Московское трио LRK (Лебедев, Ревнюк, Кравцов) выпускает в Европе новый альбом «Urban Dreamer»

Кирилл Мошков,
редактор «Джаз.Ру»
CM

12 сентября на норвежском независимом лейбле Losen Records состоялся релиз нового альбома московского джазового коллектива LRK Trio. Альбом, уже доступный в iTunes / Apple Music и в Google Play, называется «Urban Dreamer», «Городской мечтатель». 20 сентября трио представит новый альбом в московском Клубе Алексея Козлова, а 12 октября — в джаз-центре Victoria Nasjonal Jazzscene в Осло (Норвегия).

На обложке — картина, написанная барабанщиком трио Игнатом Кравцовым: три фигурки, раскачивающиеся на качелях под ветвями гигантского древа; гигантская красная стрекоза вцепилась в ветви, подчёркивая хрупкость этих фигурок; вдалеке — условный конический силуэт, в котором легко прочитать образ священной горы Фудзияма.

Обложка альбома LRK Trio «Urban Dreamer»
Обложка альбома LRK Trio «Urban Dreamer»

Если знать, что за несколько месяцев до этого альбома российское трио гастролировало по Японии и даже выпустило там ограниченным тиражом концертную запись «Lost in Tokyo», содержащую записи из тура, то кусочки мозаики мгновенно складываются в чёткую картинку.

Игнат Кравцов, Антон Ревнюк, Евгений Лебедев
Игнат Кравцов, Антон Ревнюк, Евгений Лебедев

Да, эстетика и стиль нового альбома заявлены в заглавном треке, который открывает пластинку, но важнейший для понимания этой работы трек — написанная совместно пианистом Евгением Лебедевым и басистом Антоном Ревнюком пьеса, которая называется так же, как концертный альбом: «Lost in Tokyo». Характерное для LRK построение темы на риффе в нечётном размере заявляет японскую тему сразу, в экспликации, — и не только включением в фонограмму мужских голосов, возбуждённо говорящих по-японски: сам ладовый строй мелодии в совокупности с использованными Лебедевым в аранжировке характерными синтезаторными тембрами фоновой музыки, постоянно звучащей в общественных пространствах японских городов, создают образ Японии — не ностальгически-традиционной, а современной. Нынешняя Япония — страна самой развитой в мире городской, урбанистической цивилизации, насквозь пронизанная при этом многовековыми национальными традициями, пережившими и стремительный переход страны на западные рельсы полтора века назад, и даже сокрушительное поражение империи во Второй мировой войне и последующую американскую оккупацию. Первое столкновение с урбанистической Японией поражает даже тех, кто, подобно Лебедеву, имеет опыт жизни и работы в крупнейших мегаполисах Европы и Америки — Москве и Нью-Йорке. «Затерянные в Токио» — впечатляющий звуковой образ этого столкновения.
СЛУШАЕМ: LRK Trio «Lost in Tokyo»

ДАЛЕЕ: продолжение рассказа о новом альбоме LRK Trio 

Практически весь материал нового альбома, который записали в 2018 г. в лучших московских студиях (новейшей, современнейшей Cinelab и прославленном тон-ателье концерна «Мосфильм») звукорежиссёры Яков Захваткин и Андрей Левин), построен на образности, связанной, с одной стороны, с путешествием, а с другой — с современным урбанизмом. Причём урбанизм предстаёт здесь в двух ипостасях. С одной стороны, это калейдоскопическая, завораживающая среда, в которой постоянно сменяются текстуры, фактуры, цвета, краски и тембры. Так в заглавном треке «Urban Dreamer», так в «Lost in Tokyo» и в пьесе Лебедева «Jorney For Three», в которой автор вновь возвращается к использованию, наряду с роялем и синтезатором, тембра инструмента своего детства — аккордеона.
СЛУШАЕМ: LRK Trio «Urban Dreamer»

Так происходит и в пьесе барабанщика Игната Кравцова «Abyss», где калейдоскоп этот предстаёт в неожиданно замедленном движении, отзывающимся светлой лирикой в звучании виолончели Николая Солоновича.
СЛУШАЕМ: LRK Trio «Abyss»

С другой стороны, урбанизм «Городского мечтателя» оказывается средой, где можно обнаружить множество потаённых убежищ для человеческой индвидуальности во всех её видах: от сентиментальности «Заводной куклы» Антона Ревнюка, где значительную часть музыкального образа создаёт сочетание тембров игрушечного пианино, наложенного на звук концертного рояля загадочного женского голоса, выполняющего роль инструментального вокала (Варвара Ревнюк) и почти фри-джазовых барабанов — до высокого лиризма «Thoughts Of…», в котором центральную роль играет поэтический текст, изложенный голосом одного из самых интересных американских джазовых вокалистов Джейди Уолтера, но драматургия которого не работала бы без романтического или, точнее, неоклассицистического соло фортепиано, завёрнутого в тёплые тембры струнного квартета (московский FX Quartet). На грани между двумя обличьями городской среды оказывается пьеса Игната Кравцова «Joy», в которой автор, с одной стороны, заботливо оставил место для демонстрации своих возможностей в игре на ударной установке в сложных размерах, а с другой — предложил слушателю доступный мелодический материал, в интродукции неожиданно окрашенный редким тембром «художественного свиста»: этим мастерством блеснул московский саксофонист Константин Сафьянов.
СЛУШАЕМ: LRK Trio «Joy»

Две эти линии встречаются в финале альбома — подготовленной московскими музыкантами специально для японского тура версии одной из самых популярных японских песен, «赤とんぼ» (читается «Акатомбо»). И тут всё становится на свои места. 90 лет назад композитор Косаку Ямада написал эту песню на стихи своего друга, поэта Рофу Мики. К концу прошлого столетия она была признана самой популярной, самой известной японской песней: детская песенка, которую любят и ценят взрослые — песенка, в которой сплелись тоска по далёкому дому и воспоминания детства, куда нельзя вернуться, можно только хранить в себе; и всё это — вокруг образа красной стрекозы, обычного для Японии вида стрекоз Sympetrum frequens. Вот откуда красная стрекоза на обложке альбома! В оригинальном тексте песни стрекоза сидит на конце бамбукового шеста, на неё смотрит ребёнок, которого несёт на спине старшая сестра, и через десятилетия этот образ вызывает тоску по дому и детству у ставшего взрослым человека… Российские музыканты смогли найти музыкальные средства, чтобы сделать японскую песенку близкой и понятной слушателям по всему миру. Впрочем, использованный европейски образованным Ямадой пентатонический лад, близкий к ладам старинной японской музыки — это на самом деле европейский мажор без четвёртой и седьмой ступеней, а оригинальная гармонизация Ямады накрепко соединяет в этой незатейливой мелодии японскую традицию и европейскую современность — недаром основная тема песенки оказывается так близка к одной из тем Концертного аллегро с интродукцией для фортепиано с оркестром Op. 134 Роберта Шумана (1853).

LRK Trio в Японии, 2017
LRK Trio в Японии, 2017

А у российских джазменов это — современный джаз, причём с необычной тембровой краской: в отличие от той версии «Красной стрекозы», что LRK Trio исполняли в Японии, в студийном варианте добавился неожиданный тембр педальной стил-гитары, которая вообще-то пришла из американской кантри-музыки, но здесь внезапно усиливает «восточный» колорит. Эти звуки были записаны не в Москве: это играет звукорежиссёр Боссе «Бу» Савик, который выполнил сведение и мастеринг альбома на своей студии в Швеции. Круг замкнулся: вдохновлённая Японией, рождённая в России, музыка эта принадлежит всему миру.
СЛУШАЕМ: LRK Trio «Aka Tombo»

КУПИТЬ/СЛУШАТЬ АЛЬБОМ В ITUNES/APPLE MUSIC | КУПИТЬ В GOOGLE PLAY | АЛЬБОМ НА САЙТЕ ЛЕЙБЛА LOSEN RECORDS

Презентация в Клубе Алексея Козлова 20 сентября (700 ₽ — 1500 ₽)
Презентация в Осло 12 октября




Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *