Интервью «Джаз.Ру». Пианист Кенни Баррон: «Главное в музыке — это сердце»: к 75-летию музыканта

9 июня 2018 отмечает 75-й день рождения пианист Кенни Баррон — один из «апостолов» современного джаза. Несмотря на избитость этой метафоры, к личности Кенни Баррона она подходит как нельзя кстати: Баррон начинал карьеру в составе квартета великого Диззи Гиллеспи и сотрудничал с музыкантами, чьи имена уже стали историей джазовой музыки. К юбилею великого джазового пианиста «Джаз.Ру» делает достоянием сетевой аудитории интервью, которое он дал нашему автору Диане Кондрашиной пять лет назад, в 2013 г., для бумажной версии нашего издания (оригинал: «Джаз.Ру» №53 — 7/2013).

Диана Кондрашина
фото: Елена Артюшенко
DK

На концерты трио Кенни Баррона можно идти, что называется, за классикой — за аристократическим уровнем музицирования и за эталоном джазового исполнительства. Но оказалось — не только за этим.

Кенни Баррон в Московской консерватории, октябрь 2013
Кенни Баррон в Московской консерватории, октябрь 2013

Кенни Баррон родился в 1943 году в Филадельфии, увлёкся джазом благодаря старшему брату — тенор-саксофонисту Биллу Баррону, в 1961 году переехал в Нью-Йорк и практически сразу трубач Диззи Гиллеспи пригласил его в свой ансамбль. В 1970-х и 1980-х пианиста связывало долгое сотрудничество с целой плеядой музыкантов, в которую среди прочих входили мультиинструменталист Юсеф Латиф, трубач Фредди Хаббард, саксофонисты Джеймс Муди и Стэн Гетц, контрабасист Рон Картер. И если в джазовом мире и существует когорта музыкантов-сайдменов, сольное творчество которых становится бесконечным парафразом наследия бывших «наставников», то в случае с Кенни Баронном его «зрелый» этап едва ли не более известен, чем амплуа разностороннего сайдмена. Влияние его прошлого заметно лишь в том смысле, насколько свободно именитый музыкант решается на вариации и изобретательные находки. Трио Кенни Баррона — это и немного Диззи Гиллеспи, и немного Стэн Гетц (особенно, что касается заслуг саксофониста в латиноамериканском и бразильском джазе), и немного всё то, что происходит с так называемым джазовым мэйнстримом сейчас. Кроме того, Баррон — непревзойдённый мастер дуэтов, жанра, требующего предельной концентрации и работы воображения. Так что даже внутри «классического» формата Кенни Баррон пребывает в непрерывном развитии и поиске.

Его нынешнее трио, которое играло концерт в самом классическом зале Москвы — Большом зале Консерватории — отличается академической выправкой. Для Кенни Баррона такая обстановка — не в новинку: достаточно вспомнить коллектив Classical Jazz Quartet, в составе которого пианист (плюс вибрафонист Стефон Харрис,контрабасист Рон Картер и барабанщик Луис Нэш) переосмысливал классику, в том числе П.И. Чайковского и С.В. Рахманинова. Музыканты трио Кенни Баррона тоже производят сильное впечатление сами по себе.

Kiyoshi Kitagawa
Kiyoshi Kitagawa

Контрабасист японского происхождения Киёси Китагава — обладатель уверенной руки, способной извлекать из инструмента столь звучные и плотные по звуку ноты, будто перед зрителями солист на японской цитре кото, сольно исполняющий старинную японскую пьесу о вражде двух феодалов — с такой образностью, которая под силу разве что оркестру. Барабанщик Ли Пирсон — вообще выходец из смежных жанров: чего стоит его сотрудничество с соул-певицей Эрикой Баду или фанк-вибрафонистом Роем Айерсом — однако его умение превращать ударную установку в «поющий» инструмент делает его участие в джазовом трио весьма заметным. Временами Ли Пирсон оттягивал на себя внимание зрителей «популярными» способами, сопровождая фактурные и, надо сказать, весьма приятные на слух барабанные соло «артистическим паясничаньем». Но вообще образ флегматичного барабанщика, который по ходу игры роняет палочки или делает некий другой заигрывающий со зрителями жест — гармоничен сам по себе.

Lee Pearson
Lee Pearson

Программа выступления трио Кенни Баррона состояла поровну из аранжировок стандартов и авторской музыки. Справедливости ради надо отметить, что те зрители, которые выбрали места ближе к сцене или, наоборот, выше от сцены на балконах, были погружены в плотную фактуру игры виртуозного трио. Последним же рядам партера в силу акустических особенностей зала, предназначенного для концертов классической музыки, приходилось довольствоваться довольно смазанным глухим звуком, искажающим самое главное — звучность рояля самого Кенни Баррона. Но в целом каждый участник действа смог получить то, ради чего пришёл на концерт: музыку, богатую интеллектуально и духовно, исполненную добросовестно, профессионально и очень честно.

Нам удалось встретиться с Кенни Барроном перед его выступлением и в очередной раз спросить у пианиста о его годах работы с легендами, а также о его подходе к тем или иным музыкальным задачам.

Кенни Баррон и Диана Кондрашина. Интервью
Кенни Баррон и Диана Кондрашина. Интервью

Вы хорошо знаете русскую классическую музыку, поэтому я не могу не спросить, чувствуете ли вы влияние или вес наследия русской музыки, когда приезжаете в Россию?

— (долго думает) Нет. (смеётся) На самом деле, я люблю русскую музыку, но влияния никакого нет: я приехал делать своё дело. И надеюсь, что всё получится!

Думаете ли вы, что джаз может нести в себе элементы национальных культур? Сейчас многие обсуждают вопрос, интернационален ли джаз или же испытывает на себе влияние местных традиций, когда попадает в ту или иную культурную обстановку.

— Думаю, и то, и то верно. Определённо, джаз — это американская музыка. Но действительно, за все эти годы много людей играли джаз, в том числе здесь в России или в скандинавских странах. Конечно, их культура влияет на то, как они воспринимают эту музыку.

Вы играли в ансамблях настоящих легенд джазовой музыки, однако вы не только известный сайдмен, но и лидер одного из наиболее успешных джазовых трио в мире. Какими качествами должен обладать музыкант, чтобы чувствовать себя свободно, будучи лидером такого требующего ответственности состава?

— Самое очевидное: важна музыкальность, но не только она. Ещё — умение делиться с другими участниками ансамбля. Нужно уважать их и предоставлять им пространство для самовыражения. Ведь когда приглашаешь музыкантов, знаешь, за что ты их приглашаешь и что они могут привнести от себя. Да, у меня есть трио, но я в нём не единственный музыкант. Мне нужна помощь контрабасиста, чтобы я звучал хорошо (смеётся), и мне нужен барабанщик, чтобы я звучал хорошо. Лучше всего, если они оба будут счастливы делать то, что делают.
ДАЛЕЕ: продолжение интервью Кенни Баррона  Читать далее «Интервью «Джаз.Ру». Пианист Кенни Баррон: «Главное в музыке — это сердце»: к 75-летию музыканта»

«Джаз.Ру», избранное. Владимир Нестеренко и его орган

interview«Джаз.Ру» продолжает цикл публикаций в своей сетевой версии, интернет-журнале «Полный Джаз 2.0», самых интересных материалов — прежде всего интервью с музыкантами — ранее выходивших в бумажных номерах журнала. Сами эти номера уже полностью или почти полностью распроданы, поэтому для тех, кому они не достались, эти материалы окажутся наверняка интересны даже через год-два после выхода на бумаге. Ранее в цикле вышли интервью участников джазового дуэта Jazz W.A.V.E. вокалистки Анны Новожиловой и пианиста Валерия Скворцова (Владимир Фейертаг, «Джаз.Ру» №49/50 — №3/4-2013) и вибрафониста Анатолия Текучёва (Ким Волошин, №53 — №7-2013).

Владимир Нестеренко
Владимир Нестеренко на фестивале «Джаз над Волгой», Ярославль, март 2015 (фото: Кирилл Мошков, «Джаз.Ру»)

Сегодня московский флейтист, пианист и органист Владимир Нестеренко отмечает 39-й день рождения. По этому случаю третьей публикацией цикла становится его интервью, которое он дал Диане Кондрашиной для «Джаз.Ру» №45/46 — №5/7-2012.


Диана Кондрашина
фото: архив «Джаз.Ру» и Анастасия Нестеренко
DK

Летом 2012 года на лейбле ArtBeat Music вышел альбом Владимира Нестеренко «Органология». Для российского музыкального рынка это — событие, поскольку до сих пор электроорган Hammond, несмотря на значительную роль в истории мирового джаза, в России оставался явлением «импорта». В этом отношении московский пианист и флейтист Владимир Нестеренко, освоив ещё один инструмент, привнёс в российский джаз нехарактерный для него тембр. Конечно, российское органное трио Нестеренко — не единственное в своём роде. Однако факт записи и издания альбома свидетельствует о качественно новом отношении к инструменту Джимми Смита, Джека Макдаффа и Джои ДеФранческо. Об «Органологии» как о серьёзном увлечении Владимир Нестеренко рассказал «Джаз.Ру».

— Меня давно интересовал приём игры на фортепиано, когда пианист играет левой рукой басовую линию четвертями (как на контрабасе), а правой в это время исполняет соло и иногда помогает аккомпанементом. Я впервые услышал такую игру у великого Ленни Тристано, а чуть позже — у Дэйва Маккенны, у которого к тому же ещё и потрясающе полифонически звучит инструмент, порой — как будто играют двое. Удивительная тембровая дифференциация музыкальной фактуры! Я целенаправленно изучал этот приём, и что-то даже стало получаться. В результате это очень помогло перейти на орган, потому что в отсутствие контрабаса в классическом органном трио его роль (в том числе) берёт на себя органист. С другой стороны, в какой-то момент я просто «заболел» органным звуком, меня привлекала возможность экспериментировать с тембрами. А познакомился с органом я совершенно случайно. Была необходимость в студийной записи включить в готовую аранжировку партию органа при помощи органного модуля Hammond (это такая коробочка с органными звуками и возможностью контроля тембров в реальном времени с помощью выдвижных регистров — «дроубаров», drawbars). И мне вдруг запал в душу этот звук, возникло желание иметь свой инструмент, писать для органного состава музыку — и играть её, желательно хорошо. Пришлось плотно позаниматься: с фортепиано на орган сразу перейти непросто, здесь совсем другая специфика игры. Во-первых, нет правой педали — звук тянется, только пока ты нажимаешь на клавишу. Во-вторых, громкость одинаковая вне зависимости от силы нажатия на клавиши, но, с другой стороны, есть педаль громкости — возможно делать крещендо на одном звуке, что физически невозможно на фортепиано.

Ещё меня поразило, что когда играешь на органе, становятся заметны все ритмические шероховатости и неточности, которые при игре на фортепиано акустически сглаживаются. Орган требует более детальной штриховой работы, большей ровности и объективности в игре. Ножная клавиатура, в свою очередь, «попила кровушки», пока не стало понятно, как не запутаться в руках-ногах… Регистровки тоже дались не сразу. Вот как-то так.

Владимир Нестеренко, студийные сессии для «Органологии»
Владимир Нестеренко, студийные сессии для «Органологии»

Значит, это был не эпизодический интерес, а серьёзное увлечение! Ведь приобрести свой орган — это целая история.

обложка альбома
обложка альбома (по клику можно слушать альбом на SoundCloud)

— Да, особенно если говорить о классической джазовой модели Hammond B-3 с колонкой Leslie (это колонка с вращающимися динамиками — характерный компонент органного звучания). В условиях городской квартиры содержать такой инструмент практически нереально, если нет микроавтобуса и небольшого подъёмного крана. Но дело в том, что марки Hammond и Leslie уже давно выкупила японская корпорация Suzuki. Делают они теперь только цифровые, сэмплерные инструменты разной степени портативности. Можно по разному к этому относиться, но это позволяет музыкантам приобрести сравнительно транспортабельный инструмент и иметь возможность брать его на концерты. При этом — инструмент действительно хороший, с правильным звуком, аккуратной тембровой проработкой и кучей настроек. По мере того, как я разбирался в нём, возникали какие-то музыкальные идеи, оформлялись в пьесы, которые исполнялись на концертах и в конце концов были записаны.

