Саксофонист Даниэль Эрдманн: музыка, рожденная в невесомости — интервью для «Джаз.Ру»

Александр Девятко
Фото: Кирилл Мошков, «Джаз.Ру»
AD

interviewОт автора. Меня зовут Александр Девятко, я студент эстрадного отделения Петрозаводской консерватории. В рамках учебного курса «Критика» я провёл для «Джаз.Ру» интервью с немецким джазовым саксофонистом Даниэлем Эрдманном (Daniel Erdmann), которое посвящено вышедшему в октябре 2016 альбому этого музыканта.

Daniel Erdmann
Daniel Erdmann

Даниэль Эрдманн, импровизирующий тенор-саксофонист и композитор, родился 28 октября 1973 года в Вольфсбурге, Германия. Занятия на саксофоне Даниэль начал в возрасте десяти лет, а с 1994 по 1999 гг. обучался в Музыкальном институте им. Ханнса Айслера в Берлине. В 2001 г. Эрдманн получил грант от Германско-французского культурного совета, и начиная с этого момента, творческая жизнь саксофониста и композитора сконцентрирована в двух его личных музыкальных столицах — Берлине и Париже. Даниэль Эрдманн участвовал во множестве крупных джазовых фестивалей по всему миру (в числе прочих Берлин, Париж, Нью-Йорк, Лиссабон, Роттердам и др.). Среди тех, с кем он сотрудничал — Аки Такасэ, Эд Шуллер, Джон Шредер, Линда Шеррок, Йоахим Кюн, Ив Робер, Конни Бауэр, Гебхард Улльман, Винсент Куртуа, Луи Склавис, Хайнц Зауэр, Фрэнк Мебус, Тони Бак, Аксель Дернер, Джон Бетч, Руди Махалли, Джо Уильямсон, Ганс Хасслер, Хассе Поульсен, Петер Ковальд… Звукозаписывающие компании Enja Records, ACT, Intakt выпустили ряд авторских альбомов музыкант. Кроме всего прочего, Даниэль Эрдманн является сооснователем и участником коллектива Das Kapital, о выступлении которого на фестивале в Тампере «Джаз.Ру» писал в 2010 г. (бумажный №6-2010, «Tampere Jazz Happening: революция продолжается»):

…датско-французско-германский ансамбль со звучным названием Das Kapital (название главного труда одного немецкого экономиста XIX века, лёгшего в основу учения, известного нам как «коммунизм»). Гитарист Хассе Поульсен, барабанщик Эдвард Перро и саксофонист Даниэль Эрдманн выбрали в качестве основы для своих импровизационных построений самый, казалось бы, необычный материал: музыку выдающегося немецкого композитора-песенника 1920-1950-х гг. Ханнса Айслера… Они не первые, кто в джазовом контексте берётся за музыку Айслера (Liberation Music Orchestra Чарли Хэйдена касался этой темы на первом своём альбоме ещё в 1969 г), но, тем не менее, это ход не совсем обычный. […] Начавшееся в конце 1920-х сотрудничество с Бертольдом Брехтом надолго направило творчество Айслера в русло политической агитационной песни, и трио Das Kapital щедро прошлось по этой стороне музыки Айслера: звучали и «Soliaritätslied», и «Einheitsfrontlied» («Песня Единого фронта»), и темы песен периода работы в ГДР — например, популярная в начале 1950-х «Ohne Kapitalisten geht es besser» («Без капиталистов гораздо лучше»), и темы «американского» периода (второй половины 30-х и начала 40-х, когда Айслер работал в Голливуде), и самая, наверное, известная работа Айслера, которую он не написал, а только аранжировал для великого певца Эрнста Буша — песня политзаключённых первых нацистских концлагерей, «Болотные солдаты» («Die Moorsoldaten»), которую три музыканта начали очень близко к исходному музыкальному тексту и оттого очень трогательно, впечатляюще развив нарастающим динамически и эмоционально фри-джазом у барабанов и саксофона…

iTunesИ вот перед нами «A Short Moment of Zero G» — несколько причудливый, но совершенно убедительный альбом Даниэля Эрдманна, записанный в составе трио Daniel Erdmann’s Velvet Revolution. Коллектив был создан в 2015 г. и включил в себя ныне живущего во Франции самого Эрдманна, талантливого молодого французского скрипача и альтиста Тео Секкальди (Théo Ceccaldi) и одного из самых востребованных сегодня музыкантов на европейской сцене, британского вибрафониста Джима Харта (Jim Hart). Вся пластинка состоит из оригинальных авторских композиций Даниэля Эрдманна, написанных специально для этого проекта. Альбом «A Short Moment of Zero G» вышел на лейбле BMC Records в октябре 2016 г., став результатом тесного двухлетнего сотрудничества музыкантов.
СЛУШАТЬ: заглавный трек альбома

Одиннадцать композиций, собранных в альбом, погружают слушателя в сказочную атмосферу волшебства звуков и ритмов. В целом, музыка лучше любых слов говорит сама за себя. Ее нужно лишь слушать. Однако чуть лучше понять исполнителей, взглянуть на эту работу изнутри помогают мысли самого Даниэля Эрдманна, которыми он поделился в беседе с автором.
ДАЛЕЕ: интервью Даниэля Эрдманна 

Daniel Edrmann
Daniel Erdmann

Ваш альбом называется «A Short Moment of Zero G», как и одна из композиций в нем. Под «Zero G» Вы имеете в виду «Zero Gravitation» (невесомость)? Целиком название звучит как «Мгновение невесомости»?

— Да, имеется в виду именно невесомость. Для меня это то внутреннее чувство, то состояние разума, которое я пытаюсь уловить, когда играю музыку.

Почему Velvet Revolution? Имеет ли это название какую-либо связь с событиями, происходившими в Чехословакии в 1989 г. («Бархатная революция». — Ред.)? На первый взгляд, музыка и смена государственного строя страны — не самые близкие понятия.

— В названии скрыта метафора, которая, на мой взгляд, максимально точно описывает моё понимание джаза, мой подход к нему. Подобная музыка всегда была музыкой новаторства и бесконечного поиска. Я пытаюсь создавать что-то новое, но при этом максимально мягким путём. Так что данный проект можно назвать моей собственной Бархатной революцией.

Когда я впервые услышал ваш альбом, скажу честно, некоторые композиции переслушивал раз по пять. Одним из главных моментов, который подкупил лично меня, был состав. Тенор-саксофон, скрипка (альт) и вибрафон. Но как? Это совершенно не тот джазовый состав, к которому мы привыкли, даже учитывая относительную свободу в наполнении последнего. На самом деле удивительное звучание! Скажите, как вы пришли к такому саунду?

— Это звучание, которое я услышал у себя в голове и которое мне хотелось воспроизвести. Конечно же, главным образом дело не в выборе инструментов, а в самих музыкантах, которые сделали эту работу. Мы потратили несколько дней на поиск самого саунда, и мы до сих пор находимся в развитии, пытаясь сделать это звучание лучше.

Какова роль каждого из музыкантов в вашем трио? Можете ли вы дать несколько определений каждому?

— Тео — виртуозный, авангард, поп; Джим — виртуозный, ритм, джаз; Даниэль — саксофон…

Слушая альбом, я ощущаю, что все участники проекта профессионально сильные музыканты. Пластинка состоит из ваших собственных композиций. А как насчет аранжировок? Вся музыка является импровизационной, или все же в ней присутствуют заранее обозначенные контуры?

— Да, некоторые из них я аранжировал сам, но мне нравится давать музыкантам возможность стать частью аранжировочного процесса. Так мы можем создавать звучание ансамбля совместно. Конечно, в музыке есть также и импровизационные моменты, однако на концертах им отводится гораздо больше временнóго пространства, чем на альбоме. На концерте мы имеем больше возможностей экспериментировать, создавать что-то новое прямо в настоящий момент.

Все вы — я имею в виду всех музыкантов в вашем трио — родом из разных стран, каждая из которых имеет свою, отличную от других, музыкальную культуру и традиции. Отражается ли этот факт как-либо в вашей музыке? Можете ли вы сказать, что в том материале, который вы создаёте, присутствуют традиции вашей родной страны?

— Конечно же, каждый из музыкантов привносит своё собственное видение музыки в общее звучание, и необходимо сказать: это как раз то, что нужно! Мне нравится создавать музыку, которая будет в большей степени универсальна, по крайней мере, насколько это возможно. Присутствие влияния разных стран и культур только делает её сильнее.

Этот вопрос, пожалуй, будет в какой-то степени созвучным с предыдущим. В некоторых моментах на протяжении звучания альбома у меня возникали аллюзии на западноевропейскую традиционную музыку. Вдобавок ко всему, насколько мне известно, вы записывали эту пластинку в Будапеште. Местами мне даже казалось, что слышны интонации… может быть, «вербункош» или чего-то подобного. Так ли это?

— На самом деле я не использовал намеренно венгерский фольклор. Но совершенно точно могу сказать, что на меня очень сильно повлияла музыка Бартока, так что, может быть, что-то пришло оттуда. Мы создаём музыку, которая подвержена воздействию абсолютно всего, что было сделано до нас. Так что вы определенно можете услышать самые разные влияния, аллюзии и намеки, будь то джаз, классика, барокко или что-то более раннее.

За последнюю неделю я прослушал альбом раз десять-двенадцать и совершенно точно могу сказать, что он произвёл на меня достаточно сильное впечатление. Можете ли вы сказать, что сами находились под влиянием какого-либо другого музыканта (или не музыканта), когда записывали эту пластинку?

— На создание альбома повлияло многое: вся музыка, изобразительное искусство, фильмы, которые мы знаем. Кроме того есть еще люди, политика… это слепок нашего душевного состояния, наших умонастроений на момент мая 2016 года. Это глобальный процесс, в ходе которого через твою музыку проходит огромное количество влияний и воздействий. Я не противлюсь подобным вещам, когда пишу музыку: иногда я делаю это намеренно, иногда нет. Но я всегда внимательно слежу за тем, чтобы, несмотря на всё пришедшее извне, сохранить свой собственный язык.

Какие стили и какие настроения являются главными в этой работе?

— Пожалуй, при записи альбома я использовал разные стили, и это мой собственный путь в создании музыки. Первая композиция, например, написана как поп-регги, а «Les Frigos» может напомнить средневековое церковное пение… Что касается настроений, то все они также очень разные. Единственное, что могу сказать: я надеюсь, что музыка затронет людей и именно это будет светом на нашем пути.

У меня есть убеждение, что джаз — это компромисс между противоречиями, между различными мнениями. Можно ли отнести эту идею к вашей музыке?

— Джаз — это музыка, которая рождена в боли, в тюремных цепях. Это ситуация, которую большинство современных музыкантов, к счастью, на себе не испытывают. Вот почему нам приходится брать подобное состояние откуда-то извне. Но для меня одна из наиболее значимых составляющих, которая позволяет сохранять музыку живой — продолжая искать, находить новые пути. И в таком понимании, конечно же, это всегда компромисс. Достаточно часто случаются ситуации, когда в процессе исполнения музыканты идут в совершенно разных направлениях, и рождающаяся в результате музыка получается поистине великой.

Если бы вы посвятили свою работу кому-нибудь, то кому?

— Первое, что приходит на ум — это был бы Джон Колтрейн…

АЛЬБОМ НА САЙТЕ BMC RECORDS
СЛУШАТЬ АЛЬБОМ В SPOTIFY

КУПИТЬ АЛЬБОМ В iTUNES
ВИДЕО: Daniel Erdmann’s Velvet Revolution, 2016

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *