портал «джаз.ру» · журнал «джаз.ру» · реклама на «джаз.ру» · джазовая афиша россии

Полный Джаз 2.0

всё о джазе по-русски

Сезон «Джазовых вечеринок с Владимиром Фейертагом» в Петербурге завершит концерт Андрея Кондакова

оставить комментарий

anons2 июня в Санкт-Петербурге завершается сезон проекта «Джазовая вечеринка с Владимиром Фейертагом», который «Петербург-Концерт» представляет в Доме Кочневой. В финальном концерте сезона играет пианист Андрей Кондаков.

Андрей Кондаков

Андрей Кондаков (фото © ТВ Культура, 2013)

Концерты цикла «Джазовая вечеринка с Владимиром Фейертагом» в зале особняка на Фонтанке (наб. реки Фонтанки, 41, метро «Гостиный двор») проходят уже второй год. Огромное обаяние и безусловный авторитет автора проекта — ведущего российского джазового музыковеда и историка джаза Владимира Борисовича Фейертага — привлекают настоящих звёзд современного отечественного джаза. Дружеская атмосфера творческого общения, яркие и ироничные комментарии ведущего, полностью акустический формат исполнения (без звукоусиления) — всё это делает проект уникальным. Все присутствующие могут задавать вопросы исполнителям и выражать свои эмоции во время концерта и после его окончания. Это только приветствуется.

Владимир Фейертаг

Владимир Фейертаг

На заключительную вечеринку этого сезона Владимир Фейертаг пригласил известнейшего петербургского джазового пианиста и композитора, арт-директора джаз-клуба JFC Андрея Кондакова. — не нуждающегося в представлении музыканта, который за четверть века, что он живёт в Санкт-Петербурге, создал огромное количество проектов, в том числе международных — российско-американских, совместных с европейскими музыкантами и даже один российско-бразильский, провёл целый ряд фестивалей и концертных циклов на различных петербургских площадках, писал музыку для театральных постановок и даже для мультипликационного фильма.. Он выступал со многими выдающимися российскими и зарубежными музыкантами на международных фестивалях и в джазовых клубах от Нью-Йорка, Сан-Франциско и Лос-Анджелеса (Dizzy’s Club Coca-Cola, Smalls, Smoke, Birdland, La Vee Lee, Zink Bar и др) и до Гонконга.

В Доме Кочневой Андрей Кондаков выступит с сольной программой, в которой будет много нового материала.

Перед концертом желающие могут пройти по анфиладе парадных залов Дома Кочневой и послушать экскурсию об истории особняка (начало экскурсии в 18:00). Начало концерта в 19:00.

Билеты в кассе Дома Кочневой или на сайте «Петроконцерта». Наб. реки Фонтанки, 41, метро «Гостиный двор». Тел. +7(812)310-2987, +7(812)710-4062.

ВИДЕО: Андрей Кондаков — сольное выступление в Caisa Kulttuuri (Финляндия)

Атака с левого фланга: в Москве играет международный авангардный квартет Lean Left

оставить комментарий

interview2 июня в Культурном центре «ДОМ» играет международный новоджазовый проект Lean Left / Vandermark/Nilssen-Love Duo Meets The Ex Guitars (Нидерланды — США — Норвегия), название которого буквально означает «Левый уклон».

Состав: Кен Вандермарк (Ken Vandermark, США) — саксофоны, кларнет; Терри Экс (Terrie Ex, The Ex), Нидерланды — электрогитара; Энди Мур (Andy Moor, The Ex), Нидерланды — электрогитара; Пол Нильссен-Лав (Paal Nilssen-Love), Норвегия — ударные, перкуссия.

Концерт проходит при поддержке посольства Королевства Нидерландов в России. Информационные партнеры — журнал «Джаз.Ру» (www.jazz.ru) и музыкальная энциклопедия «Звуки.ру».

Lean Left

Lean Left

Меломаны — знатоки и ценители свободной импровизации и авант-рока знают об этих музыкантах, наверное, почти всё, а многие ещё и видели каждого из них вживую на сцене «ДОМа» — основной московской концертной площадки для экспериментальной импровизационой музыки. Около десяти лет эти четыре музыканта регулярно выступают вместе, создавая гремучую смесь из фри-рока, авангардного джаза, свободной импровизации и нойза.

Lean Left

Lean Left

Две главные «движущие силы» голландской анархо-панк-группы The Ex на протяжении последних двадцати пяти лет — гитаристы Терри Хесселс, также известный под псевдонимом Терри Экс, и Энди Мур — всегда стремились расширять свои музыкальные горизонты, тяготея не только к эфиопскому этно (они играли с прославленным эфиопским саксофонистом Гетатчеу Мекуриа, недавно ушедшим из жизни), но и к фри-джазу и свободной импровизации, — и появление в их орбите титана мирового свободного джаза, знаменитого композитора и импровизатора, обладателя престижной премии MacArthur Fellowship чикагского саксофониста Кена Вандермарка было лишь делом времени. Барабанщиком их совместного проекта стал участник шведско-норвежского авангардного супертрио The Thing — Пол Нильссен-Лав, который уже приезжал в Москву с Вандермарком дуэтом и в трио Fire Room с норвежским электронщиком Лассе Мархаугом.

За восемь лет своего существования квартет Lean Left выпустил несколько концертных записей — четыре компактдиска и два виниловых альбома с записью концертов в знаменитом лондонском Café Oto.

ВИДЕО: Lean Left, 2015

2 июня, «ДОМ», начало в 21:00. Стоимость входного билета: в предварительной продаже — 1300 рублей; в день концерта — 1700 рублей.
Большой Овчинниковский переулок, 24, строение 4 (м. Новокузнецкая)
Информация по тел.: +7(495)953-7236

Перед выступлением в Москве гитарист Энди Мур рассказал о проекте «Левый уклон» обозревателю «Джаз.Ру» Григорию Дурново.


Григорий Дурново,
обозреватель «Джаз.Ру»
Фото: архив редакции и Peter Gannushkin (DowntownMusic.Net)
GD

Как возник проект Lean Left?

— Кен Вандермарк и Пол (Нильссен-Лав — Г.Д.) играли в Амстердаме в очень симпатичном клубе OT301 и пригласили нас с Терри (Хассельсом — Г.Д.) сыграть там: мы с Терри сыграли дуэтом, они сыграли дуэтом, а потом мы решили сыграть и квартетом тоже. Получилось очень здорово. Нам захотелось продолжить. В первом нашем турне мы делили концерты на три отделения: сначала каждый из наших дуэтов играл по отдельности, а потом мы играли все вместе. Всё это определило импровизационный характер ансамбля.

Andy Moor

Andy Moor (phoro © Peter Gannushkin, DowntownMusic.Net)

Работали ли вы до этого с Кеном и Полом?

 

— С Кеном несколько раз. Терри неоднократно играл с Полом до этого дуэтом. Нам случалось пару раз выступать вместе на фестивалях, в одном номере или двух. В турне мы никогда до этого вместе не ездили.

Насколько я понимаю, у Кена почти за каждым его проектом стоит какая-то идея, связанная или со звучанием, или с принципом композиции. Стоит ли такая идея за Lean Left?

— Нет! (смеётся) Мы в рамках этого проекта даже не обсуждаем, что будем делать. Мы собираемся и начинаем играть вместе, и, кажется, лучше и быть не может. Мы ни разу не придумали заранее ни одной аранжировки, никакого плана. Мы только импровизируем. Просто мы поняли, что для этой группы такой подход очень годится, нам понравилось, и мы продолжили в том же духе. И я очень рад, что мы играем именно так. Думаю, и остальные участники тоже.

После концертов у нас бывает обсуждение того, как всё прошло, но не очень подробное. Мы обсуждаем нашу музыку не для того, чтобы в следующий раз сыграть лучше. За этим обсуждением нет никакой стратегии. И происходящее на концерте для нас такой же сюрприз, как и для публики.

ДАЛЕЕ: Энди Мур об идеях, проектах, о джазе и вообще о музыке  Читать дальше… »»»

Опубликовано Джаз.Ру

Май 29th, 2016 в 8:55 пп

«Джаз.Ру»: избранное. Трубач Майлз Дэйвис — 90 лет со дня рождения

один комментарий

story26 мая 2016 исполнилось 90 лет со дня рождения трубача Майлза Дэйвиса — одного из самых известных джазовых музыкантов в истории. А 28 сентября будет 25 лет со дня его ухода из жизни. 65 лет жизни Майлза — почти вся история джаза второй половины прошлого века: дебютировав в ансамбле саксофониста Чарли Паркера в 1945 г. 19-летним юнцом, Майлз прошёл эпоху кул-джаза рубежа 40-50-х гг., хард-бопа 50-х, ладового (или модального) джаза начала 60-х, одним из первых решительно порвал с акустической джазовой традицией в конце 60-х и заиграл громкий электрический джаз-рок, а после периода многолетнего молчания второй половины 70-х вернулся к выступлениям в новой эпохе, заиграв новую версию электрифицированного фьюжн, которая положила начало эйсид-джазу и другим современным стилям. Через 15 лет после его смерти, в 2006-м, он был введён в «Зал славы рок-н-ролла» как «одна из ключевых фигур в истории джаза», а его альбом 1959 года «Kind Of Blue» остаётся самым влиятельным (и одним из самых продаваемых) в истории джаза.

Miles Davis, 1985 (журнал

Miles Davis, 1985 (журнал «Америка», 1987)

«Джаз.Ру» довольно много публиковал текстов о Майлзе — кстати, русское написание имени великого джазмена эволюционировало вместе с нашей редакцией: мы последовательно транскрибировали Miles Davis как Майлс Дэвис, Майлс Дэйвис и, наконец, остановились на фонетически наиболее достоверном Майлз Дэйвис. В далёком сентябре 1999 «Полный Джаз 1.0» опубликовал эссе известного афроамериканского мыслителя-радикала Амири Бараки в переводе редакции журнала «Америка» 1987 г. (оригинал The New York Times, 1985) — «Майлс Дэвис — чёрный принц джаза». В августе 2001 музыкальный журналист Сергей Нечаев предоставил нам полный текст своего биографического очерка «Золотая голова Майлса Дэвиса», краткий вариант которого ранее выходил в еженедельнике «Алфавит». Минимум семь раз обращались к музыке Дэйвиса ведущие джазового подкаста на «Джаз.Ру» Кирилл Мошков и Андрей Соловьёв (эти семь подкастов можно послушать прямо здесь — в конце этого материала). Наконец, в 2011 г. мы писали об одной из презентаций русского перевода книги Эшли Кана «Kind Of Blue: история создания шедевра Майлса Дэйвиса», который выполнил российский джазовый энтузиаст, доктор физико-математических наук Михаил СапожниковГЦСИ представит книгу об альбоме Майлса Дэйвиса «Kind of Blue»», 14.07.2011).

За год до этого, когда издание русского перевода книги только готовилось, Михаил Сапожников предоставил бумажному «Джаз.Ру» право публикации фрагмента одной из глав книги, посвящённой истории записи эпохального альбома 1959 г. (вышел в бумажном №5-2010). Сегодня, в день 90-летия Майлза Дэйвиса, мы воспроизводим этот фрагмент в «Полном Джазе 2.0» — что особенно актуально в связи с тем, что тираж русского издания 2010 г. уже полностью распродан.

Miles Davis, 1963

Miles Davis, 1963 (photo © Jan Persson / Center for Danish Jazz History)

Эшли Кан. «Kind Of Blue: история создания шедевра Майлса Дэйвиса»

перевод: Михаил Сапожников

обложка книги

издание 2010

На русском языке в московском издательстве «Печатные Традиции» вышла в переводе Михаила Сапожникова книга американского исследователя Эшли Кана «Kind Of Blue. The Making Of The Miles Davis Masterpiece» (Da Capo Press, New York, 2007). В книге описана история создания знаменитого альбома «Kind of Blue», который с момента его первого выпуска в 1959 году стал самым многотиражным альбомом за всю историю джаза — за прошедшие 50 лет по всему миру было продано рекордное количество экземпляров: только в одних США к 7 октября 2008 официальные продажи достигли внушительной цифры в четыре миллиона копий, что позволило Ассоциации индустрии звукозаписи США (RIAA) сертифицировать «Kind of Blue» как четырежды платиновый альбом. Хотя установить точные цифры продаж во всём мире сложнее, эксперты обычно говорят о десяти миллионах проданных копий — что и делает «Kind of Blue» самым продаваемым джазовым альбомом в истории.

В секстете Дэйвиса, записавшего волшебную музыку на этой пластинке, играли гениальный тенор-саксофонист Джон Колтрейн и звёзды американского джаза — пианисты Билл Эванс и Уинтон Келли, альт-саксофонист Джулиан «Кэннонболл» Эддерли, контрабасист Пол Чемберс и барабанщик Джимми Кобб — единственный, кто сейчас, через 51 год после записи альбома, ещё жив (и мало того — всё ещё гастролирует).

Предваряя выход книги на русском языке, «Джаз.Ру» с разрешения Эшли Кана и переводчика Михаила Сапожникова публикует фрагмент книги — часть главы о самой первой сессии, на которой записывался материал альбома.

ДАЛЕЕ: читаем фрагмент главы о первой сессии записи эпохального альбома Майлза Дэйвиса  Читать дальше… »»»

«Джаз.Ру», избранное. Пианист и продюсер Анатолий Берестов (1953-2006): памяти сибирского джазмена

один комментарий

inmemoriam24 мая исполнилось 63 года со дня рождения сибирского джазового пианиста, который долгие годы был организатором фестиваля «Джаз у старой крепости» в Новокузнецке (Кемеровская обл.) и главой новокузнецкого джаз-клуба «Геликон» — уникальной культурной институции западносибирского индустриального города, в последние годы жизни своего создателя получившей статус «губернаторского джаз-клуба». А 27 апреля исполнилось 10 лет с того дня, когда музыкант и продюсер Анатолий Берестов безвременно ушёл из жизни.

Анатолий Берестов (1953-2006)

Анатолий Берестов (1953-2006)

В память замечательного энтузиаста российского джазового движения «Джаз.Ру» сегодня воспроизводит фрагменты двух текстов — некролога, написанного десять лет назад нашим главным редактором, и его же предисловия к автобиографической книге Берестова «Романтики джаза» (2004), а также цитирует рассказ о Берестове новокузнецкой журналистки Натальи Лахреевой. Музыкальные иллюстрации взяты с единственного сольного альбома Анатолия Берестова — «Незатейливые фантазии на темы И.С. Баха», записанного в ноябре 1995 г. в Новосибирске составом трио с контрабасистом Олегом Петриковым и барабанщиком Сергеем Беличенко (GelCD, 1996)


Кирилл Мошков,
редактор «Джаз.Ру»
(текст, фото)
CM

«Полный Джаз», #14-2006. Умер Анатолий Берестов

Кажется, только что отмечали его 50-летие. Расцвет сил. Всероссийская известность в джазовых кругах. Он любил играть, в масштабах Сибири был значительным пианистом, но не за это Толю знали и ценили. Он был стержнем джазовой жизни Сибири. Самым успешным, самым изобретательным, самым удачливым джазовым продюсером российского Зауралья. Его фестиваль «Джаз у старой крепости» был нанесён на международные джазовые карты, принимал множество джазовых звёзд — и первостатейных, и крепких ярких профессионалов последующих эшелонов мировой импровизационной музыки. Ну, а в российском джазе Берестова знали практически все. Наверное, нет крупного российского музыканта, кто за последние два десятилетия не играл бы у Толи в Новокузнецке.

Задымленный, прокопчённый, отравленный выбросами металлургического, алюминиевого комбинатов и множества другой индустрии, воспетой ещё Маяковским, Новокузнецк многим обязан Анатолию Берестову. И не сказать, чтоб сильно ценил это — во всяком случае, при Толиной жизни. Его городскому джаз-клубу «Геликон», занимавшему прекрасное, руками самих кузнецких энтузиастов выпестованное здание, завидовали, пытались отобрать помещение. Ну какая в страшноватом промышленном городе, где прямо под окнами джаз-клуба валяются брошенные с верхних этажей соседнего дома шприцы, где одной из самых влиятельных политических сил 90-х были ультранационалисты-баркашовцы, — какая в этом городе могла быть культура? Но был в городе Берестов, а значит — был джаз-клуб, оркестр, детская джазовая студия, ежегодный фестиваль, да плюс ещё несколько менее регулярных, но не менее значимых для города и региона фестивальных проектов, которые проводил тоже Берестов — особенное место среди них принадлежало «Всесибирской ассамблее», регулярно собиравшей на одной сцене, в едином звучании импровизаторов из сибирских городов и фольклорных музыкантов многочисленных сибирских народов из дальних уголков субконтинента.

Анатолий Берестов (фото 2002)

Анатолий Берестов (фото 2002)

СЛУШАТЬ: Анатолий Берестов. «Незатейливые фантазии на темы И.С. Баха»: Инвенция №4 ре минор

Олег Петриков — контрабас, Сергей Беличенко — ударные. Запись 16.11.1995, Новосибирская филармония.

Теперь Толи Берестова нет. Ему так и не исполнилось 53. Во время операции на лёгких 27 апреля [2006. — Ред.] он впал в кому и не вышел из неё — не выдержало сердце.

Если кто-то думал, что этому страшно подвижному, задорному, постоянно что-то весело рассказывающему человеку легко давались его свершения — нет, нелегко они ему давались: ложились рубцами на сердце. О своих победах и поражениях Толя к своему 50-летию написал замечательную книгу, «Романтики джаза». Заметьте, не «Романтик», а «Романтики». Толя не отделял себя от всего джазового сообщества России, столь важным членом которого он был в последние два десятилетия. Эта книга ярко и легко написана и показывает все прелести (как в кавычках, так и без кавычек) джазовой жизни в регионе, куда только от Москвы четыре часа лёту, а от основных мировых джазовых центров — все 14. Удивительный документ, равного которому мало что сыщется в российской джазовой библиографии. И — документ жизни живого, жизнерадостного, лукавого, всегда весёлого, темпераментного, светлого человека, которому многим людям есть за что сказать «спасибо».

Мы и говорим ему: спасибо, Толя. Спасибо, что все эти годы был с нами, делая жизнь в своём городе, во всей своей стране чуточку лучше.

Светлая память тебе, Толя.

Игорь Бутман и Анатолий Берестов за кулисами Театра Металлургов в Новокузнецке, ноябрь 2001

Игорь Бутман и Анатолий Берестов за кулисами Театра Металлургов в Новокузнецке, ноябрь 2001

ДАЛЕЕ: продолжение очерка памяти Анатолия Берестова, МУЗЫКА  Читать дальше… »»»

Опубликовано Джаз.Ру

Май 24th, 2016 в 5:59 пп

«Джаз.Ру», избранное. Семён Гинзбург, первопроходец российского джазоведения (1901-1978)

оставить комментарий

story23 мая исполняется 115 лет со дня рождения человека, которого смело можно именовать первопроходцем российского «джазоведения» — отрасли музыкознания, ответственной за изучение джаза как особого вида музыкального искусства. Его звали Семён Гинзбург, и ещё совсем молодым человеком он в 1926 году частично написал, частично — перевёл, составил, отредактировал и выпустил в Ленинграде книгу, которая, согласно современным исследованиям, стала вообще самой первой книгой о джазе в мире. Да-да, первая в мире книга о джазе вышла не в США, и даже не во Франции или Швейцарии, где в конце 1910-х гг. началось теоретическое осмысление джазового искусства — а в СССР! В память пионера отечественной науки о джазе мы воспроизводим, с некоторыми изменениями, текст, публиковавшийся в бумажном «Джаз.Ру» №6-2012 (№45).

Семён Гинзбург (фото из коллекции музея истории Санкт-Петербургской консерватории)

Семён Гинзбург (фото из коллекции музея истории Санкт-Петербургской консерватории). Лет 40-50 назад над бумажным оригиналом фотографии неловко поработал с кисточкой и тушью график-ретушёр, готовивший её для публикации в консерваторском сборнике.


Кирилл Мошков,
редактор «Джаз.Ру»
фото: Музей истории Санкт-Петербургской консерватории
CM

Говоря о начале истории российского джаза (в октябре 2016 г. этой истории исполнится уже 94 года), мы вспоминаем не только первопроходцев практики джаза, то есть музыкантов-исполнителей, но и пионеров джазовой теории. Первые скромные статьи о джазе («Джаз-банд» и «Джаз-банд — не шумовой оркестр») опубликовал в 1922 г. тот же человек, который осенью того же года создал в Москве первый джазовый ансамбль — поэт, переводчик и первопроходец пластической импровизации Валентин Парнах. Именно Парнаху мы обязаны русским написанием слова jazz: именно он сохранил четырёхбуквенность английского оригинала, избавившись от удвоенной последней согласной. Это написание мгновенно распространилось в России и созданном вскоре СССР, тогда как в прессе русской эмиграции за пределами родной страны ещё несколько десятилетий это слово писалось как «джасс» (в других языках, использующих кириллицу, сложились свои написания: в болгарском — «джез», в сербском — «џез»).

Всего четыре года отделяют эти первые робкие попытки писать о новой музыке по-русски от выхода первой книги о джазе на русском языке — сборника «Джаз-банд и современная музыка», выпущенном в Ленинграде издательством Academia в 1926 г. тиражом две тысячи экземпляров. Сейчас оригинальные экземпляры этой книги представляют собой огромную редкость, однако в 2011 г. санкт-петербургская компания «Своё издательство» выпустила репринтное переиздание «Джаз-банда».

Обложка книги 1926 г.

Обложка книги 1926 г.

В книгу вошли статьи составителя — Семёна Гинзбурга, а также американского пианиста и композитора Луиса Грюнберга (Louis Gruenberg, 1884-1964), австралийского композитора и пианиста Джорджа Перси Грейнджера, выступавшего под творческим псевдонимом Перси Олдридж Грейнджер (Percy Aldridge Granger, 1882-1961), французского композитора Дариюса Мийо (Darius Milhaud, 1892-1974 — составитель транскрибировал его фамилию по старым правилам как «Мило») и ведущего британского музыкального критика 1920-х гг. Сизара Сёрчингера (Cesar Searchinger), ставшего в 1930-х знаменитым политическим журналистом и британским корреспондентом американских радиосетей CBS и NBC.

Составил книгу виолончелист и музыковед Семён Львович Гинзбург (1901-1978), выпускник факультета истории музыки Института истории искусств в Петрограде (1922) и факультета общественных наук Петроградского университета (1923). Нетрудно подсчитать, что в год выхода первой русской книги о джазе её составителю было всего 25 лет.

Семён Гинзбург родился 10 (23) мая 1901 г. в Киеве.

В 1925-27 гг., то есть как раз в период создания первой русской книги о джазе, молодой Гинзбург входил в ленинградский «Кружок новой музыки», во главе которого стоял учитель Гинзбурга — музыкальный критик, композитор и музыковед Борис Асафьев (в будущем — академик АН СССР и народный артист СССР). Вместе с Гинзбургом в правление «Кружка», занимавшегося изучением и пропагандой современной музыки, входил и Иосиф Шиллингер (1895-1943) — один из заметных композиторов ранней советской музыки, после эмиграции в США в 1928 г. полностью переключившийся с композиции на музыкальную педагогику и преподававший свою радикальную теорию композиции Джорджу Гершвину, Бенни Гудману и др. Один из «лицензированных», то есть окончивших специальный курс «шиллингеровской системы», последователей Иосифа (Джозефа) Шиллингера — Лоренс Бёрк (Lawrence Berk) — создал в 1947 г. в Бостоне музыкальную школу им. Шиллингера (Schillinger House), ныне всемирно известный джазовый колледж Бёркли.

Иосиф (Джозеф) Шиллингер

Иосиф (Джозеф) Шиллингер

Шиллингер в 1926-27 гг. был заместителем председателя Кружка.

«Музыкальная энциклопедия» (1973-1982) сухо сообщает:

…За время своей деятельности КНМ организовал 14 закрытых исполнительских собраний и шесть открытых концертов; помимо членов кружка, в них приняли участие […] ряд иностранных композиторов, в том числе […] Дариюс Мийо. КНМ сыграл заметную роль в ознакомлении ленинградской музыкальной общественности с новыми явлениями в современной советской и зарубежной музыке. Просуществовал до февраля 1927, после чего слился с реформированной к тому времени Ленинградской ассоциацией современной музыки…

Отметим уже от себя, что в результате так называемых «дискуссий» по музыкальным вопросам и яростных нападок со стороны Российской ассоциации пролетарских музыкантов (РАПП), проповедовавшей «классовый подход» к музыке, в 1931 г. обе Ассоциации современной музыки — московская и ленинградская — были разогнаны. Но, как и многие другие бывшие участники этих организаций, Семён Львович сумел найти своё место в меняющейся стране, где брали верх новые веяния не только в политике, но и в культуре. В 1930-е гг. Гинзбургу пришлось оставить опасное по тем временам увлечение современной, тем более — западной музыкой. С середины 1930-х он полностью сконцентрировался на истории русской музыки и музыки народов СССР.

Обложка книги С.Л. Гинзбурга 1937 г.

Обложка книги С.Л. Гинзбурга 1937 г.

Впоследствии С.Л. Гинзбург преподавал историю музыки в ленинградских учебных заведениях, параллельно был одно время хранителем музея Ленинградской филармонии, в 1932-35 — заведующим отделом музыкальной культуры и техники Эрмитажа и руководителем концертов в Эрмитажном театре. Впрочем, вскоре и эти концерты были прекращены, как не соответствовавшие партийной линии, из-за чрезмерной фокусировки на старинной западной музыке.

С 1935 Семён Гинзбург — профессор Ленинградской консерватории, где ещё с 1925 преподавал историю музыки; с 1940 по 1962 гг. — заведующий кафедрой истории русской музыки. Перу С.Л. Гинзбурга принадлежат фундаментальные труды: «Русский музыкальный театр 1700-1835 гг. Хрестоматия», трёхтомная «История русской музыки в нотных образцах», «Антология классической музыки народов СССР» в 3-х томах, учебник с хрестоматией к нему «Музыкальная литература народов СССР». Его ранняя популярная книга «Что надо знать о симфоническом оркестре» (1930) выдержала четыре издания (последнее вышло в 1967 г.).

ДАЛЕЕ: продолжение биографии первопроходца отечественного джазоведения Семёна Гинзбурга и его тексты о джазе  Читать дальше… »»»

Опубликовано Джаз.Ру

Май 23rd, 2016 в 1:22 пп

Марина Виноградова: «Вокальное восхождение. Путевые заметки». Часть вторая

оставить комментарий

Анна Филипьева,
редактор «Джаз.Ру»
AF

infraОт редакции. Одной из самых востребованных специальностей в джазовой музыке всегда был и остаётся вокал. Именно певцы зачастую становятся своего рода связующими мостиками между музыкой и обычным человеком, делая из него слушателя. Каждый человек в своей жизни хоть раз пытался петь. Однако достичь вершин вокального ремесла дано немногим. Впрочем, говорить о данности, пожалуй, не вполне корректно. Так или иначе, за каждым голосом стоит определённый путь, пройденный его обладателем. При этом под словом «голос» следует понимать не только тембр, привязанный к некоторому диапазону, а гораздо более сложный комплекс, включающий множество элементов: индивидуальность, эмоциональный опыт и даже мировоззрение. Человека, решившего стать певцом, ждёт по сути бесконечное количество ступеней посвящения на пути к недостижимому совершенству. Московская певица Марина Виноградова — одна из тех, кто осмелился начать этот путь. Она согласилась подробно рассказывать в своей мини-рубрике на страницах нашего издания о том, какой опыт ей удалось приобрести, обучаясь вокалу в России и за рубежом. Предлагаем вашему вниманию вторую часть её путевых заметок (первую см. в «Полном Джазе 2.0» от 1 апреля).


Марина Виноградова
фото из архива автора
MV

Начать вторую часть своего повествования мне бы хотелось со слов благодарности моим читателям. Я получила множество откликов и пожеланий. Людей интересуют подробности и технологии обучения. Попробую кратко ответить на часть вопросов.

Поскольку вокальный лагерь в Лос-Анджелесе (см. первую часть моих путевых заметок) работал всего две недели (это норма для интенсивно работающей и сильно занятой Америки, где взять отпуск — большая проблема), да я к тому же была поражена другой музыкальной культурой, то для меня всё прошло в некотором тумане. Или в розовых очках. Отличия от российской практики были во всём, начиная от разделения сфер ответственности и задач между разными вокальными педагогами и заканчивая ежедневным фитнесом, специально «заточенным» под вокалистов. Для меня было непривычно, что мной фактически занимались одновременно пять педагогов.

Во-первых, это был сам Сет Риггс, который задавал общее направление и находил каждому его собственную «фишку». Не секрет, что в отличие от классической музыки, где исполнитель должен быть универсальным, что зачастую приводит к обезличиванию и «отбыванию повинности» на работе в оркестре, в современной музыке твоя ошибка зачастую превращается в твою изюминку. Как не бывает идеально красивых людей, так не бывает идеальных исполнителей. «Неправильности» делают человека неповторимым, как, например, специально зажатый голос.

Во-вторых, это был Сатьям Патель, который ежедневно интенсивно, очень внимательно и очень требовательно занимался со мной техническими моментами, а именно дыханием, фразировкой, динамикой, артикуляцией, сглаживанием регистров и стилевыми особенностями. В каждом стиле есть свои нюансы. Часто мастера одного направления при попытке сделать что-то в другом стиле не уделяют должного внимания его особенностям и закономерно терпят неудачу. Но то, насколько пристальное внимание уделяют отработке стиля американские педагоги, было для меня необычно.

Кроме того, обязательной частью работы над артикуляцией является воспитание ритмической культуры вокалиста. К сожалению, многие педагоги не уделяют должного внимания работе с ритмом. В этом есть вина и наших студентов, которые зачастую не дают себе труд даже выучить текст наизусть. А говорить о ритме, артикуляции или интонировании, когда текст читается с экрана телефона, просто несерьёзно. Многие вокалисты, практикующие работу с «минусáми» (то есть с фонограммой аккомпанемента), привыкают на них «висеть». То есть они совершенно не уделяют внимание внутренней пульсации и ритму, всецело полагаясь на эту «палочку-выручалочку». Но, как правило, первый же опыт работы с живым составом у таких вокалистов оказывается разочарованием. Ведь они привыкли думать, что за ритм отвечает барабанщик, басист, гитарист — да кто угодно, только не вокалист, он ведь творческая личность, «поёт как дышит».

Но в американской традиции вокалист —это нечто большее, чем просто инструменталист. Как правило, он владеет на неплохом уровне как минимум одним инструментом (можно вспомнить Мадонну, начинавшую барабанщицей в группе Breakfast Club, и Стиви Уондера, который сам записал партии всех инструментов для одного из своих альбомов, и это скорее правило, чем исключение). Поэтому и требования к нему выше. Он должен настолько хорошо знать темп, пульс и ритм своей песни, что ни одна даже очень плохая ритм-секция не сможет его сбить…

Возвращаюсь к рассказу о педагогах.

ДАЛЕЕ: продолжение рассказа о педагогах, ответ на вопросы об организационных и финансовых особенностях поездки…  Читать дальше… »»»

Опубликовано Анна Филипьева

Май 22nd, 2016 в 3:00 пп

К 50-летию первого российского джазового издания «Квадрат»: 16-й сезон питерских «Джазовых пароходов»

оставить комментарий

infra22 мая старейшее объединение любителей джаза в России, петербургский джаз-клуб «Квадрат», открывает шестнадцатый сезон регулярных рейсов «Джазовых пароходов» на реке Нева. Эта почти полувековая традиция каждый год собирает на водах северной столицы музыкантов и любителей джаза.

Традиция проводить джазовые концерты на теплоходах началась сорок девять лет назад, в 1967 г., когда президент джаз-клуба «Квадрат» Натан Лейтес (1937-2013) организовал первый в стране джазовый пароход, на котором собрались музыканты и члены клуба. Джаз на пароходах музыканты стали играть в начале прошлого века, ещё во времена юности Луи Армстронга в Новом Орлеане, поэтому символическая идея проводить джазовые концерты на реке пришлась ленинградским джазменам по душе.

«Джазовый пароход» у пристани «Зимняя канавка»

В 2001 году «квадратовцы» попробовали сделать регулярные рейсы для всех желающих. Идея понравилась и прижилась.

ОБЛОЖКА КВАДРАТАВ 2016 г. сезон «Джазовых пароходов» знаменует 50-летие первого отечественного джазового издания — бюллетеня джаз-клуба «Квадрат», который впервые вышел в свет в апреле 1966 года. «Квадрат» не был полностью официальным изданием: он выходил в немногих копиях, как правило — машинописных, но поначалу не был и совсем «самиздатом»: в первые годы он имел на обложке шапку «Информационный бюллетень Ленинградского городского комитета ВЛКСМ и Ленинградского городского джазового клуба».

Подробнее об истории «Квадрата» — во фрагменте из статьи главного редактора «Джаз.Ру» Кирилла Мошкова «Джазовая журналистика в России: из подполья в резервацию за 60 лет», подготовленной для публикации в сборнике Уфимского государственного института искусств им. Загира Исмагилова.

…Подлинно «подпольный» период советской джазовой журналистики начался в 1966 г., когда ленинградское общественное объединение «Ленинградский городской джазовый клуб» под руководством Натана Лейтеса впервые в СССР начало выпуск «самиздатовского» джазового журнала, который назывался «Квадрат».

К этому моменту в СССР уже достаточно уверенно работала система самодеятельных переводов, малотиражных изданий (посредством копирования на пишущих машинках) и распространения «среди своих» западной литературы о джазовой музыке. Пионером движения «джазового самиздата» стал в начале 60-х ростовчанин Игорь Сигов (1932-1965), а после его безвременной смерти в 1965 г. во главе сформированного им неофициального «распределённого творческого коллектива» под самоназванием «Группа изучения джаза (ГИД СССР)», представители которого работали в полудюжине крупных городов Союза, встал живущий в Воронеже переводчик (а впоследствии — джазовый журналист и историк джаза) Юрий Верменич (р. 1934).

Но если «ГИД» переводила и издавала в «самиздате» книги о джазе, написанные за пределами нашей страны, то ленинградский «Квадрат» стал первым советским джазовым журналом, почти весь контент которого создавался отечественными авторами. В первые годы своего выхода он существовал не в абсолютном подполье, а на полуофициальных правах «информационного бюллетеня Ленинградского городского комитета ВЛКСМ и Ленинградского городского джазового клуба», что давало его издателям и авторам шаткую, но достаточно действенную защиту от возможного гнева партийных и идеологических органов.

титульный лист первого выпуска бюллетеня

титульный лист первого выпуска бюллетеня «Квадрат», 1966

Первая страница первого выпуска бюллетеня

Первая страница первого выпуска бюллетеня «Квадрат», 1966

«Квадрат» издавался достаточно нерегулярно: за 15 лет, с 1965 по 1979 г., ленинградская редакция, во главе которой стоял Ефим Барбан (р. 1935), подготовила и издала 14 выпусков журнала, который с 1971 г. потерял полуофициальную шапку горкома комсомола и выходил уже как чистый самиздат. Как и в целом в самиздате, распространение журнала происходило неофициально, по внутренним каналам советского джазового сообщества, что неизбежно делало «Квадрат» внутренним органом джазовой субкультуры, не имеющим выхода к широкой аудитории. Впрочем, именно так это издание и позиционировало себя.

Ефим Барбан (справа) и Дюк Эллингтон (слева) в ленинградском аэропорту Пулково, 1971

Ефим Барбан (справа) и Дюк Эллингтон (слева) в ленинградском аэропорту Пулково, 1971

В 1979 г. издание «Квадрата» было номинально перенесено в Новосибирск. Ефим Барбан рассказывал в интервью радио «Свобода», опубликованном на сайте радиостанции 19 апреля 2015:

— …В Новосибирске в то время существовало «Творческое джазовое объединение», которое по своей идейной направленности было близко журнальной. Я связался с Новосибирском и договорился, что воспользуюсь их прикрытием: на обложке будет указано, что это издание якобы печатается в Новосибирске, будет стоять шапка «Творческое джазовое объединение». И вот начиная с 15-го номера «Квадрат» выходил с титульным листом, на котором значился Новосибирск. Но на самом деле он, конечно, по-прежнему печатался в Ленинграде…

Таким образом было подготовлено и выпущено ещё три выпуска, пока в 1984 г. Барбан не эмигрировал в Великобританию, где стал вести джазовые программы на радио Би-Би-Си (под псевдонимом Джеральд Вуд).

Именно «Квадрат» стал колыбелью подлинной, бесцензурной джазовой журналистики на русском языке и подготовил кадровое ядро русской джазовой журналистики — около двух с половиной десятков авторов, многие из которых продолжают писать и публиковаться и в наше время…

ДАЛЕЕ: Расписание рейсов «Джазового парохода» джаз-клуба «Квадрат» по реке Неве, май-июнь 2016 

Читать дальше… »»»

Вокалист Бобби Макферрин отменил концертное турне 2016 года. «Джаз.Ру», избранное: интервью певца

оставить комментарий

interviewКак сообщает лондонская радиостанция Jazz FM, сегодня менеджмент прославленного американского вокалиста-импровизатора, десятикратного лауреата премии «Грэмми» Бобби Макферрина объявил, что 66-летний певец отменяет все назначенные концерты до конца 2016 года. Согласно заявлению менеджеров Макферрина, отмена связана с болезнью Бобби, которая не позволяет ему в настоящее время перемещаться по свету так активно, как этого требует концертное турне. В заявлении говорится, что Бобби вполне может вернуться к отменённым планам в следующем году. Поклонников музыканта просят пожелать ему полного выздоровления.

«Джаз.Ру» неоднократно писал о Бобби Макферрине. Певец неоднократно выступал в России с 2004 по 2012 год (когда приезжал дуэтом с пианистом Чиком Кориа). В онлайн-версии доступны как минимум наши подробные репортажи с его московских концертов:
Обозреватель «Джаз.Ру» Григорий Дурново о московском показе импровизационной оперы Бобби Макферрина «Bobble» (2010)
Репортаж с концерта Бобби Макферрина в Москве (2005)
Музыкальный анализ московского концерта 2004 г. от музыковеда Зинаиды Карташёвой
Репортаж с концерта Бобби Макферрина в Москве (2004),
а также подкаст Анны Филипьевой, посвящённый 60-летию Макферрина (март 2010).

Однако сегодня в рубрике «Избранное» мы хотим предложить читателям чрезвычайно ценный текст — интервью, которое Бобби Макферрин дал нашему постоянному автору (и дизайнеру «Джаз.Ру», автору всех обложек наших бумажных выпусков!) Татьяне Балакирской. Интервью было опубликовано в бумажном «Джаз.Ру» №4/5-2008 и никогда ранее не было доступно в онлайне.
Мистер Макферрин! Выздоравливайте, пожалуйста!..

Bobby McFerrin (photo © Vladimir Korobitsyn, 2008)

Bobby McFerrin (photo © Vladimir Korobitsyn, 2008)


Бобби Макферрин. Голос.

Татьяна Балакирская
фото: Владимир Коробицын
TB

Бобби Макферрин — десятикратный обладатель премии Grammy, один из самых известных в мире вокалистов-импровизаторов, автор одного из «бессмертных» хитов XX столетия («Don’t Worry, Be Happy», 1988), который он, правда, принципиально не исполняет с тех самых пор, как эта песенка стала мегахитом. Разменяв пятый десяток, певец в 1990-м начал также — и небезуспешно начал! — карьеру дирижёра симфонического оркестра. Его записи разошлись общим тиражом более 20 миллионов, а совместные работы с виолончелистом Йо-Йо Ма, пианистом Чиком Кориа, Венским Филармоническим оркестром и клавишником Хэрби Хэнкоком закрепили за Бобби титул звезды как джаза, так и академической музыки.

Бобби Макферрин родился в семье оперного певца в Нью-Йорке в 1950 году. Его отец, Роберт Макферрин-старший, был первым афроамериканским солистом (среди мужчин) в Метрополитен Опера. Семья в 1958 г. переехала в Голливуд, когда Макферрина-отца пригласили озвучивать вокальную партию за актера Сиднея Пуатье в кинофильме «Порги и Бесс» по «народной опере» Джорджа Гершвина и Дюбоза Хейуорда. Первым музыкальным увлечением Макферрина-младшего был кларнет, затем он переключился на фортепиано. Подростком он одно время хотел стать священнослужителем, но страсть к музыке победила. Бобби организовал в школе ансамбль Bobby Mack Quartet, затем последовал тур по стране с группой Ice Follies и, наконец, работа пианиста в клубах.

В 1977-м Макферрин решил попробовать себя в качестве вокалиста. Годом позже он начал работать солистом в группе Astral Project в Новом Орлеане, а затем отправился в тур с легендарным джазовым певцом Джоном Хендриксом. В это же время он встретил вокалистку Линду Голдстайн, которая, занявшись музыкальным бизнесом, с 1979 г. стала его менеджером и часто — продюсером. Вдохновлённые успехом выступлений пианиста Кита Джарретта, полностью построенных на импровизации, Макферрин и Линда задумали сходным образом построить сольные выступления Бобби. Такое решение было новаторским и шло вразрез с традиционными законами построения музыкальной карьеры. Афроамериканский комик Билл Косби помог организовать выступление Бобби на Playboy Jazz Festival в 1980 г., а годом позже Макферрин триумфально выступил на Kool Jazz Festival в Нью-Йорке. Вскоре после этого Бобби выпустил свой первый альбом, продолжая работать над идеей полностью импровизированных сольных концертов.

В 1983 г. Бобби Макферрин отправился в первый тур по Европе как соло-вокалист (без сопровождения) с полностью импровизированной программой. Публика поначалу встречала его настороженно, а затем покорялась. Записи с этих концертов вошли в альбом «Голос» («The Voice»).

На протяжении 80-х Макферрин постоянно работал над развитием своих потрясающих сольных шоу, а также всё чаще и чаще взаимодействовал с публикой, вовлекая зрителей в процесс импровизации. Обладая поразительным чувством времени, свойственным скорее актёрам или юмористам, и заразительной любовью абсолютно ко всем жанрам музыки, Макферрин создал совершенно новую разновидность концерта. Это не просто выступление артиста в привычном понимании — это «ликование и воспевание» музыки в прямом и переносном смысле.

В то же время Бобби начинает активно сотрудничать с различными музыкантами, и в 1985-м завоевывает свою первую «Грэмми» за песню «Another Night in Tunisia», записанную вместе с вокальным квартетом Manhattan Transfer. Последующие Grammy были получены за саундтрек к фильмам «Round Midnight» Бертрана Тавернье (1986) и «How the Rhinoceros Got His Skin» с Джеком Николсоном в 1987.

ВИДЕО: Бобби Макферрин — сольное выступление 1988, часть его шоу «Spontaneous Inventions»

К 1988 году Бобби уже покорил своими сольными импровизациями нью-йоркский Карнеги-Холл и ведущие концертные залы Европы и Азии, укрепляя свою репутацию музыкального феномена. Он выпустил альбом «Simple Pleasures» — дань музыке 60-х. Игривая песенка, совершенно спонтанно родившаяся в студии звукозаписи в ходе работы над альбомом, превратилась в феноменальный хит «Don’t Worry, Be Happy». «Simple Pleasures» был номинирован на «Грэмми» в 1988-м в категории «Альбом года», а «Don’t Worry, Be Happy» победила в номинациях «Запись года» и «Песня года». Эта композиция могла быть с успехом названа «Песней десятилетия», так как заняла первые строчки поп-чартов практически во всём мире.

Bobby McFerrin (photo © Klaus Muempher)

Bobby McFerrin (photo © Klaus Muempher)

В разгаре ошеломляющей популярности, которая была абсолютно неожиданной для певца в самом начале карьеры, Бобби вдруг резко изменил круг своих интересов. Отказавшись от лавины концертных приглашений, он начал всерьёз заниматься дирижированием. Энтузиазм, заразительная радость и виртуозность, присущие вокальным выступлениям Бобби, позволили ему добиться успехов и на академической ниве. В 1990 г., в день своего сорокалетия, Бобби выступил как дирижёр с San Francisco Symphony Orchestra. Затем он выпустил альбом «Hush» совместно со своим другом, известным виолончелистом Йо-Йо Ма. Альбом оставался на вершине чартов классики в течение двух лет и стал «золотым». В 1994 г. Макферрин стал художественным руководителем оркестра камерного оркестра города Сент-Пол и выпустил альбом «Paper Music» («Бумажная музыка») — первый альбом Макферрина-дирижёра, который получил достаточно высокие оценки критиков.

С тех пор Бобби стал часто сотрудничать с такими оркестрами, как Лондонский филармонический, Чикагский симфонический, Оркестр Кливленда, Нью-Йоркский филармонический, Филадельфийский оркестр, оркестр Мариинского театра и Венский филармонический. С последним он выступал в ходе своего европейского турне 2003 г.

В последнее время Бобби объединил свою любовь к импровизации с дирижёрскими навыками, распространяя свои вокальные эксперименты на большие группы певцов, как профессионалов, так и любителей, в т.ч. простых зрителей. На концертах Макферрин всегда задействует публику, вовлекая людей в процесс создания музыки в режиме реального времени. Эту же идею, но в более изысканной форме, он воплощает с вокальным ансамблем Voicestra в альбомах «Medicine Music» и «Circlesongs».

До Бобби Макферрина идея карьеры сольного вокалиста-импровизатора казалась абсолютно нереальной. А сейчас критики часто награждают талантливых молодых вокалистов эпитетами вроде «новый Бобби Макферрин». Но Макферрин — единственный в своем роде. Он продолжает совмещать карьеру дирижёра с выступлениями соло-вокалиста, а также постоянно пропагандирует музыку для детей как в сольных выступлениях, так и в специальных оркестровых программах. Несмотря на занятость, Бобби стремится как можно больше времени проводить дома с супругой и тремя детьми.

«Эксцентричность» — вот слово, которое позволяет наиболее точно описать творчество Бобби Макферрина. Те, кто бывал на его выступлениях, или сольных, или в качестве дирижёра, знают, что каждый его концерт уникален и полон неожиданностей. Он из тех немногочисленных артистов, которые выходят за рамки музыкальных жанров и стереотипов и находят собственный, неподражаемый и неповторимый стиль. Страстный хранитель музыкального наследия прошлого, Макферрин продолжает оставаться популярным со своей прекрасной музыкой, над которой не властны границы времени, стран и культур.

ВИДЕО: Бобби Макферрин на фестивале Umbria Jazz (Италия), 1988

…Наверное, ни один другой вокалист не подходит к вопросу звукоизвлечения настолько инструментально. При этом речь идет не только (и не столько) об имитации, сколько о стремлении наиболее полно раскрыть возможности человеческого голоса как такового и использовать их в качестве беспрецедентного средства музыкальной выразительности. Публичные концерты Бобби Макферрина и его студийное творчество представляют собой два самостоятельных культурных пласта, первый из которых ориентирован, прежде всего, на ответную реакцию публики и взаимодействие с ней, тогда как второй более интровертен и направлен в большей степени на художественные изыскания и творческие эксперименты…

(«Полный джаз» #258, май 2004)

…Макферрин не разогревается, не наращивает сложность — он сразу обрушивает на публику весь свой богатейший исполнительский арсенал, если о его мягкой, органичной, нисколько не агрессивной манере можно сказать «обрушивает». Быстрое, без видимых усилий переключение между сложными исполнительскими приёмами, мгновенные переходы от глубоких басовых нот к фальцету и обратно… Макферрин — не создатель жанра сольного вокального шоу, но именно он в 1980-е перевёл этот жанр из области чистого развлекательства, музыкальной эксцентрики и балагана в область серьёзного искусства, при этом умудрившись нисколько не утерять и развлекательного элемента жанра. Пожалуй, именно его сольные выступления могут служить наилучшей иллюстрацией к максиме «развлекая — просвещать», потому что он не даёт залу расслабиться ни на секунду, постоянно приковывает к себе внимание, точно и выверенно усиливает свое гипнотическое воздействие на публику многочисленными и крайне разнообразными вокальными трюками, при этом ни на секунду не понижая градус накала собственно музыкальной мысли, не теряя высокого, необыкновенно одухотворённого музыкального содержания за сногсшибательной «трюковой» формой…

(«Полный джаз» #311, июль 2005)

Поскольку [весной 2008 — Ред.] приближался очередной, третий приезд Бобби Макферрина в Москву, «Джаз.Ру» обратился к организаторам концерта певца [26 июня 2008 — Ред.] за содействием в организации интервью великого вокалиста. И вот буквально за день до сдачи этого номера в печать мы уже звоним Бобби Макферрину…
ДАЛЕЕ: полный текст интервью Бобби Макферрина, которое он дал Татьяне Балакирской для «Джаз.Ру» весной 2008 г., много ФОТО, ВИДЕО  Читать дальше… »»»

«Усадьба Jazz» возвращается в усадьбу Архангельское 4 июня: полный анонс джазовой программы

комментариев: 2

anons4 июня в подмосковной усадьбе Архангельское состоится XIII международный музыкальный фестиваль «Усадьба Jazz». Головной фестиваль одноименной фестивальной серии (в этом году география серии включает также Санкт-Петербург, Екатеринбург, Воронеж и горный курорт Роза Хутор возле Сочи) возвращается в Архангельское, где проводился ежегодно с 2004 по 2014 гг.

Сцена

Сцена «Партер» в Архангельском

«Усадьба Jazz 2016» представит публике четыре сцены, на которых выступит более 25 коллективов со всего мира. Кроме собственно музыки, в программе, как обычно, самые разные развлечения для детей и взрослых, дизайн-маркет (открытая ярмарка одежды, аксессуаров, ювелирных украшений и т. п.) и обширная зона общественного питания.

В отличие от предыдущих лет, все концерты пройдут в один день — 4 июня.

Джазовым хэдлайнером фестиваля на сцене «Партер» станет легенда фанка саксофонист Mэйcиo Паркер (Maceo Parker), постоянный музыкальный партнер Джеймса Брауна, Принса и Джорджа Клинтона из Parliament/Funkadelic — на его счету десятки, если не сотни записанных хитов. За выдающиеся музыкальные заслуги его родной штат Северная Каролина назвал Паркера «национальным достоянием».

Maceo Parker

Maceo Parker

Ещё одним заметным участником «Усадьбы» этого года на его большой, «популярной» сцене «Партер» станут Борис Гребенщиков и группа «Аквариум».

Со специальной программой, посвященной 30-летию пластинки «Spleen», на джазовой сцене «Аристократ» во дворе в этом году выступит легендарный аккордеонист Ришар Гальяно со своим новым квартетом Richard Galliano & New Musette Quartet. Благодаря Гальяно жанр «мюзетт», виртуозной игры на аккордеоне, зародившийся в парижских кафе позапрошлого века, вышел на сцены крупнейших джазовых фестивалей. Специальным гостем его выступления станет гитарист Филипп Катерин, когда-то получивший от Чарлза Мингуса прозвище «молодой Джанго» за свою виртуозную игру, напоминавшую великого первопроходца европейского «цыганского джаза» 1930-х Джанго Райнхардта.

Richard Galliano

Richard Galliano

В программе сцены «Партер» также электронное трио Kraak & Smaak и международный американско-аргентинский коллектив Lucille Crew.
ДАЛЕЕ: программа джазовой сцены  «Аристократ» и других площадок фестиваля, ЗАКАЗ БИЛЕТОВ и другие подробности!  Читать дальше… »»»

Опубликовано Джаз.Ру

Май 19th, 2016 в 5:28 пп

Эспоо, Финляндия. Два дня на April Jazz: события и впечатления

оставить комментарий

Юлия Сотникова
фото автора
и Ralf Dombrovsky
YS

reportДжазовый фестиваль, который проходит в городе Эспоо на юге Финляндии, отметил в апреле 30-летие. В разные годы на April Jazz выступали Чик Кориа, Нина Симон, Эл Джарро, Рэй Чарлз и ещё десятки легендарных музыкантов. Афиши April Jazz-2016, который проходил с 20 по 26 апреля, украсили имена ведущих мастеров современного джаза и соул: саксофонист Крис Поттер, органист Джоуи ДеФранческо, вокалист Хосе Джеймс, пианист/клавишник Роберт Гласпер, вокальная группа Take 6… Юбилей фестиваля совпал в этом году с 50-летием Финской джазовой федерации, или попросту Suomen JazzLiitto.  Корреспондент «Джаз.Ру» находился на фестивале два дня — 21-22 апреля.

Эспоо, культурный центр Tapiola

Эспоо, культурный центр Tapiola (место проведения фестиваля April Jazz)

Эспоо — второй по величине город в Финляндии после Хельсинки, он находится всего в 15 минутах езды на машине от финской столицы. Город не имеет центра в привычном понимании этого слова, а состоит из пяти равноправных частей. Фестиваль April Jazz, по словам его директора Матти Лаппалайнена, помогает каждый год собирать вместе жителей этих пяти обособленных районов на центральной площадке фестиваля — в культурном центре Эспоо «Тапиола».

Espoo Big Band (photo © Ralph Dombrovsky)

Espoo Big Band (photo © Ralph Dombrovsky)

ДАЛЕЕ: что за город Эспоо, что в нём есть, как устроен городской джаз-фестиваль и как он проходил в этом году…  Читать дальше… »»»