Владимир Нестеренко. «Органология» - купить Audio CD (2012) в интернет-магазине OZON.ru Владимир Нестеренко. «Органология» — купить Audio CD (2012) в интернет-магазине OZON.ru

Купить альбом «Органология» в виде цифровых файлов в iTunes | Купить альбом «Органология» в виде цифровых файлов на Amazon.com | слушать альбом на SoundCloud
ДАЛЕЕ: продолжение интервью Владимира Нестеренко и ВИДЕО его нового органного трио «ВКЛ»!  Читать далее ««Джаз.Ру», избранное. Владимир Нестеренко и его орган»

Американский учёный И. Тэйлор Аткинс: каким аршином мерить национальные джазовые культуры?

Диана Кондрашина
(предисловие и перевод)
DK

В апреле нынешнего года мне посчастливилось выступить с докладом об истории и современности российской джазовой сцены на международной конференции в Манчестере «Rethinking Jazz Cultures» («Переосмысление джазовых культур»), которую всего несколько лет назад начал ежегодно проводить молодой факультет джазовых исследований в университете Салфорд. Конференция длилась три дня и была организована в виде беспрерывных параллельных сессий, тематически разделённых — так что делегатам чаще всего приходилось разрываться между сессиями и то и дело сбегать прямо посреди обсуждений, чтобы успеть в соседнюю аудиторию на интересующий доклад. Примечательно то, что на конференции собрались люди самых разных специальностей: музыканты, промоутеры, редакторы новостных порталов, аспиранты из Европы и Америки, а также профессора — музыковеды, исполнители, историки. Среди выступавших был и наш бывший соотечественник, обозреватель международной службы радиостанции BBC, автор книг об истории нового джаза в СССР Александр Кан, с которым мы, по воле случая, на пару рассказывали об истории джазовой музыки в России. На конференции затрагивались самые разные вопросы: что понимать под понятием «джаз» в эпоху после Уинтона Марсалиса? Каково будущее авангардного джаза? Как выжить джазовому сообществу в объединённой Европе? Конечно, увиденное и услышанное требовало бы детального отчёта, если бы не огромное разнообразие полученной информации, которое довольно трудно систематизировать. Однако был на конференции доклад — один из двух ключевых, на которых присутствовали все участники. На мой взгляд, этот доклад сразу поставил под сомнение преобладающий среди исследователей подход к изучению «регионального» джаза и предоставил пищу для ума ещё на многие месяцы вперёд. Возможно, именно поэтому только сейчас я наконец стремлюсь поделиться этой работой с читателями «Полного Джаза 2.0» на русском языке. Я уверена, что она станет стимулом переосмыслить и переоценить наш подход к тому, что мы называем «российский джаз», и даст очередной повод обсудить проблематику вопроса, которая и без того вызывает самые жаркие дискуссии в джазовом интернет-сообществе.

Автор доклада — американский профессор истории в Университете Северного Иллинойса, востоковед, автор книги «Blue Nippon: Authenticating Jazz in Japan» об истории джаза в Японии — И. Тэйлор Аткинс. Перевод выполнен с несущественными сокращениями.

E. Taylor Atkins
E. Taylor Atkins

ДАЛЕЕ: перевод доклада И. Тэйлора Аткинса о взаимодействии национальных музыкальных культур и джаза. Читать далее «Американский учёный И. Тэйлор Аткинс: каким аршином мерить национальные джазовые культуры?»

Звезда нового поколения американских саксофонистов Джалил Шоу едет покорять Россию

Jaleel ShawДжалил Шоу (Jaleel Shaw) — один из самых заметных альт-саксофонистов Америки, лучший среди музыкантов молодого поколения, по мнению авторитетного журнала JazzTimes, который в читательском голосовании 2011 года выдвинул его кандидатуру в номинации «альт-саксофонист года» наравне с Филом Вудсом, Ли Коницем, Банки Грином и Кенни Гарреттом. Выпускник двух крупнейших джазовых школ США, колледжа Бёркли и Манхэттенской Школы музыки, Джалил Шоу — постоянный участник квинтета легендарного барабанщика Роя Хэйнса, который в свои 87 лет полон жизненных сил, безупречного чувства ритма и стиля и руководит коллективом The Fountain Of Youth, в состав которого входят только молодые музыканты. Джалил Шоу — руководитель собственного лейбла Changu Records и автор двух сольных альбомов «Perspective» и «Optimism». В декабре Джалил Шоу выступит в России с трио московского пианиста Ивана Фармаковского, в состав которого входят контрабасист Макар Новиков и барабанщик из Екатеринбурга Игнат Кравцов.

Расписание тура:

  • 18 декабря, 19:00 — Театральный зал Московского международного Дома музыки
    м. Павелецкая, Космодамианская набережная д.52 стр.8
    Касса: (495)730-1011
  • 19 декабря, 16:00 — мастер-класс Джалила Шоу на репетиционной базе Игоря Бутмана
    ул. Александра Солженицына, д. 17, стр. 4, ГБУК «Джаз-оркестр Игоря Бутмана»
    Вход бесплатный по предварительной записи, заявки направлять на pr@ibmg.ru
    20:30 — Клуб Игоря Бутмана на Чистых прудах
    м. Чистые Пруды/Тургеневская, Уланский переулок, д. 16 (в здании гостиницы «Уланская»)
    Заказ столиков по телефону (495)632-9264, (495)792-2109
  • 20 декабря, город Тверь
    клуб Bootlegger, ул.Желябова, д.1, (4822) 32-34-78
  • 22 декабря, город Владимир
    Филармония, проспект Ленина, д. 1, (4922) 36-63-54

ДАЛЕЕ: интервью с Джалилом Шоу и ВИДЕО! Читать далее «Звезда нового поколения американских саксофонистов Джалил Шоу едет покорять Россию»

Квартет Уэйна Шортера в Париже. Впечатления.

Диана Кондрашина DK

25 августа следующего, 2013 года один из величайших ныне живущих джазовых композиторов и саксофонистов Уэйн Шортер отметит 80-летний юбилей. К этому событию готовится выход нового альбома квартета Шортера, причём на лейбле Blue Note, на котором изданы самые известные пластинки саксофониста 1960-х годов («Speak No Evil», «Juju» и др.). К сожалению, многие из нас знают, что шанс увидеть квартет Уэйна Шортера в России равен шансам человечества переселиться на Марс. И как бы трепетно сам маэстро ни относился к вопросам космической одиссеи, нам, землянам, приходится решать вполне насущные вопросы: если чувствуешь жизненную потребность хоть раз увидеть квартет Уэйна Шортера на сцене, что предпринять? Ответ: купить билет до Парижа, к примеру.

Wayne Shorter (photo by John Watson)
Wayne Shorter (photo by John Watson/jazzcamera.co.uk)

В эпоху интернета возможности перемещения даются значительно проще. Забронировать билеты на самолёт и на концерт, а вместе с тем и гостиницу — дело сорока минут. Значительно сложнее решить, куда лететь за исполнителем: в Финляндию, Италию или Францию? Мы выбрали Францию — и не прогадали. За спиной у нас оставались досадно упущенные возможности: Белградский джазовый фестиваль 2010 года, на котором выступал квартет Шортера, затем — тур-посвящение Майлсу Дэйвису, с которым Уэйн Шортер, пианист Хэрби Хэнкок и басист Маркус Миллер появлялись на летних европейских фестивалях в нынешнем году. Но, как полагается, каждая упущенная возможность содействовала возникновению новых. Одновременно с этим нам приходилось слышать скептические замечания от музыкантов, которые в силу географического расположения имеют больше шансов увидеть выступления «ветеранов». Дескать, часто бывает так, что человек ждёт всю сознательную жизнь возможность услышать того самого музыканта, пластинки которого в своё время заставили полюбить музыку в принципе, а потом ты видишь его на сцене, постаревшего, уже не такого техничного, и всё это не вызывает ничего, кроме болезненной досады и разочарования. Пришлось и это предостережение принять как должное.
ДАЛЕЕ: долгожданная встреча с Шортером и его квартетом. Музыка в словах и ощущениях Читать далее «Квартет Уэйна Шортера в Париже. Впечатления.»