Уфимский саксофонист Азат Гайфуллин и его новый альбом «Цвет свободы»: интервью «Джаз.Ру»

Владимир Аношкин VA

interviewАзат Гайфуллин — молодой саксофонист, новое имя на джазовой сцене Уфы и всей России. Солист Эстрадно-джазового оркестра Башкирской государственной филармонии, преподаватель Уфимского института искусств, дважды лауреат конкурса «Гнесин Джаз», победитель конкурса «Огни Казани» и обладатель первой премии на конкурсе «Мир Джаза», проходившем в Ростове-на-Дону в ноябре 2016. В середине октября Азат и его коллектив Kaifullin Jazz Band представили альбом «Color of Freedom» — презентация состоялась на сцене Уфимского джаз-клуба, который, кстати, в этом году отмечает десятилетие.

О работе над авторском материалом, перспективах дебютного альбома и всех цветах свободы — в интервью, которое взял у Азата Гайфуллина наш внештатный автор из Уфы, Владимир Аношкин.

Азат Гайфуллин
Азат Гайфуллин: обложка альбома

— Ну, знаешь, это бы выглядело… Как будто я подхожу к человеку, который может у меня что-то купить, и начинаю ему исповедоваться. Хотя… Я вынужден буду так делать. (Смеётся).

Так саксофонист Азат Гайфуллин отвечает на вопрос о том, будет ли он использовать первый альбом в целях самопродвижения.

Азат, какие задачи ты ставил перед собой во время работы над альбомом?

— Мне нужно было попробовать свои силы как композитора. Изначально я хотел записать все вещи в студии, но когда мы с составом начали обкатывать программу на концертах, стало ясно — нужна энергия живого исполнения. И в итоге часть материала была записана на январских выступлениях в Уфимском джаз-клубе.

На одном, помнится, я присутствовал.

— Значит, и ты есть на этой пластинке. Для меня важно ощущение обратной связи. И вместе с тем я не хотел отказываться от своих идей, хотел в итоге услышать композиции так, как задумал — чего концертные условия не позволяли. Потому мы отправились в студию, дописали «поверх лайва» отдельные инструменты, бэк-вокалистов. А потом звукорежиссёр Руслан Исмагилов проделал огромную работу для того, чтобы все звучало целостно, и, мне кажется, ему удалось.

ВИДЕО: презентация альбома в Уфимском джаз-клубе «Path to the Top»

Что для тебя все-таки важнее — первородная энергия или филигранное исполнение?

— Чувство, жизнь. Я понимаю, что дубли можно делать бесконечно — переписывать и переписывать, но заряд будет уже не тот. Пусть всё звучит так, как есть — это лучше мнимого совершенства.

Альбом «Color of Freedom», «Цвет свободы», получился живым, пульсирующим, ярким — в некоторых моментах возникает ощущение, что всего в нем с избытком. Для кого-то это будет минусом. Мне, в контексте нашего разговора с Азатом, кажется плюсом.

Сейчас ему важно делать своё дело с перебором, перегибом… Подниматься к вершине — последняя вещь на альбоме, кстати, называется «The Path to the Top», «Путь к вершине». Потому — одновременно и концертная и студийная запись, потому сдвоенная ритм-секция (два контрабаса, две ударные установки), группа бэк-вокалистов, звуковые эффекты, голоса на заднем плане… В альбоме нет осторожности, он сделан без оглядки на тех, кому это может показаться невыдержанным. «Color of Freedom» переливается всеми цветами свободы.

«Freedom» — это название твоего альбома и имя собранного тобой биг-бэнда… Напрашивается вопрос — ты сам чувствуешь себя свободным?

— Порой это ощущение переполняет, а иногда на нем не удаётся сосредоточиться, отвлекаюсь на разные мелочи. Когда играю или сочиняю — чувствую. Когда погружаюсь в джаз — да, ведь в этой музыке меньше ярлыков, меньше правил. В конечном счете — я потому этим и занимаюсь — а так, можно найти массу причин все бросить…

Например?

— Ну, если ждешь внимания, высоких оценок, коммерческого успеха — для многих людей это важно.

Азат Гайфуллин в студии
Азат Гайфуллин в студии

А ты готов к тому, что не придёт ни успех, ни оценки? Не потому что ты недостоин, а просто — не то место и время…

— Готов, вполне. Я думал об этом. Мне кажется, самое важное — быть в том, что ты делаешь, тем, кто ты есть.
ДАЛЕЕ: продолжение интервью, прослушивание и скачивание альбома 

А отказаться от места бэндлидера и играть в оркестре на втором и третьем плане ты бы мог?

— В сильном коллективе — да. Для многих саксофонистов это стало бесценным опытом, настоящей школой. Если бы у меня была такая возможность, приглашение конкретного человека или коллектива — я бы согласился.

Не ищешь?

— Пока не искал. Обычно видишь, если что-то подобное есть рядом.

С моей стороны предыдущий вопрос — чистое лукавство. Уедет он отсюда или нет? — вот о чем я думаю, пока Азат отвечает на телефонный звонок. Если это случится, Уфа потеряет представителя не джазовой культуры, но джазового движения — я надеюсь, разница ясна.

В какой-то момент, мне показалось, ты отошел от авторской музыки. Многие помнят твой первый коллектив Happy People: своя программа на стыке фьюжн, хип-хоп, контемпорари; спортивные костюмы, модный саунд… И вдруг — почти два года с Jazzeel Band, Kaifullin Band, Freedom Big Band — одни стандарты. Целые концерты, посвященные Паркеру, Пауэллу, Колтрейну, Тристано, Монку, Мингусу…

— Мне это было необходимо. Наступил момент, когда я почувствовал, что мои исполнительские возможности очень ограничены. И, чтобы расширить их, нужно идти вглубь музыки, а стандарты — лучший способ. Каждый погружается так глубоко, как может — а найденное там можно применить в любом русле. Я благодарен своему коллеге Джалилю Мухаметшину-Фарберу — он помог мне начать этот путь. Ну а Happy People… Теперь у нас есть композиция «I Remember Happy People».

Можно сказать, что работа над стандартами вдохновила тебя на создание композиций для альбома?

— Конечно. Например, «Chasin’ the Coltrane» я не мог бы написать, не изучив его темы и соло.

Когда я впервые услышал этот коллаж, меня удивила не находчивость композитора, не лёгкость, с которой он объединил с десяток разных тем и гармоний. Я почувствовал, с какой любовью к первоисточнику (высшей любовью?) написана эта пьеса. Надо сказать, присутствие Джона Колтрейна ощутимо не только в ней — участники Kaifullin Jazz Band цитируют его в своих соло, а порой все вместе погружаются в медитативное течение, подобное вступлению «A Love Supreme»…

Азат Гайфуллин в студии
Азат Гайфуллин в студии

Азат, как ты сам оцениваешь его влияние — на твое исполнение, на эту запись?

— Для Колтрейна музыка — духовный путь. Этому мы учимся у него. Слушая его записи, я понимаю, что в игре должен выражать нечто большее — даже не свои чувства и мысли. Я должен выявить свою природу, всю свою сущность. Мое исполнение должно стать медитацией и молитвой. Это первое. А второе — как раз во вступлении «Chasin’ the Coltrane» на альбоме звучит фрагмент его интервью: он говорит о том, что музыка должна нести добро и преображать мир. И мне хотелось бы быть с ним на одной стороне.

Мы допиваем кофе и расходимся. В наушниках у меня играет «Color of Freedom» — свобода, запечатлённая Kaifullin Jazz Band в первый и — надеюсь — далеко не в последний раз. Через несколько дней после нашей беседы я узнал, что имя «Азат» с арабского переводится как «свободный».

АЛЬБОМ в iTunes | АЛЬБОМ в Google Play

СЛУШАТЬ АЛЬБОМ на сервисе «Яндекс.Музыка»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *