Вячеслав Ганелин: «Сказано… (Postludium)». Прямая речь: почему Трио больше никогда не будет

letterОт редакции: «Джаз.Ру» не привыкать к публикации полемических материалов, которые вызывают не только поток комментариев в самом материале, но и выход ответных текстов, в которых другие авторы возражают, спорят, аргументируют…

В данном случае российский джазовый журнал тоже, как обычно, выступает в роли открытой трибуны. Если те, кому адресует своё полемическое выступление живущий последние 30 лет в Израиле ветеран советского джазового авангарда Вячеслав Ганелин, захотят ответить — «Джаз.Ру» готов и им предоставить площадку для ответной публикации.

Редакционных же комментариев к этому тексту не будет. Редакция предпочитает просто предоставить слово музыканту, чтобы он изложил свои воззрения, свою позицию.


Вячеслав Ганелин VG

Откровенно говоря, мне очень жаль, что приходиться затрагивать тему, которая, как мне кажется, должна была быть проанализирована критиками. Они так часто писали о нас с открытым сердцем, но, к сожалению, с закрытыми глазами… Вот я и решил больше не откладывать в долгий ящик быстро уходящего времени тему, в которой протекает моя жизнь и моё творчество…

Вячеслав Ганелин (Санкт-Петербург, 2012, фото © «Джаз.Ру»)
Вячеслав Ганелин (Санкт-Петербург, 2012, фото © «Джаз.Ру»)

Приехав в Вильнюс за день до церемонии вручения мне и моим бывшим коллегам национальной премии (см. публикацию «Джаз.Ру» от 20 декабря 2016: «Вячеслав Ганелин, Владимир Тарасов и Владимир Чекасин получили Национальную премию Литвы» — Ред.), я вдруг обнаружил огромное количество напечатанных в разных СМИ Литвы интервью Владимира Тарасова, содержание которых заставило меня сесть за эту статью с желанием подробно напомнить и разъяснить всё, что связанно с организацией музыкальных композиций и названием ансамбля The Ganelin Trio (1972-1987), в котором играли Владимир Чекасин (саксофоны) и Владимир Тарасов (ударные инструменты).

Я слишком долго молчал, наблюдая, как бывшие коллеги постепенно искажали и затушёвывали мою роль в этом трио.

Интересная история приключилась с аббревиатурой трёх начальных букв фамилий участников «Трио Вячеслава Ганелина» — ГТЧ.

Статьи ленинградского джазового критика Ефима Барбана (выходили в советском самиздатовском журнале «Квадрат» в 1970-80-е гг.; с 1984 Барбан живёт в Великобритании. — Ред.) отличались глубиной анализа, но нередко были довольно вычурными. Так, в поисках звучного оригинального названия для ансамбля его любимцев, он окрестил его в своих статьях «Трио ГТЧ», и этим уровнял роли музыкантов, подстригая под одну гребёнку.

Он также не проверил, как и в каком порядке в музыкальном мире пишется распределение инструменталистов. Думаю, ему понравилось само звучание ГТЧ, хотя по правилам, если и оставить лидера группы на первом месте, то должно быть ГЧТ(!), но это как-то не звучно… Самое главное — влюбившись в свою идею, он не слышал мои возражения и настойчиво продолжал употреблять аббревиатуру ГТЧ в своих статьях.

Жаль, что он, имея все наши пластинки фирмы «Мелодия», не обратил внимания на лицевую сторону конверта, на которой было написано всё по правилам — «Ганелин, Чекасин, Тарасов».

Дальше всё покатилось под гору…

Владимир Чекасин, Владимир Тарасов, Вячеслав Ганелин, середина 1970-х (фото © Григорий Талас)
Владимир Чекасин, Владимир Тарасов, Вячеслав Ганелин, середина 1970-х (фото © Григорий Талас)

Из уважения к Барбану я, как видно, не слишком громко выражал свой протест, и мой голос не был услышан в хоре радостных критиков, желающих быть поближе к мэтру.

Но уравниловки в искусстве — НЕТ!

Это может быть только в оркестрах, где высшей оценкой исполнения является исполнение групп максимально на одном дыхании.

Уравняв нас, Барбан уравнял все индивидуальные творческие идеи и композиции, а это также повлияло на психологию коллег, у которых это выражалось в нарушении сольной игры в структуре концерта. Особенно ярко это проявилось в некоторых выступлениях на гастролях по США (1986. — Ред.). Хорошо, что это свободный джаз: всегда можно выйти из положения.

А дальше — больше…
ДАЛЕЕ: продолжение полемического выступления Вячеслава Ганелина 

Сегодня бы мы сказали, что «вирус» попал в компьютер, а антивирус устаревший. Конечно, я бы мог гордиться, что, наверное, аналога такому парадоксу в мире нет… Но я, видимо, в этом вопросе придерживаюсь традиций. Надеюсь, что этот материал поможет увидеть и узнать внутреннюю историю трио.

Помню, когда мои доброжелатели в 2004 году успокаивали меня, говоря: «Да будь выше всего — ЭТОГО…!» Я уже тогда спрашивал их: «Выше чего? Загаженного колодца, из которого мы же должны были пить воду чистоты искусства и взаимоотношений?»

Прошло 13 лет…

Не понимаю психологию 70 -летнего человека, который уже на протяжении 30 лет упорно старается в любых возможных ситуациях методично стирать из истории трио, в котором он взрослел и приобретал опыт нового инструментального и композиционного понятия, название The Ganelin Trio. Он вошёл в состав трио, заменив ударника Александра Мельника. В то время мы выступали с басистом Иозасом Румелайтисом, и с ним он также играл на протяжении примерно полугода, пока Иозас не ушёл в армию…

Вот пример из интервью. Владимир Тарасов: «Мы понимали, что на американских стандартах не проживём» (интервью: Григорий Дурново), публикация Colta.ru:

— Нет, конфликтов не было. То есть какие-то конфликты бывали, но несерьёзные. Сейчас в интернете какие-то люди читают про нас лекции; мне присылали эти материалы, я был очень удивлён — там все изложено не так. Странно, ведь есть я, есть Чекасин, есть Ганелин — можно же позвонить и задать вопросы! Рассказывают, будто бы мы приехали к Ганелину играть джаз. А все было совершенно не так. Я приехал в Вильнюс играть в замечательном биг-бэнде «Огни Немана», меня увез с собой из Архангельска в 1967 году дирижер Йонас Циюнелис. Я два года проработал в оркестре, в то время я познакомился со Славиком, и, когда оркестр расформировали за то, что мы не играли эстраду, а играли только джаз, я стал играть в радиооркестре. И в 1969 году мы начали играть дуэтом с Ганелиным. Два года мы были дуэтом Ганелин—Тарасов. А когда в 1971 году появился Чекасин, мы стали уже именоваться Ганелин—Тарасов—Чекасин. Кто-то писал, что такое название придумал Ефим Барбан (музыковед, апологет свободной импровизационной музыки, основатель самиздатского джазового журнала «Квадрат». — Г.Д.). Нет, он ничего не придумывал, он его сократил до начальных букв ГТЧ. А само название появилось естественным образом: сначала Ганелин—Тарасов, потом Ганелин—Тарасов—Чекасин. И так мы назывались до 1981 года, десять лет. А в 1981 году появилась пластинка на Leo Records, «Con Fuoco», и на лицевой стороне было написано «Ганелин—Тарасов—Чекасин», а на задней — «Трио Ганелина».

Я спросил у Лео (Лео (Леонид) Фейгин — основатель и директор британского лейбла Leo Records, специализирующегося на импровизационной музыке, эмигрировал из СССР в 1972 году.— Г.Д.), когда мы встретились в Дортмунде, почему он так написал. Он ответил, что более короткое название, с одним именем вместо трёх, было выгоднее с точки зрения рекламы, продаж. Таким образом, с 1981 года мы начали существовать как бы в двух ипостасях — то как ГТЧ, то как Трио Ганелина. Второе название постепенно перешло на лицевую сторону пластинок Лео, несмотря на то что записи были сделаны в те годы, когда мы были ГТЧ. И у Славика, и у нас с Чекасиным, конечно, были свои составы, где мы реализовывали свои музыкальные идеи до и после трио, но в ГТЧ мы были абсолютно равными партнерами. Была, правда, еще одна пластинка, изданная джаз-клубом в Варшаве, на которой мы были названы «Трио Ганелина», мы её записали в Москве, и Аркадий Петров (музыкальный критик, один из первых джазовых журналистов в СССР. — Г.Д.) отправил запись в Варшаву. Но нас никто не спрашивал! Там даже названия пьес были придуманы без нашего ведома, я до сих пор хохочу над ними — «Снег за окном» и ещё что-то в этом духе.

Разделим эту статью на две части:

1) «Трио Ганелина» или «ГТЧ» ?

2) Кто выстраивал композиции, писал структуры, находил названия программ, а когда нужно было — и поставлял реквизит для театрализации концертов?

Часть первая

Сначала, думаю, стоит просмотреть хотя бы отрывки из статей разных времён, разных наших родных джазовых критиков, которые знали трио и были свидетелями его становления…

Интересно, что многие из критиков попали под влияние «значка» ГТЧ с лёгкой подачи Е. Барбана, с которым я не соглашался касательно искусственного изменения названия трио без моего разрешения: я не хотел, чтобы трио, у которого было естественное и многолетнее название «Трио Вячеслава Ганелина», ассоциировалась с МТС (название современной телефонной компании тут ни при чём: для человека советской эпохи МТС — это «машинно-тракторная станция». — Ред.) или КГБ.

ГТЧПолучилось, что я как в воду глядел — название ГТЧ вообще-то означает «Генератор технической частоты»; есть, например, ГТЧ-150М1, вот он на фото.

Хочу заметить, что в те далёкие времена было довольно много разнообразных отечественных ансамблей в составе трио: трио Германа Лукьянова, Игоря Бриля, Бориса Рычкова, Евгения Геворгяна, Леонида Чижика, Анатолия Вапирова и других, — и все они обозначались именем и фамилией лидера, и это естественно — так писалось и пишется во всём мире, но только моё трио начинали «дробить» аббревиатурой ГТЧ , которая по-настоящему и «раздробила» этот ансамбль по всем параметрам…

Я что- то не помню аббревиатурных (по фамилиям участников) ансамблей, может есть таковые, но тогда это названия заранее продуманные и согласованные со всеми участниками… (Тут редакция может напомнить про Rova Saxophone Quartet, где Rova — это аббревиатура первых букв основателей квартета: Раскин, Окс, Войгт и Экли. — Ред.)

Могу дать пример из своей же истории: трио Alliance (Вячеслав Ганелин, Пятрас Вишняускас, Аркадий Готесман) придумал я и назвал так потому, что в то время у саксофониста Пятраса Вишняускаса был свой ансамбль.

А вот название Ganelin Trio Priority было придумано Вишняускасом и Клаусом Кугелем без моего участия. Так что всё своим чередом…

Поэтому утверждение В. Тарасова, что только с 1981 года (?) и по вине Лео Фейгина (?!) трио стало называться The Ganelin Trio, а название ГТЧ не придумано Е. Барбаном — выглядит просто узконаправленным блефом…

Вот, смотрим и читаем. Фрагмент страницы из книги Алексея Баташёва «Советский джаз» (1972):

ТЕКСТ ИЗ КНИГИ БАТАШЕВА

А вот и фотовкладка из той же книги:

СТРАНИЦА ИЗ КНИГИ БАТАШЕВА

Страница из книги Александра Кана «Пока не начался Jazz» (2008):

СТРАНИЦА ИЗ КНИГИ КАНА

Из интервью с Ефимом Барбаном в 2016, по поводу выхода его книги «Квадрат. Из истории российского джаза» (сайт радиостанции «Свобода»):

— …Если говорить об отечественных исполнителях авангардного джаза, то прекрасной музыкальной иллюстрацией к книге стали бы пьесы трио Вячеслава Ганелина. Этот ансамбль постоянно рекламировался в «Квадрате», поскольку его творчество представляло собой музыкальный аналог теоретического содержания журнала. Практически все альбомы трио Ганелина, которые выходили и в СССР, и за его пределами, я рецензировал в журнале…

Мне не хочется нагружать ваше внимание огромным количеством статей ещё и зарубежных критиков из разных стран мира: это каждый сможет найти при желании.

А теперь проследим за порядком в выпуске LP или CD с обозначением или «Трио Ганелина», или «Трио современной музыки под руководством В. Ганелина» в период 1971—1987 гг:

LP (винил), Всесоюзная фирма грамзаписи «Мелодия»

  • Con Anima
  • Concerto Grosso
  • Semplice
  • Opus a Duo
  • Poi Segue

Leo Records

  • Live in E.Germany
  • Con Fuoco
  • Ancora da Capo (part1, part2)
  • New Wine…
  • Vide
  • Strictly for our Friends
  • Con Affeto
  • Inverso
  • Con Amore
  • Ttaanngo… in Nickelsdorf
  • Ganelin duos. 3-1=3
  • Poco a Poco
  • The Ganelin Trio… Old Bottles
  • Ganelin Trio/Rova, San Francisco Holydays
  • Trio Alliance

Enja Records

  • Non Troppo

hat ART

  • Non Troppo
  • Ancora da Capo (I, II)

Переиздания на CD начала литовская фирма Sonore Records (ныне не существующая. — Ред.). Стоит обратить внимание на продуманную замену последовательности фамилий на их обложках. В изданиях фирмы «Мелодия» на всех оригиналах виниловых пластинок (LP) написано «Ганелин, Чекасин, Тарасов», а на обратной стороне — «Трио современной джазовой музыки под руководством В. Ганелина». На переизданиях этих же LP, сделанных Sonore в формате CD в середине 1990-х, изменена последовательность фамилий, чтобы она соответствовала аббревиатуре ГТЧ (Ганелин, Тарасов, Чекасин), а также убраны все тексты музыкального критика Людаса Шальтяниса… Но даже в новом тексте, написанным Александром Каном, после «ГТЧ» вновь появляется «Трио Ганелина»:

Из аннтотации Алика Кана

Так что «Трио современной джазовой музыки под руководством В. Ганелина», или The Ganelin Trio — это и есть те названия, которые всегда печатались во всех странах, где бы мы ни гастролировали; и не только с 1971 до 1981 г., но и до 1987 г., года моего отъезда в Израиль.

Может, это и мешало моим коллегам?

На лицевой стороне виниловой пластинки (LP) «Non Troppo» , изданной немецкой фирмой Enja (1983) , а затем и швейцарской компанией hat ART (1985), написаны три фамилии — Вячеслав Ганелин. Владимир Чекасин, Владимир Тарасов (в правильной последовательности — лидер и инструменталисты), а на обратной стороне — «Non Troppo» (I side and II side — by Vyacheslav Ganelin).

В тексте немецкого критика Берта Ноглика (Bert Noglik) часто упоминается «The Ganelin Trio», где то же количество слов, которое так волнует Тарасова в разговоре с Лео Фейгиным…

Также интересна информация на CD «Lithuanian Jazz 1929 — 1980», где есть записи «Трио Вячеслава Ганелина» в 1964 с Григорием Талласом (контрабас) и Александром Мельником (барабаны), в 1968 с Иозасом Румелайтисом (контрабас) и Александром Мельником, а уже с 1975 по 1980 годы — с Владимиром Чeкасиным (саксофон) и Владимиром Тарасовым (ударные). Важно отметить, что выпуск этих сборников был осуществлен в 2003 г. лейблом Semplice, а я уже с 1987 жил в Израиле…

Думаю, искажение правды и, тем самым, оскорбление тех, кто, как ни парадоксально, так много сделал и для его же признания в джазовой музыке, не делает В. Тарасову чести…

Кроме того, в последнее время меня ещё и начали обвинять в игре с разными музыкантами в формате такого же трио. А как же ансамбли Арта Блэйки, через которые прошли десятки музыкантов, но это оставались Art Blakey Jazz Messengers? Трио Билла Эванса? (В нём сменилось несколько барабанщиков и несколько контрабасистов…) Ансамбли Майлза Дэйвиса?..

Думаю, что этих примеров достаточно; но, что примечательно, кого из тех, кто прошёл через эти ансамбли, ни возьмёшь — все стали мировыми звёздами и, наверно, не имеют претензий к лидерам этих составов за то, что им приходилось играть композиции руководителя и придерживаться его стиля

Теперь о композициях для данного состава музыкантов в трио.

Хочу обратить внимание на понятие «композиция в джазе» в моём понимании. Композиция — это структура, которая содержит в себе многообразие собранных музыкальных элементов: мелодий и мотивов или даже отдельных фраз, которые, конечно, связаны с гармоническими и ритмическими элементами, плюс стилистическое направление, на котором и основываются импровизации музыкантов данного ансамбля.

Повторяю, это структура с предложениями, а вот музыка заполняется отношением и фантазией к этой структуре — исполнителями. Поэтому результат зависит только от данных конкретных музыкантов.

Зная закрытость системы оплаты авторских прав в СССР (платили ведь только композиторам), я написал письмо с предложением разделения гонорара между музыкантами, доказывая, что в джазе конечный результат зависит от всех музыкантов и их понимания данного произведения.

Никто никогда не отрицал индивидуальностей, которыми обладали музыканты трио во все времена его существования, начиная с 1964 года: басиста Талласа, ударника Мельника, затем басиста Румелайтиса, затем ударника Тарасова и, наконец, саксофониста Чекасина — и, конечно, вклад каждого, умеющего видеть и реализовывать своим талантом композиционный материал, задуманный лидером этого трио. То есть мной, Вячеславом Ганелиным.

Вот пример одной из композиций: «Non Troppo» (это иллюстрация из книги В. Тарасова «Трио»!)

Блок-схема пьесы «Non Troppo» (иллюстрация из книги В. Тарасова «Трио»)
Блок-схема пьесы «Non Troppo» (иллюстрация из книги В. Тарасова «Трио»)

Так были написаны все композиции того времени, в которых структуры, названия программ, стилевые направления, вплоть до театрально-визуальной сценической организации, были предложены мной…

Конечно, без данных конкретных музыкантов, которые смогли увидеть, прочувствовать и реализовать (через свою индивидуальность) все идеи этих композиций, не было бы тех результатов, которые мы знаем.

Но насколько сильно бы отличалось исполнение тех же композиций, если бы они исполнялись другими музыкантами?

Я думаю, что в принципе бы сильно не отличались. Подбор коллег, с которыми легко играть, с которыми возможна коммуникация по всем параметрам, является основой выбора для любого ансамбля, исполняющего импровизационную (особенно свободную!) музыку, и занимает иногда много времени.

Все мои последующие коллективы — как трио, так и дуэты — доказывают это.

Так происходит во всех джазовых коллективах, играющих в разных стилях; только композиции там построены, в основном, в форме вариации.

Наверно, одним из классических примеров можно назвать композиции для оркестра Дюка Эллингтона. Зная индивидуальность каждого музыканта (как звуковые его возможности, так и своеобразие манеры импровизации), он строил композиции, в которых максимально проявлялась самобытность каждого исполнителя.

Недаром после естественного исчезновения этого уникального биг-бэнда невозможно исполнять большинство композиций в оригинальной оркестровке, так же как невозможно возродить звучание даже оркестровых линий, не говоря о сольном исполнении музыкантов оркестра.

А вот быть похожим на манеру и звучание оркестра Каунта Бэйси (с натяжкой) — можно…

Часть вторая

Мои композиции были построены, в основном, в форме сюиты с применением смешения стилей как джазовой, так и камерно-симфонической музыки. Каждое отделение концерта продолжалось примерно около 40 минут и исполнялось без перерыва.

Эта идея позволяла мне держать слушателя в состоянии сплошного проживания музыкального материала, и не нужно было веселить публику рассказами в перерывах между короткими пьесами… Что интересно, 40 минут (желательно, не больше!) дают довольно точный временной баланс эмоционального восприятия.

Также важны были и названия программ. Названия я специально выбирал нейтральные (в основном на итальянском языке), которые давали определённое эмоционально-стилевое направление для данной программы, рассчитанной на два отделения.

Кстати, ни один из коллег не предложил ни одного названия программ.

Конечно, как в театре, когда актёр предлагает режиссёру свой взгляд на роль, так и у нас во время исполнения на концерте всегда приветствовались новые идеи — но те, которые не выходили далеко за пределы конструкции и стилевого направления.

Я давно уже понял, что любой сольный эпизод в импровизационной музыке должен стать определённым видом аранжировки соло данного музыканта по отношению к главному материалу композиции.

Работая заведующим музчастью в Русском Государственном театре в Вильнюсе, я получил школу понимания законов театрального искусства, от спектаклей в стиле соцреализма до экспериментальных постановок (режиссер Роман Виктюк работал у нас шесть лет), что подтолкнуло меня попробовать соединить две линии — музыку и проживание на сцене — в одну логическую нить.

Первое отделения программы «Домашнее музицирование» со всеми атрибутами «домашней обстановки» состояло из соло В.Тарасова (который вначале сопротивлялся этой роли), спящего на диване, и нашего с Чекасиным экспрессивного дуэта. А во втором отделении (построенном на звучании и эстетике конкретной музыки) мы расслабленно пили чай, читали газеты, играли втроём, но каждый успел поиграть и соло, и всё это происходило «ночью» — при свете торшера, свистках полицейских и т. д.

Театральные приёмы были и в других программах. Так, на одном из фестивалей я придумал специальную коммуникацию с человеком, сидящим в зале: он включал по моему сигналу музыку, дающую дополнительную линию в нашей игре. На магнитофонной кассете была записана последовательность номеров из современной музыки (от конкретной, электронной и алеаторики до джазового биг-бэнда, плюс советская песня, а в финале был Чайковский, под специальный световой эффект).

Была программа «Ancora Da Capo», в которой мы успели сыграть несколько концертов чисто акустической музыки — без микрофонов, как на заре джаза. Так было задумано. Но когда мы поехали с ней на фестивали — микрофоны окружили нас…

А вот история программы «Альбом для юношества — 001». В связи с тем, что склад с инструментами, где мы репетировали, был закрыт, и не было полного комплекта ударных, пришлось поменять концепцию раннее задуманной программы — и играть на том, что оставалось от ударной установки.

Идея была в параллельной игре одновременно совсем не связанных линий (как звучат открытые окна классов консерватории), с выходом на соло каждого исполнителя — а далее разнообразных инструментальных соединений.

У меня ещё была программа дуэта с Тарасовым, которая исполнялась в Государственной филармонии Вильнюса в рамках камерного концерта. Я предложил Тарасову играть только на перкуссионных инструментах симфонического оркестра, а сам играл на фортепиано, клавесине, челесте — и даже, в финале, на органе. И это тоже была настоящая, чисто акустическая камерная композиция.

Конечно, можно анализировать причины создания каждой из программ, но у меня была цель заострить внимание на главном: правде о существовании The Ganelin Trio с 1971 по 1987 годы.

ВИДЕО: отрывок из выступления Трио Ганелина на Ленинградском джазовом фестивале 1976 г.
фрагмент документального фильма «Город. Осень. Ритм», реж. Вадим Гаузнер, Ленфильм, 1976

Вы можете спросить: «Что же ты сейчас начал так якать?!»

Я слишком долго «мыкал», и это не было человечески оценено.

Надеюсь, что у вас хватило терпения и желания прочесть мой анализ всех параметров заданной темы.

С уважением ко всем, Слава Ганелин.

Вячеслав Ганелин: «Сказано… (Postludium)». Прямая речь: почему Трио больше никогда не будет: 21 комментарий

  1. Ганелин, несомненно был лидером этого трио — идеологически, творчески и технически. Его обида понятна. Но ворошить прошлое — надо ли? А уж склочничать и подавно не стоило бы.

  2. А никто не склочничает, кроме бывших партнеров, утверждающих свои равные доли участия в трио. Они дают интервью и пишут письма, Слава лишь ответил.

  3. Артисты — они же как дети. Хотя, конечно, от умудрённого ветерана как-то не ожидаешь позиции семилетнего ребенка-меня обидели, я всем скажу!
    Но сами они,видимо, воспринимают эту позицию как должное,как часть артистической ментальности…ну и Бог им в помошь,что ж тут сделать. Нам все равно остаются их записи, пластинки,немногие кинокадры…Ну и на том спасибо. Увы,но трио и без окончательной декларации о разрыве давно ушло в прошлое. Ну, те кто знали -будем вспоминать,а от нынешнго печального состояния ущемленных артистических эго милосердно отвернемся… так, видимо, будет правильно.
    Характерно,что первый комментатор и сам — помните же- ровно на этих же страницах занимался практически таким же «склочничеством» года четыре назад.Но свое,видимо, как-то по другому воспринимается.

  4. Комментарий из Литвы места , которому очень важна правда,поскольку это наш Трио ,молодые музыканты Литвы интересуются жизнью музыкой и историей Ганелин Трио ,иногда мы сидим часами и я рассказываю им какое это было время , филармонические концерты Трио.Молекула Трио Ганелина жива..Пишу с нервом ,извините и не уверен ,что кто то из Литвы напишет комментарий -голос из Литвы мне кажется очень важен после этой статьи.
    Эта статья является Мастер -классом для музыкантов.
    Не уверен ,что поиски правды могут быть склоками..
    Правда не имеет возраста и национальности.

    .

  5. Назвать написанное склокой — значит не понять главное: взаимоотношение музыкантов ансамбля, история этих взаимоотношений, обсуждение места и роли лидера и других исполнителей — это существенная часть истории музыки этого ансамбля. А некоторые точки над и (i?) даже проясняют многое, ранее недоступное или непонятое. Слава, поддерживаю эту публикацию безоговорочно.

  6. Добрый день добрые люди джаза.
    В первые я успышал имя Ганелин 1963-65 годах а 1969 нас свепо творчество и с тех пор я с Славой.
    Я всё знаю и понимаю.
    Сколько можно терпеть разные неодкратные «выступления» В.Тарасова в которых он «возвышает» себя…забывая ту «счастливую спучайность» встречи с Спавой. Ведь еспи не Ганепин то про
    Тарасова никто бы и никогда бы неузнали.
    В.Тарасов не сомнено тапантлив , иначе его и небыло рядом с Ганепином, но разве можно сравнивать и даже сравниватса с творцом будущим только исполнителем, даже и таким неплохим.
    В.Тарасов до встречи с Славой о такой музыке, какую творил и играл Ганелин и незнал. Он абсолютный самоучка, правда смыкапuстый и должен быть благодарен судбе и Ганелину з всё чего достиг.
    Тарасов большой фантазёр и иногда забываетса и расказывает небылитсы во многом очень восхваляет себя и свою роль в музыке.
    Думаю что это понимет истиные ценители музики и простит его за искажение истории славного ансамбля -ТРИО ГАНЕЛИНА.
    ЭУГЕНИЮC ШАЛЬТИС

  7. Оказывается, кто-то «мыкает», чтобы это «оценили». Чем тогда это отличается от «яканья»?

  8. Так оскорбительно о коллегах… Я сегодня прочитал все тексты и интервью Чекасина и Тарасова, которые нашёл в интернете и нигде не нашёл чтобы они что-то плохое сказали о Ганелине. И везде и трио Ганелина и ГТЧ. Кстати спасибо порталу о тонком упоминании ROVA квартета. Еще были ICP (instant composers pool) AACM (Art Ensemble of Chicago) JCOA (Jazz Composers Orchestra Association) и много других, занимающихся коллективным творчеством.
    Упоминание оркестра Дюка Эллингтона или Арт Блэки – это не в данной категории музыки, так как там игрались пьесы разных авторов (Кол Портер, Гершвин и тд.) и только по нотам. Ипровизации были строго в заданных гармонии и темпе. Думаю Ганелин это прекрасно понимает.
    Удивительно, но мне всегда казалось что Чекасин лидер. Все темы и мелодии явно его. Я имею много пластинок и СД этого трио и других ансамблей играющих подобную музыку. Каждый вечер получаю удовольствие. Мне в голову никогда не приходило, кто лично автор этой замечательной музыки. Ясно что это совместное творчество на сцене. Действительно на всех винилах включая ангийские написаны три фамилии, а Ganelin trio появило на английских изданиях в 80-х. Кстати ссылка на то, что где-то было написано ансамбль под руководством Ганелина – так это же было обязательно при советах. Как и у нас, даже в научных отделах и лабораториях институтов всегда был основной, назначенный, который отвечал. Кстати вспомните два замечательных ансамбля «Каданс» под руководством Германа Лукьянова и «Аллегро» под руководством Николая Левиновского. Если вы работали в филармонии или другой организации это было обязательно. Судя по интонации текста Ганелина, он записал Чекасина и Тарасова в своё трио, играющее его музыку, видимо даже не спросив их – хотят они или нет. Нужно их спросить, иначе это вообще криминал. Крепостное право давно отменено.
    У Тарасова в книге «Трио» так и написано; он отвечал за ритм, Чекасин за мелодию и Ганелин за гармонию и форму композиции. Он этого у Ганелина не отнимает. Но форма пуста без творческого наполнения и ещё не является музыкой. Странно что Ганелин считает что он автор музыки, ссылаясь на композиционный набросок. Там явно три автора. Так же утверждение Ганелина, что не важно кто с ним играет и вся музыка одинакова хороша потому что она принадлежит ему — за пределами любой этики по отношению к коллегам. Я уже не говорю о названии «Ганелин трио приорити» с другими музыкантами. Большего оскорбления Тарасова и Чекасина с его сторона и не придумать.
    А может всё это тривиально из-за денег? Не хочется делится авторскими начислениями. У них издано огромное количество записей. Фраза об одолжении Чекасину и Тарасову, записав их в соавторы, подводит к этой мысли.
    Воистину – не слушай художника, свою картину объясняющего – просто смотри, слушай и получай удовольствие.

    Андрей Федорович

  9. Тот, кто в коллективной импровизации говорит Нет — тот и автор результата. Так распределяется ответственность. Инициатива это хорошо, но выбор важнее. Остальные соавторы.

  10. В своем письме — как участие в обсуждении выступления Славы Ганелина, — Лео Фейгин почти добирается до истоков возникшего конфликта между участниками Трио Ганелина. Но он ограничивается по сути только постановкой вопроса: «…Меня удивила неожиданная агрессивность Тарасова, который готов был запугивать меня из-за неугодного ему названия книги.
    Меня не интересует, почему Тарасову так важно, чтобы в названии книги вместо «Трио Ганелина» было «Ганелин, Тарасов, Чекасин». Наверное, у него есть свои причины».
    Будучи человеком культурным и, естественно, не желая назвать вещи своими именами, он наверняка не хочет произносить русское слово «жлобство». А суть — в этом. Я не постесняюсь, адресуя его Тарасову, да простят меня поклонники (и я был им) и сторонники Тарасова в этом вопросе.

  11. Вот как я ответил: ГТЧ — это явление, всё что было потом не имеет такой ценности, дальше был момент личностного развития музыкантов продолжающих линии, того что существовало в трио, иногда скрытного в музыке организма ГТЧ. Напрашивается аналогия с разборками у пресловутых Битлз. Битлз — это также креативный организм , по отдельности обычные музыканты, частенько посредственные. Это моё субъективное мнение. Не пристало мэтру заниматься пободным и перестановкой букв по иерархии.
    Для нас российских музыкантов ГТЧ — это брэнд, где не было первого или третьего. Жанр предполагал полное равноправие. И каждый из нас мог писать композиционные схемы без претензий на титул клмпозитора. Я меня сохранились такие схемы и Курехина и Чекасина и в том числе и мои…

  12. Прочитала блестящую статью Славы Ганелина. И решила поделиться с друзьями, кто знал его ещё в те далёкие 60ые и 70ые годы. Годы нашей общей молодости , годы , когда Джаз стал проникать к нам из закрытого Запада. В эти годы в Союзе, а особенно в Литве, уже активизируется молодёжное джазовое движение , организовываются концерты, фестивали , в которых среди разных ансамблей ярко заявляет о себе в своих инструментальных трио, тогда ещё молодой музыкант-композитор-импровизатор, Слава Ганелин. Новое для нас музыкальное мышление, новое для нас всех исполнение.

    Трио с саксофонистом В.Чекасиным и ударником В.Тарасовым становится символом нового джаза. Это трио В.Ганелина завоевывает международную славу. Вместе они проездили полмира. В известнейшей Третьяковской галерее , в Москве висит картина-диптих Э.Гороховского » Мы любим Трио Ганелина», «Трио Ганелина любит нас». Уже этими картинами художник отразил единение этого трио и слушателей.»

    И вот с огромным удивлением я читаю, что его коллеги, которые должны быть , как братья , как та одна стая , у которой есть Вожак, стараются переписать историю, замаливая самую главную роль, которая принадлежит только Ганелину и навечно..

    Поэтому ,я прошу Вас, друзья, поделиться мнением об этой статье и написать свои комментарии. Спасибо

  13. Может Ганелин и был теневым режиссером, но все перформосообразные штучки-дрюкчи точно реализовывал Чекасин, он потом на этом всю карьеру построил. А сольные выступления Ганелина (что я слышал) так и оставались, строились по тем схемам, что он ребятам рисовал.

  14. Что-то грустно стало …
    Познакомился с трио ещё с их приезда в Новосибирск в 70-х. Был поражён их новым музыкальным языком. Есть у меня пластинки трио, автографы графически в стиле исполняемой музыки, книги Тарасова …
    Володя Чекасин неоднократно бывал позднее у нас в Томске с разными проектами. Есть уникальное видео его репетиции с нашим народным вокальным ансамблем. Тарасов был тоже не раз. Последний приезд к нам на фестиваль в 2014.
    Поклонников трио остаётся не мало, но этот материал не все прочитают. И как относится к нему, честно, не знаю … Буду перечитывать в купе с другими публикациями.
    Я всегда удивлялся последнее время, почему не появляется книга самого Славы.
    Всё надо делать во время …
    Желаю Славе долгих лет и творческих успехов! Его помнят и любят, как и его бывших соратников по борьбе за новую музыку!

  15. Мои 5 копеек …
    Обратите внимание на информацию, помещенную во главе сегодняшнего выпуска «Jazz.ru»: Чик Коррия с новым составом трио! Обратите внимание какого класса музыканты играют с ним.
    Квартет Брубека — Дезмонд, Морелло … Нужно ли много слов об этих музыкантах?
    И вместе с этим это Квартет Брубека и Трио Чик Коррия
    Не сушествует никакой формы «демократического» коллективного действия. нигде и никогда.
    Роль лидера уникальна и неоспорима.
    Прослушайте записи Ганелина, которые были сделаны на протяжении всей его музыкальной деятельности и вы вынуждены будете признаться — это музыка Ганелина.
    Такой она и останется для будущих поколений

    1. Мне кажется не все так просто- при всем уважении к Блэйду или Гомесу, слушать идут Чика Кориа. Они — не солисты,они гениальная поддержка. А вот в вильнюсском Трио было три солиста. Я был на Трио всего один раз,подростком,но слушал все мелодиевские винилы- и лично меня как слушателя,например, в трио интересовал в большей степени Чекасин,а роль Ганелина стала ясна только задним числом.

  16. Моё имя Михаил Шлафман и я очень много лет знаком с творчеством Славы Ганелина (как в трио с Чекасиным и Тарасовым так и с другими музыкантами). Не буду вдаваться в музыкальную область его письма. Меня потрясло интервью с Лео Фейгиным который наверняка не питал отрицательных чувств к Тарасову до того пока ему не пригрозили судебной тяжбой. Что всё таки произошло и присходит? Я знаю наверняка что Слава не ищет и уж точно не гонится за славой (игра слов) и почестями ( этого у него предостаточно). Я предпологаю что с возрастом каждый незаурядный музыкант хочет оставить не просто память о себе а что-то большее. Может быть даже большее чем существует. Может быть даже немного от славы друга или коллеги. И тогда выливается грязь. Или угрозы. Никто от этого не выиграет. Хорошо бы это понять Тарасову.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *