Проект «Sax Days» в Клубе Алексея Козлова: профессор Александр Осейчук показывает будущих звёзд саксофона

Полина Юрченко
текст, фото, видео
PY

report25 марта в Клубе Алексея Козлова в рамках проекта «Sax Days» состоялся очередной концерт учеников профессора Российской Академии музыки им. Гнесиных, заслуженного артиста РФ Александра Осейчука. В этот вечер выступили два саксофониста из Академии — лауреаты X международного конкурса молодых джазовых исполнителей в Ростове-на-Дону (ноябрь 2014): обладатель первой премии Антон Чекуров и занявший второе место Иван Барышников.

Перед концертом я обратилась к Александру Викторовичу с просьбой рассказать о проекте «Sax Days» и его участниках.

 

Александр Осейчук
Александр Осейчук

— Проект идёт уже третий сезон. Идею три года назад мне предложил Алексей Семёнович Козлов (основатель легендарного ансамбля «Арсенал» и создатель клуба, где проходит проект. — Авт.). Мои ученики несколько раз помогали ему озвучивать его лекции в Доме Музыки. Ему тогда всё понравилось, и он сказал, что хочет, чтобы я показывал своих учеников в течение года в разных ипостасях: в ансамблях, соло и т. д. Проект проходит только в этом клубе, это его прерогатива. Цель — показывать мой класс. То, что я делаю, отличается от того, что делают другие, и ему (Козлову. — Авт.) это нравится; как руководитель клуба и Фонда поддержки инструментальной музыки, естественно, он заинтересован в том, чтобы пропагандировать лучшее из того, что у нас есть в образовательном процессе. Я провожу пять концертов в сезон — как правило, два до Нового года и три после. В них участвуют практически все мои ученики: если не как солисты, то в ансамблях обязательно. Два концерта из этого цикла — всегда своего рода мини-фестиваль, то есть четырёхчасовые концерты отделениями по 50-60 минут, с семи до одиннадцати вечера нон-стоп.

Это помогает им?

— Ну а как вы считаете, если они раз в три месяца играют новые программы, и ничего не повторяется? В течение трёх лет мы ещё ничего не повторили. Они пишут аранжировки, они пишут свои композиции — по желанию, но они проявляют интерес. Это стимул для того, чтобы заниматься творчеством. У кого-то получается лучше, у кого-то хуже, но всё в пределах нормы.

Вы их как-то направляете, подсказываете?

— Конечно, направляю. Да у них и предмет такой есть: аранжировка. У них есть преподаватель, который им помогает. Я им даю материал, а они уже выбирают. Не всё они могут сделать сами: приходится помогать аранжировщику или педагогу.

Почему для сегодняшнего концерта вы выбрали этих двух саксофонистов, Антона Чекурова и Ивана Барышникова?

— В ноябре был международный конкурс в Ростове, и они получили первую и вторую премии. И не только они, но многие ребята из ритм-секции тоже стали лауреатами на этом конкурсе.

ДАЛЕЕ: маэстро даёт характеристики ученикам, ученики играют концерт (+ВИДЕО) и рассказывают о себе! 

Иван — в прошлом ученик Жанны Абрамовны Ильмер (профессор РАМ им. Гнесиных. — Авт.). Учился он очень долго и медленно, но в итоге получился неплохой саксофонист, профессиональный человек на европейском уровне. Он ездил на мастер-классы, договаривался там с учебными заведениями и, наверное, уедет скоро учиться в магистратуру в Европу. Потому что у нас такая магистратура, что не приведи Господь. Там предметов больше, чем у простых студентов. Они умудрились запихать в два года то, что люди делают за три-четыре. Причем если раньше у них была «Философия», то теперь у них предмет «Философия как наука». Если раньше была «Эстетика», то теперь — «Эстетика как наука». А ещё какие-то странные предметы, связанные с религией. А это им не нужно совершенно. Когда они учатся на магистра, они должны играть сольные концерты, готовить программы, заниматься аранжировкой, творчеством, понимаете? А они просиживают на лекциях по полдня. Зачем после четырёх-пяти лет обучения опять окунаться во всё это? Я понимаю, если ты хочешь стать педагогом, музыкальным критиком — это нужно. Но если человек хочет просто играть на инструменте и заниматься звуками, эти предметы не дают ничего. Я по собственному опыту знаю. С такой системой образования получаются «недоучившиеся студенты» [после четырёх лет бакалавриата] и «переучившиеся студенты» [после ещё двух лет магистратуры].

А Антон Чекуров учится на третьем курсе Академии. Талантливый человек. Такие попадаются раз в 7-10 лет. Он получил первую премию на конкурсе и, скорее всего, как и Иван Барышников, уедет. Здесь нельзя учиться. Ребята хотят учиться, они хотят играть, а получается, что после 6-7 часов, проведённых на лекциях, у них уже нет сил заниматься. Какая тут игра? Они хотят вечерами работать, а как работать, ведь надо вечерами заниматься!

Сколько часов в день занимаются на инструменте ваши ученики?

— По-разному. Это зависит от индивидуальных способностей каждого. От трёх часов и больше. Три часа в день — это минимум. Бывает такое, что Антон просто не приходит на лекции и занимается весь день.

После общения с автором проекта я попросила рассказать о своём музыкальном пути Антона Чекурова. То ли потому, что он выступал после Ивана Барышникова и у него было время разыграться и отдохнуть, то ли потому, что Александр Викторович сказал ему «Садись и рассказывай всё» — он сел и, конечно, не всё, но самое интересное рассказал.

У тебя есть несколько авторских произведений. Сколько ты уже сочинил?

— У меня шесть своих композиций и одна авторская аранжировка.

Что тебе больше нравится — сочинять или делать аранжировки?

— Сочинять, потому что для аранжировки ты берёшь чужое произведение, а сочиняешь своё.

Какая пьеса из твоих авторских у тебя любимая?

— «New Day Start». Я её написал перед Новым годом, но это никак не связано. Начал писать эту пьесу утром, так и назвал: «Начало нового дня»… жизнь в большом городе начинается.

А что тебя ещё вдохновляет, кроме большого города?

— Ну, во-первых, музыканты, на которых я ориентируюсь — прежде всего Кенни Гарретт. Из произведений этого саксофониста я почти на каждом «академе» что-то играю (студенты Академии сдают «академический экзамен» четыре раза за учебный год. — Авт.)

Ты часто выступаешь?

— Со своей музыкой выступаю третий раз, а в проекте «Sax Days» участвую уже шестой раз.

Наверное, с каждым разом всё легче выходить к зрителю?

— В первые разы было, конечно, сложно, потому что я закончил колледж при Академии им. Гнесиных по классическому саксофону (класс Леонида Друтина. — Авт.). А на третьем курсе колледжа я попал к Александру Викторовичу и два года ходил к нему на подготовительные курсы. Первый год в Академии было сложно ещё и потому, что нужно было играть с ритм-секцией, да и сама джазовая атмосфера такая, что нужно быстро во всё въезжать.

Но ты, я смотрю, быстро «въехал».

— Не знаю. Наверное, только на втором курсе Академии я уже немного понял, что к чему. Да и сейчас много ещё есть в джазе таких вещей, которые необходимо понять.

У тебя есть пьеса, которая называется «Claude D». Кому она посвящена?

— Клоду Дебюсси. Мне очень нравится его музыка. Хотя сейчас я уже не так много слушаю классической музыки, потому что в свое время переиграл её очень много. Но вот композиторов-импрессионистов я мало слушал тогда, мало уделял им внимания. Помимо всего прочего, Кенни Гарретт интересовался музыкой Дебюсси. Как-то на фейсбуке в группе Selmer (ведущая компания по производству саксофонов. — Авт.) выложили фотографию, на которой запечатлен Кенни Гарретт, обсуждающий с классическим профессором музыку Дебюсси. Для меня это было так странно. Вроде такой «самый чёрный» музыкант — и обсуждает такую музыку.

Что тебе больше всего нравится из Дебюсси? Ведь у него много оркестровых сочинений, опер, балетов…

— Я, в основном, слушаю произведения для фортепиано. Мне нравятся небольшие музыкальные формы. Свою пьесу «Claude D» я написал, ориентируясь на «Шаги на снегу» Дебюсси. Мне очень нравится эта пьеса. Там на фортепиано проходит тема, где музыкант играет по одной ноте: секунда сначала, а потом малая терция.

Александр Викторович сказал, что ты, возможно, уедешь из России?

— Да, я очень хочу. Как-то скучно здесь. И проблема в том, что, кроме, Александра Викторовича, так больше никто не занимается с учениками — ответственно и кропотливо. Так, чтобы люди выпускались из музыкального заведения, и их диплом имел вес…

Атмосфера в зале была приятной и радостной ещё до начала мероприятия — видимо, потому, что на концерт музыкантов пришло много их друзей. Перед выступлением они подходили к людям в зале, весело общались, шутили. Сразу видно, что настроение у артистов отличное. Посмотрим, так ли весело они будут играть.

Иван Барышников в начале своего отделения исполнил три пьесы с учебной ритм-секцией: Виктор Першин — ударные, Анатолий Корчагин — фортепиано, Николай Ольшанский — контрабас.

Иван Барышников (справа)
Иван Барышников (справа)

«K. D.’s Blues» (Ralph Bowen)

Иван играет очень уверенно, хотя произведение в достаточно быстром темпе. Музыкант в импровизациях использует весь диапазон: от самых низких до самых высоких нот, демонстрирует прекрасное владение инструментом, очень ритмичный тенор-саксофонист.

«Feeling Of Jazz» (Bobby Troup / Duke Ellington / George T. Simon)

Хрестоматийный пример классического американского джаза. Иван идеально выдерживает стиль. Пьеса звучит намного лучше первой. Либо музыкант почувствовал себя более уверенно, либо, наконец, услышал то, что до него пытался донести сидящий рядом педагог, и исправил звук. Музыка расслабляет и наполняет радостью. Интересно, что будет дальше. Вот уже доносятся первые выкрики от довольных слушателей. А вот и первое «Браво!» Заканчивается очень чувственным звуком, а реверберация, добавленная звукооператором, только усилила положительный эффект… Сыграно прекрасно!

В следующей пьесе вместе с Барышниковым играл трубач Иван Акатов.

«Four On Six» (Wes Montgomery)

Представляя эту пьесу, Александр Осейчук рассказал, что это сочинение гитариста Уэса Монтгомери музыканты исполнят в аранжировке известного американского пианиста русского происхождения Михаила Цыганова.

С первых нот действительно слышны особенности аранжировок и сочинений Цыганова — переменные размеры, рваный ритм, чёткие акценты, порой резкие звуки. Цыганов много раз играл эту пьесу вместе со знаменитым американским трубачом родом из Ярославля — Алексом Сипягиным. Конечно, Цыганов и Сипягин исполняют «Four On Six» иначе, более сильно, и это не удивительно, если учесть, что эти мастера играют на большой сцене уже четверть века, а молодые музыканты только начинают свою карьеру. Несмотря на это, исполнение ребят было на хорошем уровне.

ВИДЕО: Иван Барышников «Four On Six»

Следующие два номера Иван Барышников играл собственным квинтетом: Анатолий Корчагин — фортепиано; Виталий Сидоркин — контрабас; Дмитрий Сапожников — ударные; Борис Ахметов — гитара.

«Free Of Duty» (Ivan Baryshnikov)

Необычное по гармонии произведение. Звучит современно и свежо. Ивану явно нравится играть свои сочинения. Он улыбается и потирает руки от удовольствия.

По поводу названия композиции Александр Викторович шутливо предположил, что, возможно, саксофонист мечтает о том, чтобы в «Duty free» можно было всё покупать без ограничений. А что под «Free of Duty» подразумевает сам Иван, спросим у него немного позже.

«Remember For Bob Berg» (Mike Stern)

В начале пьесы контрабасист забыл перевернуть ноты и эффектно поднял палец, как будто говоря: «подождите, сейчас всё будет». В зале засмеялись и захлопали. Видно, музыканты хорошо понимают и внимательно слушают друг друга на сцене. Надо отметить, что в квинтете Барышникова очень эмоциональные музыканты, которые играют с заметным удовольствием. Сам Иван тоже очень уверенно чувствует себя перед публикой, импровизирует свободно и интересно, даже вплетает в импровизацию тему Александра Бородина из оперы «Князь Игорь».

После выступления мы беседуем с Иваном Барышниковым о его музыке и планах на ближайшее время.

Проясни, какой же смысл ты вкладывал в название «Free of Duty»?

— На самом деле, переводится как «свободен от обязанностей». Я же выпускаюсь в этом году, поэтому в преддверии такого события я написал эту композицию. Хочу уже освободиться от всего. Пора заканчивать Академию и идти дальше. Поэтому те обязанности, которые здесь есть у меня, нужно завершать и двигаться к своей цели.

Что вдохновило тебя на написание этой пьесы?

— В конце четвёртого курса я поехал в Амстердам на стажировку, которую там проводит Manhattan School of Music (известная нью-йоркская консерватория с авторитетной джазовой программой. — Ред.). Там новые музыканты, новое общение, новые впечатления. Из этих впечатлений сложилась композиция. А доделал и назвал я её уже тогда, когда приехал в Москву.

У кого ты проходил стажировку?

— Основными педагогами были саксофонисты Дик Оуттс и Джаспер Блом, барабанщик Джон Райли. Особенно запомнился тенорист Янив Нахум, который очень классно знает гармонию, рассказывал по сольфеджио необычные и интересные вещи.

Сколько было занятий?

— Стажировка длилась неделю. С утра до вчера проходили занятия, а по ночам были джем-сешнс. По окончании стажировки мы играли концерт ансамблем и концерт оркестром. Я ещё попал в биг-бэнд, который собирали из учеников, студентов, приехавших на этот мастер-класс.

Как ты попал туда?

— Отправил заявку с записью, заплатил свои собственные деньги и поехал.

Оно того стоило?

— Да, два года подряд я ездил — и не пожалел ни в первый раз, ни во второй.

Сегодня ты играл только одно свое произведение («Free of Duty»). Возможно, у тебя есть еще какие-то пьесы?

— Два номера свои собственные («Free of Duty», «Go On») и одна авторская аранжировка — на тему Джерома Керна «Yesterdays».

Это всё за последнее время было сделано?

— Да. Мне как-то пришлось по состоянию здоровья оставить саксофон на пару месяцев. Я очень скучал по занятиям и написал композицию «Go On», что переводится как «Вперёд».

А что тебе больше нравится: делать аранжировки или сочинять?

— Тут нельзя однозначно сказать. Если мне приходит что-то в голову, я начинаю это развивать. Бывает так, что я слышу какой-то стандарт и сразу представляю, какую бы я хотел сделать аранжировку. Но и свои произведения я люблю играть. Даже для этого концерта нельзя сказать, что я полностью сам выбирал себе программу, потому что это опять моя «duty», моя обязанность отыграть этот концерт лауреатов. И 29 апреля мы снова выступаем здесь с ансамблем. Это будет экзамен, который мы сыграем на публике.

Ты тоже, как Антон, хочешь уехать из России?

— Да, я уже подал документы на обучение.

Не жалеешь? Или, наоборот, побыстрей хочется вырваться отсюда?

— Честно, я разрываюсь. Здесь уже столько наработано, сделано, что всё бросить, поехать учиться туда… Но я еду получать новый опыт, новые знания.

Куда ты хочешь поступить?

— В Амстердамскую консерваторию, так как я был там два раза, и мне очень понравилось.

А на каких музыкантов ты ориентируешься в своей игре?

— Для себя выделяю Боба Берга, не зря я выбрал для исполнения пьесу, которая посвящена ему. Мне также нравятся Майкл Бреккер, Декстер Гордон. Конечно, я ориентируюсь на этих музыкантов, но пора уже искать свой путь.

Пока мы общались с Иваном, началось второе отделение, и профессор Осейчук представил Антона Чекурова и ритм-секцию, состоящую из лучших в Академии музыкантов и лауреатов конкурса в Ростове: Виталий Стёпкин — контрабас; Антон Кузнецов — ударные инструменты; Андрей Марухин — фортепиано.

Антон Чекуров
Антон Чекуров

«I Hear a Rhapsody» (Fragos, Baker, Gasparre)

Пьеса исполняется в аранжировке Антона. Первое, что сразу обращает на себя внимание — это звук саксофониста. Произведение в быстром темпе, техника у Антона отличная. Музыкант играет очень стильно. Первое место на конкурсе он явно заслужил.

«New Day Start» (Chekurov)

То, что идет со сцены, когда играет Антон — это поток очень зажигательного, профессионального джаза, очень эротичного, просто бьющего заряженными частицами. По стилю и звукоизвлечению игра саксофониста действительно очень напоминает американского альтиста Кенни Гаррета, на которого Антон ориентируется в игре. Звук у Чекурова насыщенный, сильный, поражающий с первых мгновений своеобразным, но очень красивым тембром.

Интересная тема. Повторюсь, потрясающе красивый звук. В соло Антон демонстрирует отличные технические способности и превосходное знание гармонии. Когда фортепиано играет заключительные аккорды, зал взрывается аплодисментами и криками «Браво!»

«Claude D.» (Chekurov)

Музыка медленная, с первых нот она уносит в таинственный авторский мир, в котором хочется надолго остаться. Антон играет проникновенно, у него ритмичное, обоснованное, уместное вибрато, которое создаёт эффект плавного качания на волнах под луной. По телу мурашки… Если не знать, то по игре музыканта сложно поверить, что ему всего 21 год. Когда этот молодой человек научился играть, как настоящий мастер? Сделано великолепно.

ВИДЕО: Антон Чекуров «Claude D.»

«Steps Out The Door» (Chekurov).

Начинается в более быстром темпе, чем предыдущая пьеса, и снова звук этого саксофониста поражает плотностью и насыщенностью. Соло Антона цепляет слушателей, запоминаются отдельные мотивы, потому что он так сочетает звуки, что из них получаются музыкальные фразы удивительной красоты, логически выстроенные по интонации и высоте. Это не просто набор звуков, это нечто осмысленное, точное и впечатляющее. Темп произведения всё быстрей, воздух накаляется. Очень оригинальный «бэк» на соло ударных, где Антон сам показывает, на какую долю придётся синкопа, а ритм-секция внимательно следит за его указаниями. И вот снова яркая и зажигательная тема, которая никого в зале не оставила равнодушным и вызвала бурную реакцию в виде громких аплодисментов и одобрительных возгласов.

В финале дикая джазовая энергия Антона Чекурова дает выход в «What Is Thing Called Love?» Коула Портера. Название темы переводится как «Что зовётся любовью?» Судя по игре Антона, он знает, что такое любовь и что ею зовётся. Просто огненный саксофонист.

Когда музыкант рассказывает свою историю, когда через музыку виден его внутренний мир, это всегда особенно цепляет. У Антона явно получается держать внимание зрителя. Он сразу обращает на себя пристальное внимание и вызывает неподдельный интерес. Это очень талантливый человек.

29 апреля в том же клубе Клубе Алексея Козлова состоится ещё один концерт проекта «Sax Days». Приходите! Не пропускайте выступления восходящих звёзд джаза. Вы точно о них ещё услышите — так лучше, пока они не уехали продолжать обучение, самим их ещё и увидеть!

Проект «Sax Days» в Клубе Алексея Козлова: профессор Александр Осейчук показывает будущих звёзд саксофона: 5 комментариев

  1. Новый автор? :-) Рвение похвально! Совет от читателя — возможно,не все что удалось узнать и увидеть на концерте стоит вставлять в окончательный текст! В частности интервью молодых музыкантов — если видите,что по молодости и неопытности артисту пока совершенно нечего сказать и он отвечает односложно в стиле «а еще я в нее ем»,может,и не надо его интервью публиковать?.. (А то потом за ним годами будет тянуться слава тугодума, и не исправишь — из интернета ведь удалить ничего нельзя ;-))))))

    Это вот кстати невольный ответ невероятно уважаемому профессору Александру Викторовичу,который душой и сердцем болеет за свое дело и воспитывает прекрасных инструменталистов…- все-таки им очень нужны уроки истории культуры, искусства,литературы, истории кино и т.п. А то они,судя по этому интервью,неразвитые у вас, как младшеклассники. Другое дело что преподавание это должно быть по толковой современной программе,а не по савецким методичкам «времен очаковских и …» гм! не впасть бы на этом месте в ересь! :-)))))))

  2. Уважаемый Will Buddusky, спасибо за комментарий и внимание к моей статье. Это мой первый опыт такого рода.
    Я с большим уважением отношусь к Александру Викторовичу Осейчуку: он, несомненно, сделал очень много для развития джаза в России.
    Что касается его учеников, то они только начинают, а играют уже на высоком уровне. И в этом огромная заслуга профессора, кто бы что ни говорил о его методах преподавания. Этот вопрос, действительно, можно обсуждать бесконечно.

    В любом случае, еще раз спасибо за отзыв. Будем следить за тем, как развиваются начинающие музыканты.

  3. Уважаемый Will, Вы прекрасно понимаете, что человека можно спросить про еду и он скажет «я в нее ем», а можно про что-то еще. А вот про что? В этом смысл журналистской работы — показать человека с разных сторон, а не однобоко. Но что поделаешь, видимо и на журфаках не хватает уроков этики, культуры и истории.
    В защиту музыкантов скажу, что не стоит оценивать их по этому интервью, вопреки мнению Полины, это уже далеко не «начинающие музыканты», а очень даже сформировавшиеся и опытные. Чтобы это оценить самостоятельно — приходите послушать и пообщаться лично.

  4. Согласен с Will. Надо стараться развиваться всесторонне. Безусловно, Александр Викторович — это мэтр преподавания, человек, воспитавший несколько поколений замечательных музыкантов. Низкий ему поклон. Вижу лишь одну проблему. Практически все саксофонисты, получившие образование у Александра Викторовича, похожи друг на друга. Могу перечислить лишь немногих, кто из учеников профессора самобытен: С.Резанцев. О.Грымов, А.Круглов, А.Залетаев, Н.Моисеенко.

  5. Прочёл с большим интересом. Автору — благодарность и пожелание новых профессиональных успехов!

Добавить комментарий для Григорий Отменить ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *