Архангельск, Фестиваль Владимира Резицкого. Часть III: финальный день и интервью Тима Дорофеева

Кирилл Мошков,
редактор «Джаз.Ру»
(текст, фото, видео)
CM

reportКак мы уже сообщали, 15-18 октября в Архангельске прошёл V «Фестиваль Владимира Резицкого», который его организаторы — продюсерский центр «Архангельск-джаз» — определяют как «фестиваль новой джазовой музыки и современного искусства». Начатый в 2011, фестиваль посвящён памяти саксофониста Владимира Резицкого (1946-2001) — первопроходца джазовой сцены Архангельска. Во главе центра «Архангельск-джаз» стоит гитарист и популяризатор джазовой музыки Тим Дорофеев: он играл в последних проектах Владимира Резицкого.

В первой и второй частях репортажа мы рассказали о первых трёх днях программы фестиваля. Сегодня — завершение рассказа и интервью с продюсером «Фестиваля Владимира Резицкого» Тимом Дорофеевым.

Финальный день фестиваля начался, как и полагается календарному дню, утром — задолго до вечернего концерта. Дело в том, что в программе «Фестиваля Владимира Резицкого» традиционно есть воскресный утренний концерт «Дети в джазе». Когда-то это был в основном просветительский проект: взрослые музыканты играли для детской аудитории. Теперь всё изменилось: в этом довольно продолжительном концерте джаз играют (ну, чаще всё-таки поют, или в крайнем случае пытаются петь) сами дети, ученики архангельских музыкальных школ, а взрослые джазмены им только аккомпанируют. Этот концерт курирует и весьма компетентно ведёт, тщательно выверяя списки десятков выступающих юных музыкантов, штатная ведущая концертов фестиваля Елена Сергиевская.

 «Дети в джазе»
«Дети в джазе»

Как только погас свет, в наступившей приятной полутьме обильно заполнившие зал АГКЦ мамы, бабушки, папы, дедушки и иные родственники участников концерта тут же раскрыли сумки и портфели, достали оттуда судки, баночки, пластиковые контейнеры и полиэтиленовые кульки, а также вилки, ложки, салфетки и полотенца, и принялись домовито и настойчиво потчевать детей-джазменов, которым ещё предстояло выступить или которые уже выступили, а равно же их братьев и сестёр. Потчевали приятно запахшими на весь зал оладушками, шанежками, гречневой, манной, пшённой и овсяной кашками, домашним супчиком, котлетками, сардельками, печеньицем, бутербродиками с сыром и колбасой, желательно копчёной, потому что она сильнее пахнет. В общем, образовалась весьма уютная домашняя атмосфера, в которой юным музыкантам было комфортно и удобно выступать.

Даниил Аристов и Николай Клишин
Даниил Аристов и Николай Клишин

Всего на сцене в этой атмосфере побывало более 15 детских коллективов или солистов-детей. Хорошо запомнился открывавший программу юный трубач (точнее, корнетист) Даниил Аристов, который страшно деловито сыграл тему спиричуэла «Go Down Moses». Ученица музыкальной школы №2 Елена Кокшерова играла на… домре (русский народный струнный инструмент), причём почти неотличимо от игры на банджо. Звучала тема под названием «На ранчо», которая, впрочем, при внимательном прослушивании оказалась темой спиричуэла «Amazing Grace» — но ни юная домристка, ни, скорее, её педагог никому об этом не сказали. Удивительно, но большая часть зала хлопала не на 1/3 долю, как заведено на матушке Руси, а по-джазовому — на 2 и 4!

Юный тубист из ДМШ №1 Никита Агафонов исполнил «Love Me Tender» на полуметровой тубе-половинке, а дуэт «Сирень» (юные пианистки Арина Исаченко и Екатерина Милованова) бодро отбарабанил некое переложение Джорджа Гершвина, не особо, впрочем, вдумываясь в музыкальный текст. Ансамбль «Оранжевое настроение» из ДМШ №5 играл «Классный блюз» собственного изготовления, а пианистка Люсинэ Меджинян из ДШИ №2 исполнила регтайм «Увеселитель» Скотта Джоплина, и юные слушатели приплясывали прямо там, где сидели.

Видео вашего корреспондента зафиксировало, как вместе со взрослыми джазменами 14-летняя пианистка Елизавета Головень играла «Импровизацию на темы Баха». Пока тут ещё трудно говорить об осмысленной импровизации — соло, конечно, подготовленное, в манере известного «освинговывателя Баха», Жака Лусье; но серьёзность поставленной цели и трудолюбие девушки впечатляют.

ВИДЕО: Елизавета Головень в программе «Дети в джазе»

ДАЛЕЕ: продолжение рассказа Кирилла Мошкова о фестивале в Архангельске (много фото, ВИДЕО) и интервью Тима Дорофеева, которое взяла Полина Мартюченко  

Ещё на одном видео оказалось запечатлено выступление 14-летней Моряны Шестаковой, прошедшей сильную школу архангельского детского театра «Страна чудес». Девушка пела классику, «Lullaby of Birdland», и хотя у неё ощущались некоторые интонационные проблемы, впечатляет сам факт, что юная вокалистка работает с джазовым репертуаром, а не с модным R’n’B.

ВИДЕО: Моряна Шестакова в программе «Дети в джазе»

Ближе к концу возраст участников начал увеличиваться. Ансамбль Архангельского музыкального колледжа представил достаточно крепкий современный эстрадный джаз-рок, где в звуковом потоке особенно выделялось соло пианиста. А вот альт-саксофонистка Дарья Быкова обратилась к классике традиционного ритм-н-блюза («Route 66»).

Ансамбль Архангельского музыкального колледжа
Ансамбль Архангельского музыкального колледжа

Концерт завершился небольшой презентацией книги «Музыка: секреты и секретики», которую ведущая концертов «Фестиваля Владимира Резицкого» Елена Сергиевская написала для детской аудитории.

Вечерний концерт открыло выступление проекта O-KI-TI-DO, название которого нехитрым образом составлено из первых слогов двух его равноправных лидеров. Саксофонист Олег Киреев (Москва) и гитарист Тим Дорофеев (Архангельск) знакомы давно, и давно сотрудничают, но вот этот конкретный состав вышел на сцену впервые: компанию лидерам составили петербургский басист Филипп Мещеряков и московский барабанщик Сергей Остроумов.

Филипп Мещеряков, Тимофей Дорофеев, Сергей Остроумов, Олег Киреев
Филипп Мещеряков, Тимофей Дорофеев, Сергей Остроумов, Олег Киреев

Мещеряков в Санкт-Петербурге — один из самых востребованных контрабасистов. Высокая его репутация в глазах автора этих строк была надёжно обоснована ещё в 2006 г. на Lionel Hampton International Jazz Festival в США. Скромный стажёр из России — к слову сказать, не имевший музыкального образования: по специальности Филипп экономист, а на контрабасе выучился играть самоучкой! — проявил себя там с наилучшей стороны. «Полный Джаз 1.0» писал тогда: 

…скромный, вежливый музыкант из Питера незаметно превратился в основной мотор ночных джемов фестиваля, стоя всю ночь надежно и неколебимо, как скала, радуя твердым знанием всех тем, упругой, моторно свингующей игрой и общей безотказностью: за все четыре ночных фестивальных джема сменялись пианисты, барабанщики и т.п., но басист всегда играл один и тот же, с чем Филиппа можно только поздравить…

Так вот в проекте O-KI-TI-DO Филипп предстал в совершенно новом качестве — как исполнитель на пятиструнной бас-гитаре Steinberger, инструменте острого, отчётливо «электрического» звучания, хорошо приспособленном для скоростной виртуозной сольной игры. И, надо сказать, Мещеряков сполна воспользовался этими возможностями компактного, футуристических очертаний инструмента.

Что же до Сергея Остроумова, то… можно только пожалеть, что постоянная занятость в «Оркестре креольского танго» и рок-группе «Машина времени» в последние семь-восемь лет так сильно отвлекли от джазовых проектов этого выдающегося барабанщика, мастера игры одновременно тонкой, детально нюансированной, изысканно акцентированной и при этом по-хорошему агрессивной. В России (да и в мире!) слишком мало «реально играющих» барабанщиков, для которых ударная установка — инструмент не шумовой, а музыкальный, чтобы не сожалеть о таких кадровых потерях. Заметим при этом, что Сергей великолепно играет регулярные ритмы в рок-музыке (у Макаревича) или в соул-фанке (скажем, с Сергеем Манукяном), но при этом обладает недюжинной способностью играть спонтанно, в контексте свободной импровизации (что прекрасно подтвердили в своё время его выступления с ансамблем болгарского саксофониста Анатолия Вапирова). Тем радостнее было слышать Сергея в контексте яркой, весёлой музыки, построенной на легко воспринимаемых попевках и их ладовом развитии, и почти полностью отданной на откуп безудержно спонтанной импровизационной стихии.

Филипп Мещеряков, Олег Киреев, Сергей Остроумов
Филипп Мещеряков, Олег Киреев, Сергей Остроумов

Олег Киреев в этом проекте повернулся к слушателям той стороной своего творческого лица, которую мы знаем по его этно-джазовым проектам и, в определённой степени, по суперпопулярному в начале 2000-х поп-джазовому альбому «Love Letters»; играл он не только на саксофоне, но также на клавишных и даже на фортепиано, и, в общем, показал значительное разнообразие идей, тембров и настроений — искусно поддержанных и/или контрапунктированных гитарой Тима Дорофеева.

ВИДЕО: O-KI-TI-DO в Архангельске«Страшный блюз»

Следующее отделение, выступление японского ансамбля Hikashu под водительством вокалиста-трубача-электронщика Макигами Коити (Koichi Makigami), в каком-то смысле поставило вашего корреспондента в тупик. Ни для кого не секрет, что автор этих строк с интересом относится далеко не только к джазовому мэйнстриму и сочувственно воспринимает сколь угодно радикальные эксперименты в импровизационной музыке, если ощущает в них творческий дух и энергию художественного поиска. При этом имя Макигами Коити (учитываем, что у японцев фамилия пишется впереди имени, а корректно транскрибируются на русский язык не через английский, а по особым правилам — «системе Поливанова»; в обычном европейском контексте, в том числе и на афише «ФВР», он, конечно, Коичи Макигами) мне известно давно. Оно и неудивительно — скоро четыре десятилетия, как этот незаурядный импров-шоумен возглавляет ансамбль под названием «Хикасю». Макигами-сан много раз приезжал в Россию, как сольно, так и с различными ансамблевыми проектами (скажем, в дуэте с пианистом Ходзито Рёдзи). Личное знакомство с покойным основателем московского авангардного клуба ДОМ Николаем Дмитриевым — и, кстати, с Владимиром Резицким — сделало его своим в обойме импровизаторов, появляющихся на российских сценах: например, он выступал с саксофонистом Сергеем Летовым. Да и в мировом масштабе его имя в кругах ценителей вокального «импров» произносится с уважением, кое-кем даже наряду с именем самого Фила Минтона.

Hikashu
Hikashu

 

Что же мы имеем по факту? О, «Хикасю» умеют захватить и удержать внимание публики. Это напористое звуковое шоу, в котором главным выразительным элементом можно назвать «крутой замес» — невероятное количество стилистических и тембровых элементов, которые смешаны, взболтаны, нагнетены и уплотнены, гомогенизированы и втёрты в слушателя до наступления выраженного эффекта. И эффект наступает: кто-то радостно и добровольно, а кто-то даже и против воли сдаётся беззастенчиво-атасному напору японских умельцев, отпуская себя носиться, как в трубе водяной горки аквапарка, по бесконечным извивам стилистической чехарды в калейдоскопе ритмов, приёмов, тембров и (временами) обрывков приятных романтических мелодий, почти идентичных напевам J-PopДзэй-поппу»), японской популярной музыки.

ВИДЕО: Hikashu в Архангельске

Часть участников «Хикасю» — в общем-то, рок-музыканты. В особенности это касается боевитого Сато Масахаро, в далёком прошлом — барабанщика первой японской прог-рок-группы «Би Кё Ран», а в 2000-е — лидера сразу нескольких рок-коллективов. Но и бас-гитарист Сакаидэ Масами, участник «Хикасю» с 1982 г., тоже, в общем, рокер до глубины души (если судить по его игре, конечно). Контекст импровизационной музыки первичен, пожалуй, только для Симидзу Кадзуто, который играет в группе на фортепиано, клавишных и бас-кларнете, но и он поиграл в своей жизни много прог-рока (и это слышно).

Makigami Koichi, Mita Freeman
Makigami Koichi, Mita Freeman

 

Что же до Масамити Мита по прозвищу Freeman, сооснователя Hikashu в далёком 1978 г. и второго, после Макигами, фронтмена группы, то его гитарную игру (во всяком случае, в рамках этой группы) я взял бы на себя смелость определить как, мнэ-э-э, фри-рок-импров.

Ничего так гурьевская каша, верно? Добавим к этому своеобычную для японской импровизационной музыки безбашенную энергетику, не отбиваемый ничем запах нескончаемого театрализованного хэппенинга и, попросту говоря, сценического стёба а-ля 80-е годы (откуда, впрочем, группа как раз и родом) и нарочитое невнимание к тому, насколько гладко стыкуются друг с другом (и стыкуются ли вообще!) фрагменты, эпизоды, темы, стили, соло, тембры и ритмы… и получится «Хикасю». Сапиенти, как говорится, сат… ну а нон сапиенти и тем более.

ВИДЕО: Hikashu в Архангельске

В финале фестиваля на сцену вышел «Арт-ансамбль» — летучий отряд имеющихся под рукой на фестивале мастеров импровизационной музыки, традиционно объединяемых для выступления на «Фестивале Владимира Резицкого» его продюсером, гитаристом Тимом Дорофеевым, вокруг архангелогородского состава: он сам плюс вокалист/флейтист Константин Седовин, басист Николай Клишин и барабанщик Олег Юданов.

«Арт-ансамбль»
«Арт-ансамбль»

В этом году специальными гостями «Арт-ансамбля» стали уже знакомые нам по предыдущей главе репортажа саксофонист Анатолий Вапиров (Болгария), пианист Майк Дель Ферро (Нидерланды), а также фольклорная вокалистка Надежда Миронова.

Mike Del Ferro, Anatoly Vapirov
Mike Del Ferro, Anatoly Vapirov

 

ВИДЕО: «Арт-ансамбль» на сцене «Фестиваля Владимира Резицкого-2015»

В последней части сета к коллективу присоединилась также прославленная поморская фольклорная певица, заслуженный работник культуры РФ Екатерина Зорина, руководительница северодвинского этнографического ансамбля «Маковки», которая пела с Тимом Дорофеевым ещё в середине прошлого десятилетия в его проекте «Восток-Север».

Хотя «Арт-ансамбль» представил главным образом музыку Дорофеева, тот факт, что она была основана на русском фольклоре (северном, поморском — но русском), а равно и факт участия в проекте Вапирова и Дель Ферро, вызвал неизбежные сопоставления этого сета с тем отделением, что днём раньше отыграл проект Вапирова «Гардарика» при участии певца-фольклориста Сергея Старостина. Строго говоря, в «Арт-ансамбле» инструментальный состав отличался всего на две единицы (вместо Антона Горбунова играл Николай Клишин, и не было второго духового инструмента, имевшего место в «Гардарике»), да вместо мужского вокала звучал женский, но тоже в фольклорном ключе.

Майк Дель Ферро, Анатолий Вапиров, Николай Клишин, Константин Седовин, Тим Дорофеев
Майк Дель Ферро, Анатолий Вапиров, Николай Клишин, Константин Седовин, Тим Дорофеев

И всё равно «Арт-ансамбль» выдержал это сравнение. Пересечения эстетики были, а повторения — не было. Прозвучала сильная, оригинальная программа, и с её успехом нужно поздравить Тима Дорофеева.

ВИДЕО: «Арт-ансамбль» на сцене «Фестиваля Владимира Резицкого-2015»

Завершить рассказ о V «Фестивале Владимира Резицкого» в Архангельске хотелось бы небольшим интервью, которое взяла у Тима Дорофеева наш санкт-петербургский автор Полина Мартюченко. Правда, беседа Полины с Тимом состоялась на месяц раньше архангельского фестиваля, но прямая речь Дорофеева в данном случае не откликается на сиюминутность момента: музыкант рассказывает о себе.


Интервью: Полина Мартюченко
Фото: архив «Джаз.Ру»
PM

Гитарист и продюсер Тим Дорофеев: «Я думаю, что всё это джаз»

Всё началось в музыкальной школе, когда я только стал учиться играть на гитаре. Уже тогда я писал музыку… в основном песни. И там же я собрал свой первый ансамбль. Тогда я очень увлекался творчеством Стиви Уандера и группы Earth, Wind & Fire. А после я начал интересоваться джазовой музыкой. Поступил в Архангельское музыкальное училище по классу джазовой гитары, но не пошёл учиться дальше, потому что в консерваториях на тот момент не было эстрадно-джазового отделения. А я считаю, что джаз это самый прогрессивный вид искусства, где ты можешь себя реализовать, экспериментировать, а самое главное — свобода в импровизации. И вот я уже 36 лет как играю на гитаре — и каждый раз гитара открывает для меня что-то новое. У меня много гитар… и у каждой особенный голос.

Первое и самое яркое впечатление — игра гитариста Джими Хендрикса. Я покупал его пластинки, слушал, снимал его соло. Хендрикс заряжал меня своей энергией, и поэтому в моей музыке присутствуют элементы джаз-рока. Затем заинтересовался творчеством Джо Пасса и Джона Скофилда. Мне нравятся многие музыканты, у которых есть собственный стиль: у каждого можно что-то почерпнуть. Я и сейчас их слушаю, но как только они начинают влиять на меня, я вообще перестаю слушать музыку на какое-то время, и тогда начинает появляться что-то своё.

Я начал писать музыку достаточно давно. И музыка со временем меняется. Ко мне приходят разные образы, и я пытаюсь их отразить в музыке. Например, пьесу «Белые ночи» я посветил летним ночам Архангельска. Несколько произведений посвятил музыкантам (например, памяти Владимира Резицкого). Я пишу разнообразную музыку — и по форме, и по стилю. Люблю смешивать разные жанры и виды музыки в одном произведении, например — в одном из своих проектов, «Восток-Север», я соединил фольклор с прогрессивным джазом. Этот проект записан на одном из релизов на английском лейбле Leo Records http://www.leorecords.com/?m=select&id=CD_LR_639. Таким образом появляется новый вид музыки, которому я пока не могу дать название. Но я думаю, что всё это джаз.

Помимо джаза, у меня существует ещё и блюзовый проект, где я с приглашенными музыкантами играю блюз в различных его разновидностях. Есть проекты, где мы играем авторскую музыку и современный джаз в собственных аранжировках. Вообще меня интересует разная музыка, и я стараюсь познать её через все свои проекты. Помимо того, что я выступаю как гитарист, я ещё занимаюсь организацией фестивалей, и это занимает много времени…

При этом как музыкант я участвовал уже в более чем сорока международных фестивалях. Помимо России, мы выступали в Швеции, Финляндии, Норвегии, Германии и Сербии. И это могут быть совершенно разные проекты. Например, на фестивале «Евразия» в Оренбурге мы аккомпанировали американской певице Мирне Клэйтон, которая поёт традиционный джаз. Она в последнее время выступает с программой, посвящённой Элле Фицджеральд.

Есть у меня и сольный проект — акустический альбом, где я играю авторские произведения, но и туда я включил «’Round Midnight» Телониуса Монка в своей аранжировке. В скором времени собираюсь выпустить диск только с авторской музыкой. Буду приглашать музыкантов. Видимо, это будет проект с москвичами — саксофонистом Олегом Киреевым и барабанщиком Сергеем Остроумовым — при участии петербургского басиста Филиппа Мещерякова.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *