Трубач Аксель Дёрнер: «Я уже не использую слово «традиция», для меня это просто иной взгляд»

interview1 декабря в культурном центре «Дом» состоится завершающий концерт фестиваля «Джаз осенью — Impro»,  организованного Гёте-Институтом в Москве. В концерте участвуют японский гитарист Кадзухиса Учихаши и DDK Trio — трубач Аксель Дёрнер (интервью с ним см. далее), пианист Жак Демьерр и аккордеонист Йонас Кохер.

DDK Trio
DDK Trio

Кадзухиса Учихаши играет с отрочества, однако первые десять с лишним лет творческой жизни были отданы преимущественно поп-музыке, рок-н-роллу и — с некоторого момента — джазу. Переломным для Учихаши стал 1983 год, когда гитарист открыл для себя мир свободной импровизации. Он стал исследовать различные приспособления для расширения возможностей электрогитары, изучать звук и шум.

Помимо гитары, Учихаши владеет инструментом под названием даксофон, изобретенным немецким гитаристом Хансом Райхелем. С 1994 по 1997 был участником группы Ground Zero, созданной известным японским экспериментатором Отомо Йошихидэ. Этот ансамбль в качестве исходного материала для своих радикальных импровизаций избирал не только джазовые стандарты, препарируя их самым неожиданным образом, но и фрагменты китайской революционной оперы или корейскую народную мелодию. Среди партнеров Учихаши, бывших и настоящих — многие выдающиеся импровизаторы, в том числе Петер Брётцманн, Фред Фрит, Том Кора, Юджин Чедборн, Шелли Хёрш, а также корейская исполнительница на многострунном щипковом инструменте под названием кайагым Пак Сунн А. Музыкант является также пропагандистом импровизационной музыки в Японии и мире, проводит семинары по импровизации в рамках проекта New Music Action. Некоторое время он организовывал в родном городе Осака фестиваль Beyond Innocence, кроме того, выпускает диски импровизационной музыки на собственных лейблах.

Kazuhisa Uchihashi (photo © Kirill Polonsky)
Kazuhisa Uchihashi (photo © Kirill Polonsky)

Во втором отделении играет DDK Trio — довольно молодой проект немца Акселя Дёрнера и швейцарцев Жака Демьерра и Йонаса Кохера.

Axel Dörner
Axel Dörner

Трубач Аксель Дёрнер описывает суть трио с помощью простой схемы: фортепиано — клавишный инструмент (преимущественно, хотя Жак Демьерр активно пользуется струнами рояля как самостоятельным источником звука), труба — духовой инструмент, аккордеон — одновременно и духовой, и клавишный (точности ради скажем, что Йонас Кохер играет на кнопочном аккордеоне, но сути это не меняет). Нельзя сказать, чтобы музыканты сознательно избегали, условно говоря, общепринятых звуков — напротив, труба Дёрнера нередко звучит как труба, а рояль Демьерра — как рояль. Но конвенциональные звуки рождаются среди неконвенциональных, и то, что можно записать нотами, является в музыке трио событием такого же рода, что и, например, качание мехов аккордеона или рычание Дёрнера в трубу.

Карьера Дёрнера началась в 1990-х годах. Помимо свободной импровизации, он иногда участвует в ансамблях, играющих бибоп, сочиняет произведения для различных составов (чаще всего с участием трубы); однако основным его направлением стала именно свободная импровизация. Некоторые ансамбли, в которых работает Дёрнер, существуют уже много лет — например, квартет Die Enttäuschung, проект Monk’s Casino с участием Александра фон Шлиппенбаха, посвященный наследию Телониуса Монка, духовое трио The Contest of Pleasures с Джоном Бутчером и Ксавье Шарлем, трио Toot с Томасом Леном и Филом Минтоном. Немало у Дёрнера и дуэтов, как это часто бывает у музыкантов, занимающихся свободной импровизацией, — с ударниками, струнниками, духовиками, в том числе трубачами. Не обошлось и без работы в больших оркестрах, каковых было и есть немало на европейской импровизационной сцене: это и Globe Unity Orchestra и Berlin Contemporary Jazz Orchestra фон Шлиппенбаха, и The London Jazz Composers Orchestra, и New Jazz Orchestra японского гитариста Отомо Йосихидэ. Помимо всего вышеперечисленного, важное место в творчестве Дёрнера занимает игра на трубе с использованием компьютерной обработки звука.

Старший в трио, Жак Демьерр, известен и как пианист, и как композитор. Первые его произведения, в том числе для джазового биг-бэнда, относятся к середине 1980-х годов. Среди его работ, которых насчитывается более ста, — сочинения для фортепиано соло и тридцати фортепиано, для скрипки и гитары, для флейты и кларнета, для фисгармонии, для ансамбля акустических инструментов и электроники. Важнейшее место в его творчестве занимают произведения для голоса, причем прежде всего — для декламации. Среди его партнеров по импровизации — ведущие европейские музыканты, некоторые из них выступают в других проектах в рамках нынешнего фестиваля — в том числе виолончелистка Оккён Ли, контрабасисты Барри Гай и Барр Филлипс, певица Сайнхо Намчылак. В отдельных проектах Демьерр играет на спинете — разновидности клавесина.

Сценическая деятельность самого молодого участника трио, аккордеониста Йонаса Кохера, началась в 2000-х годах. Кохер работает преимущественно на стыке различных видов искусства, его интересует соединение музыки — как сочиненной заранее, так и импровизированной — с авангардным театром и художественными инсталляциями. Для осуществления мероприятий, где возможно было все это сочетать, Кохер организовал ассоциацию BRUIT (от французского слова со значением «шум»). Но и чисто звуковые, то есть музыкальные выступления в рамках этой ассоциации тоже случаются — в частности, концерты трио с Демьерром и Дёрнером.

Впрочем, можно сказать, что в игре DDK Trio театр тоже присутствует: звуки и паузы здесь можно воспринимать как сценические события. Концерт-спектакль этих трех разносторонних мастеров станет достойным завершением фестиваля.

1 декабря. Начало в 20:00
Культурный центр «ДОМ»: Большой Овчинниковский переулок, 24, строение 4 (м. Новокузнецкая), тел.: 8(495)953-7236
Стоимость входного билета: в предварительной продаже — 1000 рублей; в день концерта — 1300 рублей.

Перед выступлением в Москве трубач Аксель Дёрнер ответил на вопросы обозревателя «Джаз.Ру» Григория Дурново.


Григорий Дурново,
обозреватель «Джаз.Ру»
GD

В чём специфика вашего трио с Жаком Демьерром и Йонасом Кохером?

— У каждого из них индивидуальный подход к инструменту. Каждый разработал свой уникальный язык. У нашего трио очень интересный инструментальный состав: фортепиано — преимущественно клавишный инструмент, труба — духовой инструмент, а аккордеон — посередине, он и клавишный, и духовой.

ДАЛЕЕ: продолжение интервью Акселя Дёрнера 

Раз уж вы сказали об инструментальном составе, не могу не спросить, что для вас важнее: личность музыканта, с которым вы играете, инструмент, на котором он играет, — или же одинаково важно и то, и другое?

— Конечно, важнее личность, её проявление в музыке. В конце концов, очень интересную музыку можно играть на любом инструменте. Но когда ты уже хорошо знаком с личностью в музыкальном плане, выбор инструмента тоже начинает играть роль.

Могли бы вы сказать несколько слов о проектах, в которых сейчас принимаете участие? О самых основных из них?

— Это очень сложно, потому что иногда один ансамбль становится более важным, потому что с ним я работаю чаще, иногда другой. Некоторые могу упомянуть. Есть трио Toot с Филом Минтоном и Томасом Леном. Квартет Die Enttäuschung с Руди Махаллем, Яном Родером и барабанщиком. Есть проект Monk’s Casino, в котором этот квартет играет с Александером фон Шлиппенбахом. Barcelona Series — там со мной играют Свен-Оке Юханссон и Андреа Нойманн. The Contest of Pleasures с Джоном Бутчером и Ксавье Шарлем. Дуэт с барабанщиком Тони Баком, трио с Паулем Ловенсом и Кевином Драммом. И множество других. Не все они играют одинаково часто. Мне продолжить перечислять?

Axel Dörner
Axel Dörner

Значит ли это, что у вас нет одного-двух-трёх постоянных составов, с которыми вы часто играете, и что вы постоянно играете много с кем — то с одними, то с другими?

— Ансамблей много. Но они все — постоянные. Например, Die Enttäuschung существует уже двадцать лет, Toot и The Contest of Pleasures — пятнадцать лет. И все они выступают более или менее регулярно. Бывает турне с одним ансамблем, потом один концерт с другим и так далее. И во всех этих ансамблях существует один очень важный принцип — отсутствие иерархии. Нет бэндлидера и сайдменов, как часто бывает в джазе.

А есть ли среди этих ансамблей совсем новые, появившиеся несколько лет назад?

— Да, например, Die Anreicherung с Яном Родером, Ховардом Вийком на рояле и Кристианом Лиллингером. Трио TIN с Домиником Лэшем и Роджером Тёрнером. Есть и другие.

Многие импровизаторы, с которыми мне приходилось говорить, придают большое значение дуэту как виду ансамбля. Вы упомянули всего один дуэт, значит ли это, что для вас этот формат имеет не такое большое значение?

— Мне следовало бы упомянуть больше. Я со многими играю в дуэтах. Помимо упомянутого дуэта с Тони Баком, я собираюсь сыграть в дуэте с перкуссионистом Буркхардом Байнсом, недавно я играл с… одну секунду… японским гитаристом, его зовут Рюити Дайдзо. Я играл дуэтом с Тристаном Хонсингером, с тубистом Робином Хейвордом. Есть дуэты трубачей — с Мазеном Кербаджем, Джейкобом Уиком. В общем, дуэтов очень много, и играю я в дуэтах довольно часто.

Играете ли вы сейчас также на фортепиано?

— Играл раньше, но это было давно. Единственный раз, когда я его использовал в последнее время, — это когда в Monk’s Casino Алекс играл на трубе, у нас есть одна такая композиция на альбоме. Но это исключение. Зато я исследую электронику. С помощью берлинского специалиста по программному обеспечению я использую электронные приспособления на компьютере, которые обрабатывают звук трубы. Мы вместе занимаемся этим уже пятнадцать лет.

Возможно ли в Германии зарабатывать на жизнь той музыкой, которую вы играете?

— Хороший вопрос. (Смеётся.) Мне удаётся выживать и зарабатывать на жизнь, но это не просто и становится всё труднее из-за экономической ситуации в Европе. Думаю, немногие способны зарабатывать такой музыкой на жизнь.

Вы не только участвуете в проектах, посвящённых свободной импровизации, но играете также бибоп и композиторскую музыку. Эти направления имеют для вас такое же значение, как и свободная импровизация, или участие в таких проектах происходит лишь изредка?

— Я очень любознательный человек, меня интересует многое. Раньше участвовать в более, так сказать, традиционном ансамбле, а потом играть тихую абстрактную импровизацию — это составляло проблему. Это казалось сложным. Но теперь ко всем музыкальным направлениям я подхожу одинаково. Я могу воспринимать музыку по-разному. Я уже не использую слово «традиция», для меня это просто иной взгляд. Все эти разные направления сосуществуют. Я не разделяю их больше, а скорее наоборот, объединяю. Конечно, разная музыка может звучать по-разному для слушателя, например, Monk’s Casino и трио с Жаком Демьерром и Йонасом Кохером. Но для меня всё это — части одного и том же.

Значит ли это, что вы можете в рамках одного концерта исполнять совсем разную музыку?

— Чтобы смешивать, нужны музыканты, которые хотят того же. Если в трио с Жаком Демьерром и Йонасом Кохером я начну играть мелодию, думаю, это не будет соответствовать общей идее. Мы в этом трио не занимаемся смешиванием. А вот, например, когда я играю в ансамбле, о котором ещё не упоминал, квартете Hook, Line & Sinker с Тристаном Хонсингером, Тобиасом Делиусом и Антонио Боргини, мы там смешиваем разное, там возможно начать играть мелодию или даже разговаривать. Так что всё зависит от идеи ансамбля. Иногда в смешении нет необходимости, а гораздо интереснее использовать минималистский подход. Для смешения необходим плюралистский подход, использование разных точек зрения. В минималистском произведении всё это тоже есть, но это так просто не услышишь.

Вам приходилось играть и в больших импровизационных оркестрах. Можете рассказать об этом опыте?

— Я играл, например, в ансамбле Криса Бёрна в 1990-х годах, в группе Phosphor, в Globe Unity Orchestra и многих других больших ансамблях. Сходство их опять же в отсутствии иерархии. В музыкальном смысле там у каждого было много свободы.
ВИДЕО: DDK Trio, 2014

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *