Валторнист Аркадий Шилклопер: «Moscow Art Trio продолжается» — интервью к юбилейному концерту

Константин Ищенко
фото: фото: архив «Джаз.Ру»
ИН

interview16 февраля самый известный в мире российский этно-джазовый коллектив, Moscow Art Trio (Михаил Альперин — фортепиано, клавиола, вокал, Сергей Старостин — вокал, кларнет, фольклорные духовые и Аркадий Шилклопер — валторна, альпийский рог) даст в Камерном зале ММДМ юбилейный концерт в честь своего 25-летия. С предстоящего выступления и начался наш разговор с Аркадием Шилклопером.

Аркадий Шилклопер
Аркадий Шилклопер

Аркадий, что ждёт слушателей на юбилейном вечере трио?

— Давайте не будем сейчас раскрывать все карты. Сохраним интригу. Скажу лишь, что будут, конечно, исполнены какие-то ранние ностальгические (по крайней мере, для нас) вещи, но в основном — композиции последних лет. Они хорошо сделаны, их проще восстановить. Они глубже и взрослее, показывают нас сегодняшних. В сентябре в Дюссельдорфе у Moscow Art Trio был такой предъюбилейный концерт из трёх частей. Сначала Миша Альперин с женой, замечательной аккордеонисткой Эвелиной Петровой, исполнили саундтрек к фрагменту фильма Сергея Параджанова «Тени забытых предков» минут на 20-25. В этом также участвовал тромбонист. Потом было само Moscow Art Trio, а затем — мы все вместе, к нам ещё присоединилась скрипачка из Норвегии. Хорошо получилось. И Миша даже хотел повторить все в таком же формате здесь 16-го февраля. Но это не совсем Moscow Art Trio. Как «просто» концерт — да, годится, но для юбилейного вечера все же не подходит.

Камерный зал сознательно выбрали?

— Сначала была идея выступить в Светлановском зале. Но Moscow Art Trio — это всё же, действительно, камерный состав. В нашей музыке нет пафоса, нет патетики. Мы рассказываем какие-то свои истории, где-то фантазируем. И это может быть не только музыка в чистом виде, в выступлениях присутствуют элементы хэппенинга, перфоманса. Сережа Старостин придумал для этого замечательное слово «дудачим» (смеётся). Камерный зал идеально подходит для того что делает Moscow Art Trio.

Moscow Art Trio
Moscow Art Trio

Это «дудачим» не в первый раз звучит в ваших интервью. А еще вы, кажется, очень любите применительно к Moscow Art Trio выражение «воображаемый фольклор»?

— Мне очень нравится это придуманное Мишей выражение. И не фольклор в чистом виде, и не джаз, и не классика, а такой симбиоз, союз трёх китов. Я — представитель академической музыки, Миша представляет импровизационную эстетику, а Сергей — фольклорную. Мы доказали миру, что можно сотрудничать, исповедуя разную музыкальную религию. Можно быть академическим музыкантом, но если ты человек с «открытыми ушами», с открытым сознанием, для тебя нет преград. Музыка — единое целое. Вот эта цельность трёх единств — основополагающий момент в Moscow Art Trio.

Moscow Art Trio — это не только новаторство по части стилистики, соединения несоединимого. Наше трио — это придуманная когда-то форма, которая требует развития, эволюции. Иначе она умрёт. В других жанрах, стилях и коллективах можно «спекулировать» однажды найденным. И некоторые делают так всю жизнь. Но Moscow Art Trio — совсем другая история. Да, у нас бывают повторы, есть любимые нами пьесы, которые играются почти на всех концертах. Но и развитие обязательно присутствует, постоянные эксперименты в разных направлениях. Скажем, поиск новых тембральных красок. У нас, к примеру, не всегда был альпийский рог — только последние лет десять. И не всегда был кларнет. Серёжа долго не играл на нём. Потом мы выяснили, что он, оказывается, профессиональный кларнетист. Подумали: жаль, что такая красивая краска не задействована. Стали думать, где её можно применить. Сейчас Сергей опять не играет на кларнете, зато использует фольклорные инструменты: эквадорские флейты, тилинки (украинская и молдавская фольклорная флейта. — Ред.) разные и т.д. Я вот играю на раковинах.

Но краски — даже самые красивые и необычные — наверное, всё же не самоцель?

ДАЛЕЕ: продолжение интервью валторниста Аркадия Шилклопера  Читать далее «Валторнист Аркадий Шилклопер: «Moscow Art Trio продолжается» — интервью к юбилейному концерту»

Михаил Альперин, Сергей Старостин и Аркадий Шилклопер отметят в Москве 25-летие Moscow Art Trio

anonsМария Сёмушкина и агентство «АртМания» представляют 16 февраля в Московском международном Доме музыки (Камерный зал) юбилейный концерт к 25-летию Moscow Art Trio.

Moscow Art Trio — это, с момента создания в 1990-м, Михаил Альперин (рояль, клавиола, вокал), Сергей Старостин (вокал, духовые и шумовые фольклорные инструменты, тексты), Аркадий Шилклопер (валторна, фогельхорн, флюгельгорн, альпийский рог, вокал).

Moscow Art Trio: Шилклопер, Старостин, Альперин
Moscow Art Trio: Шилклопер, Старостин, Альперин

Четверть века Moscow Art Trio остаётся, пожалуй, одним из самых востребованных российских этно-джазовых проектов за рубежом, хотя джазовым в прямом смысле этого слова его назвать сложно. Творчество коллектива принято относить к «камерной импровизационной музыке», в рамках которой музыканты соединяют дух джаза, фольклорную стихию и академическую дисциплину.

Moscow Art Trio не играют и «этно» в прямом смысле слова: сами они назвали одну из своих программ «Воображаемый фольклор». Спектр их музыкальных влияний простирается от России до Восточной Азии, от Скандинавии до Балкан. Здесь и влияние танцев и песен забытых мировых культур, и дух композиторского импрессионизма, европейский минимализм… но прежде всего — импровизационность. Композитор Альперин создал уникальную лабораторию по экспериментированию со звуками. Трио стало камерным театром без актёров, где творцы и исполнители всегда в одном лице. За человеческий голос отвечает знаток русской песни Старостин, который создаёт для трио не только собственные прочтения фольклорных песен, но и все оригинальные тексты.

Судьба распорядилась так, что лидер коллектива пианист Михаил Альперин давно живёт и преподает в Норвегии. Он профессор Норвежской музыкальной академии. Аркадий Шилклопер признан одним из лучших джазовых валторнистов мира, на многочисленные выступления наведывается в Россию из Германии. И только патриарх российской фольклористики Сергей Старостин по-прежнему живёт в Москве.

Все три музыканта получили консерваторское образование, их музыкальный кругозор чрезвычайно широк. Достаточно упомянуть, что Аркадий Шилклопер в своё время работал в качестве валторниста в оркестрах Большого театра и Московской филармонии. Он также является одним из немногих импровизирующих исполнителей на редких духовых инструментах: альпийский рог, corno da caccia, фогельхорн, диджериду и т.д. Сергей Старостин объехал весь Советский Союз, собирая истории, фольклорные песни и инструменты, а в 1990-е был режиссёром и ведущим телепрограмм «Мировая деревня» и «За околицей».

Музыканты регулярно совершают европейские и мировые турне, записываются на самых престижных лейблах, в том числе на ACT и Jaro Medien (сольные альбомы Альперина и его дуэты с Шилклопером выходили также на формообразующем европейском лейбле 90-х — ECM). В России Moscow Art Trio при этом выступают довольно редко, последний раз — в Москве пять лет назад.

Свой юбилейный тур прославленный коллектив начал весной 2015 в Швейцарии, а продолжил осенью на престижном Дюссельдорфском фестивале, которому тоже исполнилось 25 лет. Но разве может коллектив, который носит имя Москвы, в свой четвертьвековой юбилей не выступить на одной из лучших сцен родного города?

16 февраля в Доме Музыки прозвучит программа «Воображаемый фольклор: Moscow Art Trio. Избранное».

ВИДЕО: Moscow Art Trio «Introduction and Kalina»
выступление на фестивале в Калише, Польша, 2006 (видеоканал лейбла JARO Medien GmbH)

ДАЛЕЕ: контактная информация, заказ билетов, ВИДЕО  Читать далее «Михаил Альперин, Сергей Старостин и Аркадий Шилклопер отметят в Москве 25-летие Moscow Art Trio»

Джазовый ринг в Капелле

Владимир Фейертаг,
Санкт-Петербург
VF

21 февраля в зале Санкт-Петербургской академической капеллы состоялся концерт «Джазовый ринг» с участием двух прославленных и весьма востребованных коллективов — Moscow Art Trio и St. Petersburg Modern Trio (так назвали свой ансамбль Вячеслав Гайворонский, Андрей Кондаков и Владимир Волков). Концерт был частью ежегодного 7-го международного фестиваля «Музыкальный Эрмитаж». Последние пять лет организацией джазовых программ в рамках фестиваля занимается пианист Андрей Кондаков. За это время джаз — а точнее, разные виды импровизационной музыки — значительно обогатил палитру изначально чисто академического музыкального праздника. «Джазовый ринг» — название, которое должно было напомнить петербуржцам когда-то очень популярную питерскую телепрограмму «Музыкальный ринг».

Владимир Волков, Вячеслав Гайворонский
Владимир Волков, Вячеслав Гайворонский

«Мы будем играть несколько новых композиций, которые еще нигде не исполнялись», сказал мне перед началом концерта трубач Гайворонский. Собственно, так и было. В конце программы музыканты исполнили старую тему «В поисках стандарта». Все-таки удобно завершать программу проверенным хитом. Тем более, что в фойе слушателям предлагался одноименный диск, выпущенный на лейбле Leo Records и попавший (кажется, впервые для российских музыкантов) в число лучших релизов 2009 года по мнению нью-йоркского издания AllAboutJazz. Композиции трио (три принадлежат Гайворонскому, две — Кондакову и одна — контрабасисту Волкову), в отличие от многих чисто конструктивных пьес Вячеслава (построенных на звуковом изобразительном поле, нарочито диссонантных и угловатых), обладают ясно очерченными мотивами, многие из которых генетически связаны с интонациями разных композиторских школ ХХ века.И хотя музыканты несколько раз с улыбкой убеждали меня, что «джаз мы не играем», я принимаю это за джаз. Все элементы налицо: импровизационность — пожалуйста. Звукоизвлечение, обработка звука — ни намёка на академичность. И внутреннее ощущение свинга, хотя традиционной пульсации нет. «Свинг у меня только от Гленна Гульда» – пошутил Гайворонский, а я подумал: Гульд — дитя ХХ века. И не он один стал играть ритмически активнее, метрически точнее. Многие академические пианисты вот уже полвека играют с иной моторикой, чем в эпоху Гайдна и Бетховена.

Музыка трио завораживает непредсказуемостью, необычным соединением полистилистических импровизационных эпизодов, столкновением исполнительских темпераментов и общей провокационностью. Но её успех у слушателей понятен. Отдельные мазки, кластеры, хаотические переклички скреплены плотным обаянием музыкальной драматургии. И, как говорится, в конце всё сходится. В памяти не остаются мелодии, но возникает ощущение, что час проходит, как несколько минут. И эти мгновения прожиты вместе с музыкантами, которые щедро поделились с нами своими мыслями о пространстве и времени, своим интеллектом и чувствами.

Аркадий Шилклопер
Аркадий Шилклопер

И если уж вновь заикаться о джазе, то во втором отделении (Moscow Art Trio) его было значительно меньше. Михаил Альперин, Аркадий Шилклопер и Сергей Старостин — выдающиеся инструменталисты. Причём каждому дана возможность исполнить сольный номер. И в программе представлена музыка в трёх ипостасях — русский и отчасти молдавский фольклор (Старостин, Альперин), академическое виртуозное исполнительство (Шилклопер), джаз (Альперин). Многое я уже слышал, и больших изменений в программе этого замечательного терцета не нашёл. Про себя подумал: не так уж часто они встречаются, чтобы сделать что-то новое. Коммерчески успешный продукт произведён давно, имеет успех на фестивалях в Европе и России. Что же ещё надо?

Конечно, публика (в основном меломаны, посещающие академические концерты) восторженно принимала исполнителей. И дело вовсе не в том, что все было понятно и интересно, а в том, что сегодня мастерство музыкантов, выступающих под флагом джаза или новой импровизационной музыки, ни в чём не уступает уровню великих исполнителей классики, а во многом и превосходит. А исполнительская свобода и связанная с этим звуковая изобретательность – интрига, движущая фабула всего концерта. И спасибо компании Onego Shipping, которая помогла Фестивалю «Музыкальный Эрмитаж» осуществить этот проект.

Андрей Кондаков, Сергей Старостин, Михаил Альперин
Андрей Кондаков, Сергей Старостин, Михаил Альперин

«Джазовый ринг» предполагал обмен ударами-репликами, поэтому концерт завершился коротким, «нежным» (по определению Миши Альперина) джемом, в основу которого легла «Колыбельная» Андрея Кондакова. Новой музыки не возникло, но была профессионально отдана дань старой джазовой традиции. Не хочу говорить банальности — «победила дружба» или «победил джаз». Скорее, победила музыка!