Объявлено расписание концертных прослушиваний конкурса молодых исполнителей «Gnesin-Jazz-Voice-2017»

competitionКак мы уже сообщали,  в Москве с 13 по 16 марта пройдёт I первый международный вокальный джазовый фестиваль-конкурс молодых исполнителей «Gnesin-Jazz-Voice-2017», который представляют Российская Академия музыки им. Гнесиных при поддержке Министерства культуры Российской Федерации, Национального фонда поддержки правообладателей и под эгидой Комиссии Российской Федерации по делам ЮНЕСКО. Автор проекта — председатель творческой секции джазовой музыки Союза московских композиторов, руководитель оркестрового класса кафедры инструментального джазового исполнительства РАМ им. Гнесиных народный артист России Анатолий Кролл.
27 февраля оргкомитет конкурса объявил расписание концертных прослушиваний фестиваля-конкурса молодых исполнителей «Gnesin-Jazz-Voice-2017».

ДАЛЕЕ: полное расписание концертных прослушиваний фестиваля-конкурса молодых исполнителей «Gnesin-Jazz-Voice-2017»  Читать далее «Объявлено расписание концертных прослушиваний конкурса молодых исполнителей «Gnesin-Jazz-Voice-2017»»

26 февраля 2017: 100 лет джазовой грамзаписи!

Кирилл Мошков,
редактор «Джаз.Ру»
CM

storyСегодня, 26 февраля —  столетие джазовой грамзаписи. 100 лет назад в этот день была записана самая первая грампластинка, на которой звучала игра джазовых музыкантов.

Дата, конечно, условная. В этот день 100 лет назад пластинка была только записана, вышла она позже — 7 марта 1917. Мало того, настоящие джазовые музыканты — афроамериканский квартет Versatile Four — записывались на пластинку уже в 1916 г., но их запись долгое время не была издана. Известная джазовая легенда гласит также, что прославленного нью-орлеанского трубача Фредди Кеппарда приглашали записаться ещё в 1915, но он отказался: он считал, что другие музыканты смогут, послушав пластинку, «украсть его музыку». Поэтому мы считаем первой джазовой пластинкой именно записанную 26 февраля 1917 и выпущенную 7 марта того же года пластинку фирмы Victor с каталожным номером 18255.

Victor 18255-B
Victor 18255-B

На первой стороне был записан «новелти» — номер, вызывавший интерес чем-то «новеньким», удивляющим публику. В данном случае в пьесе «Livery Stable Blues» элементов novelty было сразу три. Во-первых, и у публики это вызывало огромный восторг, три духовых инструмента — кларнет, труба (точнее, ещё не современная труба, а старомодный корнет) и тромбон — трижды за три минуты звучания этой стороны пластинки изображали «звуки извозчичьего двора»: голоса, соответственно, петуха, лошади и осла. Во-вторых, музыканты были родом из Нью-Орлеана и умели, хотя и не импровизируя, а только слегка варьируя мотив, играть нечто похожее на новейшую модную музыку с юга США — джаз. Они владели основой раннего джазового стиля — блюзовой формой. И в-третьих, они удачно имитировали звучания чёрных джазовых ансамблей, при этом не слишком далеко выходя за пределы более привычных белому большинству танцевально-водевильных звучаний.
На оборотной стороне пластинки был записан ещё один танцевальный номер под названием «Dixie Jass One-Step», впоследствии вошедший в репертуар многих ансамблей традиционного джаза под названием «Original Dixieland One-Step».

1918, рекламная открытка Original Dixieland Jazz Band: слева направо - Tony Sbarbaro, Daddy Edwards, Nick LaRocca, Larry Shields, Henry Ragas
1918, рекламная открытка Original Dixieland Jazz Band: слева направо — Tony Sbarbaro, Daddy Edwards, Nick LaRocca, Larry Shields, Henry Ragas

Пластинку записали музыканты квинтета под громким названием Original Dixieland ‘Jass’ Band, то есть «Настоящий «джасс»-ансамбль из Южных Штатов». Запись была сделана в Нью-Йорке, на 12 этаже здания компании Victor Talking Machine по адресу Западная 38-я улица, дом 46, а постоянной работой ансамбля были выступления в Reisenweber’s Café, модном ресторане на 8-й авеню близ Коламбус-Сёркл. Кстати, это примерно то место на карте Нью-Йорка, где сейчас находится здание организации «Джаз в Линкольн-Центре»!

Странный, но общепризнанный факт: первую джазовую пластинку записали не афроамериканцы, а белые музыканты, молодые (от 20 до 28 лет) выходцы из Нью-Орлеана. Справедливости ради отметим, что они были не совсем «настоящие» белые, то есть не англосаксы, а стоявшие чуть ниже по социальной лестнице (но значительно выше афроамериканского меньшинства) американцы итальянского и кельтского происхождения. Барабанщик Тони Сбарбаро был из семьи переселенцев с Сицилии, и для удобства англоговорящей аудитории он часто писал свою фамилию как Спарго. С Сицилии были родом и родители трубача (точнее, корнетиста) Ника ЛаРокка. Пианист Генри Рагас, кларнетист Ларри Шилдс и тромбонист Эдвин «Папаша» Эдвардс были ирландского и уэльского происхождения.

Самым известным среди них впоследствии стал Ник ЛаРокка — увы, не только по чисто музыкальным показателям: он «прославился» довольно резкими расистскими заявлениями, отрицал роль афроамериканцев в истории джаза, да и вообще приписывал создание джаза как вида музыки лично себе.

Nick LaRocca (1891-1961). Фотография 1950-х гг.
Nick LaRocca (1891-1961). Фотография 1950-х гг.

Члены ODJB, как считается, владели джазовой стилистикой довольно приблизительно — они вообще-то начинали в духовых оркестрах, в том числе в марширующем оркестра «Папы Джека» Лэйна. Попав в Чикаго с гастрольным ансамблем нью-орлеанского барабанщика Джонни Стайна, они обнаружили, что в воздухе витает интерес к новым ритмам с Юга. Им хотелось на волне это начинающейся общенациональной популярности музыки «джасс» или «джаз» воспользоваться модными звучаниями и попасть на работу в дорогие рестораны, так что они, вместо возвращения в Нью-Орлеан после гастролей, создали собственный ансамбль — и это желание исполнилось. В историю ансамбль вошёл под своим окончательным названием, которое фиксируется с конца 1917 г.  —  Original Dixieland Jazz Band. Он просуществовал с 1916 по 1925 г., неоднократно меняя состав, а в 1930-е остававшиеся в живых участники его первых составов предпринимали на волне оживления интереса к ранней истории джаза попытки восстановления группы для разовых выступлений.
Слушаем ту самую первую пластинку с записью темы «Livery Stable Blues», распроданную в те годы, как считается, тиражом не менее одного миллиона экземпляров. И делаем в уме поправку на то, что до первой коммерчески выпущенной записи подлинно джазового афроамериканского джазового ансамбля — King Oliver and his Creole Jazz Band — оставалось ещё почти шесть лет…

К 100-летию первой джазовой грамзаписи Смитсоновский институт американской истории опубликовал на своём сайте уникальную звуковую киносъёмку, сделанную, вероятнее всего, в 1936 г. для киножурнала новостей (такие подборки новостных роликов показывали в кинотеатрах перед основным фильмом до распространения телевидения). Киноленту и звук восстановили киноархивисты Марк Кантор и Боб ДеФлорес. На ленте воссоединившиеся участники  Original Dixieland Jazz Band, которым было уже 45-50 лет (только пианист Рагас, умерший во время эпидемии «испанки» 1919 г., был заменён их земляком по имени Джей Расселл Робинсон), изображают процесс «механической» звукозаписи перед раструбом механического записывающего устройства. В то время электрический процесс звукозаписи уже повсеместно вытеснил старую технологию, но для киносъёмки «воссоздания подлинных событий» кинодокументалисты 30-х тщательно восстановили вид и устройство звукозаписывающей студии 1917 года, когда съёмка со звуком была ещё невозможна (звуковое кино изобрели только в 1927 г.).




In Memoriam. Пианист Хорас Парлан (1931-2017)

inmemoriam23 февраля в городке Корсё на датском острове Зеландия ушёл из жизни американский джазовый пианист Хорас Парлан (Horace Parlan). Ему было 86 лет. Музыкант родился в Питтсбурге (штат Пенсильвания) 19 января 1931 и жил в Дании с 1973 г.
Предлагаем нашим читателям очерк памяти музыканта, который написал наш постоянный автор Николай Шиенок.


Николай Шиенок,
фото: архив «Джаз.Ру»
NS

Наверное, многие даже не сразу вспомнят, кто это. Хотя музыка, записанная с его участием, издана на нескольких очень хорошо известных пластинках, которые имеются в каждом приличном доме. Одна из таких — выдающийся альбом Чарлза Мингуса «Mingus Ah Um» (Columbia, 1959). Вспомнили? Мингус впервые услышал Хораса Парлана в одном из клубов Питтсбурга, куда его пригласили на джем-сешн. Мингус сначала попытался переиграть местного пианиста на контрабасе, но потом заметил, что у того что-то не так с правой рукой. Из-за перенесённого в детстве полиомиелита правая рука Парлана оказалась частично парализованной, и он мог использовать на ней только два пальца. Однако его учительница музыки, Мэри Элстон, помогла ему выработать собственный стиль фортепианной игры и вдохновила на продолжение карьеры. Мингуса настолько впечатлила игра Парлана, что он взял его в свой ансамбль. Британский джазовый пианист и историк джаза Брайан Пристли пишет, что до появления Парлана в ансамбле Мингус часто был недоволен своими пианистами и неоднократно грозился бросить контрабас и полностью переключиться на фортепиано. С участием Парлана были записан также замечательный альбом «Blues & Roots» (Atlantic, 1959), после чего его сменил Роланд Ханна, а сам он получил возможность записать примерно полдюжины самостоятельных альбомов на Blue Note.

Horace Parlan, 1960
Horace Parlan, 1960

В 1972 году Хорас Парлан переехал на постоянное жительство в Копенгаген, где ещё примерно четверть века активно играл на местной сцене и записывался на датском лейбле SteepleChase. Но Америка поразительно быстро забывает уехавших из Америки. Уехал — это почти что умер. В качестве иллюстрации — отрывок из сопроводительного текста критика и историка джаза Айры Гитлера к одной из самых лучших пластинок саксофониста Декстера Гордона «Doin’ Alright» (Blue Note, 1961), тоже записанной с участием Хораса Парлана (тут следует напомнить, что Гордон в своё время тоже провел несколько лет в Европе и, в частности, в Копенгагене):

Слушатели со стажем помнят Декстера Гордона, но более молодые джаз-фэны вряд ли знают его, хотя он время от времени работал в США в пятидесятых.

Вернёмся к теме участия Хораса Парлана в проектах Чарлза Мингуса (1922-1979), на этот раз гораздо менее известных. Джон Кассаветес, режиссёр фильма «Тени» («Shadows», 1959), удостоившегося приза критиков на кинофестивале в Венеции, первоначально планировал пригласить в качестве композитора Майлза Дэйвиса, но в силу ограниченности бюджета конечный выбор пал на Чарлза Мингуса. Кассаветес хотел, по примеру «Лифта на эшафот» Луи Маля (где звучала музыка Майлза), чтобы музыканты спонтанно импровизировали, глядя на прокручиваемый на экране отснятый и смонтированный видеоматериал, — но у Мингуса была иная точка зрения на процесс создания киномузыки. Он принёс в студию заранее сочинённые композиции и попытался со своим ансамблем встроить их в готовый видеоряд. Результат никого не порадовал, и ситуацию пришлось срочно спасать. Были дополнительно записаны некоторые чисто импровизационные фрагменты с перкуссией (как у Сан Ра или «Чикагского Художественного Ансамбля»: стучали все!) и соло на саксофоне и флейте Шафи Хади. Таким образом, заготовленные композиции Мингуса в фильм не вошли, а появились позже на следующих пластинках: пьесы «Nostalgia in Times Square» и «Alice’s Wonderland» (хотя вместо Хораса Парлана на ней играет Ричард Уайендс) — на пластинке «Jazz Portraits» (United Artists, 1959), которая в 1963 году была переиздана под названием «Wonderland»; пьеса «Self Portrait in Three Colors» — на пластинке «Mingus Ah Um» (Columbia, 1950). Единственный 7-минутный импровизационный фрагмент «Untitled Percussion Composition» был впервые издан только в коробке из 12 компакт-дисков «The Complete Debut Recordings» (Fantasy, 1990). И наконец, совсем недавно всё вышеперечисленное было собрано вместе и издано на виниле «Shadows» (Doxy Cinematic, 2015 или DOL, 2016).

В 1958 году Чарлз Мингус с Хорасом Парланом, Джимми Неппером (труба), Шафи Хади (саксофон) и Кенни Деннисом записали музыкальное сопровождение к стихам американского поэта Лэнгстона Хьюза. Результат был издан на второй стороне пластинки под названием «The Weary Blues with Langston Hughes» (MGM, 1958).

Horace Parlan (photo © Sundance)
Horace Parlan (photo © Sundance)

Я ещё много о чём не упомянул. Например, об участии Парлана в записи одного из альбомов оркестра датского авангардного гитариста Пьера Дёрха (Pierre Dørge), о пластинках саксофониста Стэнли Туррентина, записанных в начале 60-х с его участием, или о дуэтных альбомах с саксофонистом Арчи Шеппом, выходивших на SteepleChase, например «Trouble in Mind» (1980). А запись с Шеппом «Goin’ Home» (SteepleChase, 1977) — редкой красоты альбом. Надо бы раздобыть его на виниле.
СЛУШАЕМ: Horace Parlan Trio «No Blues», 1975
Horace Parlan p, Niels-Henning Ørsted Pedersen b, Tony Inzalaco (ds)




Рядом с джазом. Санкт-петербургская группа Billy’s Band даст два больших концерта в Москве

2 и 3 марта в Центральном Доме художника санкт-петербургская группа Billy’s Band даст два больших концерта с разными программами и специальными гостями. В первый день будет представлена программа «Игры в Тома Уэйтса» при участии ведущего актёра «Театра наций» Евгения Ткачука, во второй — «Весенний алкоджаз» с выдающимся петербургским джазовым барабанщиком Егором Крюковских.

Выпустив в прошлом году седьмой студийный альбом «Слегка», Billy’s Band снова подтвердили, что уверенно чувствуют себя на самых разных музыкальных территориях: если предыдущий диск был выполнен в рок-стилистике, то здесь петербургский ансамбль (поющий контрабасист Билли Новик, гитарист Андрей Резников и саксофонист Михаил Жидких, играющий также на фортепиано) сделал интересную попытку создания джазового материала на русском языке. В записи некоторых треков альбома участвовали петербургские джазовые инструменталисты — участники антрепризы «Звёзды санкт-петербургского джаза», с которой Билли Новик одно время гастролировал как джазовый вокалист: пианист Андрей Зимовец, барабанщик Егор Крюковских (спевший также забавный скэт в одной из пьес), контрабасист Николай Затолочный, — а также московский трубач Пётр Востоков.

Billy's Band
Billy’s Band

Для мартовских концертов группа подготовила специальные программы. Говорит лидер группы Билли Новик, для которого адаптация песен, сценического и поэтического образа американского поющего поэта и актёра Тома Уэйтса к российской ментальности стала начальным импульсом к созданию собственной группы на рубеже 1990 и 2000-х гг.:

Билли Новик (фото © TBN-Rodnoy)
Билли Новик (фото © TBN-Rodnoy)

— Это будут две принципиально разные программы.

Первая, 2 марта, «Игры в Тома Уэйтса», на мой взгляд, может стать интересной не только музыкальной, но и театральной Москве, всем тем, кто испытал разочарование в современном театре и готов к восприятию свежих и необычных форм сценического действа. Это работа — премьера нашего сотрудничества с драматическим актером Евгением Ткачуком, нашим другом и идейным партнёром.

3 марта — наша особая гордость, программа «Весенний Алкоджаз» выдержанная в стилистике прокуренного барного джаза с легким весенним прищуром. По сути — все актуальные хиты группы Billy’s Band в сегодняшнем понимании того, что мы называем сегодня термином «Романтик-алкоджаз из Петербурга». Старые и новые песни о жизни обычного человека в красивом и холодном городе. На этот раз мы выступим в компании одного из самых ярких джазменов Петербурга, человека хорошо знакомого джазовому сообществу Москвы — барабанщика Егора Крюковских.

С Егором мы знакомы уже много лет, плотно сотрудничаем как в концертной деятельности, так и в записи трёх последних альбомов. Мне кажется, что мы стали хорошо понимать юмор друг друга, и музыка отлично получается.

В некотором смысле этот концерт — генеральная репетиция записи нашего одноименного студийного лайва, который мы планируем провести в присутствии зрителей 5 марта в Петербурге.

2-3 марта, ЦДХ (Крымский вал, 10). Начало концертов в 20:00. Справки по тел. +7(499)238-1955, кассы ЦДХ +7(499)230-3442.
Билеты от 900 руб в кассе ЦДХ и на сайте ponominalu.ru.

Купить билеты:
2 марта «Игры в Тома Уэйтса»
3 марта «Весенний алкоджаз»

Купить билеты на PONOMINALU.RU




«Джаз.Ру», избранное. Юрий Маркин: «Играть джаз мне было интересно, потому что это живая музыка»

Александр Эйдельман
Фото: архив «Джаз.Ру»
AE

interview21 февраля 2017 исполняется 75 лет Юрию Маркину. Этот текст — большое биографическое интервью артиста — до сих пор был доступен только читателям бумажной версии «Джаз.Ру»: он выходил у нас к 70-летию Юрия Ивановича, в №40 (№1-2012). Сегодня мы с удовольствием делаем его доступным нашим сетевым читателям.
СМ. ТАКЖЕ: К 75-летию композитора Юрия Маркина «Круглый Бенд» представит альбом его биг-бэндовых крупных форм


Биографическая справка

Юрий Маркин
Юрий Маркин (фото © Павел Корбут)

Композитор, контрабасист, пианист, аранжировщик, педагог Юрий Маркин родился 21 февраля 1942 года в Астрахани. В музыкальной школе овладел фортепиано, в училище — контрабасом, в консерватории учился композиции у Родиона Щедрина. На профессиональной джазовой сцене дебютировал 20-летним в ансамбле Хабаровской филармонии под руководством тенориста Станислава Григорьева. В 1967-м играл в легендарном «КМ-квинтете» в кафе «Молодёжное» у пианиста Вадима Сакуна, в 1968-69 был контрабасистом квартета двух саксофонистов, Алексея Козлова — Александра Пищикова, недолго участвовал в трио Германа Лукьянова. В 70-е работал в Москонцерте в джаз-оркестре Александра Горбатых в качестве пианиста, басиста и аранжировщика, был пианистом и аранжировщиком в Государственном эстрадном оркестре п/у Леонида Утёсова. Когда в системе официального музыкального образования появились джазовые программы, начал преподавать (III областное училище в Электростали, затем училище им. Гнесиных). Играл джаз-рок в собственном ансамбле «Шаги Времени» (1978-79), затем руководил биг-бэндом при ДК «Медик», создавал собственные ансамбли, в которых участвовали саксофонисты Сергей Гурбелошвили, Вячеслав Преображенский, басист Алекс Ростоцкий и другие, и, в свою очередь, участвовал в ансамблях пианиста Владимира Данилина и трубача Андрея Товмасяна (как контрабасист).

Квартет Юрия Маркина, 1996: Дмитрий Власенко, Юрий Маркин, Анатолий Соболев, Сергей Резанцев
Квартет Юрия Маркина, 1996: Дмитрий Власенко, Юрий Маркин, Анатолий Соболев, Сергей Резанцев

В 1990-х для Маркина началась эпоха джазовых обработок классики: для оркестра Анатолия Кролла он написал целую программу «Русская классика в джазовой обработке», а в своём квартете с коллегами — педагогами училища им. Гнесиных (Сергей Рязанцев — альт-саксофон, Анатолий Соболев — контрабас, Аркадий Баклагин — ударные) играл свои обработки классики на различных сценах, в том числе в 1996 г. — в серии концертов в прямом эфире радиостанции «РаКурс», которые в цикле «Московский свинг» проводил журналист Константин Волков (в коллекционной серии Александра Эйдельмана вышло три CD: «Времена года» П.И.Чайковского, записанный в радиостудии «Князь Игорь» А.П.Бородина и «Кармен» Ж.Бизе).

Обложка альбома с музыкой на темы Александра Бородина, 2002 (запись 1996)
Обложка альбома с музыкой на темы Александра Бородина, 2002 (запись 1996)

Его композиторское творчество многообразно: он писал и продолжает писать и симфоническую, и джазовую музыку. Такое раздвоение творческой личности определено внутренним миром и эстетическими предпочтениями Юрия Маркина. Без сомнения, этому способствовали теоретические знания, полученные им в консерватории, и практическая исполнительская деятельность в джазовых ансамблях. Взаимопроникновение этих направлений обогатило творчество Юрия Маркина, придав ему черты новой музыкальной образности. За годы творческой деятельности Юрий Иванович написал 12 симфоний для большого симфонического оркестра и восемь джазовых симфоний для биг-бэнда, симфонические и джазовые концерты для фортепиано и других инструментов, вокальные циклы, оратории, музыка к спектаклям и телевизионным постановкам. Особое место в творчестве Маркина занимают джазовые музыкально-драматические произведения — двенадцать джазовых опер и три балета.

Я тайный симфонист и автор двенадцати полнометражных симфоний. Меня всегда притягивала симфоническая форма. В ней, в отличие от джаза, всегда есть главная и вспомогательная тема, между которыми постоянно происходят взаимодействие, драматургические коллизии, конфликты.

Кроме того, он хорошо известен в мире российского джазового образования как преподаватель аранжировки и гармонии, автор нотных сборников и учебных пособий.

Хочу начать с поздравления. Более уместного начала для интервью, связанного с юбилеем, просто не может быть. Юрий Иванович, искренно, от всей души поздравляю с юбилеем, мои самые лучшие пожелания: здоровья, успехов, удачи!
Я хотел бы пока опустить вопросы, связанные с прошлым. Меня больше интересует настоящее. Чем ты занимаешься сейчас? Что тебя больше всего увлекает из твоих многочисленных творческих замыслов и направлений деятельности?

— В последние годы я больше занимаюсь симфонической музыкой. Именно сейчас пишу серенаду для струнного оркестра, взялся за концерт для трубы и симфонического оркестра.

«В стол», или есть планы?

— Есть, его исполнит выдающийся трубач Сергей Накоряков, проживающий и работающий во Франции.

Ты работал с ним раньше?

— Да. В прошлом году я написал фантазию на тему оперы «Порги и Бесс» для трубы и валторны. Она была исполнена Нижегородским симфоническим оркестром с солистами Сергеем Накоряковым и Аркадием Шилклопером.

А над чем ты работаешь в джазовом направлении?

— Сейчас я сделал стоп-тайм. Сделано много, надо осмотреться, передохнуть и понять, как дальше строить мост — вдоль или поперёк реки. К тому же просто физически не хватает времени, надо ухаживать за собачкой, кошкой, попугаем, да и за самим собой.

Если бы готовилось к изданию собрание музыкальных произведений Юрия Маркина, что бы ты туда включил? Я имею в виду музыку всех направлений, которая написана тобой.

— Написано много. Вот в этом шкафу, на дверце которого написано «Сочинения», лежит всё мое музыкальное творчество. Хотя нет, не всё. Немало произведений, переданных на рассмотрение, так ко мне и не вернулись.

Как? А копии? Ты что, отдавал оригиналы?

— Да. К, сожалению, делать копии мне не под силу и не по деньгам. Приходилось рисковать, надеясь на удачу. Иногда не везло, и рукописи уходили. Ладно, если написанная музыка исполнялась бы. Нет… Ни музыки, ни рукописей.

Обидно.

— Я к этому давно привык. Потом, я всегда считал свою задачу выполненной, написав произведение. Не буду кривить душой, я всегда жажду исполнения, но постепенно привык к формальным ответам, отговоркам или просто молчанию (что, кстати, хуже всего). Сейчас меня это не так ранит. Наверное, я уже вступил в совершеннозимний возраст, когда ко всему относишься по-философски.
ДАЛЕЕ: продолжение большого интервью Юрия Маркина  Читать далее ««Джаз.Ру», избранное. Юрий Маркин: «Играть джаз мне было интересно, потому что это живая музыка»»

Пионер джаз-рока и фьюжн — гитарист Ларри Кориелл (1943-2017)

Кирилл Мошков,
редактор «Джаз.Ру»
фото: автор; архив редакции; Павел Корбут
CM

inmemoriamКак сообщила поздним вечером 20 февраля пресс-служба фирмы грамзаписи Savoy Jazz, 19 февраля в Нью-Йорке скоропостижно скончался гитарист Ларри Кориелл (Larry Coryell). Он умер во сне в гостиничном номере: 73-летний музыкант находился в Нью-Йорке на гастролях. Ещё 17 и 18 февраля он отыграл два шоу в знаменитом джаз-клубе Iridium, ставшие последними выступлениями в его жизни.

Ларри Кориелл, 2014 (фото © Кирилл Мошков, «Джаз.Ру»)
Ларри Кориелл, 2014 (фото © Кирилл Мошков, «Джаз.Ру»)

Кориелла называли первопроходцем джаз-рока и фьюжн в гитарной игре: в 60-е годы прошлого столетия он был среди первых гитаристов, соединявших в единой новой стилистике влияния электрического звука и плавающей звуковысотности рок-музыки, угловатую и острую фразировку чикагского гитарного блюза и монотонно-острую ритмику кантри с разработанными электрогитаристами джаза 1940-50-х годов методами приложения импровизационного языка бибопа /пост-бопа к игре на электрической гитаре. Впрочем, джаз-рок и фьюжн оказались только одной из глав в творчестве Ларри: он изумительно играл также и на традиционной акустической гитаре, а его стилистический диапазон простирался от академической музыки до чистого джаза.

Ларри Кориелл родился 2 апреля 1943 года в городе Галвестон, штат Техас, но вырос на крайнем Северо-Западе США, в штате Вашингтон. Музыкой он начал заниматься с раннего детства, играл на фортепиано и на гитаре (акустической, а позже и на электроинструменте), подростком играл в рок-н-ролльных группах в городке Якима среди отрогов Каскадного хребта. Потом был Сиэтл, где Ларри учился на журналиста в Университете штата Вашингтон, и игра в самой популярной группе города The Dynamics. В 1965 г. Кориелл переехал в Нью-Йорк, где сразу же попал в квинтет известного джазового барабанщика Чико Хэмилтона (там он сменил в должности гитариста венгерского эмигранта-новатора Габора Сабо) и дебютировал с этим коллективом в грамзаписи (альбом Хэмилтона «The Dealer», 1966). В Нью-Йорке Кориелл стал одним из основателей группы The Free Spirit, которую считают одной из первых групп джаз-рокового движения: на самом деле это был любительский джазовый коллектив, который благодаря опыту Кориелла в рок-звучаниях сразу же заметно «потяжелел» в звуке.

Ларри Кориелл, начало 1970-х
Ларри Кориелл, начало 1970-х

Первый альбом этой группы «Out Of Sight And Sound» пользовался определенным успехом в Нью-Йорке, но концертов она дала считанные единицы, и в 1967 г. Кориелл покинул её, чтобы записываться с другой молодой звездой — вибрафонистом Гэри Бёртоном, с которым тоже разрабатывал своеобразную версию прото-фьюжн — соединение джаза, рок-ритмов и кантри.
ВИДЕО: Ларри Кориелл и Гэри Бёртон играют пьесу «General Mojo’s Well-Laid Plan» в Берлине, 1967

ДАЛЕЕ: продолжение биографии Ларри Кориелла

Читать далее «Пионер джаз-рока и фьюжн — гитарист Ларри Кориелл (1943-2017)»

Легенда советского джаза гитарист Николай Громин (1938-2017)

Константин Волков KW

inmemoriam17 февраля 2017 в Копенгагене скончался легендарный гитарист советского джаза Николай Громин. Ему было 78 лет. Музыкант жил в столице Дании с начала 1980-х гг., переехав в североевропейскую страну в связи с созданием семьи с подданной Датского королевства.

Николай Громин на фестивале «Джаз в саду Эрмитаж» в августе 2004 г. (фото © Кирилл Мошков, «Джаз.Ру»)
Николай Громин на фестивале «Джаз в саду Эрмитаж» в августе 2004 г. (фото © Кирилл Мошков, «Джаз.Ру»)

Николай Громин (Нестеров) родился в Москве 1 октября 1938 г. Его образование и основная работа долго не были связаны с музыкой: в 1963 он окончил Институт народного хозяйства (ныне РЭУ им. Плеханова), впоследствии дорос до учёной степени кандидата экономических наук. Тем не менее джаз был важнейшей частью его жизни: Громин принадлежал к поколению джазменов, выдвинувшихся на первые роли в советском джазе в начале 60-х. Ещё в институтской самодеятельности он одним из первых в Москве играл современный джаз на электрогитаре, в 1961 г. с ансамблем пианиста Вадима Сакуна выступал на джаз-фестивале в Таллине. Осенью 1962 г. он был в составе первого советского «джазового десанта» на зарубежном джазовом фестивале — в Варшаве на Jazz Jamboree-62 в секстете Вадима Сакуна с участием молодых Алексея Козлова (ещё на баритон-саксофоне) и Андрея Товмасяна на трубе.
СЛУШАЕМ: секстет Вадима Сакуна на Jazz Jamboree-62 играет пьесу Алексея Козлова «Осенние размышления».
Соло: Николай Громин (гитара), Алексей Козлов (баритон-саксофон), Вадим Сакун (фортепиано).

Николай Громин выступал на эпохальных Московских фестивалях джаза 60-х, зафиксировавших творческий подъём послевоенного советского джазового поколения.

Квартет Николай Громина на сцене Московского джаз-фестиваля 1965 г. (фото © Михаил Кулль)
Квартет Николай Громина на сцене Московского джаз-фестиваля 1965 г. (фото © Михаил Кулль)

На пластинке «Джаз-65», записанной в студии уже после Московского джаз-фестиваля 1965 г., было три трека в исполнении квартета Николая Громина (Михаил Цуриченко — альт-саксофон, Алексей Исплатовский — контрабас, Владимир Журавский — ударные).
СЛУШАЕМ: квартет Николая Громина играет его авторскую пьесу «Коррида»

ДАЛЕЕ: продолжение биографии гитариста Николая Громина — дуэт с Алексеем Кузнецовым, альбомы на «Мелодии», переезд в Копенгаген и приезды в Москву  Читать далее «Легенда советского джаза гитарист Николай Громин (1938-2017)»

Нью-йоркский саксофонист Билл Сакстон отправляется на гастроли по России и Беларуси

anons20 февраля нью-йоркский саксофонист Билл Сакстон (Bill Saxton) начинает тур по Российской Федерации и Республике Беларусь, который продлится до 2 марта. Концерты и мастер-классы гастрольного тура организованы генеральным консульством США в Санкт Петербурге и петербургским музыкальным агентством Cherry&Music. Билл Сакстон будет выступать с санкт-петербургским трио пианиста Алексея Черемизова (Михаил Фоминых — контрабас, Артём Теклюк — ударные инструменты).

Bill Saxton
Bill Saxton

Уильям Эдвард Сакстон (р. 28.05.1946) родился и вырос в нью-йоркском районе Гарлем, между 147 и 146 улицей — рядом с легендарными залами «Савой» и «Аполло», где выступал весь цвет нью-йоркского джаза, в том числе и его кумир Коулман Хокинс. Сакстон начал играть в подростковом возрасте — сначала, под влиянием записей Чарли Паркера, на альт-саксофоне, а в 30 лет перешёл на тенор. Среди его первых учителей были саксофонист Фрэнк Фостер и трубач Кларк Терри. В 1973 г. 27-летний Сакстон окончил Консерваторию Новой Англии в Бостоне по классу кларнета, композиции и аранжировки. Он играл во множестве джазовых стилей, от свинга до фри-джаза, но к 1970-м окончательно остановился на хардбопе в традиционной манере. Он участвовал в турах «джазовой дипломатии» Госдепартамента США в Западной Африке, странах Карибского бассейна и Японии, работал в оркестрах Дюка Эллингтона и Каунта Бэйси, в 1979 г. вошёл в состав ансамбля барабанщика Дэнни Ричмонда, известного по многолетней работе с контрабасистом-композитором Чарлзом Мингусом. Позднее Билл играл в биг-бэнде барабанщика Чарли Персипа. Многие годы Сакстон каждую пятницу выступал в одном из последних остававшихся в Гарлеме очагов джазовой жизни — Nick’s Jazz Pub. А в 2006, когда Гарлем стал постепенно выходить из прежнего трущобного состояния и джазовая жизнь в историческом афроамериканском районе начала оживляться, Билл осуществил свою мечту, открыв в Гарлеме на Западной 133 улице собственный клуб Bill’s Place, выдержанный в традициях классических гарлемских джаз-клубов прошлого. Билл — хранитель и носитель гарлемской джазовой традиции, и в этом качестве его жизнь представляла организация, которая занимается сохранением этой традиции: Музей Джаза в Гарлеме.

Расписание российско-белорусских гастролей Билла Сакстона и Трио Алексея Черемизова:

  • 20 февраля — Великий Новгород, КЦ «Диалог», 19:00
    Великий Новгород, Б. Московская, д. 37/9.
  • 21 февраля — Великий Новгород, творческая встреча со студентами факультета иностранных языков
  • 22 февраля — Псков, Драмтеатр им. Пушкина, 19:00
  • 24 февраля — Калининград, клуб «Лондон», 21:00
  • 26 февраля — Санкт Петербург, Филармония джазовой музыки, 19:00
  • 27 февраля — Петрозаводск, Карельская государственная филармония, 19:00
  • 1 марта — Санкт-Петербург, мастер-класс в Музыкальном техникуме им. М.Мусоргского, 13:00
  • 2 марта — Минск, Дворец Ветеранов 19:00, Минский джаз-клуб 22:00.

ВИДЕО: Билл Сакстон и Трио Алексея Черемизова в московском джаз-клубе «Эссе», 2014

Португальский импров-состав Rodrigo Amado Motion Trio в Москве: впечатления слушателя

Максим Никольский
(текст, фото, видео)
МН

report10 февраля, Культурный центр «ДОМ». Rodrigo Amado Motion Trio.

Как это часто бывает, концерт начался с опозданием, но это скорее придало некий шарм и таинственность: обстановка была спокойная, гости неторопливо приходили в «ДОМ», все были настроены дружелюбно, а в это время из-за кулис доносилась португальская речь и был виден силуэт Родриго Амаду и его саксофона.

Но вот время пришло, гости заняли места, и Motion Trio выходит на сцену. Они в России впервые, но публика очень радостно приветствовала гостей из Португалии — и это не удивительно, поскольку Родриго Амаду можно смело назвать национальным достоянием Португалии в области современной импровизационной музыки. Родриго начал выступление сольной каденцией, которая была наполнена меланхолией — а затем наступила самая настоящая магия. В игре трио слились стилистика европейской свободной импровизации и классического американского фри-джаза. Одно удовольствие было слушать, буквально ощущая, как музыканты чувствуют друг друга.

 Rodrigo Amado Motion Trio
Rodrigo Amado Motion Trio

Партнёры Родриго по Motion Trio — также музыканты высочайшего класса. Ветеран португальской сцены Мигель Мира играет на виолончели в очень необычной манере: во- первых, она настроена квартами — так, как обычно настраивают контрабас; во-вторых, на полтона ниже обычного; а в-третьих, он в принципе крайне редко использует смычок, то есть играет главным образом пиццикато. В результате его инструмент звучит очень характерно и непривычно.

Miguel Mira, Rodrigo Amado
Miguel Mira, Rodrigo Amado

А барабанщик Габриэль Феррандини — что-то невероятное; его называют одним из лучших молодых джазовых барабанщиков, и это действительно так. В его соло буквально видишь и чувствуешь, как у музыканта открывается второе дыхание, ощущаешь, что он полностью поглощён музыкой.

Gabriel Ferrandini, Miguel Mira
Gabriel Ferrandini, Miguel Mira

В целом весь концерт был наполнен шквалом перепадов высот и громкостных значений — динамика музыки иногда вызывала впечатление, что композиция уже идет к концу, но нет, это было только начало. Все же фри-джаз, «free improv» нужно слушать только вживую, никакие записи не могут передать энергетику и взаимопонимание музыкантов. Искушённая московская публика в конце концерта аплодировала стоя и никак не могла отпустить артистов, так что они сыграли на бис.
ВИДЕО: Rodrigo Amado Motion Trio в «ДОМе» — два фрагмента

Певица Анна Бутурлина и её «Джаз в двух действиях»: как это было

Кирилл Мошков,
редактор «Джаз.Ру»
(текст, фото, видео)
CM

report17 февраля в концертном зале Центрального Дома художника прошёл концерт «Джаз в двух действиях», который певица Анна Бутурлина готовила как свой «камбэк» — возвращение на сцену после перерыва в несколько месяцев, связанного с рождением второй дочери. Хотя на самом деле Анна после рождения ребёнка уже выступала и в проектах Анатолия Кролла, и с оркестром им. Олега Лундстрема, и много где ещё — это действительно её первый большой сольный концерт с тех пор, как певица ушла, так сказать, «в декрет».

Концерт готовили давно, готовили очень серьёзно — речь и о продюсерской работе команды Андрея Солдаткина, вылившейся в давно заслуженный Бутурлиной аншлаг и даже переаншлаг (люди сидели в зале даже на ступеньках лестниц!), и о собственно музыкальном труде. Труд приложили все: и сама Анна Бутурлина, её постоянный музыкальный партнёр — пианист Алексей Беккер, и работающая с ней в последнее время одна из лучших московских ритм-секций — басист Макар Новиков и барабанщик Александр Зингер. Была подготовлена обширная программа, два отделения — те самые «Два действия» из названия концерта. В первом отделении звучали песни на русском языке, причём из самых разных источников: из советских кинофильмов, из мультиков, даже из репертуара рок-группы «Моральный кодекс»… Объединял этот песенный материал один важный параметр: те, кто писал его (в 50-е, 60-е, 70-е и так далее), хорошо знали и любили джаз, и в их композиторской работе пусть исподволь, но проглядывали джазовые элементы.

Анна Бутурлина, Александр Зингер (фото © Кирилл Мошков, «Джаз.Ру»)
Анна Бутурлина, Александр Зингер (фото © Кирилл Мошков, «Джаз.Ру»)

Анна Бутурлина и Алексей Беккер, которые сделали все аранжировки для новой программы, в сущности, не осовременили этот материал: они просто выявили эти джазовые элементы, вынесли их на поверхность. Анне и её музыкантам оставалось только исполнить материал максимально выразительно — что и было исполнено: всё-таки на отечественной сцене сейчас мало найдётся равных Бутурлиной в глубоком проникновении в материал — и в умении подать его аудитории не только максимально музыкально, но и максимально артистично. Учитывая, что она сейчас работает в Театре Стаса Намина — именно как артист музыкального театра! — это и не удивительно; но при этом на российской джазовой сцене такой уровень артистического представления материала — редкость, и безусловная заслуга Анны Бутурлиной то, как упорно и последовательно она шла именно к такой подаче материала, работая над ней годами.

«Джаз в двух действиях», Москва, Центральный Дом художника, 17.02.2017
«Джаз в двух действиях», Москва, Центральный Дом художника, 17.02.2017
Алексей Беккер, Анна Бутурлина, Макар Новиков, Александр Зингер. Фото © Кирилл Мошков, «Джаз.Ру»
« 1 из 9 »

В концерте участвовали два специальных гостя. Первым, в первом «действии», был Даниил Крамер. С ним Бутурлина исполнила «Песенку о хорошем настроении» Анатолия Лепина на стихи Вадима Коростелёва. Симптоматично, что в оригинале, прозвучавшем в первом после «эпохи разгибания саксофонов» советском фильме, где был широко представлен джаз — «Карнавальной ночи» Эльдара Рязанова (1956) — это был наименее джазовый номер. Юная Людмила Гурченко спела там бодрый эстрадный фокстротик в типичной эстрадной аранжировке тех лет, хотя и сыгранной джаз-оркестром Эдди Рознера. У Бутурлиной же, напротив — как и во всём концерте — джазовая природа материала была доведена до максимальной концентрации, не в последнюю очередь благодаря неожиданному эпизоду, в ходе которого между ударной установкой Александра Зингера и роялем Даниила Крамера развернулась забавная дуэль — вот только рояль выступал не в своей обычной роли, а как перкуссионный инструмент.
ВИДЕО: Анна Бутурлина «Песенка о хорошем настроении» (Анатолий Лепин, Вадим Коростелёв, из кинофильма «Карнавальная ночь», 1956).
«Джаз в двух действиях», Москва, Центральный Дом художника, 17.02.2017. Даниил Крамер — ф-но, Макар Новиков — бас, Александр Зингер — ударные.

Во втором отделении тоже был специальный гость — тоже пианист и тоже народный артист России, бэндлидер, в оркестре которого два десятилетия назад началась профессиональная деятельность юной джазовой вокалистки: Анатолий Кролл. Второе отделение было полностью посвящено джазу. Американскому джазу. Джазовым стандартам, что уж там греха таить. И это, по общему свидетельству, тоже было великолепно: Анна показала, что и стандартный англоязычный репертуар в её руках подвластен такому же глубокому проникновению и такой же проникновенной, артистичной передаче, как и отечественный.
ДАЛЕЕ: продолжение отчёта о концерте «Джаз в двух действиях» и ещё ВИДЕО!  Читать далее «Певица Анна Бутурлина и её «Джаз в двух действиях»: как это было»