся сразу в несколько музыкальных территорий, и несомненно одна из истинных жемчужин в каталоге ECM.

ДАЛЕЕ: ещё четыре новых альбома!

Читать далее «Рецензии: Паоло Фрезу/A Filetta, Йордан Костов, Христо Витчев, Доктор Джон, Уильям Паркер»