Анатолий Кролл: «Пропагандирую понятие российского джаза»

Анна Чистоделова
фото: архив «Джаз.Ру»
AC

interviewРАНЕЕ в «Полном Джазе 2.0» — Международный День Джаза в Доме музыки: IV фестиваль «Все цвета московского джаза»

Международный день джаза — один из самых молодых профессиональных праздников, провозглашенный ЮНЕСКО в 2011 году. А поскольку джазовая музыка — сама по себе праздник, резонно будет предположить, что в означенную дату, а именно 30 апреля, все музыкальные площадки крупных (и не очень) городов, от клубов до вместительных концертных залов чем-нибудь да привлекут искушенного в музыке слушателя. Сюрприз для публики приготовил и мэтр отечественной джазовой сцены — народный артист РФ, композитор, бэндлидер и продюсер Анатолий Кролл, который в этот день проведёт в честь Дня джаза фестиваль «Всё цвета московского джаза». О том, что ждёт зрителя в Светлановском зале Дома Музыки 30 апреля, а также о других своих проектах и о малоизвестных фактах своей биографии, Анатолий Ошерович рассказал в интервью «Джаз.Ру», которое мы публикуем в день рождения музыканта: Кроллу исполняется 72!

Анатолий Кролл
Анатолий Кролл

Совсем недавно — в марте — в том же зале отгремел ваш фестиваль «Очарование джаза». Почему вы обратились именно к вокалу?

— Я всегда был неравнодушен к женскому джазовому пению. Во всех своих коллективах ставил вокальные номера, и поскольку занимаюсь музыкой с давних пор, то практически все известные джазовые исполнители, каждый в своё время, были моими солистами. Началось это в 60-е годы, когда жемчужиной моего оркестра была Валентина Пономарёва, ныне народная артистка России. Потом в Москву приехала Лариса Долина, которая работала с нами шесть с половиной лет, а затем, спустя годы, я создал оркестр «МКС-бэнд» — с ним выступали уже целых девять звёздных джазовых певиц, среди которых Анна Бутурлина, Ирина Родилес, Светлана Панова.

Сегодня многие из них, талантливые и красивые, выходят на сцену фестиваля, оправдывая его название…

— С названием история отдельная. В начале 2000-х годов я вел серию программ в Политехническом музее — каждая с участием нескольких певиц в сопровождении музыкального коллектива пианиста Ивана Фармаковского. «Очарование джаза» — имя, которое я придумал для одной из тех программ. Потом решил развить идею, и одноименный концерт почти фестивального размаха состоялся в Камерном зале Дома музыки. Но и этого оказалось недостаточно, и мы вместе с руководителями ММДМ создали формат, который работает до сих пор. Именно здесь, в Светлановском зале, я каждый год открываю три разных фестиваля: аналогичную по звуку, архитектуре и местоположению площадку найти очень сложно. Теперь на сцене — большой джазовый оркестр, состоящий из молодых музыкантов. А других просто нет: сам вид искусства еще не успел постареть! Плюс самые красивые джазовые голоса России, конечно. Анна Бутурлина, Карина Кожевникова, Ирина Остин, Ольга Синяева, Юлиана Рогачёва. И небольшое вкрапление мужского вокала от Льва Лазарева и Павла Иванова.

Организация фестивалей, да еще таких масштабных, по несколько в год, оставаясь играющим руководителем оркестра — это же очень непросто. Деловая хватка у вас была всегда?

— Сказать, что мне нравится быть начальником, будет некорректно: я шёл к этому долгие годы. Продюсерской деятельностью начал заниматься в начале 2000-х, уже после того, как получил звание сначала заслуженного артиста России, затем — народного, плюс много других наград. Как композитор я был востребован в мире кино — скажем, во всех фильмах Карена Шахназарова звучит моя музыка. Прибавьте к этому многолетнее руководство джазовыми коллективами в России. Вот весь этот опыт, который подарила мне жизнь, и даёт возможность проводить на достаточно высоком уровне все задуманные мероприятия. Сегодня я автор и продюсер четырёх крупных фестивалей, три из которых проходят в ММДМ, а четвертый, родившийся пять лет назад, — в стенах Академии им. Гнесиных: это международный фестиваль-конкурс «Гнесин-джаз».

ДАЛЕЕ: продолжение интервью Анатолия Кролла 

Наверняка от желающих выступить нет отбоя.

— Именно так. В этом году заявки на участие подали 103 коллектива. Из этого количества мы с превеликим трудом отобрали около 70 команд, что тоже фантастическая цифра, вместить в рамки фестиваля столько выступлений непросто. Но и позволить себе разбрасываться талантами мы не можем: важно вовремя определить лучших, чтобы их направить, поддержать и таким образом позаботиться о будущем нашего любимого родного российского джаза.

«Российский джаз» — не самое привычное словосочетание.

— А вот здесь мы переходим к вопросу о целях. Готов заявить, что я целенаправленно пропагандирую понятие российского джаза! Понятно, что мы играем музыку с чужой родины, и наши всегда чувствовали себя в этом смысле второсортными, но мы вполне способны воспитывать звёзд мирового джаза! И если не научимся оценивать свои же собственные достижения, то у нас нет будущего. К счастью, многие это понимают, и я рад, что публика ценит отечественных музыкантов — все наши концерты в ММДМ проходят с неизменным аншлагом, что само по себе говорит о том, что российские джазовые музыканты показывают здесь настоящее мастерство.

Анатолий Кролл
Анатолий Кролл

И все же с концертами в Доме музыки все понятно, а ведь организация фестиваля в Академии — это и экономика другая, и информационные связи. Как справляетесь?

— Вы правы, здесь всё иначе. Учредителем проекта с моей подачи является Гнесинка, и все взаимодействие с потенциальными участниками осуществляется через её информационные сайты. Я выступаю автором и продюсером. Проект уникальный — раньше ничего подобного не было, поэтому уже первый фестиваль вызвал огромный интерес со стороны студентов музыкальных вузов страны и их преподавателей. Год за годом мощь росла, и совершенно естественным стало решение учредить детскую номинацию. Она тут же привлекла немало соискателей, из которых мы отобрали 22 коллектива для участия в фестивале. Всем участникам не более 20 лет.

Какие двери детский фестиваль открывает перед его лауреатами?

— Для многих главная цель — признание на местах. После успешного выступления у нас несколько студентов из консерватории имени Рахманинова, что в Ростове-на-Дону, получили очень серьёзную городскую поддержку. Ведь часто те, кто общается в замкнутом пространстве, остаются недооцененными. Соревновательный же режим позволяет проявить себя. Так мы помогаем молодым музыкантам развивать такие навыки, как умение выступить на фестивале, способность организовать себя в морально-нравственном плане. Это и в жизни потом очень пригодится.

Плюс возможность выйти на одну сцену с легендарными музыкантами…

— Конечно. Апофеоз всего действа — концерт мастеров джаза. Последний из них назывался «Gnesin. The Best», и в нем участвовали известнейшие: Игорь Бриль, Валерий Гроховский, Анна Бутурлина, Даниил Крамер, а также мой биг-бэнд, наши «гнесинские» ребята, которые играют на мировом уровне.

То, что вы знаете каждого лично, упрощает задачу?

— Для проведения таких фестивалей мало личного желания и цеховых связей. Надо обеспечить возможность пригласить артистов, а для этого — суметь привлечь внимание серьёзных организаций. Нужно уметь просить и договариваться, и я рад, что в разное время мои проекты поддержали министерство культуры РФ, департамент культуры Москвы, Российский музыкальный союз, Национальный фонд поддержки правообладателей. И, наконец, предмет моей особой личной гордости состоит в том, что все мои четыре фестиваля проходят под эгидой комиссии РФ по делам ЮНЕСКО — ведь это уже оценка на международном уровне, подтверждающая высокую художественную значимость того, что мы делаем.

В ваших руках не только продюсирование, но и создание программы каждого фестиваля, и бесконечное количество репетиций оркестра, и собственная трактовка каждого произведения вплоть до ноты. Звучит потрясающе, а у меня технический вопрос: кто создает партитуры?

— Мы используем и готовые переложения шедевров мировой джазовой классики для оркестра, и прописываем партии сами, внутри коллектива — в этом плане мы самодостаточны. Здесь я не могу не упомянуть моего соратника, со-дирижёра оркестра, Владимира Фёдорова: это очень талантливый аранжировщик, который, кстати, полностью аранжировал «Алсу в джазовых тонах» — изюминку мартовского фестиваля «Очарование джаза» — в соответствии с моими рекомендациями.

А что касается вокальных партий, в основном они заимствованы там, где исполнение является художественным — к примеру, незачем искусственно исключать из песни стиль Эллы Фицджералд; при этом ни одно исполнение не будет тривиальной копией: у нас всегда найдется место творческому процессу и время для осмысления материала.

Как вы решились на эксперимент с Алсу и почему выбрали именно её?

— Идея показать поп-вокалистов в джазовых тонах родилась давно, и к моменту встречи с Алсу в моем списке уже было около 10 потенциальных кандидатов. Вообще-то поп-исполнители, которые в какой-то момент сами обращаются к джазу, — редчайшие явления. При этом они вряд ли получат самую лучшую оценку специалиста, но зато реализуют свою способность попадать в другой формат и жанр. Мы не собирались переучивать человека, который, возможно, никогда не занимался джазовым вокалом, а вот создать своего рода дизайн вокруг песен из её репертуара, сделать новые аранжировки, дополнить оригинальными элементами — это была наша цель.

Так сложилось, что мы участвовали с Алсу в одном сборном концерте, где и познакомились. Она мне понравилась и как человек, и как певица, поэтому как-то само собой произошло, что она стала первой, кого мы раскрасили в наши джазовые тона. Эксперимент удался: сохранив её природу, мы придали произведениям совершенно иное звучание. И результат, который получился, по мнению оркестра, участников концерта и зрителей можно выразить одним словом: восторг.

Соглашусь, поскольку была в зале и наблюдала за реакцией зрителей. Искушённая джазом публика принимала Алсу «на ура».

— Идея не одноразовая, и мы будем ещё экспериментировать — у нас ведь есть и великолепные оперные певицы, например. Пока не знаю, что придумаем через год, но в любом случае это будет неординарное решение.

Анатолий Кролл и
Анатолий Кролл и «Академик Бэнд»

Какими качествами должен обладать исполнитель, чтобы вы пригласили его участвовать в своём фестивале?

— Планируя концерт, я, разумеется, учитываю и особенности каждого голоса, и направления, в которых артист чаще всего работает, а кроме того — обязательно оцениваю его сценические возможности. Потому что есть, скажем, категория певиц клубного масштаба, которые, выйдя на большую сцену, утрачивают весь свой артистизм, теряются. Безусловно, клубная сфера — очень важная и замечательная, и надо уметь выступать на камерных площадках, но качественно себя подать в формате концертного зала — искусство, которому нужно учиться, иногда долгие годы. И хорошо, если рядом есть те, кто поддержит, а где-то и воспитает.

Ваш сын Олег Кролл — известный джазовый пианист, который успешно выступает со своим трио. Вы сознательно растили музыканта?

— Мы не навязывали музыкальное образование, и не делаем этого сейчас, поэтому внуки не занимаются музыкой — это их выбор. Но жизнь Олега так или иначе проходила в ауре моего творчества, и, видимо, он впитал многое из того, что видел и слышал, потому что стал блестящим пианистом, закончив джазовое отделение Академии им. Гнесиных у Игоря Бриля. Сегодня у него своя творческая жизнь, которая периодически пересекается с моей. Я рад, что он реализовался, и не устаю благодарить свою жену Татьяну за то, что воспитала его, оставив ради семьи собственную многообещающую карьеру скрипачки.

С супругой вы, наверное, познакомились в оркестре?

— Мы оба участвовали в концерте, посвященном 100-летию со дня рождения Ленина! (1970. — Ред.) Я тогда работал в Ульяновской филармонии, меня хорошо знали в мире джаза, а она училась в Тульском музучилище по классу скрипки. И вот Тульская филармония этот концерт организовала. Я сразу обратил внимание на русскую красавицу Танечку Сафонову, которая вскоре сменила фамилию на Кролл. Надо сказать, что скрипачкой она была прекрасной! У жены безупречный музыкальный вкус, и я, зная её много лет, до сих пор иногда поражаюсь точности справедливых замечаний, которые она может высказать после посещения моих концертов. Мы начали встречаться, поженились, а спустя какое-то время меня пригласили работать в Москву, и наш сын родился уже здесь. После его рождения Таня ушла из профессиональной музыки: 90% моего времени тогда занимали гастроли, я был не помощник, так что миссия воспитания полностью легла на её хрупкие плечи. И она прекрасно справилась с ней тогда и продолжает хранить наш тыл сейчас, не только занимаясь со внуками, но и ухаживая за кучей животных. В нашем загородном доме живет около 20 кошек и собак! Причем это не заласканные диванные зверюшки, а спасенные с улицы и из приютов, вылеченные и приученные к порядку домашние питомцы. Я очень люблю свою семью — это самое дорогое, что у меня есть.

Совсем скоро состоится ваш фестиваль «Все цвета московского джаза», приуроченный к Международному дню джаза. Что ждёт зрителя?

— Всё! Самая разная музыка, от кантри до свинга. В новой программе впервые за всю историю фестиваля царят чисто американские направления: блюз, госпел, спиричуэлс — стили, под влиянием которых формировался сегодняшний джаз. Я уверен, что в этот день все будут с нами, как были всегда — включая такие музыкальные радиостанции, как «Радио Jazz», «Орфей», «Серебряный дождь». Я бесконечно им благодарен, потому что мы таким образом делаем популярным российское джазовое искусство. Как всегда, на сцену выйдут самые именитые и прогрессивные джазмены — и, конечно, «Академик-бэнд» задаст тон этому вечеру. Поэтому приглашаю всех: приходите, будет жарко. До встречи в Светлановском зале!

РАНЕЕ в «Полном Джазе 2.0» — Международный День Джаза в Доме музыки: IV фестиваль «Все цвета московского джаза»

Анатолий Кролл: «Пропагандирую понятие российского джаза»: 5 комментариев

  1. О пропаганде русского джаза Анатолием Кролом.

    Пропогандировать русский джаз

    возможно только тогда,когда он будет

    существовать.То.что русские играют американский джаз

    не означает ,что существует русский джаз

    Вы не можете продавать то,что не существует

  2. Misha Alperin, при всем моем огромном уважении к Вашим достижениям,на АСТ и ЕСМ 90-х и 2000-ных гг, не могу не заметить, что вот сейчас Вы,по меткому выражению Ф.Г.Раневской «пукнули в вечность». Вы молодец что в далекие 90-е зацепились в Норвегии и там остались.Но не стоит так высокомерно поучать тех кто остался у себя дома и вырастил здесь целые поколения отличных музыкантов. Ваши стилистические предпочтения, это только Ваши предпочтения. Для меня,например то что играют прошедшие Кролловскую школу — это и есть российский джаз. Не надо пытаться искусственно разделять джаз на стили. И кстати не стоит подменять понятия. Возможно родной язык уже подзабыт, но Кролл в интервью говорит не о русском джазе, а о российском джазе, те. джазе из России. Тут есть разница,поверьте. Лучше играйте музыку, Misha Alperin. Поучать -не надо!

    1. Дорогой друг!Я повторю свои слова для точности послания,но по другому.
      В России никогда не было и нет почвы для новой импровизационной музыки,так как консерватизм и изолированность от целого мира привели современную Россию в закрытый мир,где одна единственная школа Осейчука воспитывает клоны и жалкие копию согласных на подделки музыкантов.
      Так как нет почвы из за отсутствия прогрессивного образования и молодых личностей,как скажем Джанго Бейтс(Django Bates),одна надежда,на перестройку сознания и духовность святой Руси будущего,вне матрицы псевдо мейнстрима.Когда то в 1985 году об этом предупреждал великий джазовый композитор Квинси Джонс,сетуя на то,что русские джазмены забыли свои корни,а Стравинский и Мусоргский для Паркера и Майлс Девиса были примером русского духа и композиторской свободы .Никто ведь в Нью Йорке не воспитывает американских музыкантов в школах на русской культуре и балалайках,как в России играют на саксофонах.Абсурд.Великая страна забыла свои великие корни,под давлением дикого капитализма и доллара.В Норвегии миллионы вкладывает государство а инновационные проекты в любой отрасли человеческой деятельности,прежде всего в искусстве.

      1. День добрый.
        Будет здорово если у вас найдется время и вы организуете ваши мысли в статью и опубликуете ее здесь на jazz.ru
        Полагаю, большому количеству людей будет интересно почитать, посмотреть, послушать.
        На тему клонов и жалких копий согласных на подделки музыкантов написано уже достаточно комментариев, но лучше от этого еще ни кому не стало. Молодым музыкантам нужна не критика, им нужен материал. С примерами, с нотациями. А до тех пор, я вас уверяю, все все понимают.

        С уважением,
        Олег Остапчук

        1. ОЛег, если уважаемый Misha Alperin будет оформлять свои мысли в течение такого же времени,какое прошло между моим комментарием и его ответом (а обратите внимание: прошло полтора года!) то мы с Вами успеем сходить на пенсию. Впрочем,к сожалению, судя по его фейсбуку, в гипотетической статье будет много эзотерики , заклинаний и богоискательства, но очень мало собственно про музыку. Лучше бы артист еще альбом записал. Это у него получается гораздо лучше директивного нравоучения.

Добавить комментарий для Олег Остапчук Отменить ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